June 26th, 2018

Над всей Испанией безоблачное небо

Депутат Верховной Рады Украины Игорь Попов объявил, что в повестку парламента включен вопрос о переименовании города Переяслава-Хмельницкого. «Вторую часть названия надо убрать, — написал депутат, — Хмельницкий оказался скрытым коммунистом и агентом Путина». На языке современности такая постановка вопроса называется «защищать национальную память». И такая защита практически всегда выглядит нелепо, если не сказать — комедийно. Депутат Попов, быть может, не знает, но ведь до того, как Переяслав в 1943 году стал Хмельницким, он на протяжении нескольких веков назывался Переяславль-Русский.

«Институты национальной памяти», как грибы родящиеся в странах потерянной самоидентификации, являются едва ли не главными поставщиками лулзов, которые всегда сопутствуют поискам национальной самоидентификации. Институт национальной памяти Польши, например, добился введения уголовного наказание за отрицание Волынской резни. А институт национальной памяти Украины, наоборот, героизирует участников Волынской резни. Кстати, свой Институт национальной памяти есть и в России. Но это мало кому известная общественная организация. В то время, как в Польше и на Украине эти Институты — органы государственной власти, действующие на основе специальных законов.

Синтетическая «национальная память» — инструмент, на первый взгляд, очень удобный. «Национальная память», согласно которой твоя нация была за всё хорошее и против всего плохого, создает зону комфорта, где население должно чувствовать себя уверенно и безопасно. Но, как говорят нам психологи, долгое нахождение в зоне комфорта неизбежно ведет к деградации.

В последнем романе Дэна Брауна «Происхождение» умирающий король Испании говорит своему сыну, наследнику престола, такие слова:

— Сын, когда ты станешь королем, люди каждый день будут требовать, чтобы ты разрушил это подлое место, взорвал его, похоронил навсегда в горном ущелье. – Король смотрел на Хулиана пронзительным взглядом. – Умоляю: не поддавайся этому давлению.

Эти слова поразили принца. Отец всегда с неприязнью относился к Франко и монумент, построенный в честь диктатора, считал позором страны.

– Уничтожить базилику, – продолжил король, – значит сделать вид, что этого этапа нашей истории не существовало. Это самый простой способ жить дальше – убедив себя в том, что история не повторится. Но она, безусловно, может повториться, и она обязательно повторится, если мы не будем бдительны. Вспомни слова нашего земляка Хорхе Сантаяны…

– «Кто не помнит своего прошлого, обречен пережить его вновь». – Хулиан произнес цитату, которую выучил наизусть еще в школе.

Речь идет о мемориале Долина павших — грандиозном пантеоне, который диктатор Испании Франко начал строить еще в 1940 году. Увенчанный гигантским 150-метровым крестом и содержащийся монахами-бенедиктинцами подземный комплекс, в котором захоронены почти 34 тысячи участников гражданской войны с обеих сторон, должен был стать символом национального примирения. У нас, например, таковых символов нет — захоронения белых и красных до сих пор находятся в параллельных вселенных. Белые генералы лежат по монастырям, а красные — в Кремлевской стене. А в Испании такой пантеон был построен. И — удивительное дело — практически с тех самых времен, как он был открыт в 1959 году, в Испании достаточное количество людей хочет его уничтожить.

Основных причин две: во-первых, строилось это грандиозное сооружение силами заключенных. Со всеми свойственными любому диктаторскому режиму особенностями. А вторая, и главная причина — у главного алтаря базилики Долины павших похоронен сам генерал Франко.

Последний факт имеет вполне естественное следствие — ультраправые последователи диктатора постоянно устраивают в мемориале разнообразные мероприятия. Вернее — устраивали. Потому что с 2007 года любые политические мероприятия там запрещены. Постановлением социалистического правительства. Разумеется, в рамках демократии и по многочисленным просьбам граждан.

А еще испанские социалисты уже несколько лет предлагают вынести Франко из крипты, а сам мемориал сделать памятникам всем погибшим, внимание, о время режима диктатора.

И вот свежие новости: правительство готово перезахоронить диктатора. Потому что мемориал должен стать, еще раз внимание, «местом примирения».

«Испания не может допустить существования символов, разделяющих граждан страны, — заявил премьер-министр Педро Санчес, — Такие памятники немыслимы в Германии или Италии, в нашей стране их тоже быть не должно».

Погодите. Но ведь Франко строил Долину павших именно как «место примирения»! А если сделать переформатировать мемориал из памятника всем павшим в гражданской войне в памятник всем павшим во время режима Франко — то это как раз значит превратить его в символ, разделяющий граждан страны!
Вы что-нибудь понимаете? Лично я ничего не понимаю.

Но всё станет еще непонятнее, если спроецировать ситуацию на нашу страну. Где в рамках национального примирения предлагается вынести Ленина из Мавзолея. Причем если в Испании вынести предлагают социалисты, то в России, наоборот — антисоциалисты. А коммунисты противостоят этому. Но одновременно с этим коммунисты противостоят тому, чтобы сделать трагедию гражданской войны единой трагедией России. То есть, всё ровно наоборот.

А почему? А потому что «национальная память». Не та национальная память, которая в каждом из нас, сотканная из рассказов наших предков и историй семей. А так, которую пытаются синтезировать и навязать нации люди, которым кажется, что они знают, как лучше.

Но так не получится. Никакого национального примирения с помощью осквернения могил не получится. Борьба с мертвецами никогда и никого еще не сделала лучше.

И, разумеется, всё это безотносительно деяний Франко и Ленина. Упыри они, конечно, были изрядные.
Но их давно больше нет.

А мы — есть.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Беженцы лучше туристов

В Брюсселе состоялся экстренный неформальный саммит лидеров стран ЕС, посвященный вопросам миграции. Чтобы не превращать мероприятие в балаган, позвали не всех. Но балаган всё равно получился. Договориться не удалось ни о чем. С 2014 года в Европу приехали 2 миллиона мигрантов, из которых легально расселить получилось только около 30 тысяч. Где сейчас находятся и чем занимаются остальные миллион 970 тысяч — страшно даже подумать.

И вот пока лидеры стран ЕС не могут ни о чем договориться, решение проблемы неожиданно предлагают жители Барселоны. Они предлагают заменить, вы не поверите, туристов на беженцев. Гардиан сообщает, что стены Барселоны исписаны следующим призывом, цитирую: «Туристы, отправляйтесь домой! Беженцы, добро пожаловать». А когда две недели назад вся Европа с интересом следила за злоключениями корабля с беженцами из Африки, мэр Барселоны первым предложил мигрантам помочь.

И если вам сейчас кажется, что в Барселоне живут сумасшедшие, то я вам немедленно объясню, что это не так. Только за прошлый год Барселона приняла, внимание, 32 миллиона туристов. Это в 20 раз больше населения города. Эти туристы потратили в Барселоне 30 миллиардов евро. И именно это является главной проблемой для горожан. Такие чудовищные деньги естественным образом поднимают цены в центре города абсолютно на всё. Причем до такого уровня, которому простые барселонцы не могут соответствовать. Что заставляет их уезжать из центра на окраины. Из-за чего, как считают горожане, Барселона теряет свое лицо.

А вот с беженцами всё совершенно иначе. Потому что беженцы интегрируются и повышают этническое многообразие. И Барселоне, по мнению ее жителей, это очень идет. И даже несмотря на то, доля мигрантов в городе выросла за последние 20 лет с 2 процентов до 18, никаких протестов это не вызывает. А что некоторые из них воруют телефоны и сумки — так они же делают это в центре Барселоны, а там одни только туристы. Которых не жалко, потому что они надоели.

Ну что же, 2 миллиона беженцев — это действительно меньше, чем 32 миллиона туристов. Но если эти 2 миллиона беженцев услышат призыв жителей Барселоны — боюсь, горожане сами не захотят возвращаться в центр своего прекрасного города.

Впрочем, это, конечно, дело самих барселонцев. Меня же куда как больше интересует судьба тех самых 30 миллиардов евро, которые туристы теперь не смогут потратить в столице Каталонии. Я так думаю — а пусть они привозят эти 30 миллиардов евро к нам в Москву. У нас, правда, нет Гауди. Но зато у нас Шехтель есть. И Никольская улица вместо бульвара Рамбла. И парк Зарядье вместо парка Гуэль! Да и в центре у нас всё равно никто из обычных горожан давно не живет.

Осталось только как-то решить вопрос с морем. Но, я полагаю, что 30 миллиардов евро в год того стоят. Торг здесь неуместен.

И если надо — выроем море.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.