August 3rd, 2018

Два с плюсом

Среди основ и скреп, на которых стоит наша страна, среди институтов и систем, объединяющих абсолютно всех ее граждан вне зависимости от возраста, проходящих через историю вне зависимости от режимов, одно из центральных мест занимает, безусловно, пятибалльная система школьных оценок.

Но нет такой основы и скрепы, которую не хотел бы пошатнуть современный русский чиновник. И вот уже в Рособрнадзоре начались осторожные разговоры о возможной замене пятибалльной системы на какую-нибудь альтернативную.

«Пятибалльная система — позавчерашняя, — говорят участники обсуждения, — Безусловно, её надо менять».

А причина — малое количество градаций. Современная система, как утверждают люди от образования, не пятибалльная, а четырехбалльная. Потому что кол не используется. Но зато есть минусы и плюсы, которые добавляют градаций. Так почему тогда не сделать эти минусы и плюсы отдельными цифрами.

Звучит вроде бы и логично. Но с другой стороны, для оценки того простого факта, знает человек что-нибудь или не знает, нужен, как говорится, всего один бит информации. То есть — ноль или единица. Знает или не знает. Впрочем, поскольку мы имеем дело с детьми, можем ввести и третье состояние — учил, но не понял. Или не знает, но старался. Что, в общем, одно и то же. Да и означает по сути тот же ноль. То есть — не знает.

Кстати говоря, самая первая система оценок и на Руси, и в Европе таковой и была — три разряда. Еще в 18 веке. На пять баллов мы перешли только через сто лет. Такая система была официально установлена в России в 1837 году. И вот, спустя почти двести лет, их стало мало.

Я, конечно, не специалист по образованию и могу много не видеть и не понимать. Но как человек любознательный не могу не заметить, что человеку трудно упорядочить в голове более семи объектов любой природы. И любая система оценок, будь то 10-балльная, как в Белоруссии, Молдавии, Грузии и Армении, или даже 12-балльная, как на Украине, все равно будет неформально приведена к такой, какой учителя и учащиеся смогут оперировать без труда. В высшем образовании США, например, вообще система оценки 100-балльная. И все эти сто баллов все равно разбиты на четыре диапазона с плюсами и минусами. Ну потому что никто и никогда не поймет, чем оценка 55 отличается от оценки, скажем, 57.

Лучше бы объяснили, как так получается, что для получения итоговой пятерки московский школьник должен иметь средний балл не 4 с половиной, как многие могли бы подумать. А вовсе даже 4,67 сотых.

Вот этой образовательной математики я уже совершенно не понимаю.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Смерть ни за что

Конечно, глупо пытаться строить из себя эксперта по Центрально-Африканской республике, одно название которой многие люди в России услышали третьего дня в первый раз. Расхожее мнение таково — там ад, туда нельзя, не ходите дети в Африку гулять. Между тем, в сети без труда находятся туристические отчеты о посещении этой страны русскими. В одних написано о пигмеях, которые танцуют за деньги. В других — о трех попытках ограбления, предпринятых за какие-то пять минут. То есть, картина из этих отчетов складывается вполне непротиворечивая — ЦАР страна очень бедная и очень криминальная. И длящаяся годами гражданская война с многочисленными группировками боевиков — это, скорее, следствие этой бедности и криминальности. А вовсе не идейное противостояние христиан с мусульманами, как бы ни хотелось так думать соответствующим аналитикам.

Впрочем, когда на бедность и преступность накладывается еще и идейное противостояние, причем крайне невежественное — то получается совсем уже не по себе. Я бы туда не поехал. А вот трое русских журналистов не робкого десятка поехали.

И первый вопрос, который возникает — зачем они туда поехали? Ответ на него не так прост, как может показаться на первый взгляд. Организация, называющая себя «Центр управления расследованиями» (ни об одном расследовании которого, впрочем, мне неизвестно), существующая под крылом Михаила Ходорковского, задумала снять фильм о… о чем?

ЦУР сам путается в показаниях. Сначала они сказали, что про ЧВК Вагнера. Потом — что «о местной жизни». Теперь они рассказывают, что журналисты ехали на золотые прииски. Все это выглядит странным, поскольку присутствие русских гражданских инструкторов не является тайной — МИД официально сообщал об этом еще в марте, причем присутствие этих 170 инструкторов в ЦАР, вместе с поставкой властям республики 5000 единиц стрелкового оружия, санкционировано Совбезом ООН. А уж из какой эти инструкторы организации — ЧВК Вагнера, ЧОП Фиглера или башкирских казаков — вообще не имеет значения для русского зрителя. Ведь у любого кино должен быть зритель, не так ли? Расследование о золотом прииске вообще не поддается объяснению, поскольку совершенно непонятно, что тут расследовать. Ну прииск и прииск. В России тоже есть прииски.

Тем не менее, Ходорковский послал трех журналистов в опасное место. Хотя они и не хотели туда ехать. «Орхан мне сказал, что ему «Центр управления расследованиями» предложил поехать в ЦАР. Он согласился, поскольку ему деньги нужны были» — говорит Расул Тавдиряков, с которым Джемаль до этого собирался ехать в Чад, в лагеря беженцев из ЦАР. Люди Ходорковского настояли именно на поездке в ЦАР. Хотя, как мы видим, никаких веских причин для этого не было. Например, на базу, где находятся российские инструкторы, журналисты не смогли попасть, потому что у них не было аккредитации. И знаете, что они сделали? Развернулись и уехали. Не очень похоже на поведение тех, кто любой ценой хочет добыть ценный материал.

Второй вопрос — как журналисты погибли? Первоначальной информации было так много, что в ней легко потеряться. Одни рассказывали, что журналистов остановили на блок-посту, после чего увезли. Другие — что машина с журналистами попала в засаду, из которой их расстреляли. Все трое погибли мгновенно, кроме водителя, которому повезло. Местные чиновники рассказывали, что на съемочную группу напали около десяти вооруженных человек, все они были в тюрбанах и говорили только на арабском — такая специально-карикатурная картинка для того, чтобы было понятно: во всем виноваты мусульмане. Однако когда была опубликована страшная фотография с телами двух погибших журналистов, версия о расстреле автомобиля из засады стала выглядеть неубедительной. У одного из погибших два аккуратных пулевых отверстия прямо в области сердца. У второго в сжатом кулаке зажат пучок травы — то есть, он еще живым лежал на земле. Впрочем, водитель вскоре дал показания, из которых следовало, что машину остановили неизвестные люди, «стали забирать вещи», после чего отвели журналистов в сторону, о чем-то спросили и убили. Водитель все это время «стоял в сторонке». Что вкупе с отклонением машины от заданного маршрута на 23 километра наводит нас на мысли о том, что водитель тоже мог участвовать в преступлении. Версия с блок-постом тоже не лишена оснований. Вот что говорит Максим Юсин из «Коммерсанта», работавший в ЦАР: «Существует такое понятие в африканских гражданских войнах, как ложный блокпост — его может установить кто угодно, остановить машину, понять, что это командировочные европейцы, имеют при себе существенную сумму. И дальше трагедия происходит». Словосочетание «существенная сумма» подводит нас к третьему вопросу.

Третий вопрос — почему их убили? Люди со специфической картиной мира, разумеется, уже написали, что журналистов убили «бенефициары ЧВК Вагнера» (то есть, читай — Путин убил), ибо никому не позволено раскрывать Военную Тайну. Увы, но придется отвечать этим придуркам, хотя и очень не хочется. Во-первых, в потенциальной аудитории проектов Михаила Ходорковского нет ни одного человека, который не знал бы о ЧВК Вагнера. Во-вторых, в ней нет ни одного человека, которого бы волновало присутствие ЧВК Вагнера в ЦАР. В отличие от дворцов и шубохранилищ, от сговоров на подрядах и отъема денег у населения тут нет предмета расследования. Это называется «секрет Полишинеля». Поэтому, конечно, никакой причины убивать журналистов у «инструкторов» не было. Впрочем, верующим в «Новичок» хоть плюй в глаза.

Конечно, никакое тайное знание (которым журналисты даже и не обладали, ибо на базу их не пустили) не причина для убийства. А вот восемь с половиной тысяч долларов наличными, которые они везли с собой — это повод. На восемь с половиной тысяч долларов в ЦАР можно прожить целую жизнь. Тот же Максим Юсин из «Коммерсанта» говорит: «Белый человек для них — источник наживы, возможность расправиться с ним и забрать даже $10 — это в нищей стране огромная сумма».

Итак, что мы имеем в сухом остатке. Трое российских журналистов поехали в ЦАР за деньги для того, чтобы сделать сюжет, который никого не заинтересует. Поехали по настоянию Михаила Ходорковского и его людей за деньги, от которых не смогли отказаться. Поехали без уведомления властей, по туристическим визам, без охраны, без аккредитаций, с большой суммой денег. Водитель завез их куда-то ночью (хотя местные власти говорили журналистам не ехать никуда ночью), где их ограбили и убили. Очень похоже на то, что водитель — наводчик. При этом водителя якобы рекомендовал человек из ООН, с которым люди Ходорковского согласовывали свои действия.

Поскольку, как я уже сказал, сюжет, снятый журналистами, вряд ли заинтересовал бы аудиторию, а их смерть стала огромным потрясением для всех — то в голову лезут самые нехорошие мысли о мотивах людей Ходорковского. Они хотели сенсацию — они получили сенсацию. И слова самого Ходорковского о том, что они собирают группу для «независимого расследования на месте (!)» только укрепляет в мысли о том, что сенсация удалась и ее надо усилить.

Теперь Рамзан Кадыров требует наказать преступников «по законам военного времени», а депутат Леонид Слуцкий, приводя в пример США, призывает не оставить без последствий смерть граждан России. «Россия должна сделать так, чтобы убийцы были найдены и наказаны». Конечно, довольно трудно предположить, чтобы российский спецназ высадился в стране, с которой мы как раз наладили отношения (хотя США и высаживали спецназ в Пакистане). Но вот если «гражданские инструкторы», договорившись с местными властями, действительно найдут убившую русских журналистов банду — то это положит конец идиотским вопросам в адрес инструкторов. И сделает картину произошедшего более прозрачной, а адресата оставшихся вопросов более явным.

Я же приношу соболезнования родным и знакомым Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко. Не в наших силах вернуть мертвых. Но в наших силах постараться сделать так, чтобы смертей стало меньше.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.