December 4th, 2018

Казус Грауэрмана

Вот, кстати, замечательная иллюстрация моего извечного тезиса про бесперспективность сопротивления обновлению. Касается всех адептов тихих зеленых двориков между уютными пятиэтажечками с алюминиевой проводочкой. 

Только тут случай более клинический, причем в буквальном смысле этого слова. Константин Янкаускас, ныне муниципальный депутат в Зюзино, собирается снова бороться с закрытием роддома номер 10. Снова - это потому, что он уже боролся с закрытием этого конкретного роддома пять лет назад. И тогда роддом не закрыли и он продолжил работу. В том же состоянии, в котором и был. 

А вот, например, в Коптево в одиннадцатом году Константина Янкаускаса не было. И роддом таки закрыли. На реконструкцию. И в семнадцатом он снова открылся, и сейчас это самый современный роддом в Москве. 

А муниципальный депутат Янкаускас хочет, чтобы девушки Зюзино продолжали рожать в роддоме номер 10 (который, признаться, за эти пять лет стал только хуже) вместо того, чтобы во время его ремонта рожать, например, в Центре планирования семьи, который в соседнем районе. И где два раза в моем присутствии рожала моя жена, и я знаю, что там охуенно. 

А знаете, почему муниципальный депутат Янкаускас так топит за разваливающийся роддом 10 в районе Зюзино? Ну, чем он сам это обосновывает (мы-то знаем, что он просто должен против чего-то бороться, ведь он ДЕПУТАТ)? Константин Янкаускас обосновывает свою боль тем, что он сам родился в этом роддоме. 

Collapse )

10

И взял раб из верблюдов господина своего десять верблюдов и пошел. В руках у него были также всякие сокровища господина его. Он встал и пошел в Месопотамию, в город Нахора…

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.