January 25th, 2019

Оружие и проституция

Существует расхожее мнение, что законодательство должно фиксировать самостоятельно сложившиеся социальные нормы, и именно такое законодательство будет легитимным в глазах граждан, а соблюдаться будет естественным образом. В полном противоречии с этой максимой действуют наблюдаемые парламенты всего «цивилизованного мира» (другие мы не видим). Эти парламенты выдумывают новые социальные нормы и пытаются их насильно внедрить. Какие-то «фейковые новости», какие-то «персональные данные», вот это всё. Такие законы, разумеется, никто соблюдать не станет, потому что у гражданина много своих дел, нежели еще исполнять хотелки парламентариев, озабоченных только личными показателями и личной же безопасностью.

И в этом смысловом контексте заявление генерального прокурора Украины Луценко о необходимости легализации оружия и проституции выглядит совершенно логичным. И даже некоторая зависть берет, что у нас таких честных политиков и чиновников нет.

«С моей точки зрения, — говорит Юрий Витальевич в своем интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону, — необходимо провести легализацию оружия… с обязательной гильзотекой, с психиатрической нарко‑ и алкоэкспертизой, дальше. Это возможно… Я не шучу, в стране от 3 до 5 миллионов нелегальных стволов».

Именно последняя фраза (в которой Луценко не шутит) и говорит нам о том, что генпрокурор тут не популизмом политическим занимается, а предлагает формализовать и зафиксировать уже действительно сложившиеся на Украине социальные нормы. Нормы эти: тотальная проституция и тотальная вооруженность населения. Какой репортаж восторженного хипстера из Киева ни возьми — даже в нем обязательно будет рассказано о вооруженных людях в гражданской одежде, которые ходят по улицам украинской столицы. Когда-то одного из прекраснейших городов Европы. А ныне похожего на столицу африканского государства.

Ну а про проституцию украинскую не мне вам рассказывать. Она и в дореволюционной Украине вполне себе процветала, а уж теперь, когда перспектив и денег на родине нет, украинские девушки и вовсе лишены выбора.

А раз всё это есть и сложилось как социальная норма, то почему бы ее и не зафиксировать в законодательстве? И пусть тогда проститутки проходят обязательные медосмотры и платят налоги, а вооруженные люди в гражданское одежде регистрируют свое оружие и таскают его по Крещатику уже с полными на то законными основаниями.

Есть, правда, и иной путь. Иногда законодательство все таки задумывается как инструмент борьбы с теми естественным образом сложившимися социальными нормами, которые в обществе здорового человека признаются как бы и не совсем нормами. Потому что понятие нормы меняется. Ну вот скажем все эти методы по борьбе с обществом курильщика, несмотря на всё первоначальное сопротивление курильщиков, имеют неиллюзорные результаты. Быть может потому, что влияние здоровых людей стало заметно превалировать над влиянием курильщиков. Просто в силу изменившегося количественного отношения. В результаты мы с вами уже может дожить до общества, где публичное курение считается столь же постыдным, как выбрасывание мусора из окон. Или как сейчас уже практически невозможным (по крайней мере в Москве) считается закурить в лифте. А ведь когда-то в лифте курили все, кто курил. Как и вся когда-то Европа выбрасывала мусор из окон.

Но для того, чтобы такое законодательство назрело, в обществе должна созреть для него соответствующая поддержка. И если бы на Украине созрела хоть какая-то общественная поддержка для борьбы с проституцией или свободным ношением оружия, то генеральный прокурор Луценко наверняка бы предлагал в преддверии президентских выборов что-то другое.

И, кстати, заметьте, что я совершенно не против проституции как таковой. Женщина вольна распоряжаться своим телом так, как ей хочется. Но именно «как хочется». Проституция по желанию и призванию ничем не хуже любой другой профессии, а многих профессия даже и лучше — ведь женщина таким образом несет радость и удовольствие. Но вот вынужденная проституция, проституция от безысходности, против желания женщины — это, безусловно, социальное зло, с которым надо бороться. Но прокурор Луценко не предлагает никаких методов борьбы с этим злом. Он предлагает его легализовать и на том успокоиться. То есть, — законодательно зафиксировать превращение украинской женщины в проститутку в результате всех революционных преобразований.

То же самое и с оружием. В России, например, несмотря на ее декларированную позицию против свободного владения оружием (которую я, замечу, всячески разделяю) любой желающий может иметь оружие совершенно легально. Если ему это действительно нужно, если ему хочется, он можно пройти нужные формальности — и поставить в свой оружейный сейф хотя бы даже и карабин «Сайга», отличающийся от автомата Калашникова только отсутствием автоматического режима стрельбы. Но только если вы очень хотите — как хочет иная женщина продавать свое тело за деньги. Легализация же оружия по предложению генпрокурора Луценко — это возможность купить любое оружие кому угодно, в качестве спонтанной покупки. Сделает ли это современную Украину безопаснее? Вряд ли. Но это решение кажется простым и очевидным, его так легко донести избирателю.

Юрий Луценко исторически глубоко вовлечен в украинский революционный процесс. И, кажется, теперь его природа становится несколько более понятной, чем раньше. Если там все такие (а иные, впрочем, давно уже выдавлены), то договариваться с ними нет смысла. Их правило — «взять всё и поделить». Выстраивать сложные, долгосрочные и тонко настроенные отношения с такими политиками — попросту тратить время впустую.

Я бы не стал.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Инстаграм как оружие геополитики

В 1918 году несколько стран торжествующей демократии вторглись в Россию для того, чтобы защитить ее законное правительство от самопровозглашенной власти большевиков. Соединенные Штаты Америки, которые тоже принимали участие в интервенции, разорвали дипломатические отношения с нашей страной и отказывались признавать новые власти на протяжении шестнадцати лет.

За прошедший век многое изменилось. И вот уже Соединенные Штаты Америки и несколько стран торжествующей демократии, наоборот, признают самопровозглашенного президента Венесуэлы. Законный президент Венесуэлы разрывает с США дипломатические отношения, но американцы не считают их разорванными и угрожают интервенцией в случае высылки своих дипломатов.

Уже две этих противоположных реакции на совершенно одинаковые по своей природе события говорят нам о том, что страны торжествующей демократии руководствуются не вопросами права и логики, но исключительно вопросами целесообразности. Кто наш сукин сын — того и признаем. А того, кто не наш — не признаем. А законность, легитимность, суверенитет и внутренние дела придумали трусы с яйцевидными головами.

Смею предположить, что следующим шагом станет совмещение инструмента интервенции и дипломатических отношений. То есть, в суверенные государства, приговоренные странами торжествующей демократии к принуждению к дипломатическим отношениям, будет просто забрасываться на парашютах десант из консулов и послов. Разумеется, вооруженных по последнему слову дипломатической техники.

А об изменениях режима мир будет узнавать из Инстаграма. Где у законного президента будет исчезать синяя галочка, подтверждающая его личность. А у самопровозглашенного таковая галочка будет как раз появляться. Как и произошло во время событий в Венесуэле с аккаунтами президента Мадура и выступающего против него спикера Гуайдо. Причем сам Инстаграмм говорит, что ничего такого с этими галочками не делал. Что, в общем, неудивительно, поскольку до минувшего дня оные галочки просто удостоверяли личность человека, ничего при этом не говоря о его государственной должности.

Так Инстаграм стал инструментом политической борьбы в руках хакеров.

Причем, заметьте: вряд ли это были русские хакеры.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

17

И побежал раб навстречу ей и сказал: дай мне испить немного воды из кувшина твоего.

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.