February 5th, 2019

Напёрсточники

Несколько недель назад в своей очередной шуточной зарисовке на радио я изобразил разговор президента Франции и премьер-министра Великобритании, в ходе которого премьер предлагала президенту свалить протесты «желтых жилетов» на русских. То ли во Франции слушают «Вести ФМ», то ли это решение вообще кажется очевидным — но мой шуточный план немедленно реализовался на практике. Причем именно со стороны Великобритании. Сначала The Times со ссылкой на какой-то очередной секретный доклад написала про таинственные русские аккаунты в социальных сетях, которые провоцируют французский протест. Потом радио «Свобода» обнаружило среди протестующих людей из ДНР. Потом, цитируя оба источника, The Guardian сделала очевидный вывод: в протестах виноват Кремль. Во Франции почитали, подумали, огляделись и — voila! — определили виновным в протесте RT.

Поиски виноватых в любых протестах за пределами собственной юрисдикции — старинная политическая традиция. Но иногда вмешательство не надо искать, потому что оно очевидно. В 2011 году госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила о том, что выборы в Государственную Думу России были фальсифицированы не в секретном докладе, а во время своего публичного выступления в Литве. А Европарламент сразу же за этим потребовал провести новые выборы (ничего не напоминает?) и, внимание, поддержал уличный протест в своей резолюции. «Депутаты Европарламента приветствуют демонстрации в России, как выражение стремления российского народа к большей демократии и осуждают подавление полицией мирных демонстраций» — вот прямая цитата из той резолюции. То есть, вмешательство во внутриполитический процесс было налицо. И как же реагировали на обвинения в этом вмешательстве в странах прогресса? А вот как. The New York Times написала, что эти обвинения — типичная риторика советской газеты «Правда». CNN указала, что обвинения во вмешательстве — это часть «кремлевской инструкции по дискредитации западной либеральной модели». А радио «Свобода» назвало обвинения во вмешательстве «промыванием мозгов».

Ну то есть следите за руками: в 2011 году страны запада на самом высоком уровне прямо вмешивались во внутренние дела России. Однако все указания на это западная пресса называла выдумкой. В 2018 году российские власти если что и говорили про французский протест — то только то, что это внутреннее французское дело. При этом западная пресса в один голос утверждает, что Россия вмешалась в протест. И никто не заикается о том, что это промывание мозгов или инструкция по дискредитации. То есть, те же самые люди, которые во время Болотной смеялись над Кремлем из-за того, что тот обвинял Запад во вмешательстве теперь сами обвиняют во вмешательстве Россию и не смеются. Притом, что со стороны Запада вмешательство действительно было, а со стороны России вмешательства нет.

Вы что-нибудь понимаете? Лично я ничего уже не понимаю. Почему депутаты Европарламента «осуждают подавление полицией мирных демонстраций» в Москве, но ни слова не говорят про таковое же подавление демонстраций в Париже? Больше того: «Судья госсовета по срочным вопросам рассмотрел ходатайство о запрете использования гранатометов LBD на манифестациях «желтых жилетов». Согласно принятым сегодня решениям, судья отклоняет эти запросы». Это заявление госсовета Франции от 1 февраля. То есть, прямо сейчас. Применяла ли российская полиция гранатометы в 2011 на Болотной? Нет. Но осуждающее заявление было. Сейчас французская полиция применяет гранатометы в Париже и говорит, что будет применять их и дальше — осуждающего заявления нет.

Впрочем, сами французы, хотя и исторически предрасположены к всякого рода протесту, далеко не идиоты. И поэтому они игнорируют всю эту насквозь лживую и лицемерную западную прессу, выбирая альтернативные источники информации. Например, телеканал RT France. Первое место среди французских новостных YouTube каналов, скандирование «Merci, RT!» на демонстрации 29 декабря, 13 раненых сотрудников за время протестов. Французы даже обращение к нации Эммануэля Макрона смотрят на телеканале RT. Отдают должное этому каналу и французские журналисты, которые используют видео RT для фактчекинга своих новостей о протестах. Ну а что еще делать, если протестующие отказываются разговаривать с любыми СМИ кроме RT, потому что «доверяют только одному СМИ — Russia Today». А доверяют потому, что «прямые эфиры RT France с субботних протестов, опубликованные в интернете, – это гарантия отсутствия цензуры». Разумеется, с точки зрения французских властей это недопустимо. Освещение протестов должно быть контролируемым, пресса должна быть правильной — как та, которую я упоминал выше. А раз протесты освещает неподконтрольная пресса — значит, это она протесты и провоцирует. Ну, такова логика. Пресс-секретарь правительства Франции Бенджамин Гриво прямо так и говорит: «Russia Today — это не журналисты, а пропагандисты, финансируемые иностранным государством, а именно Россией. Я не предоставил им доступ в Елисейский дворец. Телеканал Russia Today, вещающий на французском, оспаривает, например, тот факт, что в Сирии применялось химическое оружие против детей, это единственный телеканал, который это отрицает. Ему нет места в Елисейском дворце, это ясно и понятно».

Понимаете? RT не журналисты, потому что они оспаривают факт применения химического оружия против детей в Сирии. Это, если кто не помнит, тот самый случай, когда факт применения химического оружия против себя оспаривали те самые дети. А один из них даже выступал в ООН по этому поводу. И если канал RT — единственный во Франции, который это отрицает, то это значит, что это единственный канал во Франции, который говорит правду. А французскому правительству такого не надо. И поэтому во Франции принимается закон о борьбе с «фейковыми новостями» (одной из которых и является новость о применении химического оружия против детей в Сирии), направленный против RT. Президент Макрон же ставит происходящее в контекст обвинений, прозвучавших в английской прессе. На закрытой встрече с представителями прессы он говорит: «Больше всего в социальные сети вкладывают именно те, кто поддерживает крайности, именно они покупают аккаунты и троллей. Это RT, Sputnik». То есть это RT и Sputnik (работающие во Франции) покупают русские (не французские!) аккаунты и троллей, которые пропагандируют протесты в Париже. А государственный канал France 4 запускает образовательную (!) передачу, в которой детям объясняется, что RT — это всегда вранье, а вот Le Mond — наоборот, правда. «Мы можем только поприветствовать усилия французского телеканала по информированию самой молодой части его аудитории о плачевной ситуации со свободой слова в России» — прокомментировала эту передачу правозащитная (!) организация Amnesty International. Не объясняя при этом, какое отношение к свободе слова в России имеет вещающий во Франции телеканал RT France.

Опять получается так, что когда Болотную или Майдан проплатил Госдеп — это для западной прессы смешно. А когда президент Франции говорит, что протест проплачиваает (буквально! Скупая аккаунты и троллей) — то это совсем не смешно, это серьезно.

В общем, если попытаться резюмировать изложенное в этой колонке в одном предложении, то предложение это будет из наших с вами девяностых годов: «Кручу, верчу, обмануть хочу». С одной стороны смешно вроде бы. А с другой — вроде не очень.

Ведь у этих напёрсточников ядерное оружие есть.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Без Дарта Вейдера

Пять лет — достаточный срок для того, чтобы оценить итоги любого процесса. Например, движения Украины в сторону Европы и НАТО, начавшегося после так называемой «революции достоинства». И вот уже скоро украинской власти, ставшей таковой в результате не совсем конституционных событий, предстоит ответить перед согражданами — каковы результаты этих пяти лет? И уже сейчас понятно, что граждане не очень довольны. Потому что на участие в предстоящих президентских выборах подано, внимание, восемьдесят девять заявлений. Из которых украинский Центризбирком одобрил уже двадцать восемь.

Двадцать восемь зарегистрированных кандидатов в президенты — это уже признак не очень здоровой политической ситуации. А когда наивысший рейтинг среди всех кандидатов имеет актер комического амплуа без малейшего политического опыта — это вообще говорит о том, где именно украинский избиратель видал всю свою политическую элиту.

Но не только одним шоуменом Зеленским весела эта кампания. Там практически все хороши.

Один кандидат обещает рост экономики в 10 раз. Другой — бесплатный интернет по всей Украине. Третий — снижение цены на газ в 4 раза. Кто-то обещает ядерное оружие, кто-то — бетонную стену на границе с Россией, а одна дама-кандидат настаивает на создании графитовой бомбы. «Графитовые бомбы — то, что на сегодня является вызовом, который получил поддержку в международных отношениях. Они не запрещены, и это наш путь» — заявила эта кандидат, и очень многие теперь пытаются понять, что она имела в виду.

С зарплатами так. Один обещает 10 тысяч гривен. Другой — 20 тысяч. Третий — 700 евро. Четвертый — тысячу долларов. Еще один — 10 тысяч долларов. А Юлия Владимировна Тимошенко обещает не конкретную сумму, а зарплату, цитирую: «европейского уровня».

Пока же с зарплатами как-то не очень. Министр здравоохранения Ульяна Супрун, которая еще две недели назад советовала украинцам отказаться от черной икры и перейти на красную, теперь уже рекомендует переходить с колбасы на сало. Потому что это, цитирую: «значительно полезнее и дешевле».

А министр внутренних дел Арсен Аваков, пять лет назад руководивший строительством баррикад на Майдане, теперь предупреждает о недопустимости этого. «У Нацполиции и Нацгвардии достаточно сил, чтобы на корню пресечь ситуацию, связанную с действиями крайних радикалов, дестабилизаторов», — говорит министр, который сразу же после своего назначения заявил, что крайние радикалы из запрещенного в России «Правого сектора» войдут в руководство его министерства.

В общем, традиционный для украинских выборов разных уровней кандидат Дарт Вейдер на этот раз не участвует.

Видимо, всё это слишком даже для него — Дарта Вейдера.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.