November 14th, 2019

Конец демократии

Консерватория, аспирантура, мошенничество, афера, суд, Сибирь, — писал Михаил Михайлович Жванецкий.

Майдан, беспорядки, бегство президента, провозглашение самозванца, поддержка Госдепартамента США — пишет нам сама жизнь. Казалось бы: никогда такого не было, и вот опять. Теперь, правда, в Боливии. Не знаю уж, как будет «майдан» по испански.

А всё почему? А потому что эта самая демократия. Американский исследовательский центр Пью, который находится в Вашингтоне и который вряд ли можно заподозрить в неправильных настроениях, опубликовал исследование, согласно результатам которого в мире растет недовольство демократической формой правления. Еще 40 лет назад в мире на 24 процента демократических стран приходилось 62 процента авторитарных. А теперь всё наоборот — 57 процентов стран демократические, и всего 13 процентов стран — авторитарные. Так вот, больше половины опрошенных в демократических странах считают, что с демократией что-то не так. Только 35 процентов считают, что демократически избранные политики занимаются защитой интересов их избирателей.

Понимаете? Большинство избирателей в странах развитой демократии считают, что избранные политики занимаются черт знает чем, только не своим избирателем. В Испании и Италии судебной системе доверяют меньше, чем в России. А знаете, где демократию считают причиной плохой экономической ситуации на том же уровне, что в России? В Швеции и Голландии. А гораздо хуже, чем даже в Швеции и Голландии, считают в Соединенных Штатах Америки.

В общем, если кухарка и может управлять государством, то сидящий в парламенте или сенате на протяжении тридцати лет профессиональный очковтиратель, очевидно, не может. Причем тенденция очевидна — доверия к демократии меньше в тех странах, где демократия существует дольше. Причем, согласно выводам статьи Кристофера Клаасена из Университета Глазго, вышедшей в журнале American Political Science Review, недовольство демократией у большинства возникает именно тогда, когда демократия начинает сосредотачиваться на интересах меньшинств.

Ну что же, если это действительно так — то мы с вами, кажется, надежно защищены. У нас и демократия не так, чтобы старая. И с меньшинствами, сами понимаете, строго.

Есть, правда, один фактор, который исследованию не поддается. Это тот самый особый русский путь. Причем, кажется, что подобный фактор есть не только у нас. Иначе как объяснить, что второй после Швеции страной, жители которой полностью довольны своей демократией, является республика Филиппины?

Надо всё таки, кажется, что-то подправить в той самой консерватории.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Энтропия

Один раз в год вот уже на протяжении лет я вожу свою маму в одно федеральное медицинское учреждение, где она ходит на прием к одному и тому же доктору. И каждый год количество бумаг, сопровождающих этот визит, увеличивается. Медицинская же процедура не изменяется, остается одной и той же. У человека, склонного к логике, непременно должен возникнуть вопрос: как же так? Ведь если несколько лет назад доктор делал медицинскую процедуру при гораздо меньшем количестве бумаг, а теперь он делает эту же самую процедуру при гораздо большем количестве бумаг, то не значит ли это, что смысла в бумагах нет никакого? Ну, процедура-то одинаково хорошо выполнялась и тогда, и сейчас.

Однако, кроме логики человек руководствуется еще и жизненным опытом. А опыт жизни в современной России таков: государство должно развиваться. В иных странах успех меряется ростом количества стартапов и капитализации рынка. Вчерашний день. Уважающее себя государство меряется с самим собой прошлогодним. То есть, оно должно становиться больше, чем прошлогоднее. Больше ведомств. Больше людей в каждом ведомстве. А чем же должны заниматься все эти ведомственные люди, которых становится всё больше и больше? Правильно. Они должны выдумывать новые правила. Простите за повтор словоосновы, он тут оправдан.

И вот они сидят, выдумывают новые правила, а доктора и пациенты потом носят друг другу бумаг. Всё больше и больше. Я тут днями оформлял компенсацию за старый железный гараж, который встал на пути новой дороги. Чтобы получить довольно скромную выплату, мне пришлось заполнить, внимание, одиннадцать документов. От руки. Документов совершенно шизофренического содержания — например, в одном из них в шапке был указан адрес гаражного кооператива, а в тексте на месте этого адреса было оставлено пустое место, куда адрес надо было вписать. Или, скажем, я должен был от руки написать адрес корреспондентского счета Сбербанка. В других документах надо было написать свои паспортные данные два, а то и три раза. От руки!! Но это еще не конец истории, не расслабляйтесь. В одном из одиннадцати документов я допустил опечатку. И принимающий бумаги усталый мужчина отправил меня переписывать. И вот пока я переписывал один из документов, в кабинет принимающего зашел какой-то неопознанный человек и сказал, что теперь надо один из заявлений не в двух экземплярах, а в трех. Ну, двух недостаточно. И мне пришлось заполнять двенадцатый бланк. А знаете, каков мой нынешний адрес? Записывайте: Москва, поселение Мосрентген, поселок Завода Мосрентген. Это не я придумал. Это придумали все эти бессмысленные чиновники, который каждый год становится больше, и надо же этим чиновникам хоть чем-нибудь заниматься.

Вот вы скажете: сократить. Да как же их сократить-то? Это значит, что ведомство станет меньше. А ведомство не может стать меньше. Потому что если оно станет меньше — то это значит, что оно больше не нужно. Нет, ведомство может стать только больше. Таковы неумолимые законы развития.

Всё то же самое в Думе. Депутаты одобрили во втором чтении законопроект, разрешающий использовать нацистскую символику в учебных и просветительских целях. Следите за руками: сначала депутаты принимают закон о том, что пропаганда нацистских символов запрещена. После этого прокуроры (а у них тоже план! Они тоже должны всё больше и больше!) начинают привлекать блогеров за публикации кадров из «Семнадцати мгновений весны». После чего депутаты начинают принимать закон о том, что таки да, запрещена, но не очень. Потому что у депутатов тоже план! Они тоже должны всё больше и больше! Один депутат Государственной Думы вот прямо так мне и говорил: нельзя сразу взять и написать хороший закон. Закон надо принять какой есть, а потом смотреть, что получится. И править по результатам.
И я бы принял эту точку зрения, но что-то подсказывает мне существование специальных людей, которые обеспечивают необходимость правки законов в дальнейшем. Ну то есть специально вносят в законопроекты такие поправки, которые потом придется исправлять новыми законопроектами. Просто потому, что Дума тоже должна выдавать на гора всё больше и больше законов. Иначе зачем она такая нужна.

И вот, скажем, написали депутаты с заинтересованными экспертами законопроект об эксплуатации беспилотных летательных аппаратов. Хороший законопроект, продуманный. И в нем было написано, что он касается дронов весом от 30 килограммов. Депутатам сказали, что закон хороший, они его приняли за две минуты — хороший же. А потом посмотрели в текст — а там вместо 30 килограммов написано 250 граммов. И теперь этот закон, разумеется, придется пересматривать. И принимать законы с поправками. Ну а иначе-то как? Иначе-то всё зачем получается?

Вот вы спросите: а что же теперь прокурорским-то делать, раз опять можно свастику? Как план выполнять? А я отвечаю вам: не волнуйтесь. Прокурорским сейчас выдадут новый закон о пропаганде наркотиков в интернете. Там-то они и оттянутся. А депутаты тем временем подготовят поправки в этот закон, потому что прокурорские начнут сажать за любое изображение конопли.

Вот и развитие.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.