April 30th, 2020

Орешек знанья тверд

В мире, который больше никогда не будет прежним, все будут учиться исключительно удаленно. Именно это обещают нам футурологи и те, кто продают решения по проведению телеконференций. Перспектива, конечно, заманчивая. Не надо больше вставать ни свет ни заря, чтобы собрать детей школу, а то и отвезти их туда. Не надо больше ходить на эти ужасные родительские собрания, которые всегда в какое-то совершенно неудобное время. И где родители снова чувствуют себя школьниками. Хотя, казалось бы, давно уже заслужили иного.

А тут встал, посадил дитя за компьютер или планшет — да даже и не посадил, а он сам за него сел и всё включил сам — и занимайся своими делами. Идеальное будушее.

Которое, как и все идеальное, разумеется, разбилось о реальную жизнь.

Во-первых, дитя за компьютер надо именно что посадить. Если, конечно, этот компьютер у вас вообще есть.

Во-вторых, надо убедиться, что интернет работает и что соединение со школьным учителем удалось.

В-третьих, хорошо бы всё это сделать в какой-то отдельной комнате, чтобы никто никому не мешал. И если в случае с одним ребенком это еще хотя бы как-то возможно, то в случае с двумя уже нет. Потому что кроме двух комнат для занятий детей вам еще нужно помещение для того, чтобы делать свою собственную работу.

Впрочем, не обольщайтесь. Даже если у вас много комнат, собственную работу вам все равно выполнить не удастся. Потому что вы, как любящий родитель, все равно будете сидеть рядом со своим ребенком и помогать ему отвечать на вопросы учителя. И задачи решать. А если у вас двое детей — то еще и метаться между ними в надежде помочь обоим.

Одновременно с этим вы будете напряженно писать в чат с такими же родителями одноклассников ваших детей, которые тоже давно уже забыли, как делить в столбик или что такое косинус. А если у вас двое детей — то таких чатов у вас будет два. И вы между ними, конечно, запутаетесь.

И не забывайте, что в третьем чате вам будет писать ваш начальник. Потому что вы на работе и должны что-нибудь делать. И зарплату этот самый начальник заплатит вам только за то, что вы делаете для него и его бизнеса. А вот за то, что вы занимаетесь обучением ваших детей, причем не на одну ставку, а на столько, сколько у вас этих самых детей — нет, за это вам никто не заплатит.

И именно поэтому мир после окончания эпидемии останется прежним.

И никакого дистанционного обучения, конечно, не будет.

И поскорей бы. Говорю я вам как отец двух детей-школьников.

А уж как это хочет сказать вам их мать — даже и не передать.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Проблемы с решениями

Вот представьте себе, что воцарились мир и всеобщая любовь. Сейчас вообще хорошо бы всем представить такое себе. Из психотерапевтических соображений. И вот мир и любовь, никто ни за кем не следит и не шпионит, все пьют шампанское и водят хороводы. Что в этой ситуации делать условному майору спецслужб? Он, получается, никому больше не нужен. Но ведь кроме как ловить злоумышленника, этот майор больше ничего не умеет. Если вы полагаете, что это гипотетическая ситуация — то вовсе нет. В истории человечества она возникала не раз. Бывали моменты. И именно для таких случаев спецслужбы всего мира придумали главный, основополагающий метод своей работы: создать проблему, после чего эту проблему решить. О чем отчитаться перед теми, кто дает деньги.

Теперь так делают, кажется, все. Шведские военные перед каждым утверждением военного бюджета парламентом обнаруживают в прибрежных водах русскую подводную лодку. Вот уже много лет как. Да вот только что в новостях написали, что в Иркутской области поймали каких-то местных чиновников, которые гуляли в районе лесных пожаров с канистрами, наполненными бензином. Понимаете? Какая-то забытая богом дыра, 500 километров от регионального центра, 100 километров до ближайшего города. Как обратить на себя внимание, как привлечь в город хоть какие-то федеральные деньги? Да поджечь всё к чертовой матери. И написать об этом где-нибудь в Телеграме. И тогда министрам некуда будет деваться.
Точно так же устроено и предложение о регистрации уникальных идентификаторов мобильных телефонов (IMEI) в некоей одной большой базе данных. За сто рублей, разумеется.

Необходимость этой регистрации объясняется тем, что в случае кражи мобильного телефона оператор мобильной связи сможет отключить его и, следовательно, красть телефон станет бессмысленно. Я даже не буду вам тут сейчас объяснять, что ни один оператор мобильной связи никогда ничего не отключит, пока ему платят. Но давайте логически: как наличие IMEI украденного телефона в одной большой базе данных позволит оператору мобильной связи определить, что именно этот телефон был украден? Только в одном случае: если владелец украденного телефона сообщит мобильному оператору IMEI утраченного устройства. Но если он может его сообщить — то зачем тогда нужна база данных? Правильно — она не нужна вообще ни зачем. Только для того, чтобы собрать с каждого проданного в России телефона по сто рублей.

Второй довод, который приводится авторами инициативы: регистрация телефонов должна прекратить серый импорт. Да как же она сможет его прекратить, если каждый купивший серый телефон сможет его зарегистрировать за сто рублей? Никак не сможет. Он и зарегистрирует. А неведомые нам пока бенефициары получат те самые сто рублей с телефона.

Это далеко не первый случай такого вот удачного бизнеса. У нас, например, есть организация, которая собирает деньги с импортеров и продавцов любых устройств, способных записывать информацию. Просто потому, что эти устройства могут использоваться для нелегального тиражирования информации, защищенной авторским правом. Деньги невеликие, но ведь тут важно, что они выплачиваются просто так, ни за что. А курочка, как известно, по зернышку клюет.

Ну и надо ли говорить, что все эти «законы Яровой» и тому подобное имеют своей целью вовсе не защиту русского интернета от угроз, а всё то же самое: деньги. Для совершенно бессмысленного хранения никому не нужной информации нужно оборудование. Оборудование это, почему-то, должно быть сертифицировано. А кто его будет сертифицировать? Возвращаемся прямо к началу статьи. Создать проблему — решить проблему. Так, кстати, по слухам, работают чуть менее чем все антивирусные компании мира. Но это уже мое оценочное мнение, разумеется. Без утверждений.

Здесь должен возникнуть резонный вопрос: а мы-то что делать будем? Как говорят в известном анекдоте: завидовать будем. Цены на телефоны в рознице, разумеется, вырастут, причем не на сто рублей, а на тысячу (дураков нет). И мы эту разницу, конечно, заплатим. Но и только. А кто-то заработает реальные деньги. Нет, не те программисты, которые убьют часть своей активной жизни на создание никому не нужной базы данных. Вместо того, чтобы создать что-нибудь действительно красивое и нужное людям. Нет, эти деньги заработают те, о ком мы никогда не узнаем. И пусть у них всё будет хорошо. Потому что в мире, где царят всеобщая любовь и мир такие люди не будут нужны. А жить-то им как-то придется. И скажем спасибо, что они хотя бы не поджигают.

О том, что все попытки «регулирования интернета» бессмысленны, ибо противоречат самой природе интернета, я написал уже, наверное, тысячу статей. О регулировании устройств связи я писал меньше и там действительно больше простора для регулирования (чего стоит хотя бы упорное нежелание наших военных и спецслужб отдавать частоты для связи 5G). Но все же есть регулирование, а есть «регулирование». Если вы хотите сделать, чтобы стало надежнее и лучше — то для этого не нужны никаких законы. Поставьте в стране десять точек обмена трафиком и десять реплик корневых DNS-серверов, разработайте собственную систему имен и сертификатов. Сделано ли что-нибудь из этого? Нет.

Зато законов, предписывающих собирать деньги, издано не один. И не два. И не три.

Мне ведь и денег не жалко.

Но информационная безопасность страны от этого всего никак не увеличивается.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.