June 18th, 2020

Всё смешалось

Все смешалось в доме Облонских. Кто правый, кто левый, кто расист, кто из меньшинств — всё перепуталось.

Журнал «Популярная механика» публикует статью о том, как лучше всего с инженерной точки зрения валить памятники. Американский фонд Black Lives Matter Foundation, собравший четыре миллиона долларов пожертвований с таких компаний, как Microsoft, Apple и Google на деле оказывается частным предприятием какого-то музыкального продюсера из Калифорнии, который как раз провозглашает «гражданское единство с полицией». Instagram в это же время собирается учитывать цвет кожи при при получении синей галочки, которая просто подтверждает аутентичность аккаунта.

Но самое удивительное происходит в Европе.

Во Франции участники акций протеста против расизма выкрикивают антисемитские лозунги. Куратор музея английского города Хертфордшир публикует в Твиттере рецепты, как уничтожать бронзовые памятники с помощью бытовой химии. Так, чтобы их нельзя было восстановить. В Великобритании призывают закрыть газету The Guardian, которая сейчас поддерживает протесты. Потому что оно была основана на деньги от хлопковых плантаций, на которых трудились рабы. А министерство здравоохранения Великобритании заявляет, что высокая смертность от коронавируса в их стране связана с системным расизмом и, как следствие, высокой смертностью среди иммигрантов.

Французские полицейские после обвинений в расизме отказываются исполнять свои обязанности, демонстративно бросая на землю наручники. Пусть хозяева бутиков на Елисейских полях и улице Риволи сами защищают свои витрины. Полицию Германии в расизме обвиняет сопредседатель Социал-демократической партии. Партии, которая, кстати, открыто симпатизирует движению Антифа. Тому самому, которое президент США хочет объявить террористическим. И которое сейчас призывает снести статую британского военачальника Харриса, который командовал налетом на Дрезден. И которого то же самое движение Антифа еще несколько лет назад просило повторить это снова. Вы что-нибудь понимаете? Лично я давно уже ничего не понимаю. Да и никто уже ничего не понимает.

Полиция Германии пребывает в растерянности — что же им делать? Ведь если они расисты — то, значит, любое их действие против погромщиков будет расценено как проявление расизма. А кому из полицейских это надо? Никому это не надо. И скоро немецкие полицейские, видимо, тоже будут бросать на землю наручники.

Так чем же всё это закончится? — спросите вы.

А я вам отвечу: ничем не закончится. Перестанет однажды и всё. Как летний дождь.

А потом, когда-нибудь, конечно, опять повторится. Когда следующие протестующие подрастут.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Правила Бэрримора

Современная новостная журналистика настолько быстрая, что проверять новости по источникам попросту некогда — пока ты будешь проверять, все остальные уже опубликуют. В каком-нибудь Телеграме, где все издания, от крохотных каналов, ведомых одним человеком, до огромного медиахолдинга находятся в совершенно равных условиях и рядом друг с другом в одной ленте эта скорость приобретает определяющее значение. Именно скорость, а не достоверность.

Да вот только на днях были две новости, отрефлексированные беспокойными гражданами в социальных сетях с такой безнадегой в постах, что даже удивительно, что практически никто из изданий не пошел посмотреть, в чем же дело. Зачем? Ведь сейчас уже другие новости, а эти уже ушли в прошлое.

Первая новость — о том, что Роспотребнадзор теперь запретил селить в один гостиничный номер неженатых людей. Совок вернулся! — кричали беспокойные, которые помнят, что в СССР действительно не селили. Между тем в рекомендациях (!) Роспотребнадзора по профилактике коронавирусной инфекции (!!) сказано так: «Размещение гостей в номере преимущественно одноместное или семейное». И всё. Никакой полиции нравов. Никаких сообщений «куда надо». Простая надежда на то, что семейные люди друг друга не заразят, если они уже раньше друг друга не заразили. Причем не жесткое правило, а рекомендация.

Второй случай — установка в школах России системы наблюдения под названием «Оруэлл». Они правда сделают это! — кричали беспокойные, имея в виду даже не столько саму систему, сколько название «Оруэлл». И практически никто не удосужился набрать в поиске «система видеонаблюдения Orwell», чтобы узнать об уже пятнадцатилетнем существовании коммерческого продукта с таким названием. Который, видимо, и собираются ставить в школах. Причем с отключенной функцией распознавания лиц.

В общем, скорость в новостях порождает страстную (что хорошо), но неадекватную (что плохо) реакцию на эти новости. Вот то ли дело, когда всё обстоятельно.

Недавно я рассказывал вам, как работая над одним развлекательным интернет-проектом с британской корпорацией БиБиСи в конце девяностых, наткнулся на их сайте на большой свод правил, которым должны следовать журналисты при освещении тех или иных событий. Там предписывалось, например, не называть террористов террористами, чтобы не злить их, а называть их повстанцами. Для русского, рассматривавшего в те годы практически всё через призму кавказских событий рекомендация выглядела несколько дикой. Хотя и разумной, поскольку речь шла о безопасности других журналистов в горячих местах.
И вот теперь мы узнаем, что мало правил — БиБиСи наняла специального человека, который бы следил за нейтральностью высказываний сотрудников кампании в социальных сетях. Речь идет, поясню, уже не о профессиональной деятельности журналистов БиБиСи. Нет, речь идет именно об их частной жизни. Что там ваше семейное размещение в номерах и система видеонаблюдения в школах. Вот настоящий Оруэлл! Вы не можете называть вещи своими именами (например, террористов террористами, а погромщиков погромщиками) просто потому, что вы работаете в БиБиСи. Нигде не можете. Ни в собственных социальных сетях. Ни, быть может, уже и на своей кухне (поскольку по количеству камер видеонаблюдения Великобритания даст фору любой другой стране мира, включая Китай).

Правда, случилась веселая неприятность. Оказалось, что нанятый специальный человек (его зовут Ричарт Сэмбрук) сам неоднократно писал в Твиттере о том, что власти пытаются «блокировать независимую журналистику и критические взгляды». И знаете, что произошло, когда это выяснилось? Несколько британских политиков от правящей партии и даже один министр заявили, что этот человек не может следить за нейтральностью сотрудников БиБиСи в соцсетях, поскольку сам проявляет предвзятость.

Сразу же представляется идеальный непредвзятый арбитр — это джентльмен, произносящий одно только «Сэр». Не «Да, сэр». И, не дай бог, не «Нет, сэр». А просто: «Сэр». Вы сами знаете, как называется такой джентльмен. Он называется дворецкий. Какой-нибудь Бэрримор. И ничего больше сотрудник БиБиСи позволить себе не может. Ему не положено.

Правда, не очень понятно, как в подобную картину мира вписывается употребление термина «борец с расовой несправедливостью» вместо «погромщик». Ведь это тоже оценка. А журналист БиБиСи должен быть предельно нейтрален. И его сообщение о том, что «борцы с расовой несправедливостью» снесли очередную «статую расиста» должно выглядеть как-то так: «Люди снесли очередную статую». И всё. Никаких разъяснений — какие люди, почему снесли, почему очередную. Чистое и незамутненное «Сэр». Зато представляете, как спокойны будут после таких новостей люди в британских социальных сетях! Никакой рефлексии. Никаких переживаний. И, как следствие — никакой борьбы с расовой несправедливостью. Поскольку и расовой несправедливости в новостях никакой больше не будет. Помните наше: «У преступника нет национальности». Вот примерно то же самое и будет.

Однако жизнь показывает, что не бывает сферических новостей в вакууме. И у преступника есть национальность. И белые полицейские убивают больше черных преступников просто потому, что черных преступников больше.

Сэр.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.