January 28th, 2021

Последний нерешительный

Оценка численности любых уличных мероприятий — это вопрос веры, а не статистики. Каждый считает в свою пользу и поэтому итоговые цифры могут отличаться на порядок. Да и нет никакого особенного смысла оценивать эту численность, если по окончанию мероприятия все расходятся по домам.

Но бывают качественные характеристики, которые привлекают особенное внимание наблюдателей. Например, процент участия несовершеннолетних (так называемой «школоты»). Конечно, процент этот тоже очень условный и его нельзя подсчитать. Однако по «картинкам с выставки» все равно видно — вспомните ту самую «Олю Конституцию» (где она, кстати, теперь?).

Так вот, на мероприятиях 23 января никакой школоты не было. И даже на картинках специально настроенного одиозного фотографа Фельдмана мы не видим того, что видели в 2017 году, когда количество школоты составляло чуть ли не половину от вышедших на улицы.

Обсуждать этот странный конфуз в среде сочувствующих комментаторов теперь как-то не принято. Разве что Леонид Волков признал, что молодежи действительно вышло мало — и только.

А ведь накануне протестной субботы в сети ТикТок шла масштабная и, очевидно, спланированная кампания но накачке этой самой школоты. Ее прямо призывали выходить и сказать, кто здесь власть. И дети вроде бы даже и собирались выходить. Но… не вышли. То есть кто-то, конечно, вышел. Но совсем не в тех масштабах, которые ожидались.

Ожидания, между тем, были самые неприятные. Силовики и всякие ответственные люди делали пугающие заявления. По родительским чатам распространялись грозные предупреждения. Говорят, в некоторых школах даже придумали какие-то мероприятия, требующие присутствия непременно в субботу.

Конечно, наверняка сработали и предупреждения в чатах и вот эти вот субботние занятия. Родители просто не пустили детей под дубинки. И все равно — бывают дети, которым ни родители, ни учителя не указ. И они не пришли тоже. Массово не пришли.

Что-то изменилось в тех детях за последние три года. Во-первых, конечно, это уже совсем не те дети. Те дети, которые выходили в 2017-м, выросли и теперь проходят по иной возрастной категории. И, кстати, вполне возможно, что они как раз и выходили. А вот те, что как раз подросли до возраста тех, которые были в 2017-м — они другие. Про них хорошо было сказано у меня в комментариях на Фейсбуке: «Это как показывать порнографию новорожденным. Вроде бы ничего хорошего, но эффект нулевой». Точнее не сформулируешь. Поколение тиктокеров воспринимает мир как один большой челлендж. Значение имеет только то, что можно снять и выложить. Картинка должна быть красивой. Когда винтят всех — бессмысленно выкладывать, как винтят тебя. В этом нет эксклюзивности и уникальности. И не будет просмотров. А вот когда прыгаешь на машину ФСБ — то тогда да, будут просмотры. А вместе с просмотрами будет уголовное дело. Тут уж каждый выбирает что хочет. Можно сделать себе дома машину ФСБ из картона и прыгать на нее. Но уже без уголовного дела. В этом есть выбор.

«Революцию сейчас делает не выход, а хэштег» — как написали в другом комментарии у меня на Фейсбуке. Это та новая реальность, которой не ожидали ни администраторы внутренней политики, ни силовики, ни сами трибуны, еще три года назад выводившие на улицы детей из YouTube. Почему? Да потому что в YouTube основная масса людей — это зрители. А в ТикТок все в некотором смысле авторы. А у авторов творческие планы. Свои, а не те, которые им пытаются навязать непонятные пожилые люди с хроническими заболеваниями, почему-то называющие себя «молодыми политиками».

Из этого, конечно, совершенно не следует, что можно расслабиться. ТикТок как был сферой неведомого, так ей и остается. Мы лишь на одном примере увидели, что его мобилизационные возможности ограничены. Но кто знает, что будет дальше — быть может, мобилизаторы смогут подобрать ключ. А быть может мода на ТикТок просто пройдет. Но важно понимать одну простую вещь, которая стала очевидна теперь, хотя задуматься о ней стоило и 2017-м. Мы безнадежно устарели в глазах тех, кто сотрет нас с лица Земли. Причем устарели все — как администраторы внутриполитических процессов, так и опостылевшие трибуны, меняющиеся гораздо реже, чем те же самые администраторы.

А свято место, как говорится, пусто не бывает. И главный вывод, который стоило бы сделать из провала мобилизационной компании в ТикТоке — это готовность пустого места принять в себя какого-то нового лидера. Разумеется, инерционность проекта «Навальный» еще не исчерпана и какое-то время он будет замедляться, пока окончательно не остановится. Но, во-первых, это движение уже на запасные пути. А во-вторых, козырей у него в рукаве больше нет.

И раз такое дело — то хорошо бы присмотреться к ландшафту.

Хотя кто его знает — быть может новая реальность как раз не нуждается в лидерах. Или же эти лидеры обладают какой-то другой, неведомой нам природой.

И все же рискну предположить, что традиционная форма уличного протеста себя исчерпала. И в самое обозримое время на встречу с полицией будут выходить только придурки в высоких кожаных ботинках, которые просто любят подраться.

А остальные займутся хэштегами.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Взять себя в руки

Временно или нет, но коронавирус в Москве отступает. А городские власти, соответственно, постепенно отменяют те или иные ограничения. С 27 января, например, отменено требование о переводе 30 процентов работников на дистанционный режим. Теперь это всего лишь рекомендация. Руководители предприятий сами вправе решать, как им поступить.

Но люди-то уже привыкли дома сидеть! Общественная палата, например, предлагает ограничить время проведения шумных работ во время ремонта. Мотивируя это именно тем, что шумные работы мешают удаленной работе. А российский рынок модной одежды в 2020-м сократился на четверть. Никто ничего не покупал целый год! Это значит, что вынужденным возвращаться в офисы будет нечего надеть.

И здесь, конечно, в помощь руководителям предприятий выступают врачи. Пресса полна заявлений врачей о том, что удаленная работа приводит к переутомлению, ожирению, остеохондрозу и алкоголизму. «А набор веса, — говорит одна из таких докторов, — это панкреатиты, проблемы ЖКТ, а значит, и иммунной системы».

Но если все эти нарушения, вызванные удаленной работой, вовремя прекратить, то больших проблем со здоровьем не будет. Потому что организм восстановится.

«Даже если в 2020 году человек каждый вечер пил две кружки пива, — говорит одна доцент, — У него вряд ли возникнут долгосрочные проблемы, если он возьмет себя в руки с окончанием пандемии».

Ну что же. Если человек в состоянии взять себя в руки, то у него вообще проблем не должно быть. Ни до окончания пандемии, ни после ее окончания. Проблема лишь в том, что человек слаб. И далеко не всегда может взять себя в руки. И даже выход в офис после года удаленной работы вряд ли приведет к тому, что человек, выпивающий каждый вечер две кружки пива, вдруг станет пить всего одну кружку. Так что доктора, конечно, правы в том, что удаленная работа вредна для здоровья. Но они неправы в том, что отмена удаленной работы это здоровье поправит.

Впрочем, как уже было сказано выше, решение теперь будет принимать непосредственное начальство. А если кому-то не нравится — то всегда есть возможность это начальство сменить.

Свободных вакансий в стране сколько угодно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.