Северный Кремль

- Я не могу без него, – тихо сказал Михаила, ковыряя алюминиевой ложкой питательный порридж из генно-модифицированной кукурузы.

- Свежо предание, – отвечала мать, открывая крышку
печи.

Михаила равнодушно смотрела, как мать загребала узким совком горящие угли и засыпала из в утюг из нержавеющей стали.

- Сколько их у тебя было, – бормотала мать как будто бы никому, – И без каждого ты не могла.

Михаила поджала губы.

- А потом появлялся другой, – продолжала мать, закрывая крышку печи, – И сразу как-то могла…

Михаила положила ложку.

- Ты просто никогда не любила, – сказала девушка и улыбнулась.

- Да уж конечно, – пожала плечами мать, ставя утюг на большой хозяйственный самсонайт, – Куда уж нам-то… Мы на любовь не способные. Мы только вредить демократии – вот это вот мы да, это мы способные…

- Мама, – качала головой Михаила, – Мама, но ведь если бы ты любила – то где тогда твой мужчина?

- А где тогда твой?! – воскликнула мать, расстилая на самсонайте старое полотенце, – Бабы живут. А мужики занимаются демократией.

- Нет, я Романа верну, – тихо сказала Михаила, – Я пойду к нему и верну.

- Оттуда не возвращаются, – сказала мать, – И, честно говоря, хорошо.

- А я все же пойду, – упрямо повторила Михаила, – Мама, ты же меня знаешь. Если я сказала – пойду, то значит пойду.

- Иди куда хочешь, – словно бы махнула рукой, а на самом деле просто закинула себе на плечо выглаженное полотенце мать, – Восемнадцать лет, здоровая лошадь, другие уже детей нарожали, хоть какая-то будет помощь по дому… А наша-то все порхает, порхает… все ищет!

- Мама, а помнишь, ты говорила, – продолжала Михаила, как будто бы не замечая слов матери, – Что есть какая-то такая женщина… типа старица, что ли… помнишь?

- Какая тебе еще старица! Божена, что ли?

- Ну да, – кивнула Михаила, – Которая была живописательницей при стабилинистах. Ну, которая все про всех знает. Хочу у нее дорогу спросить.

- Дорога дотуда понятная… в ебеня!

- Мама! – воскликнула Михаила.

- А что – мама, мама? – впервые посмотрела на Михаилу мать, – Сначала найдет себе пидараса – а потом мама! Правозащитники эти – не мужики, понимаешь? Я это, поверь, получше тебя знаю! А тебе нужен мужик! Потому что ты – баба! Женщина ты, понимаешь?

- Роман не такой! – воскликнула Михаила и раскраснелась.

- А какой он?

- Он другой!

- Другой, ага. Другой против хищника, – заговорила непонятными старинными поговорками мать, – У блогера другого сто тысяч друзей, и все без рубля.

- Ну ма-а-амочка! – Михаила встала из-за стола, подошла к матери и обняла ее своими длинными белыми руками, – Ну пожа-а-алуйста!

Максим Кононенко. Северный Кремль

Tweet

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

Tags:
"... и обняла ее своими длинными белыми щупальцами"