kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Помимо разных точек зрения, еще бывает правильная точка зрения

Еще прекрасное:

– Журналисты, которые сегодня являются корреспондентами или редакторами, могут сохранить статус журналиста, занимаясь политикой?

– Это возможно?

– Да, я считаю, что это возможно. Возьмем, например, сотрудников журнала «Большой город», которые работают с нами. Митинги – это, безусловно, жизнь большого города, и журналисты из городской прессы не сталкиваются с противоречиями, наоборот, они оказались в чрезвычайно выгодном положении, т.к. работая с нами, они могут раньше всех узнать о деталях готовящихся событий. И им это очень выгодно именно в профессиональном смысле. У этих журналистов не возникает проблем.

и тремя вопросами ниже:

– А они не встают на сторону, когда они готовят митинг?

– Журналист – живой человек, конечно, у него есть своя позиция по тем или иным политическим событиям, в этом нет и не может быть этического конфликта. Этический конфликт возникает тогда, когда у журналиста появляется скрытый хозяин помимо очевидного «формального» работодателя. Если ты работаешь на газету, например, «Красный Тютькин» или на владельца издания – господина Иванова, или на медиакомпанию, издающую газету, – это твой открытый работодатель. Но у некоторых журналистов появляется вдруг второй работодатель, им может быть, например, коммерческая компания, которая, по-существу, купила через журналиста скрытую рекламу. Это называется «джинса». Этим вторым, скрытым работодателем, может быть политическая партия или спецслужба, которая наняла журналиста.

– Вы говорите о найме за деньги?

– Нанимать можно за самое разное, вовсе не обязательно за деньги. Самый эффективный способ нанять журналиста – предложить ему доступ к информации в обмен на лояльность. Это случай, например, Радзиховского, но это касается огромного количества наших коллег. В обмен на верное служение журналист получает доступ к информации, которую потом монетизирует. Это называется – заигрался. Влез с потрохами. И это пример того, как появляется второй работодатель, он не платит тебе деньгами сразу. Но какая разница, сразу ты заработал деньги, или это «рояль с двойной репетицией» – ты получил информацию и продашь ее потом.
Сергей Пархомегко – Тоне Самсоновой

Самсонова, конечно, великолепный интервьюер.

Вот человек только что взял и сказал, что когда ты получаешь доступ к информации о митингах за лояльность – это заебись. А когда ты получаешь доступ к информации о власти за лояльность – это не заебись.

Читаем дальше.

- Ресурс хирурга от того, что он кого-то прооперировал в отпуске, не уменьшился, ресурс журналиста от того, что он поработал на Оргкомитет пропагандистом – уменьшился.

– А каким образом может снизиться доверие к тем журналистам, о которых я говорю? Они работают на митинг непублично, имени своего не используют, доверия, которое им оказала публика, не используют. Они же не кричат направо и налево: «Я главный редактор любимой вами газеты! Вы читаете мою газету каждый день! Вы верите мне! А теперь слушайте, что я вам скажу! Идите под моим знаменем!» Никто из журналистов, которые с нами работают, так не делает.

Ну, это прямая ложь. Член оргкомитета Кашин, например, зовет на митинги каждый день по нескольку раз. Да и еще и в своих публикациях делает то же самое.

Читаем дальше:

– То есть, двойные стандарты?

– Да, абсолютно. Потому что правда существует. Мораль существует, честность существует, грех и праведность существуют на свете. Бывает правильная точка зрения. Помимо разных точек зрения, еще бывает правильная точка зрения. Бывают вещи, которые являются плохими, а бывают вещи, которые являются хорошими, и если вы выступаете за хорошие вещи и против плохих, то упрекнуть вас нельзя. Если вы твердо уверены в том, что то, что вы делаете, вы делаете правильно – значит вы не совершаете никакого преступления против совести. Потому что объективность на свете существует все равно. Можно ли агитировать за что-то и не быть при этом грешником? Можно, если вы агитируете за хорошую вещь.

А в конце Тоня словно подарок мне делает:

– То есть агитирующий Кононенко – не прав, а агитирующий Пархоменко – прав?

– Безусловно, потому что он агитирует за подлость, а я нет. В этом разница. Потому что люди могут отличить подлость от не подлости. Вот и все.
Отсюда

Спасибо, дорогая, я получил огромное удовольствие.

Кто-нибудь помнит, за что я агитирую?

Правильно – я агитирую никуда не ходить.

По мнению Сергея Пархоменко это – подлость.

Ок.

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Tags: жызнь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments