kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Category:

У каждого мгновенья свой резон

Я не люблю текстов с вопросами. Автор должен задаваться вопросами до того, как он напишет текст, а в тексте должны быть как раз ответы на те вопросы, которыми задался автор. Тексты же, состоящие из одних риторических вопрошаний всегда вызывали у меня некоторую жалость и, разумеется, отвращение.

Однако и на старуху бывает проруха. Придется и мне написать текст, состоящий из одних двопросов. Просто потому, что я так и не нашел ответы на эти вопросы, а они кажутся мне немаловажными.

Все эти вопросы проистекают из одного: почему они не отдают власть? Вот мы с вами наблюдали ситуации в Тунисе, Египте и Ливии. Продолжаем наблюдать ситуации в Бахрейне, Йемене, Сирии и Саудовской Аравии. И везде, кроме Туниса, власти продолжают искать варианты решения проблемы несмотря на то, что никакое решение уже невозможно.

Поясню на примере.

Допустим, вы судья Кудешкина. Или секретарь Хамовнического суда Наталья Васильева. И вы выносите сор из избы. Заявляете прессе что-то такое, что в вашем цеху считается неприличным озвучивать. Никаких законов вы не при этом не нарушаете и никаких формальных поводов уволить вас у начальников нет. Бывает, что начальник, как в случае с Кудешкиной, нарушает закон и увольняет вас. Тогда вы идете в суд и отстаиваете там незаконность своего увольнения. И вас восстанавливают.

А в случае с секретарем Васильевой, которую никто не увольнял, вы не идете в суд, а просто остаетесь работать.

Но ведь вы не сможете больше работать в этом коллективе. Ни во втором, ни тем более в первом случае. Конфликт с коллегами, который вы создали своим выступлением, никуда не исчезнет. Он не рассосется. И вам все равно придется уйти.

Ну хорошо, можно понять, зачем судья Кудешкина ходила по судам. Во-первых, защитить свое честное имя, во-вторых, получить положенные компенсации. Но ради чего арабские лидеры держатся за свои кабинеты в пылающих странах? Ведь больше, чем уже есть, у них всё равно уже не будет.

И в этом заключается самый главный подвопрос основного вопроса: почему они не сматывают удочки, как президент Туниса Бен Али? Ведь бросив страну наедине со своим бунтом, бывший президент или султан или кто там еще с большой долей вероятности сохранит свои миллиарды, а речь в каждом из случаев идет именно на миллиарды. А продолжая сидеть и пытаясь заливать пожар ведрами из колодца, он с такой же большой долей вероятности потеряет вообще всё. И наверняка рано или поздно впадет в кому.

Так почему же они не бегут?!

Сидение на тронах удивительнее еще тем, что сидящие не абы кто, а все-таки люди, долгие годы занимающиеся политикой. То есть, эти люди как никто другой знают, что ничто не бывает вечным, и однажды любой период заканчивается. И почему бы не предупредить этот конец, удачно сохранив всё нажитое за время периода?

Не понимаю.

Вот вы скажете мне, что власть это такая штука, которая вштыривает посильнее наркотиков, и что отказаться от нее добровольным образом невозможно. Сколько раз я слышал подобные утверждения, столько раз они исходили от людей, которые никогда никакой властью не были обличены, а потому их мнение экспертным в этом вопросе никак не является. Лично мне кажется, что миллиард долларов должен вштыривать значительно сильнее, чем какая угодно государственная власть, поскольку миллиард долларов сам по себе дает такую власть над миром, которая мало у кого есть. Впрочем, поскольку у меня самого миллиарда пока нет, то мое мнение в этом вопросе тоже не может считаться экспертным.

Третья гипотеза, адепты которой тоже найдутся – это гипотеза о том, что арабские лидеры очень ответственны, переживают за свои народы и не хотят бросать эти самые народы в лихую годину. И поэтому расстреливают эти народы из пулеметов, бомбят их бомбардировщиками и репрессируют протестных лидеров с помощью тайных полиций. Выглядит это не как боление за страну, извините, а именно как попытка удержаться у власти любой ценой. Что, повторюсь еще раз, мне как раз и непонятно.

Ну и, наконец, последняя версия, условно называемая “пацаны.” Мол, каждого авторитарного правителя в недемократичной стране окружают некие приспешники, присосавшиеся к госресурсу и набивающие себе карманы. И именно эти-то приспешники и не дают лидеру сесть в свой белоснежный авиалайнер и умотать куда-нибудь в тропическую страну тратить свой миллиард. Эта версия выглядит логичной ровно до того момента, пока мы не зададимся вопросом: а почему бы и тем пацанам не сесть в свои белоснежные авиалайнеры и не умотать в ту же самую тропическую страну тратить свои миллиарды? Зачем человеку, у которого уже есть куча денег, еще одна куча денег? Ведь с какой-то определенной суммы количество денег само по себе уже не имеет никакого значения. С какого-то момента количество денег становится больше, чем на эти деньги можно купить. И дальнейшее накопление теряет всяческий смысл. Если вы, конечно, не бизнесмен от бога и вас не интересует просто сама цифра, а не собственно деньги.

Я размышлял над этими вопросами не один день и даже не одну неделю. Но так и не смог найти ответа на тот самый первый вопрос: почему? Почему они не хотят отдавать власть?

Есть у меня одна достаточно умозрительная версия. Вот, например, некоторые мужчины зрелого возраста
любят юных, неопытных дев. Мужику шестьдесят, например, или семьдесят даже, а девушке – восемнадцать. Со стороны это выглядит, скажем так, глупо. Да и с точки зрения логики тоже. Юная дева практически во всем уступает тридцатилетней. Она хуже владеет любовным искусством, она не умеет готовить (ну хорошо, это шутка), она глупее тридцатилетней и на нее надо тратить куда как больше времени и сил, чем на тридцатилетнюю. Зачем же мужик в шестьдесят это делает? А просто он хочет продлить состояние молодости. Причем отчаянно хочет, потому что ничем кроме как отчаянием такие романы не объяснить. У нормального мужика в шестьдесят лет уже внуки есть, большая семья, которая собирается по праздникам и всё такое. Естественно получать от каждого возраста то удовольствие, которое свойственно этому возрасту.

Есть хорошая аналогия с водкой. Когда вы в хорошей компании и под хорошую закуску выпиваете первые сто-сто пятьдесят, вы чувствуете себя так хорошо, как можно чувствовать себя только после первых ста-ста пятидесяти. Это непередаваемое ощущение. И в попытке сохранить, продлить это ощущение вы продолжаете пить. Но такого ощущения больше не будет! Вы просто напьетесь, упадете под стол, а утром будете спрашивать у своего помятого отражения: зачем я вчера всё это сделал?

Вот султаны эти, которые продолжают держаться за свои позолоченные троны, напоминают мне тех людей, которые стремятся снова почувствовать запах и вкус юности, заводя себе глупую и наивную юную деву. Людей, которые продолжают пить в надежде задержать и продлить волшебное ощущение легкого опьянения.
Но повторить этого не удастся. Ни при каких обстоятельствах.

Простатит не позволит. И печень.

Впрочем, вполне возможно, что я ошибаюсь, и у всех этих султанов и полковников есть какая-то другая, недоступная нашему пониманию миссия.
GZT.RU

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Tags: Статьи
Subscribe

  • У природы нет плохой погоды

    В третьему десятилетию третьего тысячелетия человечество достигло многого. Оно синтезирует противовирусные вакцины практически из пустоты. Выделяет…

  • Стресс нам не нужен

    Среди многочисленных гуляющих по новостям весь последний год списков профессий, востребованных во время нынешнего мирового кризиса всего, я ни разу…

  • Просто Мария

    После эпического ответа федерального правительства Германии на 76 вопросов о ситуации с Алексеем Навальным, заданных депутатами Бундестага…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments