kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

В Мосгорсуде начались слушания по делу Рябова.

Оригинал взят у agatacrysty в В Мосгорсуде начались слушания по делу Рябова.

Сегодня в Мосгорсуде начались слушания по делу Рябова Анатолия Яковлевича, обвиняемого в совершении насильственных действий сексуального характера (ст 132 УК РФ) в отношении своих учениц.  известный пианист, преподаватель Центральной музыкальной школы Москвы, заслуженный деятель искусств России.  Рябов много лет работал по совместительству в Московской консерватории, является профессором кафедры специального фортепиано и органа Государственного музыкально-педагогического института им. Ипполитова-Иванова. Известен тем, что воспитал больше 70 лауреатов и дипломантов международных конкурсов, из них более половины — лауреаты 1-х премий и Гран-при.  Я не могу пройти мимо этого события, т.к. вся эта история с самого начала вызывала у меня множество вопросов и по итогам собственного расследования у меня возникли сильные сомнения в виновности Рябова. Но это лишь мое частное мнение, и даже скорее - ощущение, возникшее после того, как меня вовлекли в эту историю. Естественно, признать человека виновным либо оправдать может только суд, и я надеюсь, что он вынесет справедливое решение.  Но как бы не получилось так, что Рябов встанет в один ряд с Макаровым, Тапия-Фернандесом и прочими широко известными личностями, доказательства вины которых, мягко говоря, весьма сомнительны.  Вы знаете мое отношение к педофилам, знаете, как я их ненавижу, и если действительно в суде вина будет доказана, я первая открою шампанское. Но пока радоваться нет причин. И вот почему… 

Я не зря сравнила историю Рябова с историей Макарова и Тапия-Фернандеса. Все эти три дела связывает вместе один скандально известный центр «Озон», на исследованиях которого построены обвинения во всех трех случаях. Центр «Озон» незаконно проводил такие исследования, выступая в качестве экспертного учреждения, по факту таковым не являясь. За незаконную деятельность был несколько раз оштрафован, но это не помешало ни ГУ МВД Москвы, ни Следственному Комитету продолжать направлять туда толпами детей, возможно пострадавших от педофилов и приобщать к уголовным делам под копирку сделанные заключения, в большинстве из которых говорилось, что ребенок действительно пострадал от сексуального насилия. Таких заключений только за последний год центром было выдано более 70. Никакой юридической силы и медицинского значения они не имеют. Руководитель центра, господин Цымбал, который выступал последний год по всем каналам в качестве ведущего эксперта в данном вопросе, по образованию оказался биофизиком. Другие сотрудники, работавшие в центре,  хоть и были психологами, но не имели соответствующей для работы с жертвами сексуального насилия квалификации. Так же беседы, которые проводились с детьми «специалистами» центра, по результатам которых и писались штампованные заключения, тоже весьма сомнительны. Детей хвалили, если те начинали говорить на сексуальные темы, то есть,  об объективности речи быть уже не может, и более того, в заключениях «прямой речью» ребенка шли такие слова, которые ребенок в принципе знать не может, если он как минимум не студент психологического факультета ВУЗа. Мне довелось посмотреть одну из видеозаписей беседы с девочкой в Центре, я пришла в ужас. Так вот и дело Макарова, и дело Тапия-Фернандеса, и дело Рябова имеют свои истоки именно в ОЗОНе. Можно ли принимать во внимание подобные исследования? Вопрос. При этом почему-то никому в голову не пришло обратиться для проведения соответствующих экспертиз и клинических исследований в Институт Сербского.

Второй вопрос, который меня волнует в этой истории – роль в этом деле Якупова Александра Николаевича, бывшего директора ЦМШ, от которого я как раз таки и узнала об этой истории. Он обратился ко мне 28 июля 2011 года с просьбой помочь ему в защите своей чести и достоинства. Рассказал слезную историю о том, что пытался посадить педофила, а его за это выгнали с работы и угрожают ему и его семье. Написал длинное письмо и попросил информационной поддержки. Я опубликовала это письмо в блоге и направила официальную бумагу с просьбой разобраться в ситуации П.А. Астахову. Якупов звонил мне, благодарил. Потом все утихло. А через пару месяцев он резко изменил свою позицию. Начал названивать мне и говорить, что я опубликовала письмо без его разрешения, грозился подать на меня в суд. Его адвокат начал принимать меры к моему розыску. После этого сам Якупов мне больше не звонил, засылал всевозможных своих знакомых, в том числе и работающих на телевидении, которые пытались убедить меня в его правоте, не имея при этом никаких аргументов, кроме того, что «Александр Николаевич меня очень просил…» Сначала я реагировала на это спокойно, потом достаточно жестко.  Я перестала понимать где кто и устранилась от этого дела. А недавно ради интереса познакомилась и с самим Рябовым, который находится сейчас в очень подавленном состоянии. Вот такая история. Больше сама судить ни о чем не смею, буду ждать решения суда и очень надеюсь, что оно будет соответствовать букве закона. Потому что все вышеизложенное это лишь догадки, личные ощущения и эмоции. А в таких вещах, как правосудие, их быть не должно. По этому, мне бы хотелось взять комментарии у специалистов, которые знакомы с материалами дела и могут высказать свое мнение.

 Профессор философии и медицины, доктор философских наук, действительный член Академии медико-технических наук, член Союза писателей России, ректор Государственной классической академии Вероника Рафаиловна Ирина:

«дело сфабриковано, сфальсифицировано достаточно нагло и не прикрыто, и я волею судьбы один из соучастников этого деяния. Обратив внимание на то, что ни один свидетель защиты не был допрошен следствием, я сама лично отправилась на беседу в СК города Москвы и в районную прокуратуру. Поскольку Рябов в это время был доцентом кафедры фортепиано ГКА и мы проводили и свое служебное расследование, я попросила его по памяти написать мне график работы с учениками (оригинал сохранился и он у меня) . Я принесла этот график в СК и в прокуратуру и просила допросить учеников, время работы с которыми соприкасалось с заявительницей. Вместо этого на кажый урок был введен в дело дополнительный эпизод домогательства ??!!!  Их стало вместо одного - 51. Я позвонила своему коллеге господину Цымбалу. Он подтвердил следователь с этим дневничком у него был, но он (Цымбал) только помог девочкам формулировать обвинение. " Поверьте, Вероника Рафаиловна я ничего сам не делал, я только помог сфрмулировать притрагивания".»

Если дело сфабриковано, то у кого был мотив оговорить известного педагога и какова цель этих людей?

«Ученицы обе отказные - трудно преодолимое чувство мести и профессионального унижения. Следователи, не разобравшись, арестовали. Далее - защита чести мундира и системы, Непрофессионализм молодых следвателей и цинизм ОЗОНа.  Корпоративный конфликт в ЦМШ - двойное управление Рябов - Худодественный руководитель, Якупов- хозяйственник. Амбиции Якупова дирижера,музыканта, администратора - оказались непреодолимы, несмотря на официальный отказ рябова от должности. По факту он до последнего дня был фактически доминирующим руководителем, к тому же острым и безжалостным на язык.. Ну и наконец, стандартная профессиональная Зависть ( которую знаменитый генетик академик Левон Бодалян называл " подоходным налогом за талант".)

Что, по вашему мнению, должно быть сделано, чтобы дело было рассмотрено объективно и в соответствии с Законом РФ?

«Есть только один единственный путь соблюдения Законодательства РФ - суд должен отправить  Рябова на клиническое обследование через госпитализацию в Институте Сербского и девочки должны пройти обследование там же. Это и будут те медицинские заключения,  которые дадут  объективную картину произошедшего» .

Адвокат Рябова Тер-Саркисов Михаил Юрьевич

«Оговор мог иметь место. Якупов давно боролся с Рябовым и не применул возможностью с помощью этой истории расправиться с Рябовым. Его устраивает любой исход ситуации, свое дело он уже сделал.  Мать ребенка, написавшая заявление, как мне кажется, под  давлением Якупова, была вынуждена написать заявление тк Якупов обещал при этом условии перевести девочку к не менее квалифицированному педагогу. Так же хочу заметить, что НИИ Сербского не дал однозначного ответа на амбулаторной экспертизе, так что мы будем настаивать на проведении стационарной экспертизы. Защита настаивает на том, что событие преступления отсутствует, и будет требовать объективного исследования в судебном заседании всех представленных доказательств, а так же ставить вопрос о недопустимости некоторых из них. Я считаю, что ответственность слишком высока, срок по статье, по которой обвиняется Рябов серьезный, по этому мы не можем допустить судебной ошибки».



Subscribe

  • Домострой

    В вопросах социальной справедливости, как известно, не может быть никаких компромиссов. И главное неравенство, которое человечество пытается…

  • Путь к математической справедливости

    Уж сколько раз я рассказывал вам, что познание бесконечно. А одной из важнейших целей познания на текущем историческом этапе является поиск…

  • У природы нет плохой погоды

    В третьему десятилетию третьего тысячелетия человечество достигло многого. Оно синтезирует противовирусные вакцины практически из пустоты. Выделяет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment