Страх и ненависть в Рашке

Приветик, дорогая!!!

Ну что я могу сказать… У меня сейчас чувство, как-будто я вернулась с зоны.

У меня случился глубочайший культурный шок сразу, как я только подошла к gate на посадку в самолет в Москву, и продолжался до тех пор, пока я не села в обратный самолет на Коламбус и не увидела там стюардессу, эдакую пышечку, которая светилась и улыбалась, и пыталась передать весь свой насторой пассажирам, она нас разве что не облизывала.

Хочу побыстрее забыть эту поездку как страшный сон!
Никаких фотографий не делала – не хотелось ничего с собой брать, даже фотографии. Получила настоящую шокотерапию. Мне теперь нужно лечиться после этой поездки и ехать в отпуск. Какое счастье, что нам удалось убраться из этой страны, вот уж во истину по добру- по здорову!

НЕ ЕЗДИТЕ ТУДА, если у вас там нет родных, и чувство долга не призывает! Деньги можно потратить гораздо более приятно в Европе, для вас, любителей всяких культурных приятностей.

В России такая серость и убогость при всей внешней роскоши, стало еще хуже за десять лет, с тех пор, как я там не была. Народ в общей своей массе злобный и недружелюбный, какое-то стадо мамонтов с авоськами. Даже уже спросить дорогу может обернуться проблемой – просто обхамят.
Народ, при том, что теперь там модно ходить в церковь, материально oриентирован до мозга костей.

Сплошной криминал! Такое впечатление, что по телевизору кроме убийств, садизма, грязного секса и других зверских извращений, больше ничего не показывают. Ужасно страшно ходить по улицам, особенно поздно вечером.

Дорогущие продукты в магазинах и на рынках покупать иногда просто опасно. Теперь в Москву везут со всего мира все, что угодно, не опасаясь никакого контроля. Заплатил – значит все можно.

Экология – ужасная. Моя мама живет у станции метро Чертаново. Это юг Москвы с огромным лесопарком рядом. Выходишь из подъезда и тебе тут же бьет в лицо запах гари, пополам смешанный с сигаретным дымом и еще бог знает с чем-то рвотным. Курят везде прямо тебе в физиономию. В центре города вообще дышать невозможно. У меня к вечеру каждый день болела носоглотка, и это зимой! Что же у них творится летом! Я там проболела целую неделю, оставаясь дома с мамой. Но выходить на улицу или тем более куда-нибудь ехать не было ни малейшего желания.

Мой приятель, недавно был недалеко от места в Японии, где загорелся ядерный реактор, и весь мир судорожно наблюдал за уровнем радиации. Так вот, он взял с собой прибор, которым измеряют уровень радиации. Оказалось, что уровень в районе опасной зоны – 6, а в Москве….14:):)

Общество ориентировано на мужчину, а женщина существует, как придаток. Женщина без мужа – все еще в осуждение.
Отсюда

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Tags:
Лежал я как-то в больнице с одним ветераном одной из чеченских войн и он любил жаловаться-то пенсия маленькая, то проблемы с оформлением, чиновники гады. Все свои реплики она при этом заканчивал гордым возгласом:"Но это же Россия! Мы такие!"
Да... Похоже на трейлер проекта "Не Дай Бог - 2".

П.С. А слева от Навального на фотке из предыдущего поста не Заштопчик?
Вот кстати про воздух все точно написано. Привычка нужна.
Всё нормально: обычное эмигрантское желание оправдать свой отъезд. Болезнь, кстати, вполне распространённая -- ей страдают не только советско-российские эмигранты.
Ненормальнее всего, как заметила одна из комментаторов к оригиналу, это два смайлика после новости о том, что в Москве радиационный фон в два раза выше, чем около Фукусимы. Безотносительно справедливости самого утверждения -- чему эта идиотка улыбается? У неё ведь там мать живёт...
Наверное радуется, что и то и то в пределах естественного фона. В моих краях он примерно 30 микрорентген в час.

А как там Мосрентгене?
Народ в общей своей массе злобный и недружелюбный
Какое дружелюбное письмо, однако.
У бабы проблемы с носом, глазами и мозгом. Хотя, в последнем случае - какие проблемы могут быть с тем, чего нет?
А что за Коламбус? Который в Огайо?
Прям как в анекдоте:
"Да нехай клевещут, империалисты проклятые!"
Прочитал, опечалился.. Пойду водки из самовара выпью. Ну там малость на балалайке потренькую, глядишь и медведя пора выводить на прогулку..
лучше бы выпил, но нет потянуло меня написать )))
Дело тут не только в Рашке, как выражается дама, Лондон, пригороды Парижа, Индия, Азия, не говоря уже о большинстве американских городов - унылое говно, по большому счету. Как говорила моя бабушка: пережили голод, переживем и изобилие. Тут боюсь, она была не права - изобилие можем и не пережить. Изобилие не еды, а всего проявления человеческого бытия, когда возможно все. Боюсь это "возможно все" нас и порвет ))
А я вот наш город последних дней так представляю:
Страстная неделя в Москве в 12 году выдалась на редкость не приличной. Снег сменился унылым дождем, залитый масляной пленкой серый воздух сдавливал виски. Монотонность душила. Ощущение накапливаемого бешенства и раздражения порождала страх неконтролируемого взрыва, который разрушит тебя изнутри, не оставив и следа в этом сером городе. Страх заставлял закутываться в монотонность с головой – по возможности ни с кем не разговаривать и раньше ложиться спать, заставляя себя пробыть в забытьи как можно дольше. Работа не спасала. Кто-то уходил в алкоголь - становился плаксивым и невозможным. Некоторые нарочито громко и беспрерывно шутили, постоянно переводя бессмысленный взгляд с одного собеседника на другого, которые, впрочем, шутящего и не слушали.
Монотонность глушила взаимною ненависть, которую боялись признать, но она вплескивалась каждый день, еще более раскручивая бессмысленное колесо.
Зло – сонливая, глупая, эгоистичная субстанция щекотала прохожих, заглядывало в лобовые стекла стоящих в безнадежных пробках машин. И некто не смел сказать ему – пошло вон, тебе здесь не место. Это не был город умных. Условный рефлекс заставлял горожан метаться словно животных. Все ждали возможности убежать из Москвы – подальше, где тепло, где много еды и алкоголя, разнузданность, бесплодные разговоры, или осуждающая рефлексия, где все забываются от усталости – но от чего они устали?
Тепло не приходило, кто мог улететь – паковал чемоданы, остальные ждали первого солнца. Ждало первого солнца и зло. Ждало в предвкушении веселья от глупого вида миллиона истеричных машин, раза в два превышающих армию вермахта, вторгшуюся много лет назад в СССР. Но в отличие от вермахта, цель у этих машин была веселой – вывести своих владельце вон из города, где они могут съесть жареного на углях мяса и продолжить бесконечную стройку. Строили все – стройка стала смыслом жизни и ее оправданием. Ради великой стройки крали, убивали, бросали близких, обманывали, работали на износ. Стройка за городом – это символ не бессмысленности существования. Дом – материальное воплощение потраченных сил и времени.
Ты – владелец дома, наслаждаешься своим произведение, ты сидишь и не разговариваешь со своими близкими, потому что тебе не о чем с ними разваривать, он устали от тебя, пока ты строил, а ты – устал от них. Но скором придут соседи, или приедут друзья, и все изменится, ты будешь гордо показывать им свои владения, разговор польется рекой об особенностях приготовления мяса с использованием вертикального огня. Тебе будут кивать в ответ, называя молча тебя безвкусным, малосодержательным, ну или даже вором. Потом они уйдут, скажут это всё вслух и опять будут молчать, потому что они устали друг от друга – а значит, - они будут ждать с нетерпением тебя, чтобы ты сделал с ними ровно тоже самое. Злу весело в нашем городе…
Про радиацию - жырный зачодъ. Такой прибор, японский, секретный.
И ведь всё правда, как ни странно. Мы все умрём.
Про радиацию не уверен, а все остальное так и есть
Если бы так, голубчик.
Так ведь хуже, гороздо хуже!

С грустью,
Саша Перельман