kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Categories:

Шествие на осляти

Мандельштам был всё-таки прав. «Мы живем, под собою не чуя страны». Именно что не чуя, поскольку страна под нами всё-таки есть. И какая страна! Кажется, верни ее – и жизнь сразу наладится.

Когда я смотрел по телевизору на инаугурацию, один момент ее поразил меня до самого дна моей неглубокой души. Зачем действующий президент ехал из первого корпуса Кремля в Большой кремлевский дворец на бронированном «Мерседесе» с двумя джипами охраны? Ведь это метров триста-четыреста по абсолютно пустым площадям Кремля. За стенами высотой от пяти до девятнадцать метров и толщиной от трех до шести. Безопасно, приятно, полезно и демократично.

Но нет – в машине, с охраной. И потом нам говорят, что инаугурация так похожа на царский обряд, существовавший не чуемой нами под ногами стране.

Нет, всё было иначе. И ладно там инаугурация. Меня потряс существовавший до 17 века обряд, называвшийся «шествие на осляти». Он проводился в Вербное воскресенье и символизировал вхождение Христа в Иерусалим. А в ходе этого обряда Патриарх всея Руси натурально въезжал в Кремль на осляти.

Вот только представьте себе: после утренней обедни царь в праздничной одежде входит в Успенский собор. С ним бояре, окольничьи и другие придворные чины. От Успенского собора начинается Крестный ход: хоругви, чернецы, дьяконы, священники и протопопы. Кресты хрустальные, иконы, певчие, ключари соборные и патриарх. Сотни людей в церковных одеждах!

За ними – царское шествие. Дьяки, дворяне, стряпчие, стольники. Ближние и думные люди. Окольничьи. И царь в окружении стрелецких полковников. Вдоль дороги стоят расписанные кадки, в которых нарезана верба.

Процессия выходит из Спасских ворот Кремля и идет к Лобному месту, на котором установлены иконы Иоанна Предтечи и Николая Угодника. Дорога ограждена обитыми красным сукном перегородками и стрельцами, Красная площадь забита народом. Царь и патриарх входят в придел Входа в Иерусалим собора Василия Блаженного. Царь молится и возлагает на себя сан.

Осля стоит у Лобного места. С ним патриарший боярин и пять дьяконов в золоченых кафтанах. Там же, на санях с колесами, установлена главная верба, украшенная бумажными цветами, яблоками, орехами.

Крестный ход возвращается в Успенский собор. Царь и патриарх поднимаются на Лобное место, где архидьякон, глядя на Запад, читает Евангелие. Царь и патриарх раздают окружающим веточки вербы.

Когда архидьякон дочитывает до «и посла два от ученик», протопоп и ключарь отправляются за ослятей и покрывают его ковром и красным с зеленым сукном. Патриарх берет в одну руку Евангелие, а в другую – крест, и садится на осля.

Процессия отправляется назад в Кремль. Дьяки, дворяне, стряпчие, стольники. За ними везут в санях вербу. Под вербой поют дьяки в белых одеждах. За вербой идут ближние люди, думные дьяки, окольничие и царь. Царь ведет осля под уздцы.

По ходу шествия дети стрельцов устилают дорогу разноцветными тканями. Поверх тканей – кафтаны. Сотни детей от десяти до пятнадцать лет. Процессия подходит к Спасским воротам. В этот момент все колокольни Кремля начинают звонить и звонят до тех пор, пока процессия не дойдет до Успенского собора. Вербу оставляют у входа, внутри дочитывают Евангелие. Царь и Патриарх целуются, после чего царь отправляется в домашнюю церковь, а Патриарх заканчивает литургию.

После литургии патриарх благословлял вербу. Некоторые ветви забирали себе важные люди, остальное, включая детали саней, раздавали собравшимся людям.

Красиво? Да не то слово! А сколько во всем этом символизма и глубинного смысла! Ну сравните это с «Мерседесом» в окружении двух «Гелентвагенов» на пустых дорожках Кремля. И с проходом избранного президента по трем несчастным залам дворца между гостями типа Стаса Михайлова, Григория Лепса и Тимати. Убожество! Скука!

Вот я и предлагаю: учредить особый фонд по возрождению обряда шествия на осляти. И так и назвать этот фонд: «Фонд шествия на осляти». Причем если в 17 веке «осля» представлял собой лошадь, а Христос, как ни крути, въезжал в Иерусалим на осле, то хорошо бы, чтобы «осля» был осля. Лично я очень хочу посмотреть, как Патриарх сидит на осля. Лично мне это надо. Серьезно.

Есть, кстати, и еще одно немаловажное качество. С 1684 года по 1863 год, когда на Руси было два царя: Иван и Петр, в шествии на осляти принимали участие оба. И проблем никаких вроде бы не было. Так что по всем политическим причинам нам это очень подходит.

И я голосую за это.

За шествие на осляти!
ВЗГЛЯД

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Tags: Статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments