kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Правдоискатель Гудков

— Говорят, что одним из молодых сотрудников КГБ, занимавшихся вашим делом, был Геннадий Гудков — ныне депутат Госдумы?

— Действительно, именно он вел мое дело. Со мной встречался и до ареста, и во время допросов. Вел обыск. Хотя, конечно, делал вид, что это не он делает, а прокуратура…

— И как он проявлял себя на службе в госбезопасности, с рвением?

— В общем, это было довольно страшное зрелище. Как-то ко мне пришла прихожанка с не совсем здоровой дочкой. Гудков их схватил и затащил в отдельную комнатку. Закрыли дверь. И он стал требовать от них, чтобы они признались в том, что шли ко мне исповедоваться. Они же стали говорить, что пришли не исповедоваться, а навестить. В ответ он стал кричать на мать. Угрожал, что ее уволят с работы. Вел себя жутко.

Когда же ему не удалось их сломить, он выхватил тетрадку с исповедью больного ребенка из сумки у женщины. Стал читать ей в лицо и смеяться. Я пытался отнять у него эту тетрадку. Но сделать это было невозможно — меня быстро нейтрализовали. Вот такой был момент, после которого было очень плохо. Кстати, эта тетрадка лежит в моем подшитом деле. Когда меня допрашивали в последний раз, я ее видел…

Когда Гудков пришел ко мне на обыск (а они пришли утром), я их увидел через глазок. У меня были письма и разные бумаги, которые не должны были попасть им в руки. Я схватил их и пошел сжигать в туалет. И пока они там стояли, звонили в дверь, я все сжигал. Заодно, кстати, сгорело и сиденье унитаза. Потом они вошли со слесарем. Гудков понюхал и спрашивает: «Ну, что все сожгли?» Я говорю: «Все!» Тогда он побежал в туалет, засунул руку в унитаз и стал вылавливать недогоревшие кусочки бумаги.

— И что именно Гудков вылавливал, что именно вы пытались сжечь?

— Это были воспоминания о преследовании верующих в 20-е годы. Он выловил кусочки этих воспоминаний, высушил на батарее. В результате они были подшиты к моему делу. Потом он украл у нас ружье времен Александра II. Оно не было стреляющим, не было даже затвора… Когда после обыска уносили мешки книг, он вернулся, снял со стены это ружье и унес. Когда мне возвращали книги, ружье так и не вернули. Я спросил: «А где ружье?» Он сказал, что, мол, из него можно стрелять. Я сказал давайте загнем палку от шторы и будем из нее стрелять… Невозможно же! Вот такой прохиндей: спокойно взял и унес. В общем, все это было ужасно: с одной стороны, как сон, а с другой — такая страшная действительность.
Отсюда

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Subscribe

  • Умные все

    Экология неисчерпаема как атом. Поиски причин, которые влияют на глобальное потепление — одна из увлекательнейших современных наук. И хотя…

  • Золотая вертикаль

    Однажды я выбирал кафельную плитку. Для ванной комнаты. На строительном рынке. Ходил, присматривался. Недорогое место, павильон то ли из…

  • Фактор жертвы

    Система восприятия устроена так, что в общем случае людям свойственно запоминать только первую информацию. И исходить в трактовках только из этой,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments