Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Карьера

Русская пословица гласит, что не место красит человека. А человек красит место. Но это, как теперь принято говорить в интернете, не точно. Иногда место становится важнее занимающего его человека.

Вот, например, в далеком 1995 году в одном из районов Нижнего Новгорода поступил на работу сотрудник органов внутренних дел. Пришел из армии — и сразу же поступил. И работал на совесть. Красил собой, так сказать, место.

Через два года сотруднику предложили офицерскую должность. Которая, согласно правилам, требовала хотя бы среднего специального образования. И сотрудник подтвердил наличие этого самого среднего специального образования, предъявив соответствующий документ.

И пошла у человека карьера. Младший лейтенант, лейтенант, старший лейтенант. Капитан. И, как венец карьеры — майор. В должности начальника межрайонного отдела Росгвардии.

И вот после 25 лет безупречной службы наш герой решил уйти на заслуженный отдых. А служба безопасности возьми да и проверь его послужной список. И вдруг обнаружилось, что тот самый диплом о специальном среднем образовании, предъявленный майором больше двадцать лет назад, оказался, что называется, купленным в подземном переходе. То есть — поддельным. Ну, тогда так принято было — все свои проблемы решать в переходе.

Без пяти минут пенсионер признал свой подлог.

И вот теперь, внимание, спрашивается вопрос.

А какая разница-то?

Человек служил. Отдал четверть века далеко не самой благодарной работе. Шагал по карьерной лестнице, получал новые звания. То есть — устраивал начальство во всех отношениях.

Но, с другой стороны, он начал свою карьеру в правоохранительных, что важно, органов с подделки документов. Отменяет ли этот проступок всю последующую карьеру этого человека, как юношеские глупости отменяют сейчас долгие и заслуженные карьеры голливудских звезд?

Это весьма интересная для дискуссии тема. Которая становится еще интереснее, потому что фигурант более в органах не работает. И ему вообще нечего предъявить в силу сроков давности.

Правда, можно попробовать лишить его ведомственной пенсии.

Но вряд ли остальные сотрудники органов по всей стране встретят подобное решение с достаточным пониманием.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Прощай, оружие

В России существует ряд традиционных дискуссий, выход из которых найти невозможно, но не вести которые не получается. Это, разумеется, дискуссии о том, кто виноват и что делать. Выносить Ленина из Мавзолея, вводить прогрессивную шкалу налогообложения и вот это вот всё. Это дискуссии про бродячих собак, нападающих на людей. Дискуссии о нетрадиционных сексуальных ориентациях. А теперь еще и дискуссии о вакцинации.

Но есть над всем этим одна высокая, постоянная, никогда не прекращающаяся и не привязанная к датам и событиям дискуссия об оружии.

Она обостряется во дни трагедий вроде керченской или казанской, но даже без этих обострений дискуссия ведется постоянно и бесконечно. Горит, так сказать, без поддержки горения. И если у вас нет темы для очередного ток-шоу — позовите на него сторонников и противников свободного оборота оружия и вы получите отличное, острое шоу. Главное, чтобы его участники в студии не поубивали друг друга. Руками, разумеется. Без оружия.

Потому что оружие у нас, слава богу, находится хотя бы под формальными ограничениями.

А бывают страны, где оно не находится даже под формальными ограничениями. И в этих странах происходит вот так: в совпавшие с празднованием дня независимости США в стране зафиксированы не менее 400 (!) перестрелок, в которых погибли около 150 (!!) человек.

Это, конечно, не официальные цифры, а данные исследовательской группы Gun Violence Archive, приведенные CNN. Но вряд ли реальность сильно отличается от доклада — достаточно просто посмотреть новости. «За 72 часа, со 2 по 4 июля, в Нью-Йорке произошла 21 перестрелка. Погибли не менее 26 человек, десятки пострадавших остаются в больницах» — сообщает по материалам CNN телеканал НТВ. В одном только Нью-Йорке рост преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия, вырос на 40% по сравнению с прошлым годом.

Причин тут, конечно, может быть много. Во-первых, США находятся в довольно нервном состоянии из-за пандемии коронавируса. США — наиболее пострадавшая в этой пандемии страна мира. Вроде бы самая совершенная и прогрессивная — но оказавшаяся самой беззащитной перед коронавирусом.

Во-вторых, после победы президента от демократов в стране воцарился террор левых экстремистов. Всё вот это вот BLM и боевые мультисексуалисты. Самовозгоняющаяся среда бессмысленного протеста против всего. Разумеется, ее внутренняя агрессия неизбежно выплескивается наружу. А полиция, загнанная в угол, практически не сопротивляется. Потому что за любое законное сопротивление беззаконию полиция отправляется на десятилетия в тюрьму, как тот парень, который поймал наркомана.

А в-третьих, и это самое важное: оружие хочет, чтобы из него выстрелили. Оно упрашивает своего владельца об этом. Оно гипнотизирует и парализует. Вот прямо как в фильме «Макаров» с Сергеем Маковецким. А когда ты можешь пойти в ближайший магазин и купить там пистолет, предъявив водительское удостоверение — это и есть та отправная точка, после которой ты становишься рабом этого пистолета.

И дальше уже неизбежно: «В перестрелках в Чикаго в выходные ранения получили 83 человека, 14 погибли».

Разумеется, эта колонка — всего лишь очередное высказывание в той самой непрекращающейся дискуссии, в которой я нахожусь на стороне противников оружия. Очередная насмешка над хрестоматийным «а вот если бы у него был короткоствол». Но все таки повторю свои привычные тезисы:

1. Оружие провоцирует. Чем меньше оружия в социуме, тем спокойнее жить в таком социуме.

2. Аргумент «у преступника все равно есть оружие, но если он будет знать, что у тебя тоже может быть оружие, то поостережется». Михаил Круг вам ответом. Если преступника не останавливает перспектива отправиться в тюрьму — то почему его должен остановить ваш умозрительный пистолет?

3. Невозможно применять одинаковые правила по обращению оружия ко всему обществу. Бывают места, где люди рождаются с папкиным ружьем в руках. Где без ружья просто нельзя выйти в лес. Ограничивать живущим в таких местах людям доступ к оружию до 21 года — нелепо и бессмысленно.

4. При этом к жителю большого города, покупающему себе помповое ружье как только ему исполнилось нужное количество лет, должно быть самое пристальное внимание тех, кто выдает разрешение и продает. Зачем ему такое оружие в большом городе? Как он собирается его применять? Сейчас на это всем наплевать. В результате мы имеем то, что имеем. И слава богу, что у нас это происходит значительно реже, чем в США. Видимо, просто общая культура повыше.

5. Оружие нужно для войны, работы силовиков, охоты и спортивной стрельбы. Больше оружие не нужно ни для чего. Для самообороны оружие не нужно, потому что практически никто никогда не применяет оружие для самообороны. Не успевает или не решается. Поэтому оборот оружия должен быть ограничен именно этими сферами.

Уверяю вас, любой американский политик мечтает ограничить оборот оружия в США. Чтобы не было таких новостей: «Перестрелки также произошли штатах Иллинойс, Техас, Вирджиния и Огайо. В Норфолке огнестрельные ранения получили четверо детей. В Толедо подросток устроил стрельбу на вечеринке, один человек погиб, 11 получили ранения. В пригороде Атланты выстрелом в голову был убит профессиональный гольфист Джин Силлер».

Но любой американский политик не может ограничить оборот оружия, потому что так устроена его страна. И когда Советский Союз после войны последовательно избавился от оружия — это было одно из наших великих достижений. Мы — общество без оружия. И таковым должны оставаться.

Потому что разрешить просто.

Запретить — невозможно.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

А может и нет

Трагедия в Казани в очередной раз поставила вопросы, и самое ужасное в этих вопросах именно то, что они поставлены в очередной раз. То есть, с тех пор, как эти вопросы были поставлены в предыдущий раз, мало что изменилось. Теперь кто-то скажет, что во всем виноваты компьютерные игры. Другой скажет, что надо запретить анонимность в социальных сетях. Третий призовет усилить охрану в школах. Четвертый удивится тому, что люди с психическими отклонениями не попадают в поле зрения психологов и психиатров.

Я же традиционно скажу, что вероятность подобного рода преступлений была бы значительно ниже, если бы у потенциальных преступников не было такого оружия, которое у них было.

Конечно, тут же навстречу мне встанут стройные шеренги адептов полковника Кольта. Однако я попрошу их просто сравнить количество подобных преступлений в США и в России. И вся теория о том, что разрешение на свободное ношения оружия хоть как-то ограничивает массовые убийства развеется как дым.

У казанского убийцы, как и у керченского три года назад, было легально приобретенное недорогое помповое ружье.
Зачем человеку в большом городе может понадобиться многозарядное ружье? Этот человек не охотник. Не спортсмен. Ему вообще только что исполнилось 18 лет. Однако лицензия общая, а у продавца, что в одном, что в другом случае, не возникло вопросов.

Бывают люди, которые рождаются со стареньким отцовским ружьем в руках — где-нибудь в тайге. Там иначе нельзя. Бывают люди, которым просто нравится охота — для таких людей какие-нибудь двухсотлетние итальянские и немецкие компании выпускают очень дорогие и очень красивые охотничьи ружья. Бывают спортсмены и любители пострелять — вот я, например, люблю стрелять по мишени. У меня есть продающееся без всяких разрешений и вполне безопасное пневматическое оружие. И оно меня совершенно устраивает. Огнестрельного нет.

Зачем, спрошу я еще раз, только что достигшему совершеннолетия жителю большого города недорогое многозарядное ружье? Кажется, любому продавцу и выдававшему разрешение начальнику должно быть понятно, зачем. Не для охоты. И не для спортивной стрельбы.

Но вопросов, еще раз повторюсь, до сих пор не возникло.

Может быть, такие вопросы возникнут теперь.

А может и нет.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Новые амазонки

Нет более непримиримой борьбы в наше с вами и без того сложное время, нежели борьба за абсолютное равноправие женщин. Не дай бог неудачно пошутить в социальной сети — боевые отряды сетевых амазонок немедленно появятся у вас в комментариях. И аргументация их будет очень суровой.

Но что в общем случае отличает сетевых амазонок от земных женщин — так это отсутствие опыта жизни. О который однажды разбиваются многие идеалы тех, кто был так непримирим на иждивении у родителей.

Вот, скажем, издание The Telegraph пишет со ссылкой на заявление Пентагона, что, вы только подумайте, попытка ввести одинаковые тесты по физической подготовке для мужчин и женщин в американской армии провалилась. Оказывается, большинство женщин не справляются с тестами, с которыми справляются мужчины. Не так быстро бегают, не так много подтягиваются, не такой вес могут поднять. Что же делать? Вы не поверите: армия США собирается провести проверку для того, чтобы понять, действительно ли женщины не такие физически сильные, как мужчины. Сразу-то признать страшно. А ну как амазонки.

Между тем женщины знают о себе, кажется, много больше, чем те, кто не женщины. По крайней мере, согласно результатам одного из недавних опросов о зарплатных ожиданиях в России, женщины считают идеальной для себя зарплату почти на 40 процентов меньше, чем мужчины. Это не за одну и ту же работу, нет. Это просто идеальные ожидания. Можно, конечно, сказать, что женщины просто знают, на что могут рассчитывать. А можно сказать и иначе: женщины просто куда как разумнее мужчин тратят деньги. И на поддержание такого же уровня жизни им нужно существенно меньше средств.

Ну или вот еще случай. Девушка из Венгрии обнаружила, что Google-переводчик дискриминирует женщин. В венгерском языке у местоимений нет родов. Однако когда Google переводит с венгерского на другие языки, он сам выбирает род для местоимений, исходя из контекста перевода. Если кто-то зарабатывает много денег — то это становится «он». Если кто-то моет посуду — то это будет «она».

И как бы объяснить этой девушке, что алгоритм Google-переводчика в первую очередь опирается на гигантскую базу поисковых запросов и результатов по этим запросам. И что если кто-то, кто зарабатывает много денег — это «он», а кто-то, кто моет посуду — это «она», то это не провокация мужчин-программистов. А просто так оно в жизни устроено. И отражено в гигантском объеме данных, накопленных крупнейшей в мире поисковой системой.

Ну то есть жизнь такова, какова она есть, как говорил древний мудрец. И больше никакова.

Но бороться за абсолютное равноправие, разумеется, надо.

А то как бы не пришли амазонки.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Насильно мил не будешь

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Писал Лев Толстой и ошибался. На самом деле счастье всегда разное. А несчастливая семья всегда начинается с одного и того же: со взаимных упреков. Вот как только в ответ на «ты» раздается «а ты» — так всё, начинайте обратный отсчет.

Но никогда не начинайте обратного отсчета в семье, где в ответ на «ты» с другой стороны раздается «да, дорогая». Ну или «да, дорогой» — в зависимости от того, кто в этой семье мудрее, ответственнее и терпеливее.

Отчего-то совершенно не так между странами. Существует древний дипломатический обычай, называемый «принцип взаимности». Из которого следует, что ты просто обязан сделать противной стороне тоже самое, что она сделала тебе. Выслала дипломата — и ты выслал дипломата. Не выдала визу — и ты визу не выдал. А если ты в ответ на действия противной стороны ничего не сделал в ответ — то ты, во-первых, слабак, а во-вторых, противная сторона может даже обидеться.

Я не дипломат и мне трудно судить о том, необходим этот ритуал на самом деле или же нет. Но мне ближе принцип ледяного презрения. Уж если мы исходим из того, что семья строится на единстве интересов, а дипломатия — наоборот, на разности интересов, то соглашаться с действиями противной стороны, верно, не стоит. Но вот игнорировать их свысока, мне кажется, красивее.

Тем более, что они именно так с нами и делают. Вот возьмите ту самую пресловутую «химическую атаку» в сирийском городе Дума в 2018 году. О том, что все сообщения всяких «Белых касок» и сидящих в Лондоне «наблюдателей» о применении властями Сирии химического оружия не более, чем горячечные фантазии, я писал еще до той мифической «атаки» в статье «Две бочки хлора». Где просто риторически просил пояснить мне, в чем военный смысл применения двух бочек хлора для того, чтобы получить одиннадцать пострадавших.

Однако же по западной прессе прокатилось целое цунами публикаций, осуждающих зверства режима Башара Асада. После чего Россия привезла в ООН мальчика, который, по версии западной прессы и «Белых касок», был одним из пострадавших в той «химической атаке» (как вы помните — на самом деле просто постановке, куда против их воли были вовлечены случайные люди). Что ответила на это западная пресса? А ничего. Она промолчала.

Промолчала она и после того, как один из сотрудников ОЗХО рассказал о фальсификации доклада организации. Промолчала и после того, как сама ОЗХО исправила свой доклад о происшествии, которого не было, убрав из него упоминания о хлоре, которого не было.

И вот Россия снова представляет в ООН доклад, согласно которому опрошенные жители Думы не знают ни о какой атаке, а в больницы города не поступали больные с симптомами отравления химическими веществами.

Хотите, я расскажу вам, что будет дальше? Да вы и без меня знаете. Дальше не будет вообще ничего. Коллективный Запад проигнорирует этот доклад точно так же, как он проигнорировал всё, что было сказано раньше. Во-первых, массированный американский ракетный удар по Сирии в ответ на событие, которого не было, уже нанесен. И не извиняться же теперь перед Сирией. А во-вторых, все несчастные семьи начинают со взаимных упреков. А коллективный Запад хочет быть счастлив. И потому игнорирует любые упреки.

Руководитель Британского антидопингового агентства днями заявила, что не даст Всемирному антидопинговому агентству перепроверить пробы одного из британских спортсменов. И что позволит сделать это только в том случае, если появятся «достоверные доказательства» того, что пробы содержат запрещенные вещества. А что, так можно было? Конечно, так можно было. Именно так поступают в Норвегии, где продолжают делать лицо кирпичом и говорить, что таки да, норвежские спортсмены все поголовно нуждаются в лекарствах от астмы. И любые сомнения в этом будут проигнорированы.

Так зачем нам тогда этот «принцип взаимности»? Вернее, в чем состоит эта самая взаимность, если никакой взаимности нет? На каждый упрек коллективного Запада мы выкатываем свой упрек. «Ты» — «А ты». Вместо того, чтобы просто игнорировать все их упреки. С ледяным презрением игнорировать.

Конечно, вы скажете мне, что массированный ракетный удар нельзя игнорировать. А я вам на это отвечу, что как раз на массированный ракетный удар никто ничем не ответил. И в этом тоже есть определенная мудрость. Но если мы в чем-то уже научились игнорировать, то почему бы просто не распространить эту практику на все аспекты взаимоотношений между нами и теми, кто нас не любит? Лучше один раз сделать противоположной стороне больно, чем продолжать делать больно всю жизнь.

Продолжать же объясняться в надежде на то, что нас однажды полюбят, потому что как же нас не любить, раз мы такие классные — дело сомнительное. Нас не полюбят. Мы им не нужны и для них было бы хорошо, если бы нас вообще не было. Такие взаимоотношения безнадежны. И делать вид, что их можно поправить, как теперь говорят «неконструктивно».

Впрочем, повторюсь: я ничего не понимаю во всей этой дипломатии.

И, разумеется, не мое дело ставить под сомнение работу лучшего министра иностранных дел в мире.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

География

В Соединенных Штатах Америки существует множество странных традиций. Там, например, до сих пор всё меряют в футах и дюймах. Там запекают целую индейку и делают вид, что это вкусно. Там футболом называют какую-то совершенно другую игру. И каждая из этих традиций, разумеется, имеет какую-то историческую первопричину.

Так и американская традиция глубокого пренебрежения географией тоже имеет очевидную историческую первопричину. Дело в том, что Христофор Колумб, достигший Багамских островов как раз в начале октября 1492 года, на протяжении всей своей оставшейся жизни считал, что он таки нашел новый путь в Индию. В связи с чем современный американец тоже в общем случае не знает, где эта самая Индия. На днях, в связи с очередной годовщиной открытия Америки, телеведущий Джимми Киммел устроил уличный опрос, в ходе которого прохожие находили Индию в Гренландии, в Японии и на Аравийском полуострове. Единственный же опрошенный, который правильно указал Индию, заявил, что это не Индия, а Техас.

Стоит ли после всего этого удивляться тому, что сотрудники американского посольства случайно перепутали Архангельск с Северодвинском? Вы скажите спасибо, что они Архангельскую область не перепутали с Астраханской. Где, кстати, тоже есть ракетные полигоны.

Так что в этой истории с задержанными в районе секретного военного полигона американскими атташе всё, в общем, понятно. Кроме одного. Зачем они взяли машину с российскими номерами.

Ведь если ты такой уверенный представитель главной страны на планете, а вокруг тебя одни первобытные дикари, если ты, совершенно не стесняясь, уведомляешь власти страны пребывания о том, что едешь за грибами в Архангельск, то и надо было ехать на полигон именно что на машине с дипломатическими номерами. Да еще и с мигалками. Ну, чтобы издалека было видно — смотрите, мол, вот едет американский разведчик! Немедленно раскрывайте ему военную тайну! Ну или грибы с ягодами подносите прямо к машине.

Не удивлюсь, впрочем, если пытавшиеся замаскироваться под грибников американские атташе попали в просак, описанный в классическом советском анекдоте. Том самом, где прекрасно подготовленный и заброшенный в глухую сибирскую деревню американский агент оказывается разоблачен первой же встреченной им старушкой.

Ну, просто потому, что в Сибири нет афроамериканцев.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Последние дни

Тревожно. Призрак бродит по Европе. Призрак русского военного вмешательства.

Нападения ждут в Эстонии. И ждут военных НАТО, способных остановить нападение. Литва и Польща готовы забыть все былые обиды с тем, чтобы объединиться против угрозы. «Если открыть двери к примирению, — то открываются спокойные, светлые пространства, — сказал недавно Председатель парламентской Комиссии исторической памяти и борьбы за свободу Литвы, — общие и необычайно интересные исторические дали, где каждый может найти то, что ему нужно». Согласитесь, что сказано просто отлично.

В самой же Польше в это время тоже не до исторических разногласий. К 2024 году в этой стране планируется создание, внимание, добровольных партизанских формирований количеством в 53 тысячи человек. Одну сотню из этих 53 тысяч польские военные намерены послать в США на обучение, цитирую: «тактике ведения партизанских и асимметричных боевых действий». Что как бы говорит нам о том, что американские военные знакомы с тактикой ведения партизанских боевых действий. То есть, они эти самые партизанские военные действия где-то вели. Но не стоит удивляться этому факту. Мир полон куда как более удивительных фактов.

Например, на базе Национального университета обороны Украины им. Черняховского организованы курсы по, цитирую: «организации и планированию стратегической обороны в условиях современной войны». А теперь, внимание, спрашивается вопрос: кто же будет учить украинских военных планированию стратегической обороны? Какие такие стратеги, умеющие держать эту самую оборону? Тем более с опытом ведения современной войны.

Вы никогда не догадаетесь, кто это. Потому что учить украинских военных стратегической обороне в условиях современной войны будет, внимание, Министерство обороны… Канады. Страны, вооруженные силы которой в последний раз организовывали стратегическую оборону в 1812-м году. Во время Англо-американской войны.

А я предупреждал вас: тревожно. С такими специалистами судьба Европы предрешена. И остановить русское вторжение будет попросту некому.

Успокаивает только то, что Польша собирается формировать свои партизанские отряды до 2024 года. Из чего следует, что как минимум до 2024 года мы на них нападать не собираемся.

Спасибо, как говорится, хотя бы на этом.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Комплекс и комплекс

Каждую осень возле берегов Швеции всплывает таинственная подводная лодка. Я уже, наверное, пятый или шестой текст начинаю с этого предложения. Подводную лодку эту никто не видит, но все точно знают, что она есть. И что она — русская. Так продолжается вот уже почти 40 лет. 27 октября 1981 года советская подводная лодка С-363 села на мель прямо возле шведской военно-морской базы Карлскруна, где как раз в это время испытывались торпеды нового типа. Шведы сняли подводную лодку с камней и отпустили ее восвояси. Но поскольку упомянутая выше военно-морская база находилась глубоко внутри территории Швеции (побережье которой представляет из себя множество островов, разделенных проливами), а также была совершенно секретной и соответствующим образом охранялась, фантомные боли от презревшей все эти секретности и проливы советской подводной лодки сохраняются до сих пор. И используются шведскими военными в качестве эффективного стимулятора при утверждении бюджета на оборону. Именно поэтому каждую очень призрак русской подводной лодки всплывает в шхерах где-нибудь возле Стокгольма.

Традиция эта столь прочно укоренилась, что ее стали распространять и на иные сферы шведской политической жизни. Например, на парламентскую предвыборную кампанию, которая, судя по моим личным наблюдениям, не прекращается никогда. Текущий созыв парламента был избран меньше года назад, но весь Стокгольм увешан политической рекламой. Тут и улыбающиеся темнокожие люди под лозунгом «Будущее Европы». Тут и саркастическое анти-трамповское «Сделаем Европу умеренной снова». Тут и борьба за экологию (что для глубоко промышленной Швеции, надо признать, довольно актуальная тема), за права женщин и сексуальных меньшинств. Радужные флаги висят на фасадах рядом с флагами скандинавских стран и ЕС. Даже немного обидно, что у простых гетеросексуальных людей своего флага по прежнему нет.
И вот в контексте всех этих политических плакатов и расставленных на шведских улицах агит-пунктов, разнообразные политологи, эксперты и ведомства постоянно делают заявления. И заявления эти, разумеется, посвящены если и не таинственной русской подводной лодке как таковой, то ее проекции на шведскую политическую жизнь как минимум.

Эксперт Шведского института оборонных исследований Йонас Кьеллен заявляет, что Россия неспособна «идти в ногу с развитием военных технологий Запада». Глава подразделения контрразведки полиции безопасности страны Даниэль Стенлинг считает, что в настоящее время Россия не представляет военной угрозы. Шведская партийно-парламентской комиссия в своем докладе констатирует, что Россия продолжит усиление своей роли на мировой арене в 2021-2025 годах. И поэтому Швеция и страны ЕС должны сохранять в силе санкции против России, «пока для этого есть основания». Но в то же время необходимо поддерживать дипломатические и политические контакты с Россией.

Эта сосредоточенность скандинавской страны на России, с которой у нее даже нет общих границ, может быть объяснена как минимум двумя способами. Во-первых это, конечно, исторический комплекс. Бронзовый Карл XII в Королевском саду Стокгольма до сих пор указывает рукой в сторону России. Которую он хотел покорить. И, как многие другие, не смог. По улицам шведской столицы гуляют сотни, если не тысячи туристов из Санкт-Петербурга, построенного на бывшей шведской земле. Именно Россия стала тем камнем преткновения, споткнувшись о который под Полтавой, Швеция перестала быть главной силой Европы. И зажила своей внутренней жизнью.

А во-вторых, постоянная сосредоточенность на России — это комплекс уже современный. Швеция — одна из самых благополучных стран мира. Это не очень видно сразу, но стоит провести там всего несколько дней, как вы понимаете, что даже Москва со всем ее благоприобретенным великолепием технически уступает Стокгольму примерно во всем. В 15-миллионной Москве нет шестиярусной станции метро с более чем сорока выходами. А в 900-тысячном Стокгольме такая станция есть. Но радостно ли живется обычному шведу во всем этом великолепии? Вряд ли.

Я понимаю, конечно, что вступаю здесь на зыбкую стезю публицистических обобщений. Но проигравшая войну России Швеция, как и проигравшая войну России Германия, сосредоточенные на самих себе, за долгие десятилетия (а то и столетия) выстроили собственную прочную, диверсифицированную, реальную экономику. Они работают с утра и до вечера, и только в пятницу могут позволить себе небольшой отдых. Тем более затрудненных в Швеции, где установлена государственная монополия на торговлю спиртным (вино продают только в специализированных магазинах, где надо вставать в электронную очередь к человеку, который и выдаст вам нужное). А стопка водки в баре стоит около 13 евро.

И вот эти люди смотрят на Россию, которая, хоть и выиграла в смысле военном, но вчистую проиграла двадцатый век в смысле гуманитарном. Россию, вся экономика которой держится на деньгах от нефти и газа, на которые куплено произведенное в Германии и Швеции оборудование. Россию, которая не создала практически ничего, у которой уже не только ракеты перестали летать, но даже и самолеты. И люди в которой живут в свое удовольствие, смеясь над всей этой европейской социал-демократической чепухой.

Русские смотрят на европейцев сверху вниз, и европейцы принимают это смиренно, потому что понимают — русские правы. Русские умеют жить без всего этого лютеранского самопожертвования ради благополучия будущих поколений. Здесь и сейчас. А откуда берется условное Volvo — сам ты его сделал или купил на деньги от нефти и газа — в конце концов не так уж и важно.

И в такой ситуации сосредоточенность политической повестки на России практически ничем не отличается от сосредоточенности нашей политической повестки на Украине. Мы закрываем глаза на собственные проблемы, заменяя их на: «а посмотрите, как там у них». Шведы делают точно также. И вместо того, чтобы думать о том, как ты отдашь 60 процентов собственной зарплаты на налоги (которые пойдут на содержание ни черта не делающих мигрантов из Африки) — лучше уж подумать о таинственной русской подводной лодке.

От которой все беды.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Рыба-кит

Каждую осень, в преддверии утверждения военного бюджета, у берегов Швеции появляется таинственная подводная лодка. Ее никто не может найти, но все точно знают, что она есть. Об этом пишут в газетах, об этом заявляют политики, об этом бурлит блогосфера. Вот уже почти 40 лет, с тех пор, как в двух километрах от центра шведской военно-морской базы Карлскруна села на мель невесть как оказавшаяся в этих совершенно секретных водах советская подводная лодка С-363, шведы ждут ее возвращения каждую осень. Невидимая русская подлодка хоть как-то разнообразит скучную, особенно поздней осенью, шведскую жизнь. А также мотивирует парламентариев голосовать за хороший военный бюджет.

Соседи смотрят на Швецию и завидуют. Соседям тоже хочется разнообразия и бюджета. И если в Финляндии разнообразие и бюджет обеспечивают историческая память и наезжающие по выходным за подгузниками жители Санкт-Петербурга, то в Норвегии всё куда как скучнее. На одном Шпицбергене и спорах об объемах промысла мойвы военные бюджеты не увеличишь. Поэтому приходится импровизировать.

Вот, скажем, случились с полгода в регионе назад учения НАТО. Что-то пошло не так, и вот уже норвежские военные обвиняют Россию в том, что та как-то нарушила работу системы глобального позиционирования GPS. Потому что если у стран НАТО что-то ломается, то причина этому может быть только одна — русские хакеры.

Увы, на норвежский военный бюджет это никоим образом не повлияло. Но не в тот раз — так в следующий. Норвежский телеканал NRK сообщает, что на днях возле острова Ингё рыбаки встретили кита-белуху. На голове у белухи была установлена камера GoPro, а на обратной стороне ремней, которыми она была закреплена, обнаружилась надпись «Оборудование Санкт-Петербурга». Решивший освободить животное от ремней рыбак отметил, что белуха охотно шла на контакт и выглядела совершенно ручной.

— Ну наконец-то! — возрадовались интересанты. Вот оно — доказательство незримого вмешательства, ставшего зримым! Ведь этот кит наверняка состоит на службе в русском Северном флоте! И выполняет особо секретные поручения по слежке за военным кораблями НАТО!

Да уж, это вам не невидимая русская подводная лодка у берегов Швеции. Кит-то вот он, множится на YouTube, весь такой белый и милый. И, действительно, очень ручной.

Ну а что Северный флот находится не Санкт-Петербурге и вряд ли использует американские камеры GoPro — так это столь несущественные детали, что обращать на них не стоит никакого внимания.

Полагаю, шведы кусают от зависти локти.

И, разумеется, готовят ответный удар.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Катаклизм и международное право

Никакого международного права не существует. Ну просто потому, что не существует никаких юрисдикций, отличных от суверенных. Всё остальное — это всего лишь предмет договоренностей между теми или иными странами (или даже не странами, а правительствами). Ну вот какой-нибудь международный уголовный суд, например. Он ведь только до тех пор международный и уголовный, пока те, кто потенциально может подлежать такому суду согласны пойти под него. Вы можете представить себе, чтобы человек, обвиненный в преступлении, сказал бы государственной системе правосудия: да я ваш суд в гробу видал. И все такие: ну, что поделаешь. Гражданин не хочет судиться. Ничего не поделаешь.

А вот с международным уголовным судом так как раз можно. В США есть даже специальный закон, который предусматривает военную помощь любому гражданину страны, задержанному по ордеру этого самого международного уголовного суда. Просто потому, что судить гражданина США могут только в США. И любая другая уважающая страна, уверяю вас, немедленно выйдет из любой международной организации, если от этой организации будет исходить прямая угроза ее гражданам. Любая нормальная. Ключевое слово — нормальная.

У или вот взять, к примеру, ситуацию с Интерполом. Есть международная организация, есть внутренние правила этой организации. Но если избранный по этим внутренним правилам руководитель организации не устроит членов организации — они грозятся немедленно выйти из организации. Пусть нам тут кто-нибудь еще расскажет про власть процедуры. Власть процедуры характеризует демократию, сказала бы Валерия Ильинична Новодворская, а демократия — она только для демократов.

Вот прямо свежий пример — ситуация с Организацией по запрещению химического оружия. Это экспертная организация, задача которой — говорить, обнаружены где-либо следы применения химического оружия или же нет. И вот Великобритания предлагает, чтобы ОЗХО не только обнаруживала следы, но и прямо указывала, кто виноват. То есть — кто применил химическое оружие.

Ну вот представьте себе британский суд, в котором факт виновности устанавливает не судья, а эксперт. Приходит эксперт в суд и говорит: на ботинках обнаружена грязь из Уэльса, этот человек виноват, ваша честь, повесьте его. Что скажет британский судья такому эксперту? Но это же национальная юрисдикция. Там так нельзя. А в международной организации можно, потому что, повторюсь, никакого международного права не существует. И с любой международной организацией можно делать всё, что тебе хочется, если у тебя это получится.

В обвиняющую и карающую организацию превратили WADA — а это вообще, на минуточку, независимая организация. Которую отлучаемые потом от Олимпийских игр страны даже не создавали. Теперь вот ОЗХО. Дальше, видимо, эта болезнь будет поражать любые другие международные экспертные организации. Просто потому, что уж больно легко у Великобритании и поддержавших ее США получилось продавить решение о расширении мандата ОЗХО. В мире всё меньше стран, у которых хватает смелости говорить США: «Эй, вы там совсем уже, что ли?» Ну просто потому, что США потом наложит на тебя какие-нибудь санкции за то, чего ты не делал, а кому это надо. Не у всех столько внутренних ресурсов, как у России или Китая. Точнее даже — практически ни у кого.

Следствия принятого решения очевидны. Теперь со случаями применения химического оружия (а я уже писал, что точечное применение химикатов против гражданских не имеет военного смысла), так вот, теперь с такими случаями всё будет точно так же, как с WADA. Если кто не помнит, Россию отстранили от Олимпийских игр на основании «доклада МакЛарена» — непонятного документа, написанного ннпонятно кем непонятно про что. Теперь же обвинять Сирию (в первую очередь) в применении химического оружия будет организация, эксперты которой в эту Сирию даже не выезжают. А Великобритания и США будут тыкать в эти обвинения пальцем и говорить: вот видите? Уважаемая международная организация врать не будет!

Честно говоря, ничего нового в этом нет. Это просто очередной шаг на пути превращения международных организаций в медиа-инструменты. И, должен признать, шаг довольно естественный. Все эти международные организации создавались тогда, когда нужно было вовлечь бывших противников в собственную игру. Теперь, когда стало понятно, что бывшие противники в игру не вовлеклись, международные организации не нужны. Вот и Дональд Трамп уже пишет в Твиттер, что он раздумывает над выходом США из ООН. «Они ничто без США». И это ведь правда. ООН ничто без США. Как и без России. Но поскольку США не могут использовать ООН в своих целях в силу наличия у России права «вето», то и ООН не нужна. Чего зазря деньги тратить. Инструмент должен быть эффективным, иначе его надо выбросить.

Печально в этом разгоняющемся процессе то, что это путь в один конец. Необходимость в новых международных организациях (настоящих, а не вот этих вот) в следующий раз возникнет только после какого-нибудь большого катаклизма. И пока такой катаклизм еще не произошел, быть может имеет смысл подумать над тем, что, может, и черт бы с ними, с этими международными организациями.

Лучше уж без них, чем с катаклизмом.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.