Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Сосны да туман

В белорусском, скажем так, политическом процессе наступила позиционная стадия. Она, конечно, никого не должна ни успокаивать, ни разочаровывать — майдан, ввергнувший Украину в национальную катастрофу, продолжался три месяца. Первые два из которых практически ничего не происходило.

Но поскольку никакого резкого развития ситуации пока не наблюдается, то есть хороший повод поговорить о происходящем как таковом. Вне контекста полицейских жестокостей и нелепости лидеров нынешнего протеста.

А отстраненный от деталей взгляд сразу же видит главное — ложную цель. Весь нынешний белорусский протест направлен на решение одного-единственного вопроса: снятие с игровой доски Александра Григорьевича Лукашенко. Лично и персонально.
Нет, конечно, существуют какие-то политические программы и декларации «бывших министров культуры». Стратегическое и равное партнерство с Россией и Европой, повышение роли белорусского языка, эффективное управление экономикой — вот то всё. Но всё это где-то там, где сосны и туман. Всё это — после решения основного вопроса. Уходи! — как бы упрашивает белорусская оппозиция. И давайте представим себе на секунду, что он уйдет. Уйдет по партизанским тропам туда, в Беловежскую пущу. Растворится там, где алая заря. Что будет дальше?

Не тяните руку, эксперт. Я знаю, что вы сейчас скажете. Вы сейчас скажете про приватизацию, приведете в пример судьбу латвийской промышленности, нарисуете мрачные перспективы баз НАТО у русских границ. Оставьте эти банальности при себе. Располагайте на диване поудобнее, я вам сейчас расскажу.

В Белоруссии живет около десяти миллионов человек. Самые масштабные акции протеста ни разу не смогли собрать по всей стране и полмиллиона. А где остальные?

Ну хорошо, допустим, что на улицы выходят только те, кому больше всех надо. А те, кому надо поменьше, сидят по домам. И пусть их даже в десять раз больше, чем тех, кто на улицах (я, заметьте, прямо щедро набросил). Это — половина населения страны. А вторая половина-то где?

Вот только не надо мне сейчас тут рассказывать про «80% за Тихановскую». В Белоруссии нет социологии, она была целенаправленно уничтожена (то есть там реально запрещено проводить социологические исследования без разрешения госорганов, это противозаконно). Поэтому «80% за Тихановскую» — это то же самое, что «80% за Лукашенко», только наоборот. Никакого физического смысла это число не имеет. И давайте оставим это число и не будем про него вспоминать.

Так где же половина населения Белоруссии, которая не протестна? Она сидит дома. Она — молчаливое большинство. Молчаливое большинство есть в каждой стране. Это люди, которые просто хотят, чтобы их не трогали. Люди, которые приспособились к ситуации. Терпилы. Они смиренно принимают государственную машину во всех ее проявлениях. Но только машину. А не соседей.

И тут вдруг выходят на улицу некие люди, которые ломают государственную машину и говорят: теперь будет по-новому. Не спросив при этом у молчаливого большинства — хочет ли оно, чтобы было по-новому? И поскольку у молчаливого большинства никто никогда не спрашивает, в молчаливом большинстве зреет обида.

1991-й год в России. Прекрасные лица на баррикадах. Большинство, которое не спросили, попыталось заявить о себе в 1993-м. Его расстреляли из танков. Нет, не демократию расстреляли, как это принято думать у людей с прекрасными лицами, но на других баррикадах. Расстреляли мнение молчаливого большинства. Большинство ответило Путиным. И то, что сейчас на прекрасных лицах заметна некая грусть прямо следует из их нежелания спрашивать у большинства в том самом 1991 году.

Украина. Оранжевая революция. Прекрасные лица на майдане. Большинство, которое не спросили, через срок ответило Януковичем и обособлением регионов.

Опять Украина. Революция достоинства. Прекрасные лица на майдане — на этот раз с зажигательными бутылками. Большинство, которое не спросили начинает уходить, забирая с собой свои обособленные регионы. Прекрасные лица расстреливают большинство из установок залпового огня. Третья итерация неизбежна. Прекрасные лица будут перекошены и зажигательными бутылками уже не обойдется.

И вот Белоруссия. Координационный совет оппозиции. Главная цель — Лукашенко. Большинство, которое не спросили, что-то там себе думает. Никого из протестующих это не интересует. Чем всё это может закончиться? А кто ж его знает. Но вероятность того, что в ментальную Беловежскую пущу по партизанским тропам вослед за ушедшим Лукашенко уйдет и это молчаливое большинство — это вероятность весьма велика. Оно, конечно, не за Лукашенко пойдет. Ему на Лукашенко плевать. Оно пойдет от этих, которые с прекрасными лицами. И которые хотят всё по-новому. А молчаливые по-новому не хотят. Они хотят, чтобы их просто не трогали. Тем более, чтобы их не трогали соседи.

И среди этих молчаливых, кстати, вот эти вот суровые силовики. Со всей их жестокостью. Ну то есть можно, конечно, устроить люстрации — но люди-то никуда не денутся. Люди останутся. А обида умножится.

И не дай бог нам увидеть выход этой обиды.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Ошибка президента

Задержание в аэропорту Минска и последующий арест генерального директора компании «Уралкалий» Владислава Баумгертнера как никогда отчетливо показывает степень отчаяния, в котором находится президент Белоруссии Александр Лукашенко. Арест гражданина другой страны за выход из концессии с госпредприятием своей страны — это что-то совершенно новое в истории международных отношений.

В 2005-м году «Уралкалий» и «Беларуськалий» учредили «Белорусскую калийную компанию» (БКК) — трейдера-монополиста, сосредоточившего в своих руках более 40 процентов мировых поставок калийных удобрений. Разумеется, этот монополист взвинтил цены, стоимость продовольствия во всем мире пошла вверх, а учредители концессии стали получать сверхдоходы. При этом, поскольку «Беларуськалий» — государственное предприятие, все доходы белорусской стороны шли в госбюджет. «Уралкалий», как предприятие частное, пополнял российских бюджет лишь налогами.

Любой бизнесмен всегда думает о расширении бизнеса. Думал о нем и основной акционер «Уралкалия» Сулейман Керимов. В 2011-м году «Уралкалий» приобрел компанию «Сильвинит» (бывший Соликамский калийный комбинат) и стал крупнейшим производителем в мире. Другой естественной целью для Керимова была, разумеется, компания «Беларуськалий». Однако эта компания мало того, что государственная, так еще и является чуть ли не основным донором государственного бюджета Белоруссии. И Лукашенко, разумеется, не хотел ее продавать (как не хотела продавать Украина свою газотранспортную систему).

Керимов обхаживал Лукашенко как девушку и ждал подходящего момента. И такой момент наступил после последних выборов президента. Лукашенко оказался в очень тяжелом положении, его все перестали любить, и тогда он впервые дал понять, что готов вести переговоры. Переговоры он вел, как Иран — вроде бы и переговоры есть, а результата как не было, так и нет. «Беларуськалий» то продавался за 30 миллиардов долларов (при рыночной стоимости в 15-18), то потом вообще не продавался, а в декабре 2012 Лукашенко вообще издал указ №566, согласно которому право экспорта калийных удобрений, кроме «Беларуськалия» и БКК получили «иные организации, определенные Президентом Республики Беларусь». До этого по условиям концессии, все экспортные поставки БКК должны были идти только через «Беларуськалий».

То есть, концессия потеряла смысл — часть ее сверхдоходов (которые, напомню, обуславливались именно монопольным положением БКК на мировом рынке) государство Белоруссия стало изымать в свою пользу. А это, между прочим, были не только доходы «Уралкалия», но и налоговые доходы российского бюджета, причем довольно немалые. То есть, Алексадр Григорьевич отнимал наши с вами деньги.

И тогда Сулейман Керимов совершил поступок, подобный прыжку Александра Матросова на амбразуру. «Уралкалий» вышел из БКК (вернее, он не вышел из учредителей компании, но решил экспортировать продукцию самостоятельно). На рынках словно бы взорвалась термоядерная бомба. «Это как если бы Саудовская Аравия вышла из ОПЕК» — говорили аналитики. В первый же день отрасль потеряла 20 миллиардов долларов капитализации. Мировые цены на калийные удобрения рухнули.

Что же он, идиот этот Керимов? — спросите вы. Нет, он не идиот. Дело в том, что «Уралкалий» — единственный в мире производитель калийных удобрений, который может пережить это падение. Потому что у него самая низкая в мире себестоимость производства (62$ за тонну). При мировых ценах в $300 американские и европейские компании с их себестоимостью в $100-$250 оказываются на грани рентабельности. И, соответственно, куда как более доступными для покупки «Уралкалием». Компанией, которая платит налоги в российский бюджет.

Сулейман Керимов довольно сильно рискнул. Распродажа игроков футбольного клуба «Анжи» — его любимой игрушки — это лишь наиболее заметное и, разумеется, вызывающее злорадные успешки наблюдателей проявление сделанной Керимовым ставки. У него сейчас просто нет денег на содержание всех этих высокоплачиваемых мастеров пинать мяч. Футболисты подождут — речь идет о мировом господстве в одной из важнейших для продовольственного рынка областей.

И Лукашенко это, разумеется, понимает. Его очередная попытка стащить что-нибудь у нас с вами обернулась тем, что «Беларуськалий», вполне возможно, окажется на грани банкротства (себестоимость производства у него в два раза выше, чем у «Уралкалия») и тогда денег не будет вообще. И отдавать компанию придется тому же Керимову за бесценок. Тем более, что, как сообщает белорусское телевидение: «Уралкалий в рамках своего преступного замысла в это время увеличил объем добычи».

Говорят, на то самое совещание к белорусскому премьеру, после которого задержали Баумгертнера, были приглашены сам Керимов, Александр Волошин и Аркадий Дворкович. И не знаю, как вы, а я убежден, что если бы они приехали — Лукашенко арестовал бы и их.

Потому что он совершил большую ошибку. Он загнан в угол.

Он проиграл.
ИЗВЕСТИЯ

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Врушка Латынина

В эфире «Эха Москвы» Юлия Латынина приводит душераздирающие подробности из жизни «минских террористов». Например, что юный Коновалов (его Юлия называет — а чего мельчить? — «чудовищным Ганнибалом Лектором») тренировался на кошках, которых от его взрывов «разносило в клочья», а его томик Уголовного кодекса был зачитан до дыр на статье «Терроризм».

Признаюсь: я этого не знала. В суде почему-то не говорили ни о кошках, ни о зачитанной книжке; в материалах дела этих прекрасных деталей нет. Они есть только в одном источнике: анонимном интервью «человека, близкого к следствию», которое за пять дней до приговора опубликовало проправительственное агентство interfax.by и перепечатал сайт Александра Лукашенко (последнее подтверждает: информация точная. Эти ребята — тем более за пять дней до приговора, — что попало не перепечатывают).

В этом интервью есть еще много прекрасных деталей: например, что Коновалов «с удовлетворением воспринял требование обвинителя приговорить его к смертной казни» и обиделся бы на пожизненное: «Он хочет стать первым террористом, занять эту нишу, пока она свободна».

Так вот: судя по подбору фактов, это интервью — главный источник информации для подготовки эфира «Эха».

…Большая часть нашего разговора (реального, а не в пересказе Юлии) касалась того, как могли отпечатки пальцев Коновалова появиться на бомбе, не разорвавшейся 4 июля 2008 года, существуют ли они, отпечатки ли это Коновалова и т.д. По уровню абсурдности этот разговор похож на сам суд над «минскими террористами». Там главным доказательством причастности Коновалова к взрыву 11 апреля 2011 года тоже стали отпечатки 4 июля 2008-го. Остальные детали ни судья, ни Юлия не заметили.

Что именно? Например, что на видео камер метро, показанном в суде, видны следы монтажа.

Что, судя по этому видео, в вагон метро заходил человек с однотонной черной сумкой, а выходил из него человек с черной сумкой с белым рисунком.

Что взрывотехники не могут объяснить, почему, если в метро взорвалась прямоугольная сумка размером 35 на 70 сантиметров, воронка от нее оказалась правильной круглой формы диаметром 80 сантиметров?

Что свидетельница Яна Почицкая заявила в суде: Коновалов вернулся домой всего через пять минут после взрыва (тогда как, цитируя Латынину, «камеры ведут его, как он гуляет», а не бежит сломя голову)?

Что сразу после теракта белорусские спецслужбы продемонстрировали не фоторобот, а фотографию подозреваемого, тогда как на видео из метро его лицо не видно даже смутно («Спецслужбы иначе умеют читать видео», — в нашем телефонном разговоре прокомментировала Юлия. Трудно возразить).

Что даже официальные эксперты утверждают: одна из бомб, якобы сделанных Коноваловым, принадлежит профессионалу-взрывотехнику, а вторая — дилетанту, который и паять-то не умеет. («Может, вторую Коновалов делал пьяным?» — цитирую Юлию).

И наконец: что экспертиза не обнаружила ни на одежде, ни на коже или волосах «доктора Лектора», лично изготовившего и взорвавшего супербомбу, никаких следов взрывчатых веществ.

Собственно, какие-то из этих примеров (а также другие) я приводила Юлии в телефонном разговоре. Странный получился спор: ты собеседнику — результаты экспертиз и показания свидетелей, он тебе — цитаты с сайта Александра Лукашенко. В результате Юлия Латынина назвала мышление защитников Коновалова мифологическим. В нем, мол, «любому утверждению власти приписывается нулевая достоверность», общая картина мира игнорируется, «а выдергиваются какие-то крошечные из нее детали, которые раздуваются до гигантских».
Рачева мочит Латынину, круто

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Убийство за убийство

В Белоруссии приведен в исполнение смертный приговор двум так называемым “минским террористам”. Суд признал Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева виновными в подготовке и осуществлении теракта в метро, в результате которого погибли 15 человек. У многих наблюдателей к суду и следствию были вопросы, но теперь эти вопросы уже не имеют значения. Вне зависимости от того, были ли Коновалов и Ковалев действительно террористами, дело уже не пересмотреть. И возможные ошибки уже не исправить.

Зато теперь значение будет иметь вот что. Девять с половиной миллионов жителей Белоруссии теперь ответственны за два убийства. Хотят они этого или не хотят, но Коновалов и Ковалев были казнены от имени государства. А значит, и от имени всего белорусского народа. Не только от имени президента Лукашенко, который отказался помиловать осужденных. И не только от имени Верховного суда, который их осудил. И даже не только от имени родственников погибших в минском метро. А от имени всех.

Раньше за смерть пятнадцати человек были ответственны только те, кто устроил теракт. Теперь за смерть двух человек ответственны все.

Каждый из граждан Белоруссии нажимал на спусковой крючок того пистолета, который держал в руках неизвестный палач.

И как граждане Белоруссии теперь будут жить с осознанием этого, я лично не знаю.

Кстати, Евросоюз периодически придумывает всякие списки белорусских чиновников, которым запрещено ездить в Европу. Потому что они, дескать, являются частью диктаторского режима. Но теперь, если уж подходить к составлению подобных списков со всей ответственностью, в них надо внести всех граждан Белоруссии вообще. Поскольку все они теперь замешаны как минимум в двух убийствах.

Впрочем, к убийцам в Европе относятся значительно проще, чем к душителям гражданских свобод или, скажем, противникам пропаганды гомосексуализма. Осужденный за соучастие в убийстве почти тридцати тысяч евреев Иван Демьянюк, например, только что умер своей смертью в комфортабельном немецком доме престарелых с бассейном. Его грехи остались за ним.

Зато немцы новых грехов на себя, в отличие от белорусов, не приняли.

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Вери гуд бизнес

Построенная в Белоруссии удивительная комбинация плановой экономики с капитализмом иногда проявляется самым неожиданным образом. Например, на днях председатель минского горисполкома Николай Ладутько решил наказывать магазины, которые в условиях валютного кризиса не хотят торговать.

“Если есть пустые прилавки – должно последовать увольнение директора магазина, – сказал господин Ладутько, – Договоры аренды должны быть расторгнуты в соответствии с действующим законодательством, а площади переданы устойчивым торговым организациям.”

Понимаете? Белорусское руководство дает бизнесменам прямое указание делать бизнес даже в условиях, когда никакого бизнеса нет. А если бизнесмены не начнут бизнес – то бизнес у них будет отнят.

Таким образом бизнесмены вынуждены вступать в конкуренцию не только с такими же бизнесменами, как они, но даже с теми, кто еще даже не начал свой бизнес – с теми самыми “устойчивыми торговыми организациями”, выражаясь словами председателя минского горисполкома.

И представьте себе, что все эти директора магазинов задумаются, посчитают и найдут таких поставщиков, торговать продукцией которых будет выгодно даже в условиях дикой инфляции. Подобный бизнес, буде он действительно построен, будет устойчив к любым возможным потрясениям, надежен и сказочно выгоден. И белорусская экономика станет той самой пресловутой “тихой гаванью”, куда ринутся все бегущие из катящихся в тартарары экономик Европы капиталы.

И когда в Белоруссию будут вложены миллиарды, а “зайчики” станут резервной валютой, заменяющей евро – тогда на какой-нибудь балкон в центре Минска выйдет Александр Григорьевич Лукашенко в белом костюме, посмотрит с хитрой улыбкой на ликующие народные толпы, и молвит: “А ведь я говорил! Я ведь предупреждал!”

Что же, быть может когда-нибудь так и случится. Но пока полки минских магазинов пусты, валюты в стране нет, работоспособные жители уезжают кто в Россию, кто в Польшу, а на прошлой неделе начался еще и дефицит сахара. И если директора магазинов так и не придумают, как им сделать бизнес в условиях полного отсутствия бизнеса – то в Минске не останется и магазинов.

И тогда Александру Григорьевичу Лукашенко сказать будет решительно нечего.

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Халва

В последнее время нам все чаще подбрасывают идеи в связи с этими финансовыми неурядицами, мол, нужны реформы. Нас тонко, аккуратно, с подачи, конечно, оттуда, подталкивают к каким-то реформам и кричат, особенно эти из пятой колонны, что нужны немедленно реформы и реформы. А что за реформа нужна? Какую они нам предлагают реформу? Они нам предлагают реформу на разрушение.
Александр Григорьевич Лукашенко

Tweet

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.