Category: еда

Порошок

Человека, который, что называется, земную жизнь прошел до половины, довольно трудно чем-нибудь удивить. Но тем более интересными оказываются ощущения от открытий, противоречащих давно сложившейся картине мира. Уж сколько я лично смеялся над жителями Санкт-Петербурга, каждый выходные отправляющимися в приграничные районы Финляндии, дабы купить там всё то же самое, что продается в питерских магазинах! Уж сколько я вдоволь поиздевался над их утверждениями о том, что шампунь и стиральный порошок в Финляндии совсем не такой, как шампунь и стиральный порошок той же марки в России! Одинаковые роботы делают одно и то же из одинаковых составляющих! — говорил я этим людям и разделявшей их точку зрения собственной жене, — Не может быть, чтобы шампунь в Европе был другой, нежели в России! И оказался посрамлен пред женой Федеральной антимонопольной службой. Которая заявила, что таки да, действительно, одни и те же стиральные порошки в России и Европе отличаются по составу и свойствам. И предъявила производителям ряд претензий.

Сказать, что мой мир рухнул — это значит, не сказать ничего. Ну ладно там автомобили для разных стран разные. Ну ладно там даже мобильные телефоны по разным требованиям сертифицируются. Но стиральный порошок! Это же просто порошок! Который стирает!

И тут вдруг Федеральной антимонопольной службе отвечает Ассоциация производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии и гигиены — есть и такая. Представитель которой говорит, что товары производятся в полном соответствии с требованиями российского законодательства. А также, цитирую: «различия в формулах обусловлены разницей в режимах применения и внешних условий». Понимаете? Оказывается, мы стираем не так, как в Европе! Режимы применения разные! Это что же получается, что у нас и стиральные машины другие? Но тогда получается, что европейские порошки в России должны стирать хуже. Ну, они же не соответствуют нашим режимам применения и внешним условиям. А все говорят, что наоборот — европейские лучше! Вы что-нибудь понимаете? Лично я — ничего не понимаю.

Но самое главное, чего я не понимаю: это что же получается, Федеральная антимонопольная служба хочет, чтобы у нас стиральные порошки были такими же, как в Европе? А там ведь не только про порошки речь идет. Там еще про шоколад. И если я в силу своей мужской природы не могу оценить качество стирального порошка, то уж качество шоколада-то я могу оценить. И я точно знаю, что наш шоколад вкуснее, чем европейский. И я не хочу, чтобы наш становился таким же, как европейский.

В общем, от заблуждений я, может быть, и избавился. Но картина мира моя от этого проще не стала. А стала, наоборот — гораздо сложнее.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Яма

И снова неспокойно на рынке труда. В отчете ряда авторитетных организаций сказано, что почти половина работников в России находится в так называемой «квалификационной яме». Термин переводной и не очень удачный — оригинальное английское название звучит как «skills mismatch», что прямо переводится как «несоответствие навыков». Впрочем, все беды России происходят из ям — что на дорогах, что в головах. Так что пусть будет яма, если так хочется.

И все же английское название гораздо точнее — речь идет именно о несоответствии. Причем в обе стороны — и когда навыков не хватает, и когда их с избытком. Потому что если навыков не хватает — то тогда всё понятно, человек просто не может выполнять ту работу, которая от него требуется. А вот если навыков с избытком — то человек уже не хочет выполнять ту работу, которая от него требуется. Обладатель юридического образования не хочет работать дворником, хотя юристы никому не нужны, а дворники — наоборот.

Проблема, надо заметить, не только российская. Почти полтора миллиарда человек на планете страдают от такого же несоответствия. И для решения вопроса нужны сложные преобразования в сфере образования. Но сфера образования очень инерционна, результаты изменений в ней становятся понятны лет через десять, а в современном мире технологические навыки обновляются раз в 2-3 года практически во всех отраслях. И несоответствие навыков нарастает. Люди не могут найти работу, работодатели не могут найти сотрудников, а мировая экономика теряет от этого несоответствия до 5 триллионов долларов ежегодно.

О чем же в такой тревожной ситуации думают на нашем рынке труда? О четырехдневной рабочей неделе, например. Или, скажем, о внедрении перерыва на дневной сон. Выясняется, что большинство русских работодателей и работников выступают против сиесты. Хотя другие исследования показывают, что самое продуктивное время для работы у большинства людей — утро. До одиннадцати часов. А потом почему бы и не поспать? Правда, не очень понятно, что делать по пробуждении. Ибо о продуктивности между 16 и 18 часами заявили всего 2 процента опрошенных.

Впрочем, великая русская литература уже давно дала ответ на этот вопрос. Васисуалий Андреевич Лоханкин был архитипичным представителем квалификационной ямы. Работать он считал ниже своего достоинства, хотя его и так бы никто на работу не взял по причине вопиющей некомпетентности. Вместо работы Васисуалий Лоханкин воровал мясо из борща и лежал на диване как бы в сиесте.

Разница с нынешней ситуацией только в том, что борща, из которого можно было бы воровать мясо, не будет.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Не дай бог еще раз

8 марта — удивительный день. Цветы, подарки, шампанское. Женщины окружены заботой и лаской. И даже полицейские в парадной форме устраивают цветочные патрули, одаривая тюльпанами водительниц. В чем природа такого отношения к женщинам именно в этот день? Почему именно это число?

А вот представьте себе: февраль 1917 года. Мужчины на фронтах надоевшей войны. С 1 марта обещают ввести хлебные карточки. Женщины, в стремлении запастись хлебом, стоят в длинных очередях. Холодно, минус двадцать. Но дешевого черного хлеба в булочных Петрограда нет. Есть только белый и дорогой. Женщины требуют привезти им ржаного.

Утром 23 февраля две тысячи работниц Торшиловской фабрики Невской ниточной мануфактуры на Выборгской стороне решают отметить международный женский день. День работниц, объявленный в 1910 году в Копенгагене Кларой Цеткин. Точной даты установлено не было, но в Социалистической партии Америки, где этот день придумали и рассказали о нем Кларе Цеткин, было принято отмечать его в последнее воскресенье февраля. Однако текстильщицы хотят отметить женский день стачкой, а устраивать стачку в воскресенье нет никакого смысла. И текстильщицы устраивают ее в пятницу.

Они собираются на фабрике и идут к центру города по Большому Сампсониевскому проспекту, по дороге врываясь на все попутные фабрики и агитируя работающих там на протест. К полудню до Петроградской стороны добираются уже 30 тысяч рабочих, возглавляемых разгневанными текстильщицами. К ним присоединяются люди из очередей. Все требуют дешевого хлеба. Около трех часов дня разгромлена булочная Филиппова на Большом проспекте. Именно с ее разбитых витрин и началась февральская революция.

23 февраля по старому стилю — это 8 марта по новому. Именно это число. Ровно 100 лет назад.

Мужчины России просто помнят, на что способна в этот день недовольная женщина. И именно поэтому 8 марта теперь выходной, и женщина, которой не надо на фабрику, окружена заботой, лаской, подарками и цветами. А также у нее нет никаких проблем с хлебом. И полицеский не станет ее штрафовать в этот день, а подарит тюльпан. А муж приготовит завтрак и пропылесосит.

Потому что не дай бог еще раз!

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Чемпион мира среди мудаков

Я знал, что это когда-нибудь произойдет.

Заказали ребенку бутерброд с сыром (у него пищевые предпочтения, как это бывает у детей, несколько странные и даже иногда пугающие), нам по салату из языка, мне котлету по-домашнему с гарниром, а жены себе взяла обычные сырники. Еще воду и бутылку винца.

Вино принесли через пять минут. Это ресторанная классика: напитки надо подавать мгновенно, а вот с остальным можно не спешить: если клиент выпивает, то скандалить он начнет не скоро.

Это была святая правда. Посколько мы выпивали и беседовали, то не стали скандалить даже через полчаса, хотя нам все еще не принесли ни салаты, ни бутерброд с сыром, ни воду. Но ребенок, ожидаючи, давно заснул, поэтому я решил провести эксперимент и засечь время: через сколько они все-таки нам хоть что-нибудь притащат.

Через час я все-таки не выдержал и стал знаками показывать нашей официантке, что я хочу ее видеть несколько ближе, чем в двадцати метрах от меня, чтобы, возможно, попробовать заколоть ее вилкой.

На вопрос, почему нам за целый час не удосужились принести воду, бутерброд и какие-то паршивые два салата, девушка тяжело вздохнула и сообщила, что кухня сильно загружена и всех обслуживает в порядке очереди.
Экслер

Это сегодня. А вот раньше:

Я вот никогда не рассказывал эту историю публично, но теперь расскажу. Однажды, года четыре или пять назад мы с друзьями решили съездить на 1 мая в Сочи. Про Сочи мы ничего не знали, но я помнил тот факт, что Экслер писал: “У меня есть гостиница в Сочи”. Я позвонил Экслеру и говорю — давай мы в твою гостиницу подъедем. Он говорит — заебись. Поезжай дай денег моей жене. Я поехал к жене Экслера, дал ей денег. Приехали в Сочи. Правда, гостиница оказалась в Лермонтовской — километров 70 от собственно Сочи. Ну, гостиница как гостиница — в Лермонтовской в каждом дворе такая гостиница — номеров шесть. В гостинице в ресторане сидит Экслер, который приехал в тот же день. Причем с девушкой. И эта девушка — не жена Экслера, потому что я знаю, как выглядит жена Экслера — я ей платил деньги. Ну да не мое дело. То да сё, вечером приходим в ресторан этой гостиницы. Я, моя беременная жена, наша подруга с двухлетним ребенком. Заказываем и ждем.

Час.

Полтора.

Два.

Все это время мимо нас бегает взмыленная официантка с полными блюдами.

Я человек очень деликатный, никогда не спорю с официантами, никогда не вступаю ни в какие дискуссии с обслуживающим персоналом и никода не кошмарю метроделя. Даже если мне принесут холодное и невкусное блюдо — я его съем. Просто больше никогда не приду. Но молча.

Однако я все таки спросил девушку — скажите, пожалуйста, а в чем дело? Вот тут мы сидим уже два часа, у нас ребенок и второй в животе — почему вы нас игнорируете?

И она — бедная, ее было так жалко, — извиняясь и чуть не плача говорит нам: у нас один повар, он бы все сделал, но наверху у нас в номере директор со своей девушкой. И он заказал столько, шо пездетц — практически все меню. И повар скоро умрет. И я умру хуячить все это на верхний этаж.

Мы сжалились над девушкой, (тем более, что она выглядела как армянка, а они столького натерпелись от турков) и терпеливо досидели до конца представления — то есть, еще часа два.

Итак, мы сидели в ресторане гостиницы Экслера четыре часа до подачи первого блюда. Уйти нам было особенно некуда.

Надо ли говорить, кого официантка имела в виду под “директором”?

Да, это был Экслер.
Отсюда

Боженька, спасибо тебе, что ты есть.

Правда, боюсь, он всё равно не поймет.

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Говнямбра и Хуямбра

На самообслуживании я набрал в поднос Гавнямбу, Хуямбру и Пизданамбру – назовем эти блюда так, хотя в Индии они называются как-то иначе, и если вы окажетесь в северном Гоа, не ищите их там в меню. Набирал с приключениями, с моральными страданиями, успев за минуту окунуться на дно человеческого хамства и подняться к вершинам осмысления развития России за последние 30 лет: стою я, значит, перед стойкой раздачи и думаю, что взять – зеленую Хуямбру или коричневую. А там такие чаны, в которых непонятно что, но выглядит как кипящее болото, только разных цветов, а из чего сделано, никогда не догадаешься. Это у нас, русских, все предельно понятно – свекла сиреневая, картошка белая, помидор красный, морковка оранжевая, репа желтая, мясо и грибы коричневые – а у индийцев все какое-то в принципе не понятное, еда имеет странные космические оттенки. Как живопись Николая Рериха – всегда чувствуешь какую-то подебку. Я задумался в выборе Хуямбры, и тут чел с поварешкой, который отмеряет порции и наваливает их в тарелки, вместо того, чтобы учтиво замереть и не мешать мне собраться с мыслями или дать мне возможность задать ему вопрос, внезапно обращается к телке которая за мной – «Вам что положить?» Или это было какое-то индийское правило учтивого поведения, вроде того, что телка в Индии священное животное и обслуживается вне очереди – или это все-таки было хамством ебанутого поваренка. Зачем он к ней обратился, минуя меня?! В общем, навалил он этой телке в тарелку баклажан фаршированный Пиздалямброй. Я еще тогда удивился, почему все там у них называется по-индийски, и только баклажан – баклажаном, неужели это исконно-индийское слово… Но такого рода хуйня вокруг меня и недоумения еще только начиналась. Потому что тут вдруг хуяк – телка эта со своим баклажаном вдруг обходит меня и становится между мною и кассой. У меня прямо в глазах потемнело – не для того мы развалили СССР, чтобы лезть друг перед другом без очереди. Как не буржуазно! Опять же, это объяснялось или каким-то индийским законом, что телки прут обгоняя всех, и в Индии значит клитор вроде синей мигалки, хотя его из стрингов и не видно – хоть по встречной гони, – или это было просто хамство той случайной телки-веганки, или все-таки наконец сбылась мечта идиота, и я стал невидимым, раз меня не заметили за одну минуту сразу два человека – поваренок и эта пизда с баклажаном. Неужели вегетарианы могут лезть без очереди, цинично обгоняя других вегетарианов? – удивился тогда я. Не так я себе представлял нравы вегетариашек!!! Итак, два первых человека, встреченных мною в мире официального маркированного вегача – поваренок и телка с баклажаном – оказались хамами. Наверное, третий чел окажется воспитанным?!!! Ахахаха! Как бы не так! Где вы в Москве видели воспитанного вегетариана?! Это главная идея настоящего постинга, мои дорогие!

И вот я у кассы. «А с чем у вас Гавнямбра?» внезапно спрашивает кассир. А я не только не знаю, с чем, но и вообще не в теме, о какой тарелке он спрашивает. Я ни об одной из трех тарелок не представляю, что в них находится, это же все болото разноцветное – и только по поводу стакана знаю, что там морс из ягод, но хуйзнает из каких. Там у них табличка была «Морс из ягод». Хуй знает из каких Я ему твердо и простодушно отвечаю: «Не знаю», давая понять, что эту неожиднную для меня коллизию должен разрешить он, Кассир Кассирович, избранный жрец вегетаринства. Говорю это пленительно как Ростропович, только что отыгравший на виолончели первый концерт Свиридова, еще погруженный в духовность музыки, и которому при этом похиру, что у него в тарелке, только бы не кишечная палочка. И тут этот кассир превосходительно хмыкает и роняет «И я тоже не знаю» таким тоном, как будто он эссесовец в Освенциме перед дверью газовой камеры, а я в свою очередь еврей, который не может ему ответить, осматривал ли его только что стоматолог на предмет наличия золотых зубов. Или будто я первоклассник, который не может ответить, есть ли у него в ранце учебник Природоведения, а он, этот ебучий кассир, стало быть училка, которая специально пошла преподавать в школу, чтобы ощущать превосходство над людьми, пользуясь беспомщностью первоклашек. Как вам такой диалог: «С чем у вас Говнямбра?» – «Не знаю» – «Хм, и я не знаю». Сразу видно, что один из разговаривающих полный мудак. Конечно мудак тут тот, кто только что взял тарелку с Говнямброй, и не знает, с чем она. Это ведь очевидно. То есть, я. Эта подоплека трех реплик окончательно меня выбесила, и тут уже я перестал изображать из себя робкого неофита, делающего перевые шаги на сцене официального московского вегача. И я снова стал самим собой.

Вот, что я сказал этому несчастному кассиру: «А мне, молодой человек, насрать, известно ли вам, с чем у меня Говнямбра. Я ведь у вас об этом не спрашивал». Я смотрел ему прямо в глаза, как и надо, когда хочешь, чтобы у человека, всю жизнь охуевавшего от собственного хамства, вдруг открылась наконец душа и он перестал бы уже хамить людям. Я говорил тем самым тоном клиента, который не только прав, но который еще и знает, что он всегда прав. Представьте себе человека, который всегда, всю свою жизнь, что бы он ни сказал, оказывался абсолютно прав. Это Махатма Ганди. Именно этот смысл имеет словосочетание «Клиент всегда прав», но не все это понимают. Я смотрел этому кассиру в глаза таким взглядом, как будто я Махатма Ганди, который всегда, всю мою жизнь, бывал прав. Чел охуел так, как будто он всю жизнь ждал, что вдруг у него откроется третий глаз, и он им все узреет, и тут как раз этот произошло. Он поморгал этим своим третьим глазом и быстро самостоятельно выяснил без моей помощи, что Говнямбра была с картофелем. Он-то там привык на своей кассе целыми днями стричь деньги с вегетарианцев, которые по своему пищевому поведению являются идейными овцами, а тут я. От разговора с тем челом я получил мощный укол морального неудовлетворения, так как отучивать людей от хамства — не буржуазно. В буржуазном обществе все ведут себя правильно, а значит сам факт, что кто-то кого-то учит направо срать, а налево откидывать, а не наоборот – пусть и хорошо учит, вежливо, на ухо, без публичного унижения, без записи в книгу жалоб и предложений, и даже без тонких угроз вроде «а может быть вам следует пригласить менеджера, раз вы не можете сами определить с чем эта Говнямбра» – все-таки, явный признак небуржуазности места, куда ходить в дальнейшем уже не следует. Таким образом, три первых чела, встреченных мною на сцене московского официального вегача – поваренок, пизда с баклажаном и кассир – оказались хамской быдлотой. Было понятно, что больше моей ноги там не будет. Но прежде чем навсегда покинуть это место, мне оставалось еще съесть все, что я набрал, а перед этим – донести поднос до столика и не подвернуть при этом ногу. А с этим, как мы дальше узнаем, не каждый может справиться.
Сумерк Богов

Tweet

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Овощи и кишечная палочка

Я, конечно, не европейский ученый. Ну то есть и не европейский, и не ученый.

И я даже не Геннадий Онищенко.

Но все же меня дико интересует вопрос – как кишечная палочка может быть ВНУТРИ ОВОЩЕЙ?

Объясните мне, я не понимаю.

Я тупой.

Tweet

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.