Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Бидон

В заполярном городе Апатиты, где я родился и провел свою счастливую юность, при советской власти было не очень хорошо со снабжением. И, например, такой деликатес, как сгущеное молоко, нужное для приготовления всяких праздничных десертов, покупали загодя, за несколько месяцев там, где его можно было купить — в Москве или же в Ленинграде.

А потом вдруг произошло чудо. На местном молокозаводе заработала установка по производству сгущенки. Вот только без линии по ее упаковке. И сгущенку в Апатитах продавали, что называется, в рОзлив. В бидоны. Как и всё остальное — молоко, сметану, растительное масло, мёд, квас. А по хорошим дням даже пиво. Это было привычно. И трехлитровый эмалированный бидон был таким же обычным предметом в руках любого горожанина, как и, скажем, авоська.

А если кто не знает, то обычная советская веревочная авоська теперь называется «шоппер» и продается в модных магазинах на Тверской за лютые тыщи рублей. И чем же бидон, получается, хуже?

И вот уже Союз потребителей России предлагает вернуть бидоны в повседневный обиход горожан. Ибо человечество тонет под спудом одноразовой упаковки. «Нужно разрешить людям ходить в магазин с собственной тарой» — сказал в организации, и спорить с разумностью этого предложения трудно. В тех же Апатитах при советской власти можно было выбросить одно десятилитровое мусорное ведро раз в неделю. И даже стеклопосуду никто не сдавал, потому что ее попросту не было. На всё была собственная тара. Бидон и авоська.

Впрочем, время должно внести коррективы в старинный уклад. Бидон — это, всё таки, не практично. С ним неудобно, особенно в метро. Он некрасивый. И даже если отделать его стразами и авторской росписью — он всё равно будет бидон.

Поэтому надо сделать так, чтобы не люди шли в магазины с бидонами, а чтобы магазины приезжали к людям домой. Как сейчас приезжает доставка из интернет-магазинов. Заказал молоко — приезжает цистерна. Выходишь с бидоном и тебе наливают. Да почему только молоко? Любая дозволенная к удаленной продаже жидкость. Хоть шампунь, а хоть и для мытья посуды. Хоть и микстура от кашля. А хоть и растворитель для краски. На всё есть бидон. Бидону всё равно, что в него наливают. Бидон абсолютен.

А уж куда деть бидон шампуня — думайте сами. Как мы в Апатитах думали, куда деть сразу три литра сгущенки.

И, кстати, придумывали.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Невидимый фронт

В любой войне всегда есть невидимый фронт. Есть такой фронт, разумеется, и в нашей главной войне. Войне за выживание человечества. Войне против глобального потепления и увеличения уровня выбросов в атмосферу.

И пока некоторые шведские девочки делают символические жесты в виде пересечения океанов на яхтах, настоящие борцы компромиссов не знают. Жители нескольких городов США выступили против использования природного газа в домах. Города не абы какие, а Сан-Франциско, например, Сиэтл и Нью-Йорк. Озабоченные выбросами в атмосферу горожане просят местные власти перевести всё на чистое электричество. Откуда это чистое электричество возьмется горожан не очень волнует. В конце концов, есть ретроградные штаты вроде Аризоны, Техаса, Оклахомы, Теннесси, Канзаса и Луизианы, где приняты местные законы о запрещении полного перехода на электрификацию в муниципалитетах. Вот там, значит, и будут вырабатывать электричество для прогрессивных городов. Как это было нынешней зимой в Техасе мы уже видели.

Впрочем, атмосферу загрязняют не только люди. Но и животные. Американцы придумали так называемое регенеративное сельское хозяйство. При котором парниковые газы каким-то образом оказываются заперты в почве. Не спрашивайте — как. Вот просто поверьте. Если куриные яйца, произведенные с помощью регенеративного сельского хозяйства стоят, внимание, в восемь раз дороже обычных — то, значит, это не просто так. Значит, дело серьезное.

А наиболее радикальные борцы напали на компьютерные системы крупнейшего производителя мяса. В результате чего пришлось остановить убой скота в Австралии и Канаде. Потому что совершенно непонятно, как делать это без компьютерных систем. Мы же не дикие люди. Администрация США, разумеется, склонна видеть в диверсии русский след. В России, конечно, смеются — ну разве может русский человек вот так вот взять, и помешать производству мяса? А шашлыки с пельменями потом из чего делать?

Впрочем, самое удивительное я вам припас напоследок. На самом деле вся эта вышеописанная борьба никому не нужна. Потому что всё очень просто. Надо просто надеть на корову противогаз. Который работает наоборот. Британские ученые утверждают, что 95 процентов метана коровы выделяют вовсе не из того места, про которое мы всегда думали. А через рот. И если надеть корове на рот специальный фильтр, преобразующий метан во что-нибудь менее опасное для природы — то планета окажется спасена.

Пока, правда, придумали только преобразователь метана в монооксид углерода. То есть, в угарный газ. От которого люди умирают быстрее, чем от метана.

Но стоит ли беспокоиться о таких мелочах, когда речь идет о природе?

Конечно, не стоит.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Восстание животных

Не делайте из еды культа, — говорил Остап Бендер, после чего съедал огурец сам. Сегодня, спустя почти сто лет, культ еды побежден если не окончательно, то целиком и полностью это уж точно. Вместо еды современный человек вводит в организм должное количество жиров, углеводов и витаминов. А уж как всё это должное количество назвать и оформить — решат маркетологи.

Ну вот, например, в мире намечается дефицит кофе. Потому что глобальное потепление каким-то образом влияет на рост кофейных деревьев. На фоне этого намечающегося дефицита американская компания Atomo изобрела цикорий. Ну то есть, искусственный кофе. Который производится из шелухи подсолнечных семечек и семян арбуза. В новом продукте, по сообщению производителя, должно быть всё: вкус, аромат и даже бодрящий эффект. А если учесть, что в мире намечается дефицит не только кофе, но и какао с бананами, то возникает вопрос: где же мы возьмем столько шелухи подсолнечных семечек и семян арбуза? И не стоит ли волноваться по этому поводу прямо сейчас.

Впрочем, есть и те, кто волнуются. Власти Великобритании собираются досрочно отправить пожилых фермеров на пенсию. Для того, чтобы на их место пришла молодежь. Но не только для того, чтобы занять молодежь, которая мается без работы. А в основном потому, что старые фермеры консервативны и не воспринимают зеленые технологии. Заводят много коров, которые выделяют метан. А власти Великобритании видят будущее национального сельского хозяйства в экологическом туризме. Чтобы корова была одна, которую можно показать туристу и сказать: вот корова. А мясо для стейков сделаем из шелухи.

Солидарна в властями и британская организация, называющаяся, внимание, «Восстание животных». Ее члены заблокировали поставку мяса из четырех холодильных складов Макдональдс. И призывают сограждан перейти на растительное питание. Из шелухи. Не очень понятно, правда, почему они заблокировали именно холодильные склады, где животные пребывают уже в состоянии, так сказать, неспособном к восстанию. Кажется, что важны не столько животные, сколько именно что растительная пища.

В пренебрежении к которой китайская пресса на днях обвинила знаменитую Грету Тунберг. Грета в очередной раз обвинила Китай в чрезмерных выбросах. В ответ на это партийная газета China Daily усомнилась в том, что сама Грета исповедует вегетарианский образ жизни. Вот прямо так и написали, цитирую: «Хотя она утверждает, что является вегетарианкой, судя по ее весу, выбросы углерода у нее на самом деле не низкие».

Нет ли в этом какой-нибудь объективации нам объяснят позже специальные люди.

Хотя именно у Китая, где едят вообще всё, включая жуков, человечеству стоило бы поучиться отказу от мяса.

Потом.

Когда придет время.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Декоммунизация кухни

Со слов Анатолия Луначарского мы знаем, что Ленин считал важнейшим из искусств кино. И, как и в некоторых других вопросах, вождь мирового пролетариата ошибался. Потому что важнейшим из искусств для всех нас является, конечно, национальная кухня. А если кто хочет поспорить о том, является ли кулинария искусством — то просто купите себе любую кулинарную книгу.

Впрочем, за прошедшие сто лет важность национальной кухни по сравнению с национальным кинематографом осознали уже, кажется, все. В международных организациях ведутся серьезные споры о том, где умеют готовить долма, а где не умеют готовить долма. Спорят и про лаваш. А с недавних пор возникли серьезные разногласия по борщу.

Но всё это, разумеется, частности. В спорах по-поводу отдельных блюд нет системности. Системный же подход предлагает украинский шеф-повар Евгений Клопотенко. Тот самый, который подал в ЮНЕСКО заявление о признании борща национальным достоянием исключительно Украины. И на этом не успокоился.

Теперь этот неугомонный шеф призывает провести, внимание, декоммунизацию украинской кухни. Причем речь не просто о переименовании, скажем, колбасы «Советская». А о том, чтобы никакой придуманной при советской власти еды вообще не существовало. Ни «Докторской», ни пирожного «Картошка», ни, разумеется, салата «Оливье».

Есть, правда, проблема с «Киевским» тортом, придуманным в 1956 году на Киевской кондитерской фабрике имени Карла Маркса. Ну да на то есть Украинский институт национальной памяти. Там разъяснят.

Метод контроля предлагается самый эффективный: взымать с рестораторов, которые кормят клиентов запретными советскими блюдами дополнительные 20 процентов налога.

Впрочем, проблемы вот прямо сейчас нарисовались не только у украинских рестораторов. Мировыми лидерами в предъявлении самых безумных претензий у нас являются, конечно, американцы.

Американская певица Деми Ловато обвинила какой-то магазин в Лос-Анджелесе вы не поверите в чем. В том, что по пути в кассу ей пришлось пройти мимо витрины с диетическими продуктами.

И это оскорбило ее чувства как человека, который не хочет питаться диетическими продуктами, а питается обычными. А вот это вот навязывание диетических продуктов заставило ее почувствовать себя неполноценной. Ну, потому что она их не хочет.

Вот это вот я понимаю — вызов общественному мнению. Вот это вот по взрослому. По настоящему.

И не признаться ли уже украинскому шефу в том, что народ с такой многотысячелетней историей не может строить свою национальную кухню на американских картошке, помидорах и кукурузе.

Хотя, впрочем, почему бы и нет.

Они же американские.

А это можно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Шопинг, рестораны и развлечения

«Трать на один пенс меньше, чем зарабатываешь», — говорил Бенджамин Франклин. Тот самый, который изображен на купюре в сто долларов, и который, вопреки распространенному заблуждению, никогда не был президентом США. А был просто мудрым человеком, предвосхитившим удивительное время: время, когда люди стали тратить меньше, чем зарабатывать.

Агентство Bloomberg утверждает, что за время пандемии коронавируса и связанных с этим ограничений человечество в частном порядке накопило как минимум почти, внимание, три триллиона долларов. Причем половина этих денег приходится собственно на США. Полтора триллиона долларов — это не шутки. Это сравнимо со всем годовым объемом производства, скажем, Южной Кореи. Одной из самых индустриально развитых стран мира.

И знаете, что сделают люди мира после того, как им отменят все эпидемические ограничения? Они пойдут тратить все эти деньги. По крайней мере, в этом уверены в Bloomberg. Некоторые эксперты прямо так и пишут, цитирую: «эти деньги будут потрачены на шопинг, рестораны, развлечения, туризм и спорт».
Впрочем, другие эксперты считают, что из этих денег будут выплачиваться накопленные за сложное время долги. Но в любом случае, единовременная трата всех этих накопленных богатств может привести к тому, что экономический рост только в США достигнет, еще раз внимание, 9 процентов. Знаете, когда такое было в последний раз? Приблизительно семьдесят лет назад. Как раз после второй мировой войны. Когда весь мир зализывал раны, а американцы зарабатывали дикие деньги.

Сбудутся ли эти прогнозы экспертов, конечно, бабушка надвое сказала. Но если сбудутся — то тогда оправдаются прогнозы уже тех экспертов, которые еще задолго до пандемии утверждали, что мир с его накопленными неразрешимыми противоречиями сможет спасти только большой катаклизм. И если раньше в качестве такого катаклизма выступала как раз какая-нибудь столетняя или мировая война, то теперь, когда человечество гуманизировалось, сгодится и пандемия неведомой раньше заразы. После которой непременно воспоследует невероятный рывок потребительской экономики.

Честно говоря, лично я не верю экспертам.

Никто ничего не пойдет тратить на шопинг, рестораны и развлечения.

Наоборот, будут тратить на еще несколько пенсов меньше, чем зарабатывают.

Не зря же Бенджамина Франклина нарисовали на самой известной купюре в мире.

Он наверняка знал, что говорил.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Горький и пустой

Несколько дней назад Министерство сельского хозяйства Соединенных Штатов Америки заявило, что в текущем году мировое потребление кофе впервые за много лет упадет. И что это связано с закрытием кафе и ресторанов, на которые приходится четверть всего мирового потребления кофе.

Это очень интересные цифры, которые говорят вот о чем: люди на самом деле не так уж и любят кофе. Горький, пустой напиток, вера в тонизирующие свойства которого не так уж и обоснована. Ну просто потому, что если бы люди действительно любили кофе, то его потребление не упало бы от закрытия кафе и ресторанов. Люди просто пили бы кофе дома. А раз четверть всего потребления просто исчезла при закрытии ресторанов — то, значит, эту четверть люди выпивали просто потому, что они в ресторане. А в ресторане как-то принято заказывать кофе. Даже если ты его и не любишь. При деловой встрече, например. При встрече с друзьями. В любом том случае, когда ты пришел в ресторан не для того, чтобы поесть. А для того, чтобы встретиться.

Но если так — то, значит, люди должны были заменить все эти встречи с нелюбимым кофе в ресторанах на что-то иное. И они таки заменили! По результатам только что опубликованного исследования компаний We Are Social и Hootsuite, аудитория социальных сетей во всем мире достигла почти четырех миллиардов человек. А это больше половины населения нашей планеты. Каждый день в социальных сетях регистрируются больше миллиона человек. И проводят в этих самых социальных сетях около двух с половиной часов. То есть, примерно столько же, сколько проводили раньше в ресторане за кофе.

Понимаете? Как и в случае с кофе, люди, быть может, и не любят социальные сети. И с удовольствием не связывались бы с этим муторным миром, требующим паролей, каких-то доказательств собственной состоятельности и постоянно следящим за каждым шагом. И навязывающим после этого рекламу того, что ты в общем случае уже приобрел.

Но ведь надо встречаться с друзьями и деловыми партнерами. Нельзя не встречаться. И как раньше ты во время этих встреч пил нелюбимый тобой горький кофе, так и теперь ты во время этих встреч вынужден сидеть в социальных сетях, которые тебе ни для чего другого вообще не нужны.

И самое печальное состоит в том, что мир после пандемии останется прежним. И даже если тебе удастся избавиться от социальных сетей, то путь у тебя только один — в ресторан, где тебе опять придется пить горький кофе.

Так ведь и от социальных сетей избавиться наверняка не удастся. Так и будешь сидеть в них под кофе.

Как до всей этой пандемии сидели все остальные.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Борщ

Все люди делятся на две категории. Одни считают, что происходящее в мире открывает перед человечеством много возможностей. И приводят в пример, скажем, Пушкина. Который провел свою самую плодотворную осень 1830 года в Болдино именно потому, что в Москве был объявлен карантин по холере.

Другие считают, что происходящее — это крупнейший кризис со времен Второй мировой войны. И что необходимо срочно бежать в магазины и скупать там всё подряд, от туалетной бумаги, как это происходит в Азии, до оружия и патронов, как это происходит сейчас в США.

Дихотомия в отношении к вирусу проявляется в совершенно любом аспекте человеческой жизни. Например, одна из депутатов Государственной Думы считает, что режим самоизоляции целыми семьями поможет, в силу понятных причин, значительно улучшить ситуацию с демографией. А вот китайские юристы отмечают как раз резкий рост количества заявлений на развод, поданных сразу же после отмены карантина. И тоже в силу понятных причин. Потому что люди слишком много времени провели вместе.

Ну или вот, например: в испанском куротном городе Бенидорм полиция, пытаясь закрыть рестораны, столкнулась с ожесточенным сопротивлением пьяных английских туристов. Которые, требуя продолжения банкета, забросали полицию бутылками и посудой. А вот в американском городе Солт-Лейк Сити, штат Юта, полиция решила сама не лезть на рожон. И попросила преступный элемент, цитирую: «прекратить всю криминальную и злонамеренную деятельность до последующих объявлений». Солт-Лейк Сити — это столица довольно строгой общины мормонов. И очень интересно будет узнать, прислушаются ли мормонские преступники и хулиганы к этой просьбе.

На фоне всего этого безумия совершеннейшим образцом здравомыслия выглядит заочная дискуссия о борще, развернувшаяся между двумя шеф-поварами — одним из России, другим из Украины. Украинский шеф-повар сенсационного заявил, что главная ошибка при приготовлении борща — это добавлять в него зажарку. После чего русский шеф-повар ответил ему, что главная ошибка не в этом, а в том, чтобы пассеровать свеклу вместе с зажаркой, а не запекать ее. Без зажарки же борщ не получится.

К дискуссии уже присоединяются другие повара. И, кажется, в ближайшие дни это будет единственная новостная тема, которая не будет иметь отношения к распространению коронавируса.

И я обязательно доложу вам о результатах дискуссии.

Потому что борщ, как вы понимаете — это вопрос фундаментальный.

Вирусы приходят и уходят, а борщ остается.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Порошок

Человека, который, что называется, земную жизнь прошел до половины, довольно трудно чем-нибудь удивить. Но тем более интересными оказываются ощущения от открытий, противоречащих давно сложившейся картине мира. Уж сколько я лично смеялся над жителями Санкт-Петербурга, каждый выходные отправляющимися в приграничные районы Финляндии, дабы купить там всё то же самое, что продается в питерских магазинах! Уж сколько я вдоволь поиздевался над их утверждениями о том, что шампунь и стиральный порошок в Финляндии совсем не такой, как шампунь и стиральный порошок той же марки в России! Одинаковые роботы делают одно и то же из одинаковых составляющих! — говорил я этим людям и разделявшей их точку зрения собственной жене, — Не может быть, чтобы шампунь в Европе был другой, нежели в России! И оказался посрамлен пред женой Федеральной антимонопольной службой. Которая заявила, что таки да, действительно, одни и те же стиральные порошки в России и Европе отличаются по составу и свойствам. И предъявила производителям ряд претензий.

Сказать, что мой мир рухнул — это значит, не сказать ничего. Ну ладно там автомобили для разных стран разные. Ну ладно там даже мобильные телефоны по разным требованиям сертифицируются. Но стиральный порошок! Это же просто порошок! Который стирает!

И тут вдруг Федеральной антимонопольной службе отвечает Ассоциация производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии и гигиены — есть и такая. Представитель которой говорит, что товары производятся в полном соответствии с требованиями российского законодательства. А также, цитирую: «различия в формулах обусловлены разницей в режимах применения и внешних условий». Понимаете? Оказывается, мы стираем не так, как в Европе! Режимы применения разные! Это что же получается, что у нас и стиральные машины другие? Но тогда получается, что европейские порошки в России должны стирать хуже. Ну, они же не соответствуют нашим режимам применения и внешним условиям. А все говорят, что наоборот — европейские лучше! Вы что-нибудь понимаете? Лично я — ничего не понимаю.

Но самое главное, чего я не понимаю: это что же получается, Федеральная антимонопольная служба хочет, чтобы у нас стиральные порошки были такими же, как в Европе? А там ведь не только про порошки речь идет. Там еще про шоколад. И если я в силу своей мужской природы не могу оценить качество стирального порошка, то уж качество шоколада-то я могу оценить. И я точно знаю, что наш шоколад вкуснее, чем европейский. И я не хочу, чтобы наш становился таким же, как европейский.

В общем, от заблуждений я, может быть, и избавился. Но картина мира моя от этого проще не стала. А стала, наоборот — гораздо сложнее.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Яма

И снова неспокойно на рынке труда. В отчете ряда авторитетных организаций сказано, что почти половина работников в России находится в так называемой «квалификационной яме». Термин переводной и не очень удачный — оригинальное английское название звучит как «skills mismatch», что прямо переводится как «несоответствие навыков». Впрочем, все беды России происходят из ям — что на дорогах, что в головах. Так что пусть будет яма, если так хочется.

И все же английское название гораздо точнее — речь идет именно о несоответствии. Причем в обе стороны — и когда навыков не хватает, и когда их с избытком. Потому что если навыков не хватает — то тогда всё понятно, человек просто не может выполнять ту работу, которая от него требуется. А вот если навыков с избытком — то человек уже не хочет выполнять ту работу, которая от него требуется. Обладатель юридического образования не хочет работать дворником, хотя юристы никому не нужны, а дворники — наоборот.

Проблема, надо заметить, не только российская. Почти полтора миллиарда человек на планете страдают от такого же несоответствия. И для решения вопроса нужны сложные преобразования в сфере образования. Но сфера образования очень инерционна, результаты изменений в ней становятся понятны лет через десять, а в современном мире технологические навыки обновляются раз в 2-3 года практически во всех отраслях. И несоответствие навыков нарастает. Люди не могут найти работу, работодатели не могут найти сотрудников, а мировая экономика теряет от этого несоответствия до 5 триллионов долларов ежегодно.

О чем же в такой тревожной ситуации думают на нашем рынке труда? О четырехдневной рабочей неделе, например. Или, скажем, о внедрении перерыва на дневной сон. Выясняется, что большинство русских работодателей и работников выступают против сиесты. Хотя другие исследования показывают, что самое продуктивное время для работы у большинства людей — утро. До одиннадцати часов. А потом почему бы и не поспать? Правда, не очень понятно, что делать по пробуждении. Ибо о продуктивности между 16 и 18 часами заявили всего 2 процента опрошенных.

Впрочем, великая русская литература уже давно дала ответ на этот вопрос. Васисуалий Андреевич Лоханкин был архитипичным представителем квалификационной ямы. Работать он считал ниже своего достоинства, хотя его и так бы никто на работу не взял по причине вопиющей некомпетентности. Вместо работы Васисуалий Лоханкин воровал мясо из борща и лежал на диване как бы в сиесте.

Разница с нынешней ситуацией только в том, что борща, из которого можно было бы воровать мясо, не будет.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Горячее и второе

Нашей стране тысяча лет. И всю эту тысячу лет в России пишут законы, выпускают постановления и издают распоряжения. Какие-то из них со временем заменяются другими, а какие-то остаются, потому что про них все забывают. Но при этом они продолжают действовать! Как до сих пор действуют, например, принятые в 1981 году «Правила содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР». Согласно которым у каждой собаки на ошейнике должен быть номерной знак.

Вот и в Санитарно-эпидемиологических требованиях к организациям общественного питания сказано, цитирую: «Горячие блюда (супы, соусы, напитки) при раздаче должны иметь температуру не ниже 75°С, вторые блюда и гарниры — не ниже 65°С». Из чего русские рестораторы делают вывод, что в любой момент могут быть оштрафованы контролирующей организацией, поскольку температура стейка средней прожарки составляет всего 60 градусов. И это не говоря уже о кусках мяса, как это принято говорить, с кровью.

Но раз так — то как тогда быть с блюдами, которые готовятся вообще из сырого мяса? Скажем — карпаччо.
Так это не горячее блюдо — ответят мне рестораторы, — Это холодное.

Но послушайте. СанПин — это точно такой же русский регламент, как все остальные. Он хоть и принят в 2001 году, но наверняка на основе каких-то древних документов, составленных еще во времена Елены Молоховец. И в нем нет никакого определения горячего блюда. И описания, чем оно отличается от холодного. А также нет никакого определения «второго блюда».

Поэтому, если контролирующая организация все таки решит вас оштрафовать за непрожаренный стейк, у вас есть два варианта защиты:

Во-первых, заявить, что стейк — это холодное блюдо. И пусть попробуют доказать обратное.

А во-вторых, и этот путь кажется мне более продуктивным, заявить, что стейк — он не второе блюдо. Потому что где же вы видели, чтобы стейк ели на второе? После, например, супа? Нет, стейк, тем более — слабой прожарки — это самое настоящее первое блюдо. И оно же последнее. Потому что съев кусок говядины в полкило весом вам вряд ли захочется чем-то продолжить.

Не знаю, правда, подействует ли на контролирующую организацию подобная аргументация. Всё таки если вас решили оштрафовать, то уж за что — найдут обязательно.

А вот СанПин надо бы, конечно, поправить. Чтобы, так сказать, соответствовал реалиям.

Которые со времен Елены Молоховец несколько изменились.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.