Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Всеобщая осень

Бывают люди, о существовании которых ты можешь даже не подозревать, но которые при этом окружают тебя и сопровождают всю жизнь.

С этого предложения я пять лет назад начал реплику, посвященную Олегу Анофриеву. Который спел множество песен, сопровождавших нас с самого детства.

Но тогда я ничего не сказал про автора множества этих песен. Про человека невероятного творческого диапазона, способного написать, с одной стороны, песню «Луч солнца золотого» для мультфильма «Бременские музыканты», а с другой стороны — «Уно моменто» для фильма «Формула любви». С одной стороны — песню «Белеет мой парус, такой одинокий» из фильма «12 стульев». С другой стороны — «Нелепо, смешно, безрассудно, волшебно» из «Обыкновенного чуда».

И это я уже не говорю об истинно народной музыке из фильма «Джентльмены удачи».

А вообще фильмов было больше сотни. Среди них, кстати, «Новогодние приключения Маши и Вити», который я смотрел еще в детском саду.

То есть, Геннадий Гладков, как и тот же Анофриев, сопровождали нас всю жизнь. А также наших детей и даже внуков.

При всем при этом Геннадий Игоревич был человеком практически не публичным. Многие даже не знали его имени. А иные путали его с Григорием Гладковым, автором музыки из мультфильмов «Пластилиновая ворона» и «Падал прошлогодний снег».

Но нет, это другой Гладков. А Геннадий Гладков накануне умер в возрасте 88 лет.

В романе Габриэля Гарсия Маркеса «Сто лет одиночества» описывается поселение под названием Макондо. От первых дней и до последних, когда люди, составлявшие историю города начали опадать, как осенние листья. А новых не появлялось.

И эта вот тайна совершенно непостижима. Почему после ухода таких людей, как Геннадий Гладков не появляются новые люди такого же дарования. Такие, как Анофриев. Такие, как Магомаев. То ли что-то в воздухе изменилось. А то ли всеобщая осень.

Но что бы там ни случилось, музыка Геннадия Гладкова останется с нами.

Потому что она уже есть и мы на ней выросли.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Без души

Человеческая эволюция удивительно многообразна. С одной стороны мы живем дольше. С другой стороны, у нас растет на голове рог, как у динозавров — ну, чтобы уравновешивать голову, которая все время опущена к смартфону.

Теперь вот новое дело: Голливуд бастует против использования цифровых копий актеров. Планируется заплатить актером второго плана всего за один съемочный день, снять их цифровой образ и потом использовать его в кино.

В Голливуде довольно мощный профсоюз, поэтому масштабность протестов понятна. Но представьте себе, что даже без этого профсоюза искусственный интеллект заменит не только сценаристов — что, как лично мне кажется, он давно уже делает — но и режиссеров. Разве нужен живой режиссер, чтобы снимать все эти экранизации комиксов?

Но ладно там вытеснить людей из киноиндустрии.

Речь идет уже о других дорогостоящих людях.

Сейсмологи, например, сообщают, что концерт американской певицы Тейлор Свифт в Сиэттле вызвал небольшое землетрясение. Семьдесят тысяч зрителей так прыгали, что сейсмографы зафиксировали магнитуду больше двух.

Вы думаете, это случайность? Как бы не так. Землетрясение было третьего дня. А сегодня я прочитал статью, в которой написано, что всплеск инфляции во всем мире спровоцирован мировым туром, вы не поверите, Тейлор Свифт. Потому что ажиотаж, потому что билеты, потому что за ней ездят толпы фанатов и раскупают гостиницы. А еще всяческие сувениры. В среднем каждый посетитель концерта певицы тратит полторы тысячи долларов. И это только в том случае, когда он в соседнем городе, а не летит из Америки в Австралию, например.

Ну что же. Следующий шаг очевиден.

Надо оплатить Тейлор Свифт один день — а это, поверьте мне, немалые деньги — но зато потом использовать только ее цифровое изображение. И показывать его по телевизору. Землетрясений не будет. Инфляции не будет. Ничего вообще не будет.

Есть, правда, один вопрос — как быть с тем, что Тейлор Свифт поет песни, которые она сама сочиняет.

Можно, конечно, обучить искусственный интеллект сочинять такие же песни.

Но тогда придется закачивать в этот искусственный интеллект все те эмоции, которые переживает живая Тейлор Свифт со своими мужчинами и всем таким. Она же об этом поет.

В общем, есть, над чем подумать.

А мы понаблюдаем.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Своими словами

Что наша жизнь? — пел герой «Пиковой дамы», — игра. Игра всегда идет и никогда не заканчивается. Но интересно, что одни игроки играют свою игру со звериной серьезностью. А другие над ними как будто бы издеваются.

Отчаявшийся в своих попытках подложить нам очередную свинью коллективный запад выступает с совсем уже шизофреническими инициативами. Русские ведомства и бизнесмены отвечают форменным издевательством.

Еврокомиссия грозится запретить экспорт в Россию комплектующих и электроники для производства дронов. Ну, тут мы вообще ничего не отвечаем, потому что только Еврокомиссии может быть не известно, что все таковые комплектующие и электронику всему миру поставляет Китай.

Производитель жизненно необходимого препарата Виагра заявил о том, что прекратит поставлять синие таблетки в Россию. Минпромторг немедленно заявляет, что мы сделаем аналог и честь русских мужчин не пострадает.

А чемпионы на сегодняшний день — это русские издатели художественной литературы. Которые пообещали импортозаместить западные бестселлерами их, внимание, пересказами. Ну то есть берем какой-нибудь модный роман и попросту переписываем его своими словами. Никаких прямых цитат нет — то есть, нет и нарушения авторских прав.

Идея, что и говорить, грандиозная. Литературный институт имени Горького каждый год выпускает сто писателей и поэтов. Большинство из них не оставляют никакого следа в литературе. А теперь всем найдется дело.

Более того, идея-то совсем не нова. В Соединенных Штатах Америки, например, вообще отсутствует культура смотрения фильмов, снятых за пределами страны. Нет дубляжа, нет закадрового перевода. Вместо всего этого Голливуд просто переснимает иностранные фильмы и сериалы. И что нам мешает поступать так же?

Но зато представьте себе подъем нашего кинематографа! У всех сразу же появится дело. Причем поскольку стремление русского человека к творчеству неискоренимо, мы непременно привнесем в классику мирового кинематографа свой собственный, русский взгляд.

А там можно будет браться уже и песни их переписывать.

Тем более, что специалисты у нас в этой области давно есть.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Валим

Известная максима гласит, что за 300 процентов прибыли капиталист способен на любое преступление. Но кроме этой исторической максимы есть еще и другая. Она гласит, что любой биржевой эксперт всегда может объяснить то, что произошло. Но только после того, как это произошло. Но не до.

Иногда находятся талантливые люди, которые могут объединить два умения. Вот, скажем, есть такой модный стриминговый сервис Netflix. Который некоторое время назад объявил о том, что он перестает оказывать услуги подписчикам из России.
И вот проходит это самое некоторое время и Netflix вдруг объявляет, что он потерял сразу 200 тысяч платных подписчиков. В результате чего акции компании немедленно упали сразу на 25 процентов. Причем в компании заявляют, что уйти с платформы могут до двух, внимание, миллионов подписчиков.

Вы знаете, я живу в России полвека. Я тут родился и вырос. И, конечно, я никогда не поверю в то, что в России были не то что два миллиона подписчиков стримингового сервиса, но даже и 200 тысяч платных подписчиков. Ну то есть эти талантливые люди, которые решили продавать людям то, что они и так могли бы получить без этого самого сервиса, прекрасно понимали, что однажды контора, как говорится, умрет. И для того, чтобы хоть как-то обосновать эту внезапно возникшую неприятность, они решили объяснить ее своей гражданской позицией по отношению к ситуации. Очень удобно.

И хотя всякие вредные комментаторы вроде Илона Маска считают, что причина провала Netflix в их излишнем потакании левому дискурсу с его маниакальным стремлением к гендерному, расовому и социальному равенству, мы-то с вами понимаем, что и это самое стремление было обозначено компанией именно для того, чтобы снять максимальное количество денег с изначально сомнительной стриминговой идеи.

Ну то есть я бы снял перед этими Остапами шляпу, если бы она у меня была. Они молодцы. В детстве внимательно читали О’Генри.

А там с вами, помахав вослед компании Netflix, хорошо бы задуматься над тем, сколько еще компаний из тех, что громогласно объявили об уходе из России сделали это не потому, что их заставили, а потому, что это самый удобный способ слить бизнес и отправиться отдыхать.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Все лгут

Все лгут — говорил доктор Хаус. Вопрос только в том, как распознать эту ложь. По симптомам, как доктор Хаус. Или же по мимическим движениям лица, как герой другого сериала, которого играл Тим Рот.

Но сериалы сериалами, а вопрос распознавания человеческой лжи волнует человечество с библейских времен. И для разрешения этого вопроса было придумано множество методов. Во-первых, конечно, разнообразные пытки. Во-вторых, устройство, называемое «полиграф». Которое замеряет показатели нашей с вами жизнедеятельности, а оператор потом решает, где мы говорим правду, а где и неправду.

И вот — новый, естественный шаг на пути к познанию человеческой лжи. Ученые из университета Тель-Авива создали искусственный интеллект, который может определять ложь человеческую как герой Тима Рота. По лицу. Только лучше. Вероятность правильного ответа оценивается в 73 процента. Полиграф пока, конечно, надежнее. Но ведь полиграф требует посадить человека в специальное кресло и обвешать его разнообразными датчиками. А тут всё определяется просто по видео. Движения бровей и напряжение щёк. Ну или, как водится, глазки бегают.

Впрочем, на всяких ученых находятся другие ученые. Которые утверждают, что по внешним признакам обеспечить надежное распознавание лжи невозможно. Как, впрочем, и по внутренним. Ибо всегда найдется лжец, контролирующий свое внутреннее состояние так, как Штирлиц под наблюдением Мюллера. В этом, собственно, и состоит искусство разведчика.

Тем не менее, далеко не каждый из нас профессиональный разведчик. И мы, разумеется, не можем контролировать свои эмоции так, чтобы обмануть полиграф, героя Тима Рота и искусственный интеллект.

И вот что в связи со всем этим интересно. Если мы не профессиональные лжецы и не умеем обманывать мироздание, то нашу ложь сможет распознать любой оперативный сотрудник и следователь. И для этого не нужны никакие полиграфы и искусственный интеллект.

Если же мы подобны Штирлицу настолько, что нашу ложь не может распознать даже Мюллер, то зачем тогда нужны все эти полиграфы и искусственный интеллект? Опять же получается, что они не нужны.

Но что же тогда делать ученым из университета Тель-Авива? Получается, что делать им нечего. И что они, собственно, не нужны.

И если вы раньше не понимали, что такое экзистенциальность — то вот это она.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Голые при Луне

Со слов наркома просвещения Анатолия Луначарского мы знаем, что Ленин считал кино важнейшим из искусств. Возможно в том числе и потому, что кино допускает множество интерпретаций исходного материала. Например, в классической кинокартине Михаила Швейцера «Золотой теленок» совершенно обойдена вниманием история владельца «Антилопы Гну» Адама Козлевича. И заданный им Остапу Бендеру вопрос о том, не будут ли они с Балагановым танцевать голыми при Луне, повисает в воздухе.

Между тем Козлевич разорился именно потому, что чиновники города Арбатова регулярно нанимали его для тех самых танцев при Луне и прочих непотребств на бюджетные деньги. После чего непременно попадали под суд. И Козлевича с его «Антилопой» стали обходить стороной, как будто это он во всем этом виноват.

Прошло примерно сто лет.

Как вдруг оказалось, что Ильф и Петров ничего не выдумали и не приукрасили. Даже наоборот. Если в советской России голыми при Луне танцевали отчаявшиеся провинциальные чиновники, то в современной Европе пороку предаются уже самые что ни на есть министры национальных правительств. Как это произошло ни где-нибудь, а во Франции. Где днями разразился грандиозный скандал о нарушении карантина.

Оказывается, в некоторых роскошных ресторанах Парижа происходят недозволенные в режиме ограничений дорогие вечеринки. На которых видели даже министров. Но каких именно — не уточняется. Поэтому сейчас всё уставшее от локдаунов французское гражданское общество пытается выяснить, какие именно министры там могли быть. И французским министрам теперь, надо полагать, весьма неуютно. Того и гляди дело дойдет до отставки правительства. Хотя организатор вечеринки теперь оправдывается, что про министров он пошутил.

Злые языки наверняка бы сказали, что случись подобная история в нашей стране, то пострадал бы не министр, а тот самый организатор. А ресторан бы закрыли силами подразделения специального назначения. Но я отвечу злым языкам так: нет, подобная история в нашей стране никогда бы не повторилась. Ну то есть вечеринки такие случались и у нас, конечно, да и подразделения специального назначения на них приходили.

Но мало того, что министры на них не ходили. Так и танцевать голыми на балконах теперь принято ездить совсем в другие места.

Ну вот в Дубай, например.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Всё прояснилось

Виртуальный мир, о существовании которого еще 30 лет назад мы знали только из фантастических романов и кинофильмов, стремительно замыкается сам на себя, полностью игнорируя мир реальности. Одни ученые создают сервис оживления фотографий, а другие, в это же время — алгоритм, определяющий, настоящая фотография или нет. Одни учат искусственный интеллект по движениям рук музыканта восстанавливать ноты — другие, в это же время создают программу, которая по звуковому файлу создает трехмерное изображение рук несуществующего музыканта, играющего музыку. Ну хорошо, все эти ученые увлечены и заняты. А что в это время остается делать всем остальным? Ведь скоро все мы останемся вообще не нужны.

И тут на помощь приходит, казалось бы, совершенно посторонняя идея британского бизнесмена по имени Кит Миллс. Как сообщает газета The Mirror, этот человек предлагает создать в Великобритании государственную программу выплат за, внимание, борьбу с лишним весом. То есть, вы боретесь с собственным лишним весом — а вам за это выплачивают. На осуществление программы по борьбе с ожирение британское правительство уже сейчас готово выделить 100 миллионов фунтов стерлингов. Причем оказывается, что такие программы уже существуют в некоторых других странах. Например, в Сингапуре.

Ну что же, вот и решение. В условиях, когда созидательный человеческий труд становится всё более невостребованным в силу появления сущностей, которые могут этот труд выполнять без участия человека, нам остается только заняться самосовершенствованием. Роботы и искусственный интеллект будут зарабатывать деньги. А правительства будут выплачивать эти деньги гражданам за то, что те будут становиться лучше, чем были. Будут худеть, бросать пить и курить, воспитывать в себе толерантность к многообразию и нулевую толерантность к домашнему насилию. Вы только представьте себе, какое совершенное общество мы с вами можем получить уже буквально в течение нескольких десятилетий!

Конечно, любые предыдущие попытки создания совершенного общества заканчивались не очень удачно, чем учат нас история и анимационный фильм ВАЛЛ-И. Но ведь очередная попытка, как говорится, не пытка.

Хотя, с другой стороны, худеть для большинства из тех, кому это надо — как раз таки вполне себе пытка.

Которая вполне достойна солидной компенсации.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Следующий

Американцы свято верят в свою исключительность. «США – исключительная держава, ведущая за собой все остальные страны» — писала Хиллари Клинтон перед тем, как проиграть президентские выборы. Англичане всегда смеялись над этой самонадеянностью.

Вот, скажем, накануне Американская киноакадемия опубликовала новые критерии для присуждения премии «Оскар» в основных номинациях. Критерии такие: одна из главных ролей должна быть сыграна представителем этнического меньшинства. Треть исполнителей неглавных ролей должны быть представителями любых меньшинств (например, гендерных), инвалидами или женщинами. Сюжет тоже должен быть сосредоточен на всех вышеперечисленных. А в составе съемочной группы тоже должно быть соответствующее разнообразие.

И это ровно те же самые критерии, которые не далее как два месяца назад ввели организаторы премии Британской академии в области видеоигр. То есть исключительные американцы взяли и списали всю эту дичь со своих консервативных заокеанских прародителей.

И это притом, что в США проблемы, которые киноакадемики пытаются решить новыми правилами, не виртуальны, как в Великобритании. А реальны. Да вот только неделю назад один из темнокожих актеров, игравших в очередной инкарнации «Звездных войн» обвинил компанию Disney в том, что та отодвинула его персонаж на второй план. Хотя изначально он был на первом. А это, как вы понимаете, оголтелый расизм. «Я сказал студии, что вводить чернокожих персонажей, продвигать их как наиболее важных, а после уводить на второй план — это нехорошо» — посетовал актер. И наблюдатели нахмурили брови.

А другой фильм той же компании сейчас находится под угрозой бойкота. Потому что исполнительница роли китайской принцессы Мулан неосторожно высказалась против протестов в Гонконге. А ведь все эти опасные эпизоды прямо влияют на бизнес крупнейших американских кинопроизводителей. И у них просто нет другого выхода, кроме как самим намекать киноакадемикам на введение четких критериев.

Остается, правда, ряд нерешенных вопросов. Например, что делать, если один из исполнителей неглавных ролей объявит себя представителем меньшинства, а после присуждения премии вдруг окажется, что он никакое не меньшинство. Что тогда с ним делать? Подвергнуть товарищескому суду голливудского цеха? А самое главное — что с «Оскаром»-то делать придется? Лишать, как спортсментов, уличенных в применении допинга? И вручать следующим по очереди?

Впрочем, новые правила начнут действовать только с 2024 года.

А к тому времени или вопросы решатся.

Или падишах нас покинет.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Культурная апроприация

Жизнь в современном западном обществе напоминает прогулку по минному полю. Совершенно непонятно, где ты сделаешь неправильный шаг. Вот взять, к примеру, английскую певицу Адель. Будучи девушкой весьма солидного от природы телосложения, она за последние несколько месяцев исхитрилась значительно похудеть. В результате чего привыкла получать множество комплиментов на каждую свою новую фотографию в Инстаграм. Но не тут-то было. Комплименты комплиментами, но как только Адель опубликовала посвященную популярному афрокарибскому фестивалю фотографию в образе жителя Ямайки — так тут же и началось. Знаете, что такое культурная апроприация? Это ультрамодная ныне концепция, согласно которой использование элементов культуры любого меньшинства есть эксплуатация этого меньшинства. И, следовательно, использование образа жителя Ямайки со стороны Адель есть культурная апроприация, эксплуатация и вообще она, выходит, расистка. В чем ее подписчики немедленно и обвинили. И от былой предрасположенности к похудевшей певице даже следа не осталось. Хочешь жить в современном цивилизованном обществе — не допускай ошибок.

А одними из самых первых культурных апроприаторов были, вы не поверите, Элвис Пресли и Джэнис Джоплин. Которые были белые, но пели как черные. Но тогда всем было не до того. А вот когда белый артист Эминем начал исполнять рэп в девяностых — тут же концепцию и сформулировали. И теперь, согласно этой концепции, культурной апроприацией и эксплуатацией считается даже изучение языков малых народов. То есть, Николай Миклухо-Маклай, живи он сейчас и продолжай заниматься изучением обычаев населения Новой Гвинеи и их языка, считался бы злостным эксплуататором. Только индейцы могут снимать кино про индейцев. Только карибские народы могут рассказывать про зомби. Только черные протестанты могут петь госпел.

Ну то есть для того, чтобы сделать неверный шаг, теперь даже не надо ничего писать. Достаточно просто опубликовать собственную фотографию.

Да что там фотографию. Достаточно вообще ничего не публиковать. Как не опубликовала ничего американская актриса Элизабет Олсен, игравшая в фильмах про «Мстителей». За что и была подвергнута всеобщему осуждению поклонников покинувшего на днях наш мир актера Чедвика Боузмана, игравшего в этих фильмах персонажа по прозвищу «Черная Пантера». Просто за то, что ничего не сказала. И даже то, что ее аккаунт в Инстаграме изначально был практически пустым, осуждающих не остановило.

Потому что на самом деле неважно, за что осуждать. Важно только то, что есть кого осуждать.

И есть где.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Символические переходы

Люди очень любят всякого рода символические переходы. Ведь с точки зрения бытия между 31-м декабря и 1-м января совершенно никакой разницы нет. Однако же мы придаем переходу между этими днями особенный смысл.

То же самое касается и смены эпох. «Ушла эпоха» — любят писать блогеры и таблоиды после ухода от нас той или иной знаменитости. Хотя эпоха, честно говоря, остается всё та же.

Впрочем, на любой спрос всегда есть предложение. И вот уже переживающим за эпоху предлагается проект AI|Writer, представляющий собой нейронную сеть, способную генерировать тексты, имитирующие стиль общения тех самых оставивших нас знаменитостей. Дело по нынешнему уровню развития технологий довольно нехитрое: если существует достаточно большой корпус текстов, созданных каким-нибудь человеком, то создать на его основе модель общения просто вопрос времени. Но что за странный выбор образцов для этих моделей? Герберт Уэллс. Альфред Хичкок. Джейн Остин. Может быть они и олицетворяли эпохи, но что они могут рассказать нам сейчас, во времена Пелевина, Тарантино и Дарьи Донцовой?

Нет, создавать надо совершенно другие модели. Вот например, Владимира Ильича Ленина. У него и текстов 55 целых томов, и голос его нам известен по записям. А когда у нас будет виртуальный клон Ленина и каждый сможет задать ему главные русские вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?» — вы представляете, как может измениться жизнь вопрошающих? У них появится смысл. А кто не хочет Ленина — тому сделаем Сталина. И выложим в интернет. Чтобы каждый адепт культа личности мог бы разговаривать с генералиссимусом хоть с самого утра и до самого вечера.

Тем, кто хочет получше понять про категорический императив мы сделаем Канта нашего Иммануила. А тем, кто стремится к нравственному совершенствованию смоделируем Льва Толстого.

А потом мы запустим все эти нейросети параллельно и устроим между ними дебаты. Пусть думают, как нам еще лучше обустроить Россию. Пусть дискутируют. Вот тогда-то и станет понятно, ушла эпоха, осталась та же самая или наоборот — у нас теперь с вами такая эпоха, что в старую мы не хотим.

Потому что ностальгия — это всего лишь сентиментальное чувство.

А сентиментальные чувства люди любят не меньше, чем всякого рода символические переходы.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.