Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Зомби

Принявший на себя основной удар эпидемии нового короновируса Китай является одной из крупнейших экономик мира. Между тем, несмотря на отдельные заявления о падении производства, закрытии того или иного завода и снижении прогнозов, остальная мировая экономика до поры на происходящее практически никак не реагировала.

Но как только заболевание начало распространяться по миру, как рынки перешли в неконтролируемое падение. Причина проста — никто не понимает, что будет дальше. Больше того — если уж сами врачи и вирусологи не могут точно сказать, как будет развиваться ситуация, то уж экономистам и вовсе не на что опираться. А современная экономика совершенно не предназначена для существования в условиях неопределенности.

Но работа финансового аналитика состоит в том, чтобы делать прогнозы. Он получает за это зарплату. И если нет достоверной модели, на основании которой можно было бы делать прогнозы, то значит надо взять какую-нибудь другую модель. Хоть как-то похожую.

Вот, скажем, менеджер инвесткомпании Aberdeen Standard Investments Джеймс Эти взял в качестве модели для прогнозирования, внимание, кинокартину «28 дней спустя». Это, если кто не знает, фильм про эпидемию вируса, превращающего жителей Лондона в зомби. Как говорится: на безрыбье и зомби-апокалипсис рыба. Впрочем, мировая пресса ничего не пишет о собственно прогнозах, которые сделал аналитик. Все пишут только о том, что прогнозы строятся на основе кино. И если мы достоверно знаем, что такое произошло в одном случае, то это дает нам право предположить, что и другие апокалиптические прогнозы могли строиться на основе фантазии киносценаристов. А не наоборот. Например, почему бы не предположить, что предсказания скорейшей климатической катастрофы почерпнуты из фильма Роланда Эммериха «Послезавтра»? А не наоборот — фильм построен на основе прогнозов. Лично я бы совершенно такому повороту не удивился.

Впрочем, есть аналитики, которым для апокалиптических прогнозов не нужно никаких пост-апокалипсисов. Например, предсказавший кризис 2008 года Нуриэль Рубини считает, что всё будет плохо и мировая экономика еще не скоро оправится от пандемии. Думаю, что человечество ответит таким аналитикам модельными кинокартинами о том, что всё будет отлично.

На основе которых другие аналитике сделают другие прогнозы.

Которым как раз и поверят инвесторы.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Культурный код

Когда-то давным давно, в самом начале восьмидесятых, в строгие и, как тогда казалось, бесперспективные времена, по рукам привыкших уже ко всему советских людей ходили таинственные списки. Списки артистов, «в творчестве которых содержатся идейно вредные произведения». Списки эти были очень странными по содержанию. Скажем, безобиднейшая немецкая поп-группа Dschinghis Khan, созданная специально для участия в конкурсе «Евровидение» (!) была указана как пропагандирующая антикоммунизм (!!) и национализм (!!!). Была в тех списках, разумеется, и английскаая группа Pink Floyd. Наверное, единственная, в творчестве которой действительно содержались идейно вредные высказывания — в частности, об «агрессии СССР в Афганистане».

И вот прошло больше тридцати лет. И министерства культуры и просвещения Российской Федерации публикуют совместный документ, называющийся «Методические рекомендации по реализации межведомственного культурно-образовательного проекта «КУЛЬТУРНЫЙ НОРМАТИВ ШКОЛЬНИКА»». «Проект направлен на духовное, эстетическое и художественное развитие школьников и повышение культурной грамотности подрастающего поколения» — пишут авторы документа в преамбуле. А в списке рекомендованной для повышения культурной грамотности подрастающего поколения музыки для 9-11 классов под номером 98 указывают песню группы Pink Floyd под названием Money. А в списке рекомендованных для того же возраста фильмов — картину Алана Паркера «Стена», снятую по одноименному альбому Pink Floyd.

Как видите, наше движение в сторону прогресса неоспоримо. Да что там Pink Floyd! Для повышения культурной грамотности подрастающего поколения министерства культуры и просвещения рекомендуют школьникам ознакомиться с произведениями Энди Уорхолла «Банки супа Кэмпбелл» и даже Марселя Дюшана «Фонтан». Представляющего собой, если кто не знает, обычный, купленный в хозяйственном магазине писсуар. Слов нет, оба этих произведения оказали на мировое искусство большое влияние. Но для того, чтобы разъяснить это школьнику, требуется некоторая разъяснительная работа. Если же просто показать школьнику писсуар и назвать это одним из важнейших произведений искусства XX века — школьник разве что хмыкнет. А сколько в России есть школьных преподавателей, способных объяснить то, что хотели сказать Дюшан и Уорхолл — я лично не знаю. Что-то подсказывает мне, что не много.

И отдавая должное смелости министерств, рекомендующих школьникам слушать группу Nirvana (песня Smells like teen spirit, номер 100 в списке зарубежной музыки для 9-11 классов) трудно отделать от ощущения, что сами списки, формирующие культурный фундамент, довольно поверхностные. Рекомендуется, например, знать песни группы «Машина времени» «Марионетки» и «Солнечный остров». Эй, а «Поворот» где? Почему именно эти песни? Почему группа «Кино» должна остаться в культурном коде только песней «Перемен»? И почему вообще в списках перечисляются песни, а не альбомы?

Заметьте, я написал четыре вопросительных предложения подряд, что мне, вообще-то, не свойственно. Потому что я обычно не спрашиваю, а констатирую. Но поскольку я горячо поддерживаю саму идею формирования некоего культурного кода, объединяющего школьников в продолжение нации, то мне хотелось бы именно задать вопросы и получить на них ответы. Чтобы улучшить и дополнить этот, безусловно, неполный список. Согласитесь, что вряд ли можно оценить творчество группы The Beatles по одной только песне All you need is love. А предлагается, прочему-то, именно это.

Также есть некоторые вопросы к культурному коду самих составителей культурного кода. Например, в пункте 44 списка литературы для 1-4 классов указано произведение «Кожемяка Никита. Богатыри и витязи Русской земли». Как будто «Кожемяка Никита» — это автор произведения, а не былинный богатырь Никита Кожемяка, являющийся его героем. А в строке 13 списка литературы для 5-8 классов указано: «Велтистов Е. Приключения Электроника». Но у Евгения Велтистова нет книги «Приключения Электроника». Так назывался телефильм, а оригинальная повесть, по которой он был поставлен, называлась «Электроник — мальчик из чемодана». Точно так же, как и рекомендованный для 9-11 классов цикл Артура Конан-Дойла не наывался «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона». Так назывался фильм Игоря Масленникова, а сборник из 12 рассказов Конан-Дойла, опубликованный в 1892 году, назывался просто The Adventures of Sherlock Holmes.

Все эти странности как бы говорят нам о том, что составителям списков не помешало бы повысить и собственный культурный уровень. Потому что ладно бы речь шла о какой-то рабочей дискуссии. Но перед нами всё таки официальный документ.

А еще в списке, предлагаемом для формирования культурного фундамента русского человека нет картины Эльдара Рязанова «Ирония судьбы или С легким паром!» «Пролетая над гнездом кукушки» и «Форрест Гамп» есть — а «Иронии судьбы» нет!

Там нет ни «Двенадцати стулье», ни «Золотого теленка». Ни в каком виде — ни в литературном, ни в кинематографическом.

Но и это еще не всё. В списке, который должен сформировать культурный код русского человека, нет песни Давида Тухманова «День победы». Вот нет ее и всё! Может быть, конечно, составители списков считают, что «Ирония судьбы» и «День победы» и так вписаны в наш культурный код с самого что ни на есть рождения. С молоком матери, так сказать. Но почему этот момент не формализован — трудно сказать.

Так что за попытку, как говорится, спасибо. Но считать полученный результат окончательным пока, увы, не получается.

Продолжайте работать.

Готов поспособствовать.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Чернобыль

Всё в этом мире, увы, когда-то заканчивается. Но заканчивается очень по-разному. Вот, скажем, компания Apple объявила о завершении восемнадцатилетней эпохи iTunes. Эта программа изменила всю мировую развлекательную индустрию, сделав базовой единицей потребления музыки не альбом, а отдельную песню. Но вряд ли кто-нибудь скажет доброе прощальное слово в адрес этого давно уже превратившегося в неповоротливого монстра приложения.

Тем временем телесеть HBO показывает последний эпизод мини-сериала «Чернобыль». С момента выхода первого эпизода прошло всего пять недель, но в адрес этого фильма будет сказано значительно больше прощальных слов, нежели в адрес iTunes. Созданный бывшим шведским рэпером и американским сценаристом комедии «Очень страшное кино» сериал удивительно точно воспроизводит советский быт и советские взаимоотношения. И даже актеры из совершенно разных стран мира в нем выглядят как герои типичной советской производственной драмы. И вот эта достоверность в бытовых деталях совершенно завораживает, причем прежде всего тех, кто жил в СССР. И даже редкие ляпы вроде огромной картины Репина «Иван Грозный и сын его Иван» в торце кремлевского коридора, ведущего в кабинет генерального секретаря Горбачева, не способны испортить общего впечатления.

Впрочем, детальность сериала произвела впечатление не только на тех, кто жил в СССР. В зрительском рейтинге главного интернет-киносправочника IMDB сериал «Чернобыль» уже к четвертому эпизоду занял прочное первое место, опередив даже «Игру престолов», за которой мир следил восемь лет. То есть, это на сегодняшний день, по мнению зрителей, лучший сериал в мире.

Не обошлось, конечно, и без упреков. С нашей стороны в том, что всё было не совсем так. А с их стороны — в том, что в фильме нет темнокожих актеров. Но знаете ли, на пароходе «Титаник» тоже всё было не совсем так, как в фильме Джеймса Кэмерона. А на упрек в отсутствии темнокожих актеров я, честно говоря, не знаю, что и ответить.

Зато точно могу сказать, что успех основанной на воспоминаниях участников и очевидцев почти документальной драмы знаменует собой окончательную усталость человечества от пребывания в виртуальных мирах «Гарри Поттера», «Мстителей», той же «Игры престолов» и даже «Теории большого взрыва». Параллельные вселенные, в которые хитрые продюсеры увели испуганного зрителя после 11 сентября 2001 года, исчерпали себя. И человечество снова готово смотреть правде в глаза.

Вот бы еще и американские сенаторы тоже.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Элементарная формула

Известная русская поговорка про дележ шкуры неубитого медведя практически всегда воспринимается однобоко. Как будто бы это только про то, что русские любят жить предвкушением. Но шкура неубитого медведя — это далеко не всегда то, чего хочется. И совершенно обычным в русской практике является раздирание шкуры того, чего не хочется вообще. Да вот взять хотя бы тотальное погружение православной части общества в тонкости взаимоотношений поместных церквей, ставропигии и тому подобных нюансов церковной жизни, о которых вся эта православная часть общества еще какие-то две недели назад понятия не имела. И всё это происходит, заметьте, при полном отсутствии повода. Ну то есть ничего не изменилось, никакой автокефалии Украинской церкви пока нет. Но всё происходящее выглядит так, как будто исторический раскол уже произошел.

Или вот взять, к примеру, историю с кинокартиной «Праздник», вокруг которой сейчас ломается столько копий. Депутаты требуют у министра культуры не выдавать прокатное удостоверение, интернет полон гневных деклараций, старые работники культуры дают комментарии о том, чего нельзя, а что можно. Речь идет, напомню, о фильме, который никто не видел. Заявлено, что это черная комедия, действие которой происходит в блокадном Ленинграде. Кратко излагается сюжет: в загородном доме некая «привилегированная семья» перед встречей Нового года не может приготовить курицу, потому что куда-то делась их домработница. Это — вся известная на сегодняшний день информация. Но страсти кипят такие, как будто фильм уже запущен в прокат и уже оскорбил миллионы. История эта не новая — такая же была с фильмом «Матильда». Шкура делилась ровно до того момента, пока картина не вышла в прокат. И тут — как отрезало. А теперь про эту «Матильду» никто даже не вспомнит — про что она и вообще.

Впрочем, я тут вовсе не об этой страсти русского человека к осуждению вакуума хотел поговорить. А как раз о допустимости или недопустимости смеха над теми или иными вещами.

Блокада Ленинграда — событие абсолютно трагическое. Но и Холокост — событие абсолютно трагическое. Тем не менее, на днях в Израиле прошел очередной конкурс красоты «Мисс пережившая Холокост». Самой молодой участнице 74 года, победила 93-летняя дама. Конкурс этот проводится не первый год и отношение к нему в еврейском обществе сложное. Кто-то считает, что это не то, чтобы оскорбляет, но обесценивает память погибших. Но вы можете думать про себя что угодно — вы не можете сказать это вот этой вот 93-летней даме, которая выжила. И если она, пережившая Холокост, хочет принимать участие в конкурсе красоты среди переживших Холокост — никто не вправе ей запретить. И никто не вправе высказать ей упрек, потому что она ничем не может оскорбить память погибших.

А теперь давайте представим себе конкурс красоты среди переживших блокаду Ленинграда. Людей, которые выступили бы с подобным предложением, наверняка разорвали бы на части подобно той шкуре. Но вдруг бы вышла какая-нибудь 93-летняя дама и сказал бы: а я хочу. А почему нет? Почему бы не почувствовать себя красоткой, как та израильтянка Това Рингер, чудом спасшаяся в Польше. Ведь она прямо так и сказала: «Не поверила бы, что в моем возрасте я буду красоткой».

Что бы мы, общество, сказали такой даме? Да ничего бы мы ей не сказали. Потому что у нас нет такого права — что говорить такой женщине. Если она пережила блокаду, а мы про эту блокаду знаем только по рассказам таких, как она. Я полагаю, вы уже нащупали разницу.

А если нет, то я приведу вам пару хрестоматийных примеров. В кинокартине Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука» герой Юрия Никулина, получая от сотрудника милиции пистолет говорит: «С войны не держал боевого оружия». И при этом держит пистолет так, как будто он его вообще никогда не держал: вверх ногами и стволом к себе. А потом сует его в авоську с продуктами. Насмешка над победителями? Конечно. Второй пример еще круче. В кинофильме «Иван Васильевич меняет профессию» герой Михаила Пуговкина, приехав к бывшей любовнице за чемоданом говорит остающейся в машине новой любовнице: «Жди меня, и я вернусь». Вот представьте, что такое позволяет себе какой-нибудь современный режиссер и современный актер. Лично мне даже невозможно представить.

Но у нас не возникает по этим поводам никаких вопросов ни к Гайдаю, ни к Никулину, ни к Пуговкину. Просто потому что они имеют право шутить над этой войной, потому что они эту войну прошли. Были ранены на этой войне. Они знают про нее, а мы нет. И поэтому они могут использовать стихотворение-заклинание Константина Симонова в качестве шутки в сцене с многочисленными любовницами — а мы должны воспринимать это с уважением. У фронтовика Симонова мог возникнуть к фронтовикам Гайдаю и Пуговкину вопрос. Но он у Симонова к ним не возник — он тоже имел право его не задавать. А у нас никаких прав ни на что в этой ситуации нет. Ни на осуждение, ни на вымарывание.

Вот, собственно, и вся элементарная формула. Шутить можно над всем. Даже над трагедией. Но шутить над трагедией можно только тем, кто имеет на это право. Право, обусловленное участием в этой трагедии. Другим участникам трагедии это может не понравиться — но нельзя запретить равному.

Вот только нас с вами всех это никак не касается. И поэтому нам от шуток о блокаде Ленинграда, о которой мы, повторюсь, имеем только самое поверхностное представления, лучше бы воздержаться.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Деньги и секс

«В основе всех наших поступков лежат два мотива, — писал Зигмунд Фрейд, — желание стать великим и сексуальное влечение».

И если в этой формуле заменить желание стать великим одним из его проявлений — а именно стать богатым, то тогда мы поймем, что основоположник психоанализа был прав. И свидетельством тому — последние новости.

Итальянская актриса и режиссер Азия Ардженто является одной из центральных фигур общественного движения MeToo, участницы которого рассказывают о сексуальном насилии. Она — одна из тех, кто обвинил в харрасменте продюсера Харви Вайнштейна. И вдруг выясняется, что эта святая женщина в самый разгар феминистического угара, слушайте внимательно, заплатила 380 тысяч долларов за молчание актеру, которого совратила в 17-летнем возрасте. То есть, это актеру было 17 лет. А самой Азии было побольше. Что по законам штата Калифорния, где все и произошло, является уголовным преступлением. Нельзя сказать, чтобы актер, игравший в одном из фильмов сына персонажа Азии Ардженто, остался недоволен тем совращением. Но карьера его не задалась, и когда его кинематографическая мать вдруг стала делать заявления против Вайнштейна, парень просто решил урвать денег. Просил три с половиной миллиона, но удовлетворился и тем, что ему дали.

О чем нам говорит вся эта история? Ну, разумеется, кроме того, что Зигмунд Фрейд был во всем прав, и людьми действительно движут только деньги и секс. Эта история лишний раз говорит нам о том, что любая общественная кампания всегда имеет обратную сторону. Это ведь не первый раз, когда икона феминизма оказывается сама замешанной в сексуальных скандалах. Всего несколько недель назад подобная история произошла с одной профессоркой, извините за феминитив, университета Нью-Йорка. Эта шестидесятилетняя дама, как выяснилось, очень любила студентов. И какие еще скелеты в шкафу скрываются у всех тех, кто выносит свою сексуальную жизнь в публичное поле — всегда интереснейший материал для психиатрии. Все подобные истории, с которыми мы столкнулись в последние годы, начиная с 57-й московской школы — все они при ближайшем изучении оказывались историей взаимных сексуальных и финансовых претензий, а вовсе не поисками правды и справедливости. И, кстати, гей-парадов это тоже касается.

Только что в США стартовал первый после скандала фильм с Кевином Спейси, карьера которого была уничтожена подобными обвинениями. Фильм с треском провалился. Не потому что он плохой, нет — а потому, что американцы боятся его смотреть, чтобы карающая длань общественного осуждения не коснулась и их. Теперь мы, наверное, больше не увидим фильмов с Азией Ардженто. А жаль, потому что она симпатичная. А дальше шаг за шагом, откровение за откровением — весь Голливуд пожрет сам себя, потому что там такие, в общем-то, все.

Так стоило ли начинать все вот эти разоблачения вместо того, чтобы оставить всё, как было до того уже сто лет?

Вопрос, кстати, не такой уж простой.

Ведь кто знает — быть может весь этот Голливуд уже и не нужен.

И его можно заменить нейросетью.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

С гибельным восторгом

В начале семидесятых на Мосфильме запускали кинофильм «Земля Санникова». На роль авантюриста Крестовского пробовали Олега Даля, Андрея Миронова и Владимира Высоцкого. Режиссерам фильма сразу же стало понятно, что играть должен Высоцкий. К тому же сыграть в фильме согласилась и его жена Марина Влади, которая в то время пребывала в статусе кинозвезды международного уровня. Раз такое дело, то Высоцкому заказали и музыку к фильму. Одна из песен должна была символизировать судьбу авантюриста Крестовского. Жизнь на грани, на острие ножа, не оглядываясь. И неизбежная, осознаваемая смерть впереди.

Высоцкий написал песню про коней, которые несутся над пропастью, погоняемые своим наездником. И, погоняя своих коней, наездник умоляет коней не обращать внимание на его плеть и нестись чуть помедленнее. Слова про то, как он с гибельным восторгом пропадает, Высоцкий позаимствовал у своего любимого Исаака Бабеля.

Режиссерам «Земли Санникова» Высоцкий исполнил только припев. Услышав всего лишь кусок песни, режиссеры были потрясены. Они хотели просто песню для кинофильма. А им принесли произведение невероятной силы, масштаб даже одного куска которого бесконечно превосходил весь их режиссерский замысел. Что с этим делать режиссеры не понимали.

Однако, начальство запретило снимать Высоцкого. Авантюриста Крестовского сыграл Олег Даль. А вместо «Коней привередливых» в «Земле Санникова» Олег Ануфриев спел песню Александра Зацепина «Есть только миг».

Этот небольшой эпизод можно считать яркой аллегорией всей жизни Высоцкого. Чудовищное несоответствие масштабов его дара окружающей художественной действительности отталкивало не только его от этой действительности, но и действительность от него. Человек, который в любой другой стране был бы суперзвездой и миллионером, в СССР был простым театральным актером на мизерной ставке. Подержанные «Мерседесы», купленные с помощью жены и крохотная дача на чужом участке никак не могли сгладить этого несоответствия. С помощью той же жены Высоцкий объездил полмира, был с уважением принят настоящими голливудскими звездами. Он знал, какой могла бы быть его жизнь. Но жить вне СССР он не мог. И ему приходилось бежать от действительности, не пересекая границ. А эта дорога всегда ведет только в один конец. В тот самый, который описан в песне «Кони привередливые» — наверное, самой главной русской песне двадцатого века.

И когда мы теперь говорим: Высоцкому могло бы исполниться восемьдесят, мы, конечно, лукавим. Восемьдесят ему исполниться никогда не могло бы.

Потому что тогда он не был бы тем Высоцким, который для нас теперь второй по значимости герой после Гагарина.

С гибельным восторгом Высоцким.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

И о культуре

Высота культуры определяется отношением к женщине, — писал Максим Горький и был совершенно прав. Как только становится известно о каких-ли проблемах с отношением к женщинам — сразу же начинаются проблемы с культурой.

Вот, например, какие заголовки идут прямо сейчас один за других в разделе «Культура» на агрегаторе «Яндекс.Новости».

«Романа Полански обвинили еще в пяти случаях совращения несовершеннолетних девочек».

«Джина Лоллобриджида рассказала о домогательствах 70-летней давности‍».

«Актриса-лесбиянка обвинила в домогательствах Стивена Сигала».

«Карл Лагерфельд нарисовал Вайнштейна со свиным рылом».

Причем, разумеется, в современном толерантном обществе высота культуры не определяется только лишь отношением к женщинам. Теперь высоту культуры определяет и отношение к мужчине. О нем в разделе культуры подряд идут следующие заголовки:

«Ридли Скотт вырежет из своего нового фильма все сцены с Кевином Спейси‍».

«Актёра Чарли Шина обвинили в изнасиловании подростка».

«Актер из «Неудержимых» заявил в полицию о побывавшей в руке продюсера интимной части тела».

А чтобы культура была более многообразной и полной, высоту ее определяет и, внимание, отношение женщин к мужчинам.

«Бывший телохранитель Мэрайи Кэрри обвинил ее в сексуальных домогательствах».

Еще раз, все эти заголовки сейчас составляют раздел «Культура» крупнейшего их новостных агрегаторов. Вот современная культура, которую мы заслужили. И другой культуры у меня для вас нет.

Вот вы спросите меня — ну хоть какой-то заголовок про новую книгу, оперу или кино-то там есть? А я вам отвечу: нет. Есть заголовок про арест имущества режиссера Серебренникова, а также новость о том, что умерла пятая девушка Джеймса Бонда. И всё. Культура на этом закончилась.

Нет, чем же телохранителя Мэрайя Кэри-то не устроила?! Красивая, талантливая женщина.

Прав, прав был Максим Горький. Высота культура определяется именно что отношенем к женщине.

А с таким отношением к женщине, как у телохранителя Мэрайи Кэри, ни о какой культуре вообще не приходится говорить.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Закрытие Америки

Мой любимый литературный герой Остап Бендер в образе Иоканаана Марусидзе практиковал материализацию духов. Постоянно цитируя Остапа, и я достиг подобного совершенства. Правда, до духов пока не дошло, но мысль моя уже стала материальна. Некоторое время назад я опубликовал на Facebook фейковую новость о петиции, в которой американские активисты призывают убрать из романа Маргарет Митчелл «Унесенные ветром» персонаж Ретта Батлера. Потому что он воевал за конфедератов, а с расизмом, как известно, надо бороться.

Реакция на эту шутку меня, надо признать, удивила. Практически ни у кого не возникло сомнений, что я написал чистую правду. Потому что уровень абсурда моей шутки вполне соответствовал общему уровню абсурда происходящего в США, где, по примеру Украины, решили отредактировать собственную историю.

Но мог ли я подумать, что не пройдет и двух недель, как моя шутка воплотится в реальности? Нет, Рета Батлера из романа пока не вымарывают, но вот фильм «Унесенные ветром» показывать уже не решаются. The New York Times сообщает, что один из кинотеатров в Мемфисе отказывается это делать, потому что там, внимание, романтизируется рабовладельческая Америка. И, пожалуйста, не спрашивайте меня, почему кинотеатр в Мемфисе собирался показывать «Унесенных ветром» в 2017 году от рождества Христова.

Ну хорошо, допустим, там и правда романтизируются конфедераты. Но почему борцы с расизмом пытались сломать в Балтиморе памятник Христофору Колумбу? Ведь одно дело вычеркнуть из истории рабство — но совсем другое дело вычеркнуть из истории Америку как таковую, которую, если кто не знает, Колумб и открыл.

И если Колумб, как пишут активисты, цитирую: «символизирует первоначальное вторжение европейского капитализма на Западное полушарие» — то тогда логичным было бы отменить это вторжение. То есть — закрыть Америку обратно. И пусть все разъезжаются по домам. Белые — в свою Европу. А чернокожие — да, в свою Африку. А индейцы пусть выходят из резерваций.

Вот сказал, а теперь думаю: вдруг и эта шутка тоже материализуется? Нет, я-то совершенно не против. Но, если можно, только после презентации восьмого айфона.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Фантастические ученые и где они обитают

После вышедшего на международный уровень спора между Филиппом Киркоровым и лидером группы Space Дидье Маруани, тема авторского приоритета стала востребованной и модной. И вот уже Начальник инновационно-технологического центра Томского госуниверситета систем управления и радиоэлектроники Евгений Гарин заявляет, что сюжет наипопулярнейшей ныне кинокартины «Фантастические твари и где они обитают» не менее, чем на 90% повторяет сюжет наипопулярнейшего 35 лет назад мультфильма «Тайна третьей планеты».

Соответствие установлено с помощью принципиально новой программы, основанной на, цитирую: «поисковых алгоритмах семантического анализа, решениях задачи синонимии и математическом моделировании когнитивных систем».

И действительно: герои обоих фильмов ищут редких животных, количество основных персонажей совпадает и они даже внешне похожи. Профессор Селезнев похож на Ньюта Саламандера. Капитан Зеленый — на пекаря Ковальского. А московскую школьницу Алису Селезневу так и вовсе не отличить от почти сорокалетней американской волшебницы по имени Порпентина Голдшейн.

Впрочем, после того, как алгоритм Евгения Гарина год назад установил полное сюжетное соответствие первой части «Звездных войн» и картины Александра Роу «Кащей Бессмертный», снятой в 1944 году, объяснение схожести «Фантастических тварей» и «Тайны третьей планеты» кажется даже вполне убедительным. Алиса Селезнева, как ни крути, похожа на Порпентину Голдштейн больше, чем Кащей Бессмертный на Дарта Вейдера. Не говоря уже об установленном тем же ученым 86-процентном соответствии национально-языкового корпуса фильмов «Матрица» и «Приключения Буратино», рассказывающих, цитирую: «о борьбе главных героев за освобождении своего народа из рабства».

Так что Филлиппу Киркорову надо было, конечно, не в полицию обращаться, а ехать прямиком в Томск. И там бы ему с готовностью объяснили, кто тут первородная суперзвезда, а кто вышедший в тираж французский артист третьего эшелона.

Главное только не рассказывать Евгению Гарину о том, что за всю историю мировой литературы сюжетов придумано всего семь.

Ровно столько же, сколько в музыке нот.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Принцессы не какают

Глобальная поп-культура — мощнейший механизм воздействия на социум, над изучением которого постоянно работают ученые всего мира. И очередное такое исследование, проведенное учеными в университете Бригама Янга, касается воздействия на формирование сознания детей принцесс из мультфильмов студии Уолта Диснея.

Оказывается, выяснили ученые, 96 процентам девочек и 87 процентам мальчиков нравится смотреть мультфильмы с участием принцесс. А вот влияние этих самых принцесс на неокрепшие детские умы оказалось тревожным. Девочки, глядя на решительных большеглазых красавиц, решающих свои проблемы самостоятельно, сами стремятся вести себя так же. Изучать математику, стрелять из рогатки и лазить по деревьям. Мальчики же наоборот — видя, как ведут себя мультяшные принцессы, а также видя, как ведут себя те герои, которых мультяшные принцессы стараются завоевать, вообще перестают чем-либо интересоваться, справедливо полагая, что такая девушка всё сделает сама, а герою останется лишь расслабиться и получать удовольствие.

Такая картина идеального феминистического мира тревожит исследователей, тем более, что университет Бригама Янга основан мормонами, и 98 процентов студентов в нем — тоже мормоны. А мормоны любят, чтобы всё было традиционно. Женщине — дети и кухня, а мужчине — всё остальное. Поэтому ученые призывают если и не лишать детей удовольствия от просмотра диснеевских мультиков, то хотя бы вести с ними беседы о влиянии медиакультуры и о реальных гендерных ролях, предусмотренных Господом.

Вот читаю я всё это и думаю — какой же всё-таки примитивный мир нарисован нам в глобальной поп-культуре. Которая, как ни крути, является чуть менее чем полностью культурой американской.

А вот на нас посмотрите. Традиционнейшее из обществ. На любые вольности смотрим косо и с неудовольствием. Постоянно придумываем себе новые ограничения. И вот в этом традиционнейшем из обществ образ входящей в горящую избу и останавливающей коня на скаку некрасовской женщины идеально сочетается с образом доброго молодца, проводящего жизнь на печи. Ну вот как такое объяснить какому-нибудь мормону? Да никак это не объяснить.

Не поймут.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.