Category: коронавирус

Category was added automatically. Read all entries about "коронавирус".

Наука решает

В деревне Макондо, описанной Габриэлем Гарсия Маркесом в великом романе «Сто лет одиночества», дождь лил четыре года, одиннадцать месяцев и два дня. В Москве он лил всего несколько дней, но многие из горожан уже впали в печальную уверенность, что дождь теперь будет всегда. Да и какая разница, — думали многие, — раз всё равно сидеть дома.

Между тем русского человека всегда отличали не только фатализм, но и удивительный оптимизм. То, что Высоцкий и Бабель называли «гибельным восторгом». Я же предлагаю отринуть из этой формулы слово «гибельный» и оставить слово «восторг». С которым я и воспринимаю новость о том, что ученые установили обратную корреляцию между уровнем влажности и контагиозностью коронавируса. Говоря человеческим языком, чем выше влажность — тем меньше людей заболевают коронавирусом. Что мы, собственно, и наблюдаем на графиках заболеваемости в столице. Разумеется не отрицая при этом подвига московских врачей, эпидемиологов и, собственно, самих москвичей, которые сдерживают распространение вируса своими самоограничениями.

— Но что же дальше? — спросит внимательный наблюдатель. Москва — не Макондо. И дождь все равно однажды закончится. Причем, как говорят метеорологи, уже буквально на днях. И станет солнечно, сухо и жарко.

А я вам на это отвечу: читайте новости да обрящете. Потому что согласно исследованиям других ученых, распространение коронавируса замедляется во время жары и при повышенном ультрафиолетовом излучении. То есть, как только закончится дождь, при котором коронавирус становится менее заразным, начнется солнечная и жаркая погода, при которой коронавирус тоже становится менее заразным.

Еще более внимательный наблюдатель скажет в этом месте: Минуточку! Если во время дождя коронавирус слабеет, и во время жары и солнца от тоже слабеет, то почему же тогда всё вот это вот, что мы наблюдали последние месяцы?

И нет проще вопроса для ответа, чем этот. Потому что в последние месяцы мы именно что не наблюдали ни жары, ни дождя. А не пойми что, что раньше называли «зима», а теперь это вообще непонятно, как называть.

Так что всё сходится и ученые на этот раз, получается, правы. Что одни, что другие.

Теперь главное, чтобы оказались правы метеорологи.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

И без родильной горячки

Главный герой классического произведения английской литературы «Трое в лодке не считая собаки» в самых первых строках повествования обнаружил у себя все существующие заболевания кроме воспаления коленной чашечки. Разумеется, с помощью медицинского справочника. Потому что в любом исследовании надо опираться на какой-нибудь подробный методический аппарат.

«Трое в лодке» были написаны сто тридцать лет назад, и за это время с самодиагностикой всё стало значительно хуже. Поскольку если герою повести для того, чтобы обнаружить у себя все болезни надо было хотя бы обратиться в библиотеку, то ныне достаточно просто набрать описание любого симптома в поисковой системе. А сейчас, во время пандемии, симптомы у себя ищут чуть менее, чем все жители нашей планеты. Соответственно и выдача поисковых систем перестраивается, поскольку искусственный интеллект этих самых систем адаптируется к запросам и пытается показать человеку наиболее релевантные результаты. Хочет он найти у себя симптомы заражения коронавирусом — так пусть и получит. Ничем не отличается от любого другого контекстного поиска, будь то стиральный порошок или корм для животных.

И вот австралийские ученые проверили множество медицинских заключений, выданных сервисами онлайн-диагностики, и установили, что правильный диагноз ставится только в 36 процентах случаев. А в 58 процентах случаев правильный диагноз попадал в список из десяти предложенных. Ну, примерно как и в том случае с героем английской повести. А дальше выбирай сам.

Тем не менее, ученые считают удаленную автоматическую диагностику вполне себе перспективным направлением. Разумеется, с оговоркой на то, что после постановки себе приблизительного диагноза потенциальный больной все же перестанет заниматься ерундой и обратится к врачу.

Но в текущих условиях, когда такая простая, казалось бы, вещь, как поход к терапевту, превращается в сложную задачу сравнения рисков от подозреваемого заболевания и потенциально возможного в медицинском учреждении заражения коронавирусом — вот именно в этих современных условиях, кто знает, быть может дистанционная диагностика и могла бы как-то разрядить ситуацию.

Вот только для этого она должна не ставить любые диагнозы по любым симптомам, а наоборот — убеждать мнимого больного в том, что если у него чешется голова, то это вряд ли повод для беспокойства. И, быть может, надо просто сходить в душ.

Но увы — существующие системы должны выдавать результат. А отсутствие диагноза — это отсутствие результата.
Потому что как 130 лет назад, так и сейчас любой взрослый человек уверен, что хотя бы какое-нибудь заболевание у него должно быть.

Ну хотя бы даже психическое.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Вместе не в месте

Природа в виде коронавируса поставила над человечеством удивительный, уникальный социальный эксперимент. Конечно, такие эксперименты случались и раньше — но тогда степень развития человечества не позволяла оценить ход и последствия эксперимента так, как это возможно сегодня.

Разумеется, человечество не может ждать милостей от природы. И в ответ на эксперименты природы человечество пытается ставить над природой свои собственные эксперименты. Например, разные страны пробуют разные методы борьбы с эпидемией. Или даже не столько борьбы, сколько сосуществования.

Особенное внимание человечества привлек эксперимент в Швеции. Где никаких карантинов и самоизоляций вообще не вводилось. На протяжении всех долгих последних недель в социальных сетях велись ожесточенные споры о том, что важнее: жизнь каждого отдельного человека, или же жизнь социума в целом, которая напрямую зависит от текущей экономической ситуации.

Да, смертность от коронавируса в Швеции превышает показатели других скандинавских стран почти в 10 раз. Но ведь это относительные цифры. А абсолютные не так уж и велики — что там 4 тысячи стариков на 10 миллионов населения. Зато знаменитая шведская индустриальная экономика продолжает полнокровную жизнь, а шведы как никто другой умеют возрождаться из любого пепла. Уважаемая европейская нация. Без всякой иронии.

Как вдруг выясняется, что всё зря. И что шведские эксперты, опрошенные газетой The Financial Times, утверждают, что падение экономики Швеции будет мало отличаться от падения экономик других стран, которые вводили ограничения для предприятий. По всему спектру сценариев шведского центробанка падение экономики составит от примерно 7 до примерно 10 процентов. А безработица — от примерно 9 до 10 процентов.

Тут бы, конечно, уместно вспомнить, что та же самая The Financial Times сейчас вплотную занята оправданием катастрофической ситуации в США. И после того, как она усомнилась в русской статистике, она принялась за Швецию.

Но, с другой стороны, Швеция ведь не сферическая страна в вакууме. Она существует в окружении других стран. Которые плотно закрыты. И та самая знаменитая шведская индустриальная экономика просто не имеет пространства для выхода. Грузовики и корабли продавать некому. Туризма нет. И только, быть может, не менее знаменитая шведская поп-музыка могла бы пытаться держать экономику страны на плаву.

Хотя, с другой стороны, кому нужна эта шведская поп-музыка в эпоху YouTube.

Вот и получается, что при всей разобщенности человечества во время текущего кризиса, человечество оказывается единым целым. И если ты даже пытаешься попробовать сделать по-своему — у тебя все равно не получится.

Просто потому, что мы все вместе на этой планете.

И это — хороший сигнал.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Оформляйте патенты

«Политические изменения последнего времени широко и фактически распространили принцип равенства всех людей и равного права каждого на счастье и свободу, — писал русский этнограф Лев Штернберг в статье «Человечество» энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона в 1903-м году, — Естественно, что именно в наше время (начиная с конца XVIII века и главным образом со второй половине XIX столетия) с особенной силой и блеском расцвела идея всеобщего братства народов, единого человечества». Конец замечательной цитаты, автор которой не мог и предположить, с какой особенной силой и блеском человечество разрушит любые надежды о своем единстве уже через десять с небольшим лет.

Но, быть может, пройдя через все чудовищные испытания XX века человечество, наконец, одумалось и идея всеобщего братства народов опять расцвела? Отнюдь нет.

На днях британские газеты снова вспомнили про русских хакеров. Дело не новое и не было бы ни одной причины обращать на это внимание, если бы не обозначенная новая цель этих самых мифических хакеров. На сей раз они, по мнению британской прессы, пытались украсть секреты вакцины против коронавируса, разрабатываемой в нескольких британских университетах. «Британская разведка назвала эти попытки предосудительными» — пишет британская пресса.

И мне хочется спросить британскую разведку: а почему? А почему, собственно, британские ученые считают, что разработка вакцины от вируса, угрожающего всему человечеству — это сугубое дело британских ученых? Ведь помощь нужна всему миру.
Ну ладно бы только британцы, эгоизм и цинизм которых воспет в анекдотах. Но вот вам заявление министра обороны Израиля. Он сообщает о том, что израильские ученые выявили антитела, которые активно атакуют коронавирус. А потом он сказал, чем занимаются израильские ученые сейчас, когда они выявили эти антитела. Они, внимание, оформляют патенты. Потому что Израиль собирается организовать коммерческое производство лекарства.

Всего в мире сейчас больше ста исследовательских групп работают над вакциной. Работают в условиях жесточайшей конкуренции. В обстановке строжайшей секретности. Никто ни с кем не делится ни наработками, ни идеями — ничем. Даже в одной и той же стране разные научные коллективы конкурируют между собой вместо того, чтобы объединить усилия для спасения хотя бы не всего человечества, но своего народа.

Что уж тут говорить о всеобщем братстве народов и едином человечестве.

Нет никакого всеобщего братства. Нет никакого единого человечества.

И от гигантского астероида человечество никогда не спасется.

Потому что не успеет оформить патенты.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Отсель грозить мы будем шведу

Грядут майские праздники. Причем не только в России и странах бывшего СССР, а по всему миру. Там масштаб празднований, конечно, поскромнее, чем у нас, но весну встречают практически везде. И власти очень многих стран мира сейчас обеспокоены тем, как бы не допустить массового скопления населения, уставшего от сидения на самоизоляции, жаждущего хорошей погоды и жареного мяса, а там хоть трава не расти. Живем один раз, как говорится.

Методы используются разные. Где-то разрешают ехать за город, но запрещают по дороге заезжать в магазины. Где-то вообще запрещают продавать алкоголь. А в Швеции, где алкоголь и так не очень-то купишь, но зато никакого карантина вообще объявлено не было, власти наконец-то одумались перед суровым лицом эпидемии. И стараются найти нестандартные выходы. В преддверии Вальпургиевой ночи, которую любят отмечать в северных странах, городской совет города Лунд принял решение разбросать в местном парке одну тонну, внимание, куриного помета.

Один из членов этого самого городского совета объясняет инициативу так, цитирую: «Газоны будут вонять, поэтому может быть не очень приятно сидеть и пить пиво в парке».

Ну что же. Наверное, в этом и состоит смысл самой настоящей демократии: когда избранные тобой депутаты однажды сделают так, чтобы тебе в парке воняло.

И, кстати, если вы думаете, что шведы опять показали себя самой прогрессивной нацией в мире, то вы ошибаетесь. Не далее как третьего дня в Новоильинском районе города Новокузнецка произошел аналогичный случай. Стало вонять. Причем именно что куриным пометом. Но поскольку мы не Швеция, а Россия, то у нас всё происходит в полном соответствии с поговоркой про то, что русскому хорошо, то немцу — то есть, щведу — сами знаете что. Потому что в Новоильинском районе Новокузнецка горожане не разбежались, а наоборот — призвали к ответу местное начальство, вместе с которым довольно обширной делегацией отправились на поиски источника неприятного запаха. Три часа ходили — и ничего не нашли.

Об остальных результатах инспекции мы узнаем по истечении инкубационного периода коронавируса.

Отсель грозить мы будем шведу, как говорится.

И, пожалуйста, берегите себя в эти дни.

Майских праздников в нашей жизни будет еще предостаточно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

У медали две стороны

Пребывание в условиях самоизоляции обостряет взгляд пытливого наблюдателя. Будь то наблюдатель, изучающий статистику заболеваемости и строящий графики. Будь то наблюдатель, который сидит на балконе и считает, сколько нарушителей режима самоизоляции крадется, допустим, в библиотеку. А будь то человек, по долгу службы сидящий с утра и до самого вечера в новостях, вроде меня. Сейчас, когда чуть менее, чем все новости посвящены ситуации с коронавирусом, только по-настоящему острый и наметанный глаз может выхватить из этого белого шума то, чего остальные не замечают.

Вот, скажем, укоренилось расхожее мнение, что режим карантина самым благоприятным образом действует на окружающую среду. Рассеивается смог, очищаются воды, на свободные от шашлычников лужайки слетаются птицы. Но это только на первый взгляд так. Потому что на второй, пристальный взгляд, всё иначе.

Во-первых, находящиеся в самоизоляции люди резко увеличили потребление сетевого контента. Причем не абы какого, а самого тяжеловесного — то есть, видео высокого разрешения. Потому что как бы ни призывали мудрые люди посвятить самоизоляцию чтению книг, люди не столь мудрые посвящают самоизоляцию просмотру потокового видео. А большие объемы интернет-трафика требуют больших затрат электричества. Его требуют системы хранения информации, его требуют абонентские терминалы, то есть — телевизоры с большими диагоналями. И совершенно неочевидно, чего стало больше — чистого воздуха, свободного от выбросов двигателей магистральных авиалайнеров? Или же парниковых газов, выбрасываемых электроустановками, занятыми обслуживанием огромного количества совершенно бессмысленной информации?

Но зато совершенно очевидно другое: мобилизация медицины всего мира потребовала мобилизации производства самых современных медицинских средств. Которые в общем случае одноразовые. И количество ежедневно выбрасываемых в природу одноразовых перчаток, бахил, шприцов, капельниц и упаковок от таблеток не поддается никакому осмыслению. Больницы одних только Соединенных Штатов Америки каждый день выбрасывают три с половиной тысячи тонн упаковочного пластика. Куда всё это денется? Это нам потом Грета Тунберг расскажет.

Так что закон сохранения продолжает быть абсолютным.

И мир не только останется прежним после того, как всё закончится — но и до сих пор этот мир, как мы видим, точно такой же, какой и был раньше.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Мир никогда не будет прежним

В последнее время все больше и больше хочется размышлять над тезисом об изменении мира. Для человека в моем возрасте мир действительно никогда уже прежним не будет. Как бы ни старались обмануть время те, кто на склоне лет женится на юных красавицах. И как бы ни пытались молодиться отставленные ими прекрасные старушки. Нет, время действительно неумолимо, но вот масштабы происходящего на временной шкале истории человечества — это действительно важная вещь.

Хорошая иллюстрация — Ленин. Владимир Ильич. Которому как раз сейчас сто пятьдесят. Сто с небольшим лет назад этот парень, пребывавший примерно в том же возрасте, что и я, потерявший надежду и мотивацию, устроил такую мощную движуху, что описывать ее брались разве что писатели-фантасты. Ау, где она? Мир, казалось бы, изменился навсегда и прежним не будет уже никогда. И вот мы смотрим на мир через сто лет и понимает, что он точно такой же, каким был до Ленина. Как будто бы никакого Ленина и не было никогда. А если нет — назовите мне признаки нового мира. Ну, кроме того, что у китайцев красный флаг и они называют себя коммунистами. А потом посмотрите на заднюю крышку своего айфона.

Более-менее документированная история человечества насчитывает восемь тысяч лет. Конечно, диалектическая спираль закручивается всё туже и витки ее становятся всё меньше, а скорость повторения трагедии фарсом всё увеличивается. Но всё же: восемь тысяч лет. Миг в истории нашей планеты, которой четыре с половиной миллиарда лет. Человечество исчезнет — и никто не заметит, как те самые дельфины в каналах Венеции. То же самое и в масштабах истории самого человечества. Про эпидемию испанки сто лет назад до начала нынешней эпидемии знали только интересующиеся. Большинство человечества понятия не имело, что была такая эпидемия, поразившая треть населения планеты. Изменило ли это мир? Нет. Мир остался прежним.

Мы (и в особенности — газетчики, сидящие в новостях) рассматриваем мироздание через увеличительное стекло текущего контекста. Ах, цены на нефть так упали! Ах, реанимации переполнены! Грядет вселенская катастрофа.

Нет, дорогие мои, ничего не грядет. За последние сто лет (уже в третий или четверный раз я упоминаю эти сто лет) в мире произошли катастрофы, по сравнению с которыми нынешняя — это как комара прихлопнуть на теле умирающего от скуки слона. От коронавируса в мире умерли на сегодняшний день примерно 180 тысяч человек. За четыре месяца. 16 лет назад в Юго-Восточной Азии за несколько часов от цунами погибли 230 тысяч человек. Вы помните об этом сейчас? Никто сейчас об этом не помнит. А прошло всего лишь 16 лет.

Это, конечно, пошлый прием — мерять смертность. Сейчас этим занимаются многие. Сравнивают смертность в Италии с тем же периодом прошлого года. И не находят разницы. Но, с другой стороны, все эти люди, которые сейчас переполняют реанимации — они же не выдуманы. Они есть. Поэтому сравнивать смертность — низкий жанр. Напоминающий диссидентство.
Я же предлагаю возвыситься над ландшафтом. Окинуть мироздание взглядом издалека. Я тут спросил в камментах у Ольшанского, который утверждает, что первая мировая война изменила уклад, в чем же она его изменила. Мне ответили так: посмотрите на женскую моду до и после. Ну ок, что. Если женская мода — это уклад, то тогда конечно.

Еще интереснее с нефтью. Давайте представим себе, что нет нефти. Исчезла. И мир снова пересаживается на лошадей и на уголь. Значит ли это, что мир перестает быть прежним? Нет, это значит совершенно другое. Это значит, что мир наоборот — становится прежним. Таким, каким он был 150 лет назад. Когда Ленин родился.

Это, конечно, софизмы и словесные упражнения. И общий пафос статьи, конечно, не в этом. А в том, что мы сейчас находимся внутри ситуации, которая еще не завершилась. И делать прогнозы на будущее изнутри этой ситуации — дело совершенно неблагодарное. Разные люди делают прогнозы на цены, курсы и даты выхода на плато заболеваемости. Все они выглядят неизменно смешно, когда их прогнозы, увы, не сбываются. А они никогда не сбываются.

С другой стороны — есть временной масштаб жизни конкретного человека. И вот для конкретного человека мир, действительно, может никогда не стать прежним. Например, если конкретный человек заболел. Или если он разорился во времена, когда всё закрыто. Но это его личный, конкретный мир. Мир в целом проблемы одного такого конкретного человека даже и не заметит.

Вывод из всего вышесказанного очевиден: не надо дергаться. Я понимаю, конечно, что говорящие головы в телевизоры должны что-нибудь говорить, потому что их туда для того и зовут. Но нет ни малейших причин считать, что после окончания этой эпидемии (а она, разумеется, однажды закончится) мир изменится хоть сколь-нибудь существенным образом.
Хотя это, честно говоря, грустно.

Потому что действительно хочется, чтобы мир изменился.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Мозговые слизни

Коронавирус до сих пор не раскрыл нам все свои тайны. Ученые и врачи продолжают обобщать симптомы и спорить о том, какие именно проявления о чем говорят. Температура и кашель — это понятно. Потеря ощущения вкуса и запаха — вроде бы тоже уже общее место. Иногда пишут про сыпь на ногах и тошноту. Но до сих пор никто всерьез не рассматривает такой грозный симптом, как расстройство психического здоровья.

Между тем ситуация в Соединенных Штатах Америки, подвергнувшихся самому масштабному разгулу эпидемии, просто вопиет о важного такого симптома.

Вот просто за последние два-три дня перечисляю, записывайте:

«Первый в мире человек, заразившийся коронавирусом, работал в лаборатории Института вирусологии в китайском Ухане, где была зафиксирована вспышка COVID-19» — сообщает Fox News, ссылаясь на многочисленные источники, видевшие какие-то документы. Сами сотрудники Fox News никаких документов не видели.

Дальше Associated Press: «Руководство Китая поняло, что коронавирус может передаваться от человека к человеку и вызвать эпидемию по меньшей мере на шесть дней раньше, чем заявило об этом, свидетельствуют документы». Документы, впрочем, тоже не приводятся.

А газета The New York Times побивает все рекорды статьей, которая называется «Долгая война Путина против американской науки». В статье прямо говорится, что агенты Путина на протяжении, внимание, десяти лет рассказывали миру, какая плохая американская система здравоохранения. И вот когда настал чёрный день, оказалось, что она действительно плохая. И знаете почему? Потому что агенты Путина убедили всех в том, что она никуда не годится. Это, повторюсь, пишет газета, основанная в 1851 году.

Впрочем, не надо думать, что психические расстройства поразили только американскую прессу. Нет, всё значительно хуже.
Госдепартамент США обвинил Китай в проведении ядерных испытаний. Вот прямо сейчас, когда всё это. И знаете, на каких основаниях? Потому что китайцы что-то там копают на своем старом ядерном полигоне.

Мало того. Госдеп обвиняет в проведении ядерных испытаний и нас. И знаете, как сказано в докладе? Там сказано, что Россия могла провести ядерные испытания. И могла не уведомить об этом США. Но никаких сведений о том, проводила ли Россия действительно такие испытания, у Госдепартамента нет.

А что же Дональд Трамп, спросите вы? Да всё то же самое. Президент США прекратил финансирование Всемирной организации здравоохранения. А почему? А потому что власти США не справились с развитием эпидемии.

И не знаю, как вам, а мне кажется, что психиатрам надо срочно подключаться ко всем остальным врачам, которые занимаются эпидемией.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Дезинфекция мозга

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов запретил употреблять слово «коронавирус», тем самым избавив свою страну от эпидемии. Президент Белоруссии Александр Лукашенко сказал, что чеснок и цыбуля, баня и трактор — вот все лекарства, и всё будет отлично. Парламент Швеции сказал, что живем как обычно, а там каждый сам за себя. Не знаю, что сказал высший руководитель товарищ Ким Чен Ын, но в Северной Корее коронавируса нет. Ноль.

А президент США, где заболевших больше всех в мире, отменил финансирование Всемирной организации здравоохранения.
Удивительно, но все эти решения абсолютно когерентны друг другу. У детей и так и не вышедших из детского возраста эта методика называется «я в домике». И означает не попытку решения проблемы, а попытку отказа от существования проблемы или (если отказаться от существования проблемы, как в США, невозможно) перекладывание ответственности на других. В случае с США — на Всемирную организацию здравоохранения. И на Китай.

Ну и на Путина, разумеется.

Погодите смеяться.

Респектабельнейшая газета The New York Times, существующая, на минуточку, с 1851 (!) года публикует пространную статью под названием «Долгая война Путина против американской науки». Название, конечно, шизофреническое, но еще шизофреничнее название ссылки, по которой выложена статья. Там написано: «Путин-Россия-дезинформация-здоровье-коронавирус». Из чего как бы следует, что Путин и Россия дезинформировали кого-то насчет здоровья и коронавируса. Любой из живущих в Москве в эти дни знает, как российские власти относятся к коронавирусу. Какие усилия они предпринимают. И насколько жесткие вводятся ограничения. То есть, если исходить из простой антитезы (мы же стратегический противник США, не так ли?) Путин и Россия должны были бы дезинформировать США на тему происходящего и всячески отговаривать американские власти от борьбы с эпидемией.

Вот вы скажете, что вроде бы такого не видели. И будете правы. Потому что на самом деле в статье всё значительно хуже.

Оказывается, агенты Путина на протяжении последних десяти лет (!) рассказывали американцам, что их система здравоохранения никуда не годится. И вот когда настал черный день, оказалось, что она действительно никуда не годится. И знаете, почему? Потому что агенты Путина убедили всех в том, что она никуда не годится.

Там прямо так и написано:

«Эксперты опасаются, что это усилит общественный цинизм, который подрывает влияние Вашингтона, а также основополагающую демократическую ценность полагаться на очевидные факты в качестве основы для принятия решений».

Про очевидные факты нам тут рассказывают те, кто увидел вмешательство России в американские выборы и фальсифицировал химические атаки в Сирии. Вот эти самые люди. Но да бог бы с ними, тут же главное даже не это. А обвинение в том, что какие-то публикации в социальных сетях могут усилить общественный цинизм.

Эй, там, на холме! А как же со свободой слова тогда? Ваша конституция позволяет людям исповедовать самый оголтелый нацизм — но при этом вы против цинизма? Это очень, очень смешно.

Впрочем, ладно. На этом статья не заканчивается, она очень большая. Вот вам еще цитата для смеха:

«Эксперты говорят, что российские тролли могут даже платить американцам за то, что они размещают дезинформацию от их имени, чтобы лучше скрыть свои цифровые отпечатки пальцев».

Ничего не напоминает? Да это же классическое обвинение русских с хорошими лицами в том, что они в любом своем проявлении орудуют на деньги Госдепа. Теперь мы знаем, что везде всё одинаково.

Отдельных слов заслуживает огромный кусок статьи, посвященный RT. Главное обвинение RT состоит в том, что у него слишком много просмотров. Недопустимо много просмотров. Катастрофически много просмотров. Нельзя, чтобы было так много просмотров.

А самое ужасное состоит в том, что в эфире RT какой-то человек сказал, что вирус мог быть разработан в США. И это уже совершенно недопустимо.

Ну то есть это не американский сенатор Линдси Грэм в эфире Fox News заявил, что Китай ответственен за смерти американцев из-за коронавирусной инфекции и за безработицу. А это RT пустили в эфир человека, который предположил, что США сами виноваты в сложившейся ситуации.

Второй раз задавать вопрос про свободу слова кажется уже mauvais ton.

В последние недели уже много было написано о том, что в условиях чрезвычайной ситуации авторитарная модель управления оказывается более эффективной, нежели абсолютно демократическая. Для того, чтобы сделать подобный вывод, не надо много ума — в конце концов любая демократическая власть содержит армию, которая и предназначена для решения чрезвычайных проблем. А ничего авторитарнее армии не существует. Она просто иначе не сможет работать.

Но это то, что написано. А вот то, что мы видим: демократическая модель управления импотентна настолько, что не может мобилизовать даже армию. Больше того — при демократической модели управления и армия становится импотентной. Что мы видимо по истории с американским кораблем, на котором заболели матросы. То есть, всё выглядит на первый взгляд грозно. Но на деле внутри полная неготовность к ответственности за что либо. В это ведь и состоит смысл любой демократии — размазывание ответственности по всему социуму. И, таким образом, уничтожение любой ответственности за что либо. В демократическом обществе все всегда виноваты — и нет того, кто виноват конкретно. Вернее, он есть, но это всегда какой-нибудь Путин. Где-то там, за океанами. Абсолютное зло, от которого все проблемы.

И если вы спросите меня, изменит ли эта эпидемия такое положение вещей, создаст ли она новый мир на обломках старого, несостоявшегося, то я отвечу вам: нет.

Просто когда можно свалить ответственность — это очень удобно. И «прогрессивное человечество» от этого никогда не откажется.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Вирус и вирус

Наше восприятие во многом зависит от обстоятельств. Психологи говорят, что человек толпы теряет способность критически мыслить. Да что там психологи — я и сам испытал это на себе, оказавшись в большом супермаркете как раз в разгар Большого Выноса Гречки. Гречка, положим, меня не очеень обеспокоила, как и туалетная бумага. А вот вид пустого мясного отдела очень расстроил. Расстроил настолько, что я купил несколько упаковок пельменей. Лежат теперь в морозилке, а я до сих пор не могу себе объяснить — зачем я их купил? Тем более в пост. Тем более при моем весе. Лучше бы гречки купил. Но ее, увы, не было.

Ну это ладно я, допустим, простой такой человек в супермаркете. А представьте себе человека, который сидит в новостях. Пусть даже и не меня. А в новостях что? Правильно: коронавирус один в новостях. Вот ты открываешь ленту с утра, а там прямо так: коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, Эмили Ратаковски сфотографировалась без трусов — и в этот момент ты только и понимаешь, что мир еще существует, что в нем есть еще девушки и жизнь, а не только один этот коронавирус, который ты даже не видел. И представьте себе психику такого человека, сидящего в новостях. Способен он критически мыслить? Да он вообще мыслить уже не способен. И всё, на что он остается способен — это транслировать этот вот коронавирус в свою новостную ленту, пропуская даже Эмили Ратаковски. Если она не болеет.

А теперь представьте себе человека, который эту новостную ленту читает. Ну или, я не знаю, смотрит по телевизору (говорят, такие люди бывают). Такой человек даже новость про Эмили Ратаковски не сможет увидеть, потому что ему ее не покажут. Всё, что он увидит — это один только коронавирус. И разве способен будет такой человек критически мыслить? Отнюдь нет, не будет способен. И после этого обращайся к такому человеку хоть Собянин, хоть Путин, хоть главный врач коммунарской больницы — этот человек ничего не услышит. А если и услышит — то не поймет.

Вот это и есть тот самый вирус. Который не в форме короны, а в форме самореплицирующегося источника. Вирус, самостоятельно распространяющийся в гетерогенной среде «человек-машина», отнимающий ресурсы, парализующий любую работу, лишающий воли и заставляющий опорожнять магазины. В России болеют несколько сотен человек. Ну хорошо, допустим, мы не видим общей картины. Давайте допустим, что в России болеют несколько тысяч человек. Ну пусть даже сто тысяч (что заведомо больше, чем в Китае или в Италии). Еще раз уточняю — мы берем эту цифру просто для примера. К ощущаемой нами действительности она не имеет ни малейшего отношения.

Так вот, сто тысяч человек — это половина процента населения нашей страны. То есть даже в том случае, если заболеет такое невероятное количество людей — это не будет касаться никого из нас, если уж на то не будет воли Господней. Но распространяющийся через медиа вирус, тот самый, который отнимает ресурсы, парализует волю и опустошает полки супермаркетов — этот вирус касается каждого. Он поразил всех. И если про природу коронавируса мы можем только делать предположения, то природа этого вот медиа-вируса очевидна: это мы сами. Мы сами создали то, что нас парализует, разоряет и ввергает в апокалиптический хаос.

Есть ли способ противостоять этому?

Нет.

Просто потому, что мы утратили способность критически мыслить. И выше я вам объяснил, почему. А до меня это объяснил Зигмунд Фрейд.

Конечно, можно выключить телевизор и перестать читать новости в интернете. Но тогда мы выпадем из контекста, как бы закроем глаза на эпидемию — но эпидемия от этого никуда не денется. И выпав из контекста, перестав читать рекомендации врачей и начальства, мы тем самым станем потенциальным агентом разноса заразы. А этого законопослушному налогоплательщику как-то не хочется. Мы же взрослые люди, мы хотим, чтобы все было правильно. Нам приходится припадать к источнику распоряжений — и тем самым мы немедленно подпадаем под действие того самого медийного вируса.
Честно говоря, я такого раньше ни разу не видел. Вот этой самопарализации человечества. Наверное, что-то такое испытывали люди, когда начиналась какая-нибудь большая война. Ты понимаешь, что всё очень плохо, но ничего не можешь с этим поделать и только завороженно наблюдаешь за тем, как катастрофа всё ближе и ближе. Ну или, скажем, «Титаник» пересмотрите.

Но теперь видимой опасности нет, и в этом кардинальная разница. Бомбы не падают, снаряды не рвутся и даже морги, в отличие от моргов северной Италии, не переполнены. Коронавирус где-то там, на фронте борьбы, за дверями больниц. А ближайшее к тебе попадание, в общем случае — это Лев Валерианович Лещенко, дай ему бог всяческого здоровья.
Но ты все равно ничего не можешь с эти поделать и завороженно наблюдаешь за тем, как катастрофа — социальная, экономическая, гуманитарная — всё ближе и ближе.

Рефлексирующие люди любят сейчас вспроминать про «испанку». Но помилуйте — эпидемия «испанки» случилась на излете второй мировой войны. Когда было много каких других предметов для пристального наблюдения. Сейчас же ситуация совершенно иная. Абсолютно рафинированная, кристально чистая виртуальная угроза. Перед которой бессильно всё человечество.

Надо ли говорить, что если какая-нибудь инопланетная цивилизация захочет нас захватить, то для этого будет достаточно одного единственного инопланетянина.

Которому мы все и сдадимся.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.