Category: криминал

Притча о табличке

В мире победивших конспирологии и постправды, в котором мы пребываем, чрезвычайно трудно оценивать достоверность событий. Первая реакция на любую новость такая: а кто сообщил? Одно прибалтийское издание возле заметки пишет: «достоверный источник». А одна большая социальная сеть приделывает к ссылке на новость ссылку на статью в Википедии об издании, которое новость опубликовало.

Причем уровень доверия к тому или иному источнику не абсолютен, а крайне зависим от социально-политических симпатий оценивающего. Все мы не верим в разное. Не верим инстинктивно, безапелляционно и сразу. И этот сон разума, разумеется, порождает такие химеры, каких в счастливые времена железного занавеса и представить было себе невозможно.

Вот, скажем, один там народный трибун показывает скамейку, на которой табличка в признанием в любви. Эту табличку повесила тут за деньги одна журналистка, — говорит трибун. А ты, положим, следишь за трибуном пристально много лет и знаешь, что чуть менее, чем всё, что он говорит — враньё чистой воды. И ты, разумеется, начинаешь искать подвох в его словах о табличке. Ну вот положим, откуда мы знаем, что табличку за деньги повесила именно журналистка, а не сам народный трибун? А вот вам список жертвователей, — говорит трибун и показывает нам список. А там действительно имя журналистки, довольно редкое, чтобы сослаться на совпадение. И ты сразу же думаешь: ну так может он жену свою послал, чтобы она журналисткой представилась и заплатила за право повесить табличку. Не спрашивают же хозяева скамейки паспорт, честное слово. Ну или не жену, а эту, которая на диване лежит. Да или вообще никого никуда не посылал, а просто напечатал этот список на принтере и нам показывает. Ну, потому что методы они примерно такие.

А через дни оказывается, что таблички никакой нет. Журналистка сняла, — говорит нам трибун, — Чтобы скрыть! А ты сразу думаешь: ну вот, я же не зря предполагал, что никакой таблички там не было. А трибун ее сам прикрутил. После чего показал нам напечатанный на принтере список. Просто потому, что он иначе не может.

И тут табличка всплывает у одного человека, который называл себя современным художником. Доброго знакомого нашего трибуна, конечно. И оный художник начинает эту таблику продавать на каком-то аукционе. И поддерживает его один очень интересный парень, который непонятно чем занимается, но при этом финансирует издание со штатом и вообще очень стремный. Ну и о чем ты сразу думаешь? Во-первых, что табличку на скамейку действительно трибун прикрутил, потом ее открутили и теперь якобы продают. Разумеется якобы, потому что ни один человек в здравом уме не заплатит за такую табличку полтора миллиона рублей, как рассказал нам тот стремный парень. Во-вторых ты думаешь, что табличка на скамейке, может быть, и была, и снял ее кто-то другой, но этот вот художник теперь продает ее копию, на 3D-принтере напечатанную. Ну как, продает — делает вид, конечно, что продает. Потому что на самом деле никто никому ничего не продавал, а просто делали вид. И полтора миллиона эти, которые стремный парень обещал отдать детям — они вообще не существуют. И детям никто ничего не отдаст. Ну то есть развод со всех сторон, как ни посмотри.

Но вот, что интересно — это то, что все эти жулики идут на прямые обвинения себя в воровстве и торговле краденным. Табличку-то, по их версии, украли. Стремный парень, правда, удивляется: табличка два доллара стоит, а тут полтора миллиона на детей собрали, как вам не стыдно. А ты-то знаешь, что верить нельзя ни единому слову, и если говорят про полтора миллиона — значит, нет никаких миллионов. А есть только таинственные биткойны, на которые трибун в Лондон летает.

Изряднопорядочные поклонники всех перечисленных тем временем сходятся, что для хорошего дела украсть — хорошо. Свободу Юрию Деточкину и всё такое. Чем еще больше убеждают тебя в том, что им, сволочам, никакой веры нет и не может быть никогда. Потому что вор это вор. И та давняя история, когда одного сотрудника трибуна и всё их шайку обвиняли в краже картины начинает играть совсем другой краской.

Я тогда спрашиваю одного человека, мнение которого о современном искусстве очень ценю. Как, спрашиваю, ты относишься к воровству в современном искусстве? А он отвечает, что если в результате история с журналисткой и объектом ее любви будет обсуждаться там, где она сейчас обсуждается, то это даже и хорошо.

И ты такой думаешь: ну и что теперь со всем этим делать? А дай-ка я напишу всю эту историю без имен. Потому что эта история — не про имена. Она про конспирологию и постправду, в мире которых мы теперь пребываем. А имена в этом мире — неважная частность. Важны не имена, а функции. Вот есть у человека функция врать за немалые деньги — так и зачем ему тогда имя? Мы же и так всё про него и его функцию знаем.

Вот прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете откуда-нибудь с далекого Марса, который не знает ни черта, как тут у нас всё устроено, прочитает эту колонку — и сразу поймет, как устроено.

И улетит сразу же назад, на свой Марс. И ни кино не покажет, ни эскимо не подарит.

И правильно сделает.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Наш компас земной

Борьба есть условие жизни, — говорил Виссарион Григорьевич Белинский, — жизнь умирает, когда оканчивается борьба. А какая борьба является важнейшей для русского человека? Правильно, для русского человека важнейшей является борьба с пьянством.

И борьба эта не прекращается ни на мгновение. Жены борются за мужей, коллективы борются за сотрудников, полиция борется за водителей.

Но есть и те, кто борется за всех нас вообще. И теперь они предлагают ужесточить федеральные временные ограничения на продажу алкоголя. И запретить торговать не после 11, а после 10 часов вечера.

«На наш взгляд, — поясняет один из авторов инициативы, — сокращение времени продажи алкоголя на один вечерний час станет важным фактором снижения численности преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения, приблизительно на 9-14%, особенно среди молодежи».

Ну что же. Обратимся к официальной статистике прокуратуры. Итак, за период с января по сентябрь сего года в Москве было совершено чуть больше 105 тысяч преступлений. В Санкт-Петербурге — чуть больше 48 тысяч. Если учесть разницу в количестве жителей в 2,4 раза — это по данным 2012 года, других пока нет — то получится, что в Санкт-Петербурге количество преступлений на 10 процентов выше, чем в Москве. Хотя в Москве продают до одиннадцати, а в Питере как раз таки до десяти. Конечно, это все преступления, а не только совершенные в состоянии опьянения. Однако Генеральная прокуратура заявляет, что в среднем по стране количество пьяных преступлений от общего количества составляет около 30 процентов. Это довольно много для того, чтобы прогнозируемое снижение выглядело хоть сколь-нибудь правдоподобным.

Больше того — на сегодняшний день федеральные ограничения — то есть, до одиннадцати часов вечера — действуют только в 22 двух регионах. Из 85. То есть, большая часть страны и так живет в условии тех ограничений, которые предлагаются. Или даже более жестких. И совершенно не обязательно, что при ужесточении федеральных ограничений те 63 региона, в которых региональные ограничения уже более жесткие, чем федеральные, захотят их еще более ужесточить.

Нет, поймите меня правильно — я за борьбу. Но я за осмысленную борьбу. За борьбу фундаментальную и концептуальную. В результате которой человек не пьет не потому, что ему не дают. А потому что у него нет в этом необходимости.

В конце концов большинство населения страны еще помнит то время, когда продавали только с двух часов дня. А пили при этом значительно больше, чем сейчас, когда продают прямо с утра.

Потому что надежды никакой не было.

А теперь она есть.

Так давайте просто делать эту надежду еще более оптимистической.

Вот и всё.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Про Голунова

Русское медийное сообщество принято упрекать в отсутствии цеховой солидарности. Но иногда это сообщество всё же способно отринуть идеологические разногласия и выступить единым фронтом против чего-нибудь вопиющего. В прошлый раз это было нападение на журналиста Олега Кашина. Теперь поводом стало задержание журналиста Ивана Голунова, которому вменяют торговлю наркотиками.

Количество трудно объяснимых нелепостей в этом деле оказалось таким, что быстро переросло в качество. Нескончаемая очередь одиночных пикетов на Петровке у здания УВД. Мгновенно разлетевшийся тираж деловых газет с одинаковыми первыми полосами. Сто пятьдесят тысяч подписей под петицией с требованием немедленно освободить. Ну и как признание эффективности общественного давления — избранная судом мера пресечения в виде домашнего ареста. Что для обвиняемого в наркоторговле, как вы понимаете, весьма необычно.

Теперь в ситуации наступила тактическая пауза. С одной стороны коллеги Ивана Голунова продолжают медийную кампанию, вовлекая в нее людей, которые про фигуранта наверняка никогда даже не слышали. Актеры, режиссеры, певцы все как один записывают заявления в поддержку арестованного. С другой стороны объявляется о личном контроле, служба собственной безопасности и прокуратура начинают проверки, служба исполнения наказаний констатирует, что арестант дисциплинированный и бежать никуда не собирается. И даже загранпаспорт у него не изъяли.

Но несмотря на всю эту суету, ситуация не развивается. И теперь наступает время многочисленных интернет-аналитиков, у каждого из которых есть своя версия происходящего. Называются самые разнообразные сферы и фамилии, которые могли быть задеты расследованиями журналиста. А спектр его расследований чрезвычайно широк. Прогнозируются и возможные последствия для сфер и фамилий. А одно из крохотных, но очень резвых интернет-изданий опубликовало видеозапись, на которой фигурирует человек, довольно сильно похожий на Голунова. И этот человек, по словам издания, во время, примерно совпадающее с задержанием журналиста и точно в этом же месте ведет себя странно. А именно — приходит, сидит у водосточной трубы две минуты, после чего встает и уходит. И не это ли тот самый закладчик наркотиков, с которым журналиста Голунова попросту перепутали.

Ну что же, красивая версия.

И тоже наверняка не последняя.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

АФК "Системские"



Помните, я писал про АФК «Система» еще в июле:

«корпорация тонет в говне, и выясняется это от того, кого никак нельзя заподозрить в интересе другой стороны.

Образ самого прогрессивного, равноудаленного и правильного бизнесмена Россиии рассыпается как пейзаж из песка».

Это было написано, когда Чичваркин рассказал, как у него отжимали «Евросеть», которая «должна была достаться Евтушенкову».

Один эпизод, как говорит моя жена - не система. А вот два - уже кое-что.

Так вот тут выяснилось, что арестованный в Испании соратник Михася Арноша Тамм (в миру Арнольд Спиваковский) является… тадам! действующим менеджером АФК «Система».

«В пресс-службе АФК «Система» РБК сообщили, что Спиваковский действительно является сотрудником группы — работает в подразделении холдинга Segezha Group, деревообрабатывающем предприятии Сокольский ДОК (входит в АФК «Система»)».
http://www.rbc.ru/society/28/09/2017/59cd1f7c9a79478500ab49b4

Вот он на фоточке солнцевской братвы, стоит второй слева. Сразу над «бизнесменом Сергеем Михайловым».

«Операция «Олигарх», успешно проведенная 26 сентября в испанском Михасе и трех других городах региона Коста-дель-Соль (Эстепоне, Марбелье и Пуэрто-Банусе), была направлена против участников солнцевской и измайловской преступных группировок, которые «являются конкурентами в России, но партнерами в Испании», говорилось в сообщении Гражданской гвардии Испании».
http://www.rbc.ru/society/28/09/2017/59cd1f7c9a79478500ab49b4

С нетерпением жду раскрытия деловых связей бизнесмена Михайлова с бизнесменом Евтушенковым.

P.s. А чего ждать-то? Я пошел поискал. И вот, что нашел:

***
Михайлов (уголовный авторитет Михась) признан одним из владельцев компании "Система Холдинг".Председателем совета директоров "Системы" является Евтушенков Владимир, 25.09.1948 г.р. а юрист-консультантом -Кизяковский Владимир. Через швейцарский банк Михайлов провел контракт на 250 миллионов долларов США для компании "Система". По информации, полученной от швейцарских властей, Евтушенков и Новицкийвозглавляют около 50 компаний, замешанных в отмывании денег.

Евтушенков был советником в организации "OICR"( Organisation Internationale de la Circulation Routiere), основанной в августе 1984 года, включающей 11 республик бывшего Советского Союза, за исключением России. В июле 1995 года она стала межправительственной организацией и разместилась в Женеве/ Швейцария. Новицкий входил в состав этой организации, также как Герасимов Игорь, 20.04.1946 г.р. и менеджер- программист Лейвиман Александр, 29. 01.1949 г.р. Герасимов и Лейвиман- ведущие менеджеры в компании "Система". Было подозрительным, что Михайлов финансировал "OICR". С его арестом в 1996 году и департацией Новицкого иссякли источники доходов. Новицкий, Евтушенков и Лейвиман считаются/ считались финансистами "Солнцевской" с Новицким в качестве управляющего.

Руководствуясь информацией источников, можно сказать, что официально "Система" не связана с Михайловым, но на самом деле эта группа компаний взаимодействуют с "Солнцевской" организацией.

В 1993 году "Система" не напрямую, но стала акционером компании"SV Холдинг", владельцем которой косвенно является Михайлов. Все это осуществлялось через "IVK International".

Евтушенков и Новицкий  пытались разместить акции "Системы" на канадской фондовой бирже в Калгави/ Канада. Они воспользовались услугами Богатинеили Богатина Якова. В 1995 году Новицкий был задержан в Праге во время встречи воротил организованной преступности.
***
http://ehorussia.com/new/node/3835

Это 2011 год!

Специально для юристов АФК отдельно замечу, что мопед не мой, я всего лишь процитировал текст по ссылке.

Ну согласитесь, что этот «Титаник» тонет красиво.

НАБЛЮДЕНИЕ ПРОДОЛЖАЮ!

C широко закрытыми глазами

Признаться, всё это мы с вами уже однажды видели. Причём не так уж и давно — год назад. 28 июня 2016 года в аэропорту Стамбула произошёл теракт, в результате которого погибли более 40 человек. А через пару дней выяснилось, что в организации этого теракта подозревается человек с такой биографией, за какую любой голливудский сценарист выложил бы круглую сумму. На протяжении 13 (!) лет этот чеченский боевик по имени Ахмет Чатаев ездил по Европе в статусе политического беженца, при этом совершенно не скрывая того, что он террорист.

Его задерживали с оружием в Швеции в 2008-м. Его задерживали на Украине в 2010-м, но по требованию Европейского суда (!!), куда с запросом обратилась Amnesty International (!!!), передали не в Россию, а в Грузию. Где его… отпустили. После чего он был задержан уже на болгарско-румынской границе — и снова отпущен. А потом, в 2012-м, во время боя в ущелье Лопота, его захватили грузинские силовики. Но тут в Грузии сменилась власть, и всех узников предыдущего режима отпустили как политических заключенных. И спустя три года в аэропорту Стамбула произошёл организованный этим боевиком взрыв.

И вот теперь мы видим всё это снова. На этот раз — в Лондоне, где произошёл уже третий теракт за последние два с половиной месяца. Три террориста давили людей микроавтобусом на Лондонском мосту и резали их длинными ножами. Погибли семеро, многие ранены. Все три террориста были убиты, как с гордостью сообщает полиция, всего за восемь минут.

И мало того, что предыдущий теракт в Лондоне произошёл всего несколько недель назад, причём тоже на мосту и по абсолютно такой же схеме: наезд на туристов и нападение с ножом. Так и убитые террористы, как выяснилось, давно были в поле зрения не только британской полиции, но и спецслужб других стран мира.

Один из террористов, Юсеф Загба, в марте прошлого года пытался уехать из Италии, где живёт его мать, воевать в Сирию. Когда сотрудники службы безопасности задержали его в аэропорту Болоньи за излишнюю взволнованность и спросили о цели поездки, он ответил: «Я стану террористом». Полиция связалась с его матерью, и она рассказала, что сын все время говорил о джихаде. В его телефоне обнаружилось много религиозных изображений. И знаете, что сделала итальянская полиция? Она отпустила Загбу, передав сведения о нём в спецслужбы, в том числе — в английскую. И несмотря на всё это, впоследствии Юсеф Загба спокойно въехал в Великобританию.

Второй террорист, Хурам Батт, мало того что был последователем радикального имама Анджема Чаудари (осуждён в Великобритании за вербовку террористов для запрещённого в России «Исламского государства»), так ещё и контактировал с Мохаммедом Сидик Ханом — старшим из четырёх смертников, устроивших взрывы в Лондоне в 2005 году. Спецслужбы Великобритании все эти связи, видимо, не заинтересовали. Как не заинтересовал их и документальный фильм канала Channel 4 «Джихадист по соседству», где Хурам Батт фигурировал как раз среди показанных джихадистов, молящихся в одном из лондонских парков. Как и другое видео, где Батт был в группе людей на фоне флага «Исламского государства». Как и сообщения соседей о том, что Батт проповедовал экстремизм и называл себя «солдатом ислама».

Всё это не заинтересовало спецслужбы настолько, что Хурам Батт смог без труда устроиться на работу… в лондонское метро. Причем на станцию «Вестминстер», находящуюся рядом с Парламентом. То есть он имел доступ к тоннелям, проходящим под зданием Парламента. И спецслужбы всё это совершенно не волновало.

Это, напомню, спецслужбы не какой-нибудь маленькой приморской страны, где про терроризм слышали только по телевизору. Это спецслужбы страны, которая знакома с терроризмом на протяжении десятилетий. Это спецслужбы страны, где вот прямо только что был взрыв на концерте подростковой певицы, в результате которого погибли дети. Да они должны были землю рыть, не говоря уж о том, чтобы провести массовые облавы среди всех этих «джихадистов по соседству». Но… не провели. И не рыли. Зато с гордостью рассказывают в эфире, что на этот раз террористов убили всего за восемь минут.

Это хорошо, конечно, что за восемь минут, но для того чтобы задавить машиной несколько человек или взорвать бомбу, не нужно и одной минуты. И это мы еще не задаёмся вопросом, как так получилось, что после теракта на мосту несколько недель назад на всех лондонских мостах нет специальных усиленных патрулей, и полиция ехала на место ЦЕЛЫХ восемь минут.

После теракта полиция Лондона задержала 12 человек: семь женщин и пять мужчин. Все они были отпущены без предъявления обвинений. Как, кстати, и все задержанные после предыдущих терактов. А мэр Лондона Садик Хан, который утверждает, что причин для беспокойства нет, призывает отменить визит президента США Дональда Трампа, который написал в Twitter, что причины для беспокойства, кажется, есть.

Великобритания продолжает жить с широко закрытыми глазами.

И словно бы говорит мировому терроризму устами мэра Лондона: «Не беспокойтесь, здесь вам ничто не угрожает. Можете взрывать, давить и резать. Все мосты в вашем распоряжении».

Ну что же, мировой терроризм, вполне вероятно, услышит этот призыв.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Презумпция доверия

Несмотря на то, что связь между причиной и следствием имеет широкое общефилософское значение, основопологающей она является для юриспруденции. И любой юрист должен уметь выстраивать причинно-следственные связи везде, всегда и между всем, чем угодно. Вот хоть ночью его разбуди и спроси, почему он проснулся. И он немедленно должен восстановить причинно-следственную связь.

Вот и заместитель министра внутренних дел Игорь Зубов, выступая на заседании Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, так и сказал, цитирую: «Мы ставим вопрос о введении института «презумпции доверия» к сотрудникам полиции. Когда его действия априори считаются правомерными». И добавил: «Это должно быть в крови каждого человека».

Вы спросите: причем же тут причинно-следственные связи? А я вам отвечу: у любого доверия должна быть причина. Доверие — это следствие этой причины. Доверие выстраивается годами, а разрушено может быть одномоментно. Поэтому для того, чтобы у каждого человека в крови было доверие к сотруднику полиции, он должен знать, что сотруднику полиции доверять можно.

Можно доверять полицейскому Ивану Боброву, у которого в социальной сети увлечением указан садизм, а автором любимой книги — Гитлер. Можно доверять сотрудникам райотдела «Дербышки» в Казани, которые на днях ворвались к заявившей об угоне женщине, избили ее, ее мать и ребенка, а также вынесли из квартиры два телевизора, принтер, ноутбку и две тысячи рублей из кошелька 13-летней дочери. Можно доверять полицейскому из Сургута, который распылил огнетушитель в лицо задержанному по административному делу. Можно доверять полицейскому из Кургана, который платил подросткам по 600 рублей за то, чтобы они рвали дикую коноплю, после чего заводил на них уголовные дела. Доверять полицейскому, который отобрал у подозреваемого банковскую карту и снял с нее 95 тысяч рублей.

Это новости по запросу «полицейский» только за последние несколько дней. Так, может, поставить вопрос надо как-то иначе? Скажем, не о введении института презумпции доверия, а о том, чтобы полиция заслужила доверие. Вот увидите — такую постановку вопроса поддержат все граждане без исключения.

Ну, разве что, кроме судей. У которых и сейчас никогда не бывает причин не доверять сотрудникам полиции.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Уже не как прежде

Когда-то давным давно, кажется, уже в другой жизни, существовали страны повышенной террористической опасности. А в этих странах выделялись районы террористической опасности. И в каждом из таких районов опасность исходила от какой-то одной организации. В Риме — от Красных бригад. В Ольстере — от Ирландской республиканской армии. в Испании – от баскских экстремистов.

Теперь повышенная террористическая опасность распространяется на всю нашу планету. Ни страны, ни районы не имеют значения. Это могут быть Париж, Петербург или Осло. А могут быть Тимбукту, Антигуа или Манчестер. А не выдумал эти названия, каждый из этих городов перенес теракты за последнее время. Ни размеры, ни статус места тоже больше не важны. Теракт может настигнуть вас где угодно. И в каждом случае мы предполагаем, кто и по каким соображениям его мог совершить. И практически никогда не ошибаемся.

Редакторы Википедии ведут список всех известных терактов. Список этот разбит на множество отдельных страниц. До 2010 года одной страницы хватало на один год. Потом, до конца 2014, одна страница вмещала полгода. Сейчас на одну страницу помещается только один месяц, причем в списке за май уже 120 пунктов. 120 терактов по всему миру за 23 дня. Мы узнаем из новостей только о некоторых, но на самом деле мы живем на войне. И в этой войне нет никаких правил и никаких Женевских конвенций.

Американской певице Ариане Гранде, на концерте которой произошел взрыв в Манчестере, 23 года. Ее основная аудитория — дети и подростки, причем преимущественно девочки. Именно этих девочек пришел убивать террорист с бомбой в рюкзаке. Причем он провел весь концерт с этими девочками вместе. Он видел их. Видел, как они радовались. И рука его не дрогнула всё равно.

Британское издание Independent уже утром после теракта вышло с таким заголовком, цитирую: «Есть только один способ, с помощью которого Британия должна реагировать на такие нападения. А именно: продолжая жить точно так же, как прежде».

Не знаю, значит ли это, что надо продолжать, как и прежде, не проверять сумки у двадцати тысяч человек, собирающихся на крытом стадионе. Но даже если не значит, то всё равно: продолжать жить как прежде, когда за 23 дня мая в мире случились 120 терактов, вряд ли получится.

И вместо того, чтобы разделять террористов на правильных и неправильных, хорошо бы уже начать разбираться со всеми.

Пока на этой планете еще есть, кому разбираться.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Цепная теория терроризма

Человеческая реакция на чужую смерть избирательна. В общем случае мы к ней как к абстрактному моменту прекращения жизни вполне равнодушны. Исключение составляют два случая: когда смерть отбирает наших близких и когда у нас вдруг получается спроецировать чью-то чужую смерть на себя.

И если первый из этих случаев ни в каких комментариях не нуждается, то второй я поясню. Именно отсутствие проекции чуждой смерти на нашу повседневную жизнь лишает нас возможности сопереживать, скажем, теракту в Ираке или сжиганию целой деревни где-нибудь в Африке. Просто потому, что Африка или современный Ирак — это настолько иной для нас мир, что мы не можем даже представить себя в подобных условиях. И, кстати, именно поэтому картинное переживание о страшной судьбе жителей Алеппо в западной прессе выглядит так фальшиво. Потому что среднему европейцу совершенно плевать на Алеппо. Но ему не плевать на рождественскую ярмарку в Берлине, потому что он сам только что пришел с рождественской ярмарки. И поэтому он немедленно примеряет врезающийся в толпу грузовик на себя.

Не плевать на теракт в Берлине и нам. Каждый из нас может представить себя в Берлине на рождественской ярмарке. Даже если никогда в жизни туда не попадет и не имеет возможности. Но представить-то можно. А вот представить себя в Алеппо каждый из нас может вряд ли.

А еще каждый из нас совершенно точно может представить себя распивающим жидкость для ванны в Иркутске. Просто потому, что такова наша природа. Природа русского человека. А вот средний европеец никак не может представить себя распивающим такую жидкость в Иркутске. И именно поэтому европейцу на смерть пятидесяти русских от отравления метанолом плевать. А нам нет.

Причем проявления этого неравнодушия к смерти от «Боярышника» могу быть совершенно различными. Даже абсолютно противоположными. Одни, как некоторые капитализирующие простые эмоции блогеры, будут заламывать руки и театрально восклицать: «Доколе?» Другие будут веско напоминать о социал-дарвинизме. Третьи, не стесняясь, предъявят непосредственную проекцию: краткий мемуар о том, что именно и в какой обстановке приходилось выпивать им самим. Кто-то даже вспомнит «Слезу комсомолки».

Европеец таких переживаний лишен.

Однако иногда случаются абстрактные для каждого конкретного нас потери, которые заставляют сопереживать вне зависимости от проецирования. Это исключения из исключений. Таким исключением может быть смерть всемирно известного артиста, спортсмена или политика («ушла эпоха»). Им может быть смерть в прямом эфире — и тут уже разница миров нивелируется, потому что, вне зависимости от многообразия мира, все люди устроены одинаково.

А еще таким исключением может быть невозможное. Убийство посла само по себе относится к событиям, почти невозможным. Посол — наверное, самая безопасная профессия на планете. Врачей, учителей и чиновников на рабочих местах убивают значительно чаще. На президентов покушаются чаще. А убийство посла не в охваченной хаосом Персии, Ливии или Афганистане, а в светской Турции, стране-члене НАТО, на открытии выставки фотографий — это событие, вероятность которого сравнима с вероятностью столкновения Земли с огромным астероидом. Совершенно не похожий на фанатика убийца в костюме. Практически прямой эфир. Не знакомый нам до этого пожилой спокойный дипломат в уютных очках, который мог бы быть отцом, дядей, супругом любого из нас. Всё сразу: проекция, прямой эфир, невозможность. Комплексное эмоциональное воздействие такого события само по себе не переоценишь. А когда оно еще и накладывается на социум, переживающий в этот же день гибель полусотни своих сограждан от сугубо русской причины, общество приходит в состояние некоторой растерянности. Радиостанции переходят на монотемность и 15-минутный режим новостей. Телевидение раз за разом повторяет страшные кадры.
То же самое происходит в Европе, где прямая трансляция с рождественского рынка в Берлине накладывается на новости из Анкары.

И тут еще что-то пишут о стрельбе возле исламского центра в Цюрихе.

Примерно миллиард человек, пусть и по немного различному комплексу причин, переходит в состояние ожидания самого худшего. Как будто самого худшего еще не произошло. Пресса, обслуживающая этот миллиард, сама является его частью, поэтому переходит в такое же состояние. Реагируя уже на всё, что угодно. А реагировать есть, на что — среди миллиарда людей на нервах наверняка найдутся такие же неадекватные, как этот убивший русского посла человек. Только они пойдут не в сторону русского посольства, а наоборот — в сторону исламского центра.

Именно так и работает этот механизм самовозгонки, введения общества в резонанс. Когда-то народовольцы считали, что убийство важного чина дестабилизирует государство. Экспериментировали вплоть до убийства царя — но государство выжило. Исламисты уже дестабилизировали не государство, а общество. Система опять выжила, но пошла на уступки. Когда вы в аэропорту снимаете обувь и вынимаете ремень из штанов — это значит, что террористы частично уже победили.

Теперь же тактика сменилась. Чудовищные массовые убийства в прямом эфире, вроде 11 сентября или Беслана, повергают общество в транс. Но не в хаос. А вот если убивать пусть даже понемногу, но в разных, совершенно неожиданных местах, но постоянно, не давая обществу опомниться, на протяжении времени — это может вызвать в обществе ответную силовую реакцию, на которую последует вторая волна террора, но уже не со стороны профессиональных террористов, а со стороны тех, на кого был направлен ответ.

Наверное, именно это представляли себе Ленин и Троцкий, когда мечтали о мировой революции. Они мечтали, а мы это ощущаем этот эксперимент на себе. Цепные террористические атаки на одну страну, как в Бельгии или Франции, вполне могут быть остановлены государством. Теперь эксперимент выходит на международный масштаб. И вопрос только в том, какой именно длины цепочка нападений вызовет ответную цепную реакцию. Пока ее длины не хватает. Но попытки всё чаще.

Классический терроризм, теория которого была разработана в России во второй половине XIX века, предполагал непосредственный террор против государства. Терроризм XX века предполагал воздействие на государство посредством террора против общества. Терроризму XXI века демократическое государство, как часть общества, уже вовсе не нужно. Его цель — уничтожение самого общества.

Точнее — его самоуничтожение на эмоциональной основе.

Ну что же, понимание этого — уже некоторый шанс на спасение.
LENTA.RU

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Семь лет за то, что не дала себя изнасиловать

Оригинал взят у dolboeb в Семь лет за то, что не дала себя изнасиловать
История девушки с этой фотографии могла бы показаться невероятной, если б произошла не в России.
Татьяна Андреева
20-летняя девушка, защищаясь от опытного насильника-клофелинщика, ударила его ножом. Рана оказалась смертельной: на следующий день клофелинщик умер в больнице.

За это страшное преступление самый гуманный в мире советский райсуд отправил Татьяну Андрееву на семь лет в концлагерь. Крайсуд скостил наказание до шести лет и миллиона рублей компенсации семье насильника.

То есть и МВД России, и прокуратура, и судьи разных инстанций сошлись во мнении, что женщина, которую насилует малознакомый уголовник, должна молча раздвинуть ноги и удовлетворить его похоть. Когда это уже случилось, тут уже можно, наверное, и сопротивляться. Но покуда тебя не изнасиловали, а только напоили водой с клофелином, привезли в незнакомую гостиницу и пытаются трахнуть, пользуясь беспомощным состоянием, изволь подчиниться этому желанию. Иначе — семь лет лагерей и миллион рублей выплаты семье насильника. В том числе 102 тысячи рублей за всё бухло, которое безутешным родственникам выставили на его поминках.

На самом деле, я думаю, приговор Татьяне Андреевой был продиктован не столько солидарностью всех ветвей власти с конкретным клофелинщиком, сколько нашей волшебной палочной системой. Вряд ли чины МВД, расследовавшие дело, прокуроры, представлявшие обвинение в суде, и судьи обоего пола, выносившие приговор Татьяне в разных инстанциях, испытывали какую-то классовую солидарность с серийным насильником. Просто у них у всех на руках был удобный кейс, который можно закрыть без проблем и поставить галочку в отчётности: есть труп, есть девушка, не отрицающая, что ударила покойного ножом... достаточно закрыть глаза на несущественные обстоятельства, вроде попытки изнасилования группой лиц по предварительному сговору с использованием спецсредств — и вот уже кто-то заработал себе лычку на погоны, а кому-то светит годовая премия за ладно обстряпанный приговор.

Так эта система у нас, увы, и работает, в отсутствие состязательного судебного производства. Увидели удобную жертву — и оттоптались на ней по полной программе, ради галочки. Суд нашёл в действиях обвиняемой преступный умысел на причинение тяжкого вреда здоровью... Как эта история впоследствии отразится на порядках в обществе — их не волнует. В стране, где общественное мнение подменяется репрезентативной выборкой из тысячи правильных человек, о таких материях вообще смешно думать.

Кинодокументалист Елена Погребижская снимает об этой истории свой новый фильм. И по хорошей традиции собирает деньги на съёмку на Планете.Ру. Где раньше уже успешно собрала на фильмы «Мама, я убью тебя» и «Васька».

Я хочу, чтобы этот фильм вышел. Чтобы в нём были показаны все те подробности, от которых отмахнулся Бийский райсуд и Алтайский крайсуд — но вряд ли отмахнётся Европейский суд по правам человека. Чтобы каждая ментовская, прокурорская и судейская сволочь, участвовавшая в «деле Татьяны Андреевой» на стороне насильника, проснулась знаменитой и увидела себя со стороны. Увидела, что они на самом деле творят, и как это выглядит, если забыть о лычках и премиях. Чтобы их дети спросили: папа/мама, а если меня будут насиловать, то ты мне сколько лет дашь за сопротивление?

Фильм «Мама, я убью тебя», рассказавший о конвеере списания сирот в умственно отсталые, пришлось посмотреть всем министрам социального блока в правительстве РФ. Он дал толчок к реформированию огромной и страшной системы выбраковки живых людей — за двадцать минут и пожизненно, без права на обжалование. Фильм «Дело Татьяны Андреевой» вряд ли сумеет реформировать всю нашу позорную квази-правоохранительную (а по факту — правонарушительную) мясорубку. Но, может быть, одной спортсменке Татьяне Андреевой он позволит не отсидеть ещё шесть лет в лагерях — за то, что не дала себя изнасиловать.

Я поддержал этот фильм рублём. Очередь за вами.
Ретвиты и кросспосты отдельно приветствуются.

К ничтожествам

И вот что я хотел сказать вам, дорогие мои и тут, и в ЖЖ.

Я готов мириться со многим.

С мнением большинства людей о том, что Германн, например - это имя главного героя "Пиковой дамы", а не фамилия.

С тем, что историк, специалист по погромам считает, что еврейские погромы начались после убийства Александра Второго, а за пятьдесят лет до убийства Александра Второго Николай Гоголь описывает в "Тарасе Бульбе" еврейский погром.

Я готов смириться даже с тем, что продавщицы говорят вместо слова "продается" слово "идет".

Но я решительно отказываюсь мириться с тем, что практически все комментаторы посчитали мой вчерашний текст выступления Януковича пьяным бредом или талантливой стилизацией моего авторства, а не фрагментом романа Владимира Сорокина "Норма", коим он на самом деле является.

Послушайте, как вы вообще живете в России, не читав главного русского романа второй половины XX века? Как вы собираетесь понимать мою страну, не изучив генеральной инструкции для ее понимания?

Мне стыдно сейчас. Стыдно за вас. И за себя, разумеется, тоже - я как-то расслабился в последние годы и перестал нести в массы прекрасное.

Поймите, ничтожества. "День опричника" - это самая хуевая книга Сорокина. Сорокин - главный русский писатель, в нем сейчас горит тот самый неугасимый огонь великой русской литературы, который до Сорокина горел в Венедикте Ерофееве, в Пастернаке, в Ахматовой, в Достоевском, Гоголе, Пушкине. И "Норма" - это, разумеется, главная его книга. И как только вы отказываете себе в чтении "Нормы", называя Сорокина "говноедом" - вы немедленно становитесь нерусским уебищем, не понимающим в окружающем мире вообще ничего. Да за это гражданства лишать надо, вот что с такими как вы надо делать!

Немедленно отложите работу и начинайте читать.

Я ведь проверю потом - прочитали или нет. И на всех, кто не прочитал, напишу заявление в прокуратуру.

http://www.srkn.ru/texts/norma_part1.shtml