Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Зачем — 2

Эта колонка называется «Зачем — 2». И вот почему. Потому что когда я хотел назвать ее просто: «Зачем», выяснилось, что колонка с таким названием у меня уже есть. И в ней я задаюсь вопросом, зачем России вмешиваться в промежуточные выборы в США. Как выясняется, это вовсе не единственный раз, когда стоило бы задаться вопросом «зачем». Зачем нам вмешиваться в американские выборы? Зачем Башару Асаду сбрасывать на мирных сирийцев две бочки хлора? Зачем России покушаться на Алексея Навального?

Сейчас, когда Навальный снова готов к борьбе, можно уже оценить сложившуюся ситуацию. Итак, мы имеем человека, которого весь мир теперь знает как главного оппонента Путина. И про которого еще месяц назад весь мир не знал вообще ничего. Мы имеем проблемы с Германией и «Северным потоком-2». Мы имеем потенциальную возможность получить новые санкции от Евросоюза. Внимание, спрашивается вопрос: а зачем это нам?

Отвечает Борис Бурда: нам это незачем.

Знаем ли мы кого-нибудь, кому всё это зачем-то нужно? О, да. Мы таких знаем. Это как минимум те, кто не хочет «Северный поток-2». Это те, кто хотел бы испортить отношения между Германией и Россией. Это те, кто хотел бы создать новых проблем Путину и России в целом.

И как же нам решить это уравнение так, чтобы Навального в нем отравила таки Россия? Да никак его так не решить. Потому что оно так не решается.

Нет, можно, конечно, найти потенциальные выборы и для нас. Вот, допустим, местные выборы прошли без Навального. «Умное голосование», быть может, показало бы не такие результаты. Прошли бы не три с половиной человека, а пять с половиной. Давайте вставим это в наше уравнение. С одной стороны — депутат местного заксобрания. Пусть даже два. С другой стороны — Германия и «Северный поток-2». Попробуем снова решить.

Не решается.

А ведь это только один, пусть и самый главный вопрос. А вокруг еще множество не менее интересных, хоть и более частных вопросов. Про таинственную бутылку, о которой до сих пор молчит Кира Ярмыш. Про таинственную Марию Певчих, про которую Кира Ярмыш молчала до тех пор, пока молчание не стало уже неприличным. Про образцы «Новичка», которыми обладают лаборатории Германии, Швеции и Франции. Про отказ провести совместный консилиум. Много, много вопросов, ответы на которые, быть может, не так и важны, поскольку невозможно найти ответ на главный вопрос — зачем?

Ответы на частные вопросы могли бы прояснить механизм провокации, но, как мы знаем по истории с «докладами МакЛарена», знание механизма провокации никак не может отменить последствий самой провокации. И как МакЛарен теперь не имеет никакого значения в истории со спортивными санкциями против России — так и Навальный никакого значения в нынешнем противостоянии уже не имеет. Он делает селфи из больничной палаты, собирает миллион лайков, готов к триумфальному возвращению и продолжению борьбы — прекрасно. Но к вопросу о завершении «Северного потока-2» всё это уже никакого отношения не имеет. Да и сам вопрос о завершении «Северного потока-2», честно говоря, имеет мало отношения к собственно строительству газопровода. К трубе. Конечно, это вопрос не о трубе. Это вопрос о том, кто главный в Европе. Такой вопрос уже решался однажды. Закончилось плохо. Теперь этот вопрос решается снова. И Навальный, вполне возможно, стал первой жертвой (фигурально, конечно! Всяческого здоровья!) в этой новой, будем надеяться — холодной — войне. Эрцгерцогом. Помните ведь историю с тем самым эрцгерцогом? Правильно — он никакого отношения к тому, что началось после, уже не имел. И не имел бы, даже если бы выжил.

Больше того — война началась бы и без убийства эрцгерцога. Ну, нашелся бы какой-нибудь другой повод. А не нашелся — так организовали бы. Нет, нет, я ни на что такое не намекаю. Я просто сижу тут и размышляю: зачем.

Ну и в последних строках своего письма позвольте привести вам несколько интересных фактов, которые могли бы несколько разнообразить размышления над главным вопросом.

Первое фосфорорганическое боевое отравляющее вещество нервно-паралитическог действия VX было разработано в Великобритании. В той самой лаборатории Портон-Даун, что около Солсбери. И откуда впервые прозвучало название «Новичок».

Кроме Великобритании, США и СССР свои версии VX имели Франция и Швеция, в лабораториях которых сейчас тоже обнаружился «Новичок».

Британский специалист по биологическому оружию Дэвид Келли, сообщивший журналистам о фальсификации «иракского досье» в части химического и биологического оружия, умер при странных обстоятельствах. Отчет патологоанатомов и фотографии тела засекречены на 70 лет.

Британский эксперт Мэтью Панчер, работавший с телом Литвиненко, покончил с собой с помощью двух кухонных ножей, нанеся себе несколько колото-резаных ран.

В палате с Литвиненко до самой его смерти находился Александр Гольдфарб — профессиональный биолог и вирусолог.

Отец таинственной Марии Певчих занимается оборудованием для выращивания вирусов.

Скрипали находятся под защитой правительства Великобритании и надежно скрываются из опасений в их безопаности.

Алексей Навальный собирается вернуться в Россию и его никто не скрывает из опасений в его безопасности.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Порошок

Человека, который, что называется, земную жизнь прошел до половины, довольно трудно чем-нибудь удивить. Но тем более интересными оказываются ощущения от открытий, противоречащих давно сложившейся картине мира. Уж сколько я лично смеялся над жителями Санкт-Петербурга, каждый выходные отправляющимися в приграничные районы Финляндии, дабы купить там всё то же самое, что продается в питерских магазинах! Уж сколько я вдоволь поиздевался над их утверждениями о том, что шампунь и стиральный порошок в Финляндии совсем не такой, как шампунь и стиральный порошок той же марки в России! Одинаковые роботы делают одно и то же из одинаковых составляющих! — говорил я этим людям и разделявшей их точку зрения собственной жене, — Не может быть, чтобы шампунь в Европе был другой, нежели в России! И оказался посрамлен пред женой Федеральной антимонопольной службой. Которая заявила, что таки да, действительно, одни и те же стиральные порошки в России и Европе отличаются по составу и свойствам. И предъявила производителям ряд претензий.

Сказать, что мой мир рухнул — это значит, не сказать ничего. Ну ладно там автомобили для разных стран разные. Ну ладно там даже мобильные телефоны по разным требованиям сертифицируются. Но стиральный порошок! Это же просто порошок! Который стирает!

И тут вдруг Федеральной антимонопольной службе отвечает Ассоциация производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии и гигиены — есть и такая. Представитель которой говорит, что товары производятся в полном соответствии с требованиями российского законодательства. А также, цитирую: «различия в формулах обусловлены разницей в режимах применения и внешних условий». Понимаете? Оказывается, мы стираем не так, как в Европе! Режимы применения разные! Это что же получается, что у нас и стиральные машины другие? Но тогда получается, что европейские порошки в России должны стирать хуже. Ну, они же не соответствуют нашим режимам применения и внешним условиям. А все говорят, что наоборот — европейские лучше! Вы что-нибудь понимаете? Лично я — ничего не понимаю.

Но самое главное, чего я не понимаю: это что же получается, Федеральная антимонопольная служба хочет, чтобы у нас стиральные порошки были такими же, как в Европе? А там ведь не только про порошки речь идет. Там еще про шоколад. И если я в силу своей мужской природы не могу оценить качество стирального порошка, то уж качество шоколада-то я могу оценить. И я точно знаю, что наш шоколад вкуснее, чем европейский. И я не хочу, чтобы наш становился таким же, как европейский.

В общем, от заблуждений я, может быть, и избавился. Но картина мира моя от этого проще не стала. А стала, наоборот — гораздо сложнее.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Красота спасет мир

Красивой телочке за ее красоту я, как известно, могу простить все. Но когда телочка в ходе борьбы предпринимает усилия к тому, чтобы стать еще красивее, я просто готов пасть пред ней. Пасть тут - от слова «упасть», а не от слова «пасть» как рот волка. Пояснение для тупых.

Вот взять, например, Любу Соболь. Она и сама по себе прекрасна. И когда с ней была передача, я все время смотрел эту передачу. Без звука, как правда, но ведь смотрел! Потому что Люба в этой передаче была красива и каждый день в чем-нибудь новом.

А вот теперь ее не зарегистрировали и Люба хочет стать еще прекраснее. Потому что она не первый день на свете живет и знает, что таких как я слуг режима много, и если она будет еще прекраснее, то мы все падем пред ней и будем ее регистрировать, регистрировать, регистрировать, регистрировать, регистрировать… Пока не зарегистрируем.

Люба голодает. Польза голодания для здоровья сомнительна, ибо представление о такой пользе исходит из ненаучной идеи о существовании в организме так называемых шлаков (цитата по Википедии). Но вот польза голодания для красоты женщины несомненна. Телочка становится стройнее, кожа ее разглаживается, а в глазах появляется уверенность и решительность. Да вот хотя бы на Виолетту Волкову посмотрите - она теперь у нас просто красавица. Важно только не доводить до анорексии. Но Люба Соболь умная женщина, у нее есть высшее образование.

Поэтому лично я голодовку Любы поддерживаю. И голодовку Виолетты поддерживаю. И всех голодать призываю. Из солидарности ну и вообще. Я вот тоже собираюсь начать.

С понедельника.

Несси и мамонт в московских подъездах

Вижу как братья Навального включая его самого распространяют таинственный скан документа, где говорятся всякие удивительные вещи про обходчиков, призывающих идти на выборы. Это, в общем, понятно, поскольку Навальный и его братья не хотят, чтобы кто-то на эти выборы приходил. 

Но почему этот скан такого паршивого качества? Вся эта рать, съевшая собаку на интернет-технологиях, производящая такие красивые ролики и умеющая делать КУБЫ показывает нам ФОТОГРАФИЮ документа. Причем если даже предположить, что эта фотография сделана в условиях работы настоящего разведчика, когда некогда заморачиваться сканером и документ у тебя в руках всего на секунду - то почему тогда в документе те места, на которые разведчик обращает внимание, ПОДЧЕРКНУТЫ РУЧКОЙ? А не отмечены инструментом графического редактора? То есть было так: агент Навального поймал где-то обходчика и упромыслил того показать документ. Но перед тем, как сфотографировать его, попросил: ты погоди, я тут красной ручкой всякое мне нужное подчеркну. 

Collapse )

Меньше доллара

В августе этого года Олимпийский чемпион по скелетону Александр Третьяков дал интервью, в котором поделился своими планами на игры в Пхенчхане. В числе прочих был и ответ на вопрос про допинг. Вот такой: «С допингом у меня никогда проблем не было. Приезжайте в любое время года, хоть каждый день, берите что хотите. Отношение к этому у меня не поменялось – всегда без проблем сдавал тесты». Тем более, что до этого интервью его уже отстраняли от соревнований после публикации первого доклада Макларена, но потом восстановили и, казалось, проблема исчерпана. Однако 22 ноября, когда спортсмен уже вовсю готовился к Олимпийским играм, было объявлено о его пожизненной дисквалификации. И лишении золотой медали Олимпийских игр 2014 года. Эта история была бы одной из многих в череде других, происходящих сейчас с нашими спортсменами, если бы не аргументация дисциплинарной комиссии, принявшей решение о дисквалификации.
А нем сказано (пункты 361 и 369), что если на пробирках с анализами спортсмена Третьякова не обнаружено никаких царапин, а уровень соли в его анализах соответствует норме, то это всё равно не доказывает его невиновность. Потому что к тому времени опыт людей, вскрывавших и подделывавших пробы, возрос настолько, что они научились делать это без всяких следов. А вину господина Третьякова подтверждает тот факт, что его имя присутствует в одном из списков, предоставленных господином Родченковым. И всё.

На самом деле эта статья вообще не про допинг. Но я не мог не привести историю с аргументацией обвинений в адрес скелетониста Третьякова, поскольку она в полной мере отражает тот уровень всеобщего безумия, с которым нам сейчас предстоит иметь дело. Причем в совершенно различных областях, не только связанных с допингом. Мы уже видели результаты расследования Конгрессом США вмешательства русских хакеров в президентские выборы. Facebook, Google и Twitter предоставили доказательства, надо которыми мы уже довольно повеселились — картинки с шахтерами Иллинойса и тому подобную ерунду, которая, по мнению конгрессменов, смогла перебить стомиллионную медийную кампанию кандидатов.

О том, что всё может быть еще смешнее, мы уже даже не думали. Ну куда уж смешнее? И где найти людей смешнее, чем американцы? Ну, разве что на Украине.

Но они нашлись в Великобритании.

Месяц назад премьер-министр этой страны Тереза Мэй, которой очень не хочется осуществлять процедуру выхода Великобритании из Евросоюза (о неизбежности чего я, кстати, писал здесь уже через два дня после референдума) заявила о том, что подданные Ее Величества приняли свое решение под давлением. И что необходимо расследовать вмешательство Кремля в процесс референдума. Доказательств у премьер-министра никаких не было, но вышеупомянутая история со спортсменом говорит нам, что никаких доказательство не нужно. «Мы наблюдали вмешательство России в ряде стран в Европе» — сказала премьер-министр, не уточняя, какие страны имеются в виду. Но этих наблюдений достаточно для обвинений. Университет Эдинбурга выпустил специальный доклад (от этого слова уже хочется рассмеяться), где было сказано следующее: «накануне дня выборов было создано огромное количество твитов со стороны российских агентов, которое достигло пика во время голосования, а потом моментально пошло на спад». Приводились даже тревожные цифры: свыше 150 тысяч аккаунтов из России опубликовали около 45 тысяч сообщений о Brexit в дни голосования. Причем множество их этих аккаунтов созданы организацией Internet Research Agency (не спрашивайте). А руководит всем, разумеется, канал RT и агентство Sputnik.

Кстати, было представлено и доказательство. Опубликованная в Твиттере фотография женщины в хиджабе, которая идет по Вестминтерскому мосту мимо пострадавшего в теракте и смотрит в свой телефон. С подписью: «Мусульманская женщина просто идет мимо умирающего человека и проверяет свой телефон». Фотография настоящая, подпись ее верно описывает. Но это, конечно, разжигание. Не интересуйтесь у меня логикой, я ее не понимаю. Я просто хотел показать вам, что ответили интернет-компании на запросы взволнованного политического класса Великобритании на запросы о вмешательстве России и ее «интернет троллей» в их суверенные демократические процессы.

Вот ответ компании Twitter UK: за весь 2016 год аккаунт RT_com потратил на рекламу 469900 долларов США, из которых в Великобритании были потрачены $44615,87. А во время референдума были отрекламированы всего, внимание, ШЕСТЬ твитов, за что было уплачено 1031,99 долларов США. 767 фунтов стерлингов, если интересно в ценах страны, вопрос о выходе которой из Евросоюза решался.

Кстати, если вы думаете, что эти не то, чтобы смешные, а вообще ничтожные цифры спасают RT от ответственности — то вы ошибаетесь, как ошибался скелетонист Александр Третьяков, полагая, что неупотребление допинга спасает его от ответственности за употребление допинга. Двумя абзацами ниже отчета о том, что RT никак не влияла на Brexit, Twitter любезно уведомляет о том, что RT и Sputnik лишены права покупать рекламу. А то, что они уже заплатили ранее, будет направлено на благотворительность. Мало ли что.

Теперь давайте обратимся к Facebook и овеянной легендами Internet Research Agency, которая, как говорят конгрессмены, смогла разрушить хрупкую американскую демократию. Знаете, сколько Internet Research Agency (повторюсь — что бы это ни значило) потратило во время Brexit на Facebook по мнению самого Facebook? Вы только поудобнее сядьте, а то как бы от смехового спазма не выпасть из кресла. Внимание, официальные данные: 0,97 доллара США. МЕНЬШЕ ОДНОГО ДОЛЛАРА! Эти 97 центов были потрачены на 3 рекламных объявления, которые собрали, в общей сложности, 200 просмотров.
Вот скажите, есть ли у вас сомнения в том, что эти цифры станут хотя бы каким-то препятствием для дальнейших обвинений России в том, что это она вырвала Великобританию из цепких лап Евросоюза? Вот у скелетониста Третьякова такие сомнения были. Сомнения в том, что невиновного человека можно обвинить в том, чего он не делал, без всяких на то оснований.

А лично у меня подобных сомнений вообще нет. Потому что уже сейчас председатель парламентского комитета по культуре, СМИ и спорту Великобритании Дамиан Коллинз называет ответ Twitter на запрос о вмешательстве России в референдум «неадекватным».

«Кажется странным, — говорит господин Коллинз, — что мы получили больше информации о действиях, которые произошли на вашей платформе, от журналистов и ученых, нежели от вас».

Понимаете? Не вы теперь решаете, что у вас происходит. Это теперь решают британские ученые и журналисты. А вы, если хотите и дальше существовать в такой юрисдикции, должны подтверждать эти решения. Иначе вы неадекватны.

Но авторитаризм и отсутствие демократии после всего этого все равно, конечно, у нас. Просто потому что не заслужили. Не хватает, понимаете ли, выслуги лет.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Именные проблемы

Моего прадеда звали Моисей. Моисей Иванов. Он был донской казак и старообрядец, а у них с именами было строго. Только по святцам, в честь почитающегося в этот день православного святого. Если бы и меня назвали подобным образом, то меня звали бы, скажем, Аврикий, Киприан или Евагрий. И мой день рождения всегда совпадал бы с моими именинами. Но тогда, когда называли меня, уже многое изменилось.

Эти изменения начались сто лет назад, после революции, которая затронула все аспекты русского бытия. Новые времена требовали новых людей, а у новых людей должны были быть новые имена. Православных святых заменили химические элементы Радий и Гелий, сложно-сокращенные варианты имени Ленина, вроде Владлен, или же прямо взятые имена героев мировой революции. Например, довольно распространенное имя Марат, являющееся ничем иным как частью имени героя французской революции Жана-Поля Марата.

Некоторые особенно изобретательные люди составляли целые списки подобных имен, которые потом навязывались несчастным родителям. Вот как описывали это, скажем, Ильф и Петров в фельетоне «Мать», цитирую: «По окончании доклада несколько посиневшему младенцу давали имя: мальчика называли Доброхим, а девочку — Кувалда, надеясь, что детей будут так называть всю жизнь. Дома, конечно, все приходило в норму. Доброхима называли Димой, а Кувалду, естественно, Клавдией.»

Со временем революционный угар ослаб, и большинство русских родителей вернулись к достаточно ограниченному набору традиционных имен. Большинство, но не все. Некоторые люди считают, что в человеке всё должно быть прекрасно и удивительно. Включая имена их детей. Вот и живут в России девочка по имени Виагра и мальчик по имени Салат Латук. Живет Лука-Счастье Саммерсет Оушен — это имя одного человека. Живут Будда-Александр, Дмитрий-Аметист и Матвей-Радуга. Ну и, конечно, давно известный на всю страну БОЧ рВФ 260602, который до сих пор вынужден обходиться без документов, потому что Чертановский ЗАГС Москвы наотрез отказался регистрировать подобное имя.

Именно ЗАГСы и выступили предложением как-то отрегулировать сферу именования граждан. Два года назад введения списка запрещенных имен потребовали в ЗАГСе Пермского края, где пытались зарегистрировать ребенка по имени Люцифер. Год назад законопроект уже был подготовлен. В нем запрещалась регистрация имени, цитирую: «содержащего цифровые обозначения, числительные, символы, ранги, должности, ненормативную лексику, представляющего собой различные аббревиатуры, нечитаемый и непроизносимый набор букв и не отвечающего требованиям, установленным действующим законодательством». Конец цитаты. И вот теперь сенатор Валентина Петренко внесла этот законопроект, а Комитет Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей его поддержал.

Создатели законопроекта пошли по наиболее мягкому пути — они описали набор формальных критериев, которым должно соответствовать имя. В Дании, например, существует просто список из 7 тысяч дозволенных имен. Существует такой список и в Португалии. А в Исландии если вы собираетесь назвать ребенка именем, которое не носит ни один житель страны, вам придется проходить специальную процедуру регистрации имени.

Разного рода ограничения на именования детей существуют в очень многих странах, и наш закон выглядит вполне либерально на фоне других. Даже в Германии строже — там по имени, например, сразу же должен быть ясен пол человека.

Но даже немецкий закон, не говоря уже о нашем, не способен защитить ребенка в от родительской глупости в полной мере. Самуил Маршак еще в середине прошлого века писал так, цитирую:

Удружить хотела мать
Дочке белокурой,
Вот и вздумала назвать
Дочку Диктатурой.

Хоть семья её звала
Сокращенно Дита,
На родителей была
Девушка сердита.

Не знаю, был ли сердит на родителей сам Самуил Яковлевича, но его знакомая и привычная всем нам фамилия на самом деле представляла собой аббревиатуру фразы «Наш учитель рабби Аарон Шмуэль Кайдановер», написанной на иврите. И новому закону бы не соответствовала. А вот имя Диктатура бы соответствовало.

Или вот вам еще хороший пример. Существует легенда, что Борис Гребенщиков, празднуя с Андреем Макаревичем рождение первого сына, собрался назвать того Гвидон. Прекрасное пушкинское имя. Макаревич сказал: а ты подумай, как Гвидона будут звать в школе. И Гребенщиков передумал. И назвал сына Глеб. Но если бы не передумал — новый закон Гвидона бы не защитил.

А поскольку защита детей, как известно — дело святое, то этот законопроект — вряд ли последняя попытка как-то отрегулировать вопросы именования русских детей. И следующие попытки наверняка будут смешнее.
Россия 24

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Дай миллион

Я, как вы знаете, давно и живо интересуюсь, на какие средства существует т.н. "адвокат" Алексей Анатольевич Навальный, если дел у него не было, в судах он не появлялся, а супруга его, прекрасная Юля, нигде не работает, а сидит с детьми. А теперь еще и с мужем. С тех пор, как Алексей Анатольевич находится под домашним арестом, мне еще более интересно - а на что они живут? Нет, не то что бы я так люблю считать деньги в чужом кармане. Я просто хочу уметь так же. Я тоже хочу сидеть под домашним арестом (а я мечтаю о том, что бы мне не нужно было выходить из дома) и при этом ни в чем не нуждаться.

И вот LifeNews радует меня разоблачением - оказывается, деньги Навальному дает... моя старинная знакомая Саша М.! Через ее очередного супруга В.Ашуркова (насчет "очередного" - это вовсе не оскорбление Саши, она очень красивая и я ее очень люблю. Но она сама говорит: "семейная жизнь не может длиться так долго").

Конечно, заголовок "Кремль финансирует Навального" меня рассмешил - ведь это я и есть, в сущности, Кремль. А я и дал-то Навальному всего 500 рублей. Ну, чтобы потом требовать с него отчета как миноритарный инвестор. Отчета, мне, кстати, Навальный ни разу не дал. А вместо этого взял и забанил. Теперь общаюсь с ним только через его прекрасную Юлю.

Ну да ок, бывает Кремль маленький, а бывает - БОЛЬШОЙ. И я, признаться, с сомнением, пошел читать документы.

Здесь некоторое отступление. Я довольно давно уже говорил, что Администрация Президента изначально вполне себе заинтересованно относилась к Навальному. Он талантливый организатор, перспективный политик, он популярен. И в АП готовы были с ним разговаривать. Беда была в том, что сам Навальный не готов был ни с кем разговаривать. А на любые намеки отвечал: я всех посажу. Ну ок, чо. Жалко, конечно, талантливых политиков мало (посмотрите на этот наш парламент), но если человек недоговороспособен - то с ним не договариваются. Как говорит Олег Кашин: еще бессмысленно разговаривать с челюстями. И челюсти в данном контексте - вовсе не Кремль. Впрочем, это было давно. Теперь в АП, я полагаю, с Навальным уже не хотят разговаривать.
Конец отступления.

Ну так вот, документы. Из документов, опубликованных на Лайфе (ничего особенного - выписки из СПАРК и с сайтов госзакупок, каждый сам может посмотреть) следует, что "Бюро 17" Саши М. (компания по организации разных мероприятий, на одно из которых когда-то очень давно пригласили и меня, и там мы с Сашей и познакомились), так вот, "Бюро 17" с 12 по 14 годы (когда ее супруг Ашурков уже работал с Навальным) выиграло, внимание, ТРИНАДЦАТЬ тендеров на проведение различных важных для Москвы мероприятий вроде ставшего уже хрестоматийным "Повышения престижа чтения в городских парках Москвы". Как мы с вами знаем, престиж чтения в городских парках Москвы с за последние годы невероятно возрос. Я как зайду в какой-нибудь парк - так там все прямо сидят и читают. Еще бы - почти 18 миллионов рублей было потрачено!

В этом году в связи с обысками и повышенными вниманиям к своим персонам Ашурков с Сашей уехали в Лондон, поэтому "Бюро 17" выиграло только два конкурса. Вместо него тендеры выигрывало некое ООО "Слава", созданное... директором по развитию "Бюро 17". Теперь повышением престижа чтения в городских парках Москвы будет заниматься эта организация. Правда, уже за 16 миллионов рублей. Подешевело.

Все конкурсы были так или иначе связаны с книжными делами. Все их проводили Департамент СМИ и рекламы мэрии Москвы и Роспечать. В том, что среди конкурсных комиссий этих двух ведомств или тех, кто этими комиссиями управляет могут встречаться некоторые знакомства мы сомневаться не будем. Ширина литературного процесса веслма ограничена.

Теперь то, на что Лайф внимания не обратил.

2012й год - 5 тендеров, общая сумма около 27 миллионов рублей.
2013й год - 6 тендеров, общая сумма... около 27 миллионов рублей!
2014й год - 7 тендеров, общая сумма - около 32 миллионов рублей.

Что это за сумма? Правильно. Один миллион долларов США. Не по нынешнему курсу, увы (( ...воспоминания о прекрасном прошлом... ((

Итак, Роспечать и департамент СМИ Москвы на протяжении трех лет ежегодно выделяли примерно в одно и то же место по миллиону долларов. Можно, конечно, сказать, что "Тендеры выигрывала компания, которая предложила лучшие условия", как говорит руководство департамента СМИ Москвы. Но как-то глядя на суммы преставляется что-то иное.

Известный скандал с тем, что в Лайф якобы позвонили из АП и потребовали снять материал, а потом материал снова повесили, поскольку Лайф доказал АП, что там всё правда представляется мне недоразумением, вызванным любовью журналистов к ярким заголовками. Кремль тайно финансирует Навального. Щас. Роспечать - это, конечно, не Кремль. Как и департамент рекламы и СМИ города Москвы.

И лично мне кажется, что вряд ли руководство этих ведомств (которые, я честно говоря не знаю, зачем вообще нужны) знало о пикантных подробностях своих конкурсных программ (вряд ли они распределяли всего один миллион долларов в год, этих миллионов было много, просто один из них аккуратно утекал в одно место). Знали скорее всего кто-то в конкурсных комиссиях. Ну или не в конкурсных комиссиях, а среди тех, кто говорит конкурсными комиссиям, кто именно должен выиграть.

Коррупционным способом поддерживать борьбу с коррупцией - это не ново, конечно. Мафия так еще 60 лет назад делала. И своим помогала теми же способами. Разве же мы можем упрекать в том, что "Бюро 17" платило из бюджета Москвы гонорары за выступления Диме Быкову, Борису Акунину и это, как его... Шендеровичу? Поддерживать своих - это благородно, конечно.

Но вот что-то мне подсказывает, что не на один этот миллион в год живет Навальный & со. Есть наверняка и другие миллионы из других краников, капающих деньгами разной степени бюджетности.

Найти их - наша задача.

Личное письмо Ольге Голодец

Хороший ответ Голодец и, особенно, тем подсиралам, которые пытаются уловить эманации. Голодец, судя по всему, просто криво сформулировала, а газетчики раздули. А вот депутат Крашенинников и сенатор сегодня на "Говорит Москва" уже чистой воды людоедские вещи говорили.

У меня, как многие знают, младший сын - инвалид. Сейчас он опять в больнице (он лежит там 2-3 раза в год), ему сделали уже 5 операций и последнюю, видимо, не очень удачно. Я русских врачей не виню. Они спасли ему жизнь, когда он родился. Они до сих пор делают всё так, что если у меня и возникают вопросы к каким-то мелким частностям, то в общем я понимаю, что он делают, и знаю (изучаю вопрос), что они делают не меньше, чем сделали бы на западе. Единственное, с чем у нас пока системно хуже - это с диагностикой, причем даже не потому, что оборудования мало, а потому, что на нем работать никто не умеет. Но это меняется.

У меня не было ни одной претензии к тому, как лечили в прошлом году моего папу. Он умер, но сделано было всё возможное, причем уровень хирургического корпуса Первой градской больницы произвел на меня большое впечатление.

Меня и самого оперировали минувшим летом в городской больнице Троицка. И к ней у меня тоже нет ни единой претензии - всё было по-деловому и как надо, а когда (в силу моей комплекции) возникли послеоперационные осложнения, их без лишних слов и совершенно бесплатно решали на протяжении нескольких недель. Решили.

НО:

У моей мамы стоит кардиостимулятор. Когда кардиолог сказал ей, что надо ставить стимулятор, мама поехала в МОНИКИ - это такая огромная больница в Москве, которая обслуживает жителей области. Мама вышла оттуда в шоке. Там были тысячные очереди и вообще ничего не понятно. Тогда я позвонил знакомым благотворителям, и они посоветовали мне поехать в Центр трансплантологии. Там маме совершенно бесплатно и без всяких очередей вставили этот самый кардиостимулятор. Причем и сам кардиостимулятор мог быть бесплатным, но - отечественный. Я всё же купил не отечественный.

Если бы у меня не было знакомых благотворителей, который помогли советом, у нас были бы проблемы.

Еще юань. Когда мы были областью (а теперь мы в Новой Москве) мы могли лечь в больницу с ребенком только если главврач московской больницы давал разрешение на основании некоего "розового талона", который выдавал департамент здравоохранения Москвы. Получение этого талона , насколько я знаю по описаниям, довольно суровая, но мне, к счастью, помогали его делать опять же знакомые благотворители. За что я им бесконечно благодарен. Но представить себе, как люди из провинции вдруг сталкиваются с необходимостью такого талона я могу. Я видел на одной из госпитализаций, как растерянной молоденькой девушке с грудным ребенком в приемном покое сказали, что у нее нет одного из нужных анализов. А она приехала с этим ребенком из какой-то деревни, деньги собирали, чтобы она смогла приехать. Больница наша специализируется на некоторых вещах, которые они решают лучше всего, поэтому девушка приехала именно сюда. Ей говорят - пойдите, сделайте анализ, рядом Инвитро. Принесете чек, что сделали, мы вас положим. А она в трансе, она не понимает слова "пойдите" (это ж Москва!), "инвитро" и даже "чек". Я ее за руку туда отводил. Почему нельзя решить эти вопросы на уровне больницы? Я не понимаю.

То есть что я хочу сказать. Медицина в России, как и всё остальное, проходит тяжелый путь от разрухи к неразрухе. Я не видел плохих врачей, честное слово. Я много читал про них, но никогда не встречал. И даже тот доктор, который отказал нам в госпитализации в другую больницу (когда мы вдруг усомнились в том, что нам всё делают правильно, так всегда бывает, когда у тебя ребенок инвалид) мотивировал свой отказ тем, что те, от кого мы хотим уйти, спасли нашему ребенку жизнь. И вряд ли стоит искать добра от добра. Это был мудрый совет и я очень благодарен тому отказавшему нам за него.

Замечу еще вот что. Я не могу, конечно, залезть Ольге Голодец в голову, но до сих пор у меня было представление о ней како вменяемом человеке. Могу предположить, что она не одобряет массовых кампаний по срочному сбору денег на лечение симпатичного малыша. Да, такие массовые кампании обычно всегда являются (не жульничеством, нет), они являются результатом паники родителей и их знакомых-друзей. Кто-то сказал, что надо лечиться за границей, и начинается эта вот лавина спама о том, что немедленно надо помочь.

Во-первых, такая самодеятельная кампания обычно всегда говорит о том, что родители не дошли до серьезного фонда. Серьезный фонд оценил бы опасность, стоимость, дал бы нужные советы. А если нужны деньги - провел бы сбор без рассылки спама.

Во-вторых, фонды постоянно сталкиваются с темами вроде: "у нас ДЦП тяжкой степени, но нам согласились помочь в Китае в центре специальной народной медицины". Я и сам сталкивался с таким, когда девушка, которой я помог с операцией, стала просить куда бОльшие деньги на лечение стволовыми клетками. Я опросил довольно много фондов и везде мне сказали, что ни одного случая успеха при лечении стволовыми клетками не зафиксировано. И я отказал девушке. Просто потому, что эти деньги могли помочь тому, кому можно было бы помочь.

И ладно бы речь шла только о китайской народной медицине и стволовых клетках! Недавно директор крупного благотворительного фонда написала, что из тех больных, которых они отправили на лечение в Израиль (когда здесь врачи уже говорили: всё) не выжил, внимание, никто. Не потому, что в Израиле плохие врачи, нет. А потому, что шансов не было. Но если в России врачи говорят: всё, то в Германии и в Израиле они никогда так не говорят. Они всегда соглашаются на лечение и всегда выставляют счет. А родственники, родители, сам больной - они ведь хотят жить. И они готовы оплатить этот счет просто потому, что это тоже шанс, ведь Германия и Израиль, вы сами понимаете. И фонды собирают деньги и оплачивают такие гарантированно безнадежные случаи. А ведь эти деньги могли бы помочь кому-то еще.

Это очень сложная тема с огромным количеством неизвестных, разных в каждом конкретном случае. И благотворители с врачами вполне могут обсуждать эти темы в своем профессиональном кругу.

Но обсуждать такие вещи на уровне депутатов и сенаторов, которые в них вообще ни черта не понимают - это, конечно, шизофрения. И мне очень хочется как можно быстрее остановить эту опасную волну глупости и некомпетентности, которая поднимается из недр так называемого русского "парламента" после неудачных формулировок вице-премьера Голодец (которая, напомню, говорила о том, что кто-то кое-где у нас порой, но не больше).


Оригинал взят у mymaster в Личное письмо Ольге Голодец
Аннотация: за день меня многие люди попросили прокомментировать заявления вице-премьера правительства РФ Ольги Голодец по части оказания высокотехнологичной медпомощи в России и отправки пациентов на лечение зарубеж.. Я прочитал заметку в ИТАР-ТАСС, и честно сказать подошел к вопросу халатно, отшутился в твиттере: "Российские врачи не смогли вовремя диагностировать и купировать устойчивую деменцию у Министра здравоохранения Ольги Голодец". Как видите - даже должность попутал. А это важный момент - нельзя забывать, что чем выше ранг чиновника, тем меньше он знает правды, и тем больше ему врут все вокруг. Так что я решил написать Ольге личное письмо. Я совсем не знаю, как его ей передать... поэтому решил написать открытое личное письмо... есть один шанс на миллион, что Ольга его и правда прочтет - если вы поможете его распространить. Заодно получится ответ тем, кто спрашивал мое мнение. К делу.
Collapse )

Уважаемые читатели... как вы понимаете, есть такие штуки - как даджесты и прочее прочее... Случается, что меня читают и просто не обычные люди (о которых я совсем не догадываюсь). Вас тоже могут такие люди читать. А вдруг дойдет письмо нашими усилиями?.. Всякие же чудеса бывают. Мне вот рак вылечили... Давайте попробуем нажать кнопочки, распространить и все такое.


З.Ы.: Да сбор денег на оплату долгов за лечение о котором меня тоже спрашивают... 43% и вообщем-то остановился. Огромное спасибо всем кто смог помочь! Надо думать что-то новое. Я пока не придумал. Увы.. спонсоров, кто бы мог помочь тоже найти не удалось. Но первые платежи я начал и госпиталь уже не смотрит на меня зверем. Соберусь и напишу вам об этом всем тоже скоро.

(no subject)

Я очень благодарен минувшей неделе за всё.

За охуение от победы нашей сборной на Олимпиаде.

За то, что самая охуенная Олимпиада закончилась так охуенно.

За то, что в Москве рассосались, наконец, пробки (сегодняшний день не считаетсч).

За то, что такая охуительная погода и вообще зима была такая мимими.

За то, какой позавчера был охуительный месяц рядом с Венерой.

За то, что вокруг всё так охуенно налаживается, как в охуенном Суздале, где мы были вот-вот.

За то, что я каждый день охуеваю от того, как же мне повезло родиться и жить в моей охуенной стране прямо сейчас.

За то, что любой протест в нашей охуенной стране такой мирный.

За то, что лидеров протеста у нас не сажают в тюрьму, а отправляют домой, к жене и детям.

За то, что судья дает в два раза меньше, чем просил прокурор.

За то, что у меня такой везучий президент.

За то, что весь "цивилизованный мир" в говне из-за этих свидомых уебков, а мы как всегда в белом.

За то, что одну и ту же и мудацкую идею у свидомых проповедует унылый и пахнущий кирзой боевик Ярош, а у нас - толстый и ухоженный клоун Просвирнин.

За то, что все мы здесь сегодня собрались и ржали над сегодняшним Януковичем.

За то, что на фоне сегодняшнего Януковича даже Медвед, по сути, орел.

Дякую тоби боже що я москаль, и что мне, русскому, не приходится говорить на этом уебанском воляпюке и делать вид, что я всю жизнь на нем говорил, как это сейчас делают все "свободные граждане" т.н. "Украины".

Слава России!

Завтра весна!

Окститесь

И, кстати, да, я хотел бы высказаться по-поводу тех людей, которые повезли ребенка «в храм, а не в больницу».

Я внимательно прочитал эту новость. Из нее следует, что при столкновении на маленькой скорости (повреждений у машин нет) ребенок, сидящий в детском кресле, подскочил и ударился головой о стойку. Из новости совершенно не следует, что родители видели, как он ударился. Из нее не следует, что у ребенка было какое-то повреждение. Скорее всего, ребенок просто заплакал. И родители, поскольку столкновение действительно было пустяшным, просто решили, что он испугался. Я просто пытаюсь проанализировать, как я поступил бы в подобном случае. Мне кажется, что если бы у меня было назначено в храме для крещения, и случилось бы такое столкновение без последствий, и ребенок просто заплакал бы — то я бы постарался успокоить ребенка и поехал бы куда назначено, а не в больницу.

Я говорю, как поступил бы я, исходя их существующей информации. Честно говорю, без лицемерия.

И интуиция подсказывает мне, что в этом случае произошло именно так. А вовсе не «ребенка повезли в храм, а не в больницу, чтобы его боженька спас».

И поэтому хуесосить родителей за то, что они православные дюже мне кажется как-то постыдно.

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.