Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Казаки не болеют

Человечество научилось жить с коронавирусом. На улицах снова люди, самолеты летят на курорты, появились зримые перспективы вакцинации. Но мыслительные процессы очень инерционны. И если уж человек начал над чем-нибудь размышлять, то никакое отсутствие предмета размышления его уже не остановит. Люди продолжают изобретать способы лечения и профилактики коронавируса. Чиновники ли, политики ли, частные лица — неважно. Важно, что человек разумен. И когда он мыслит — он существует.

Вот, скажем, в Соединенных Штатах Америки многие граждане протестуют против требований властей носить маски. И для профилактики подобного поведения один изобретатель представил четырехствольный пистолет, стреляющий медицинскими масками прямо в лицо несознательным. На концах завязок маски прикреплены грузила, которые и обматывают завязки вокруг шеи пациента. Как быть, если такое грузило попадет прямо в лоб, изобретатель не поясняет.

А немецкие чиновники считают, что лучшая профилактика — это проветривание помещений. В связи с чем и разработали набор правил такого проветривания в школах. Например, если кто-то из учеников чихнул — надо проветрить. Чихнул еще раз — надо еще раз проветрить. А в помещениях для спортивных занятий следует и вовсе проветривать, внимание, не менее пяти раз в час. Если предположить, что само проветривание занимает несколько минут — то совершенно непонятно, как можно уложить эти пять проветриваний в час и когда, вообще говоря, заниматься? Немецкие чиновники тоже не поясняют.

Президент США Дональд Трамп выступает с собственным предложением. Он рекомендует своим медицинским чиновникам одобрить для борьбы с коронавирусом использование экстракта олеандра. Который вообще говоря ядовит и в большинстве стран, в том числе в России, вообще не применяется. И кто его знает, что Дональд Трамп имеет в виду, когда призывает одобрить применение к своему избирателю такого опасного средства.

Зато в России есть предложение интереснее. Совет казаков России издал приказ, согласно которому прикладывание ко лбу дистанционного термометра может привести к стиранию памяти. Но интересно даже не это, а то, как прокомментировал этот приказ журналистам один из представителей этого совета.

«За все время эпидемии нет ни одного случая заболевания среди казаков, — заявил представитель, — Почему этот феномен умалчивают и не изучают? Болеют все, даже служители РПЦ, а казаки нет. Почему?»

И действительно: почему? Надо бы выяснить.

Мы, конечно, научились жить с коронавирусом.

Но это совершенно не означает, что мы должны перестать думать о том, как его окончательно победить.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Коли рожа крива

Уж сколько сказано о необычных побочных эффектах эпидемии коронавируса. В том числе и мной лично. Нет, я сейчас вовсе не о медицинских побочных эффектах. А о социальных. О том самом дисбалансе в торговле верхними и нижними предметами одежды, например. Ну просто потому, что сидящему на работе по видеосвязи штаны не нужны. Или, скажем, о сомнениях в дальнейшей определяющей мировой IT-бизнес судьбе Кремниевой долины. Просто потому, что практически все крупнейшие стартапы в этой долине выросли из случайных встреч. А теперь, когда все сидят по домам, никаких случайных встреч не случается.

И вот новое, неожиданное побочное действие. Газета The New York Times пишет, что резко вырос спрос на услуги пластических хирургов.

— Я никогда не делала так много подтяжек лица за лето, как делала в этом году, — говорит одна зх хирургов, — С 18 мая и до конца июля я провела 251 процедуру.

А каждая из таких процедур стоит от двух до 25 тысяч долларов США.

— В чем же причина? — спросите вы, — Причем тут эпидемия коронавируса?

Причин в публикации приводится три. Во-первых, многие люди за время самоизоляции умудрились не ухудшить, а улучшить свою физическую форму. И теперь они, цитирую: «планируют привести свое лицо в соответствие с телом».

Вторая версия чуть более правдоподобна и состоит в том, что люди не поехали отдыхать и теперь просто не знают, куда им потратить сэкономленные на этом деньги. И поэтому тратят их на пластические операции.

А третья версия — самая правдоподобная. И находящаяся в полном соответствии с сидением на видео-совещании без штанов.
Оказывается, многие люди, увидев себя на экране сервиса видеосвязи, пришли от увиденного в полное расстройство. И немедленно ринулись к пластическим хирургам исправлять недостатки.

Ну что же, так-то оно вроде логично. Но, с другой стороны — неужели все эти недостатки внешности, ставшие очевидными людям, увидевшим себя на экране компьютерного монитора, не были им видны раньше? Ну, то есть — в зеркале? И неужели все эти недостатки не мешали им принимать участие в настоящих, оффлайн-совещаниях? Которые в переговорных комнатах происходят. Или в начальственных кабинетах.

А всё объясняется очень просто. Во-первых, на настоящих, оффлайновых совещаниях участники друг на друга не смотрят. А рисуют в блокнотиках всякую ерунду. Но самое главное — на настоящих, оффлайновых совещаниях никто сам себя в зеркале не рассматривает. И не сравнивает себя с другими сотрудниками, которые в соседних окошках. Потому что всё неудовлетворение — оно вовсе не от того, какой ты.

Оно от того, какой ты рядом с другими.

И именно поэтому удаленная форма работы кажется мне совершенно оправданной с психотерапевтической точки зрения. Надо только запретить видеоконференции.

И тогда психическое здоровье населения сразу улучшится.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Первая

Я уже рассказывал эту историю, но повторю еще раз, потому что она хрестоматийная. Мне было 11 лет, я жил в городе Апатиты Мурманской области, школа у нас была маленькая, поэтому ученики средних классов (те, которые младше девятого и старше третьего) учились во вторую смену. То есть — приходили в школу часам к двум пополудни. А утром, соответственно, сидели дома и смотрели по телевизору повторы вчерашних программ.

И вот сижу я, смотрю какую-то чушь, как вдруг чушь прерывается и на экране появляется заставка «Интервидения». И тишина. Я до сих пор не знаю, почему я в этот момент подумал, что произошло что-то страшное. Может быть даже умер Брежнев. И мир никогда не будет прежним. Если он вообще будет. И вот когда на экране появился строгий ведущий и сказал, что Политбюро ЦК КПСС с глубоким прискорбием извещает, я посмотрел в окно. Я запомнил это ощущение на всю жизнь. Я посмотрел в окно, на опостылевшие Хибины в снегу. И я ждал, что сейчас всё это исчезнет. И наступит натурально тьма. Ну, как смерть. И всё.

Ничего не произошло. А когда умирали другие генсеки, мы уже относились к этому с циничной практичностью — значит, один день не будем учиться. Но тогда, с Брежневым — это был первый раз. Просто не было никакого иного опыта. И я не знал, чего ждать.

Сейчас мне почти пятьдесят. И история с пандемией коронавируса для меня, пятидесятилетнего — примерно такой же уникальный опыт, каким была смерть бессменного правителя в 11 лет. И — честное слово! — несмотря на весь мой благоприобретенный цинизм, я ждал какого-то международного единения пред лицом общей опасности. Каких-то общих действий, какой-то кооперации. Да хотя бы какой-нибудь пусть пусть бессмысленной, но международной конференции. На высшем уровне. Да хотя бы на уровне министров иностранных дел.

Но нет. Вместо международных конференций и совместных действий страны мира начали обвинять друг друга в заражении, в воровстве результатов исследований, а когда у кого-то начало получаться с вакцинами — обвинять в том, что это не вакцина, а сами знаете что. И что от нее только хуже.

Еще раз повторю: у меня не было опыта. Не исключаю, что его не было и у всех остальных участников этого всемирного действа (а мы все его участники, наблюдателей нет, вирус не выбирает). Но если бы за тем, как человечество пытается спасти себя от опасного вируса, наблюдали какие-нибудь инопланетяне — они бы наверняка решили не иметь с этим самым человечеством никаких дел.

Ситуация с вакцинами — одна из наиболее ярких во всем этом вселенском позоре. Несколько десятков коллективов по всему миру занимались разработкой вакцины. Да, вакцины бывают разными — но даже между коллективами, разрабатывающими вакцины одного типа не было никакой кооперации. Первичен не результат — первична публикация. Нет публикации — нет вакцины. Первичны патенты. Нет патента — нет вакцины. Вакцины разрабатываются не как средство спасения людей, нет. Они разрабатываются как коммерческий продукт. И именно поэтому между коллективами и даже странами развернулось настоящее капиталистическое соревнование — кто будет первым. Ведь если кто-то окажется первым — то он снимет первые сливки.

Что, собственно, мы и видим в истории с русской вакциной, названной «Спутник». В лице мирового сообщества этой вакцины нет, потому что нет публикаций. Против регистрации этой вакцины выступили крупнейшие международные фармацевтические компании (именно они составляют Ассоциацию организаций по клиническим исследованиям, которая написала письмо в Минздрав). Разумеется, ведь если русские будут первыми — то тогда, значит, крупнейшие международные фармацевтические компании первыми не будут. С точки зрения бизнеса это понятно. С точки зрения человека ничего, кроме омерзения не вызывает.

Но все уже произошло. Вакцина, которая называется «Спутник V» существует. Она зарегистрирована и может применяться. И чтобы не происходило в дальнейшем, одно уже неизменно: первая зарегистрированная в мире вакцина от COVID-19 — русская. Будет она широко применяться или нет. Сменит ее какая-нибудь другая вакцина или нет. Будут у нее какие-нибудь побочные эффекты или нет (никто не застрахован ни от чего никогда). Всё это не изменит одного — первая в мире вакцина от этого конкретного коронавируса — русская.

И это, конечно, не даст нашим «зарубежным партнерам» покоя. Как не давал им покоя другой спутник 63 года назад. Как не давал им покоя полет Гагарина. Который, кстати, тоже летел на далеко не совершенном корабле. Но, тем не менее, он был первым. И другому первому уже не бывать.

Впрочем, разница между тем, что было тогда и тем, что будет сейчас очевидна. Тогда американцы приняли вызов и начали честную борьбу, результатом которой стала не только высадка на Луну (которую, напомню, приветствовало всё человечество), но и создание технологий, без которых теперь невозможно представить себе нашу жизнь: операционная система UNIX, язык программирования C, сеть интернет.

Теперь же никакой честной борьбы не будет. Так подсказывает мне благоприобретенный цинизм. Русскую вакцину просто объявят бесполезной. Объявят ее украденной. Объявят ее опасной. Публикации в «солидных» изданиях начнут выходить на днях, если уже не начали выходить. Потому что теперь в честную игру никто не играет. Слишком дорого и долго. И неинтересно.

Но, повторюсь, главного это уже не изменит — первой в мире зарегистрированной вакциной от COVID-19 стала именно русская вакцина.

И больше тут дискутировать не о чем.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Новый симптом

За последние месяцы мы с вами видели множество научных исследований, посвященных коронавирусу, его симптомам и распространению. Но я не помню ни одного исследования, которое бы исследовало связь заболеваемости коронавирусом со стремлением к справедливости. А между тем эта связь очевидна без всяких исследований. Чем выше заболеваемость — тем больше люди стремятся к тому, чтобы очистить свою совесть от всех грехов прошлого и вступить в новую, чистую, счастливую жизнь. Самая высокая заболеваемость на планете в Соединенных Штатах Америки. Там же и самое высокое стремление к справедливости.

Например, газета The New York Times объявила, что отныне будет писать слово «черный» только с большой буквы. Также с большой буквы будут писаться слова «азиатоамериканцы», «латиноамериканцы», «индейцы» и «эскимосы». Такое решение было принято по результатам опроса сотни с лишним сотрудников издания. А вот слово «белый» газета продолжит писать с маленькой буквы. Во-первых, потому что, слушайте внимательно: «прежде о написании этого слова споров не возникало». А во-вторых, потому что американские ультраправые организации пишут слово «белый» с большой буквы, а это само по себе повод избегать подобного написания в респектабельной газете с долгой историей.

Ну что же. Как говорится, каждый делает это так, как он хочет. Но остается ряд нерешенных проблем.

Во-первых, газета The New York Times до сих пор печатается на белой бумаге буквами черного цвета. И вопрос о том, что первично — бумага или буквы на этой бумаге — это, безусловно, дискуссионный вопрос. Требующий опроса сотрудников.

Как и вопрос, собственно, написания названия газеты, в котором каждое слово пишется с большой буквы без всякого на то основания. Нью-Йорк основали белые. Причем назвали его в честь Йорка — одного из важнейших городов Англии, где все такие белые-белые. Таймс — название английской же газеты. Язык, на котором газета издается — это язык белых людей. То есть, язык захватчиков и рабовладельцев. Не говоря уже о том, что само государство Соединенные Штаты Америки основано одними белыми. Ни одного черного среди отцов-основателей не было! И это ли не причина для того, чтобы отменить уже, наконец, это государство. Вместе с этой газетой.

Впрочем, этот сериал длинный. И давайте не будем лишать себя удовольствия наблюдать за развитием сюжета столько, сколько он будет развиваться.

Заодно и узнаем, действительно ли всё это стремление к справедливости связано с заболеваемостью коронавирусом.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Наука решает

В деревне Макондо, описанной Габриэлем Гарсия Маркесом в великом романе «Сто лет одиночества», дождь лил четыре года, одиннадцать месяцев и два дня. В Москве он лил всего несколько дней, но многие из горожан уже впали в печальную уверенность, что дождь теперь будет всегда. Да и какая разница, — думали многие, — раз всё равно сидеть дома.

Между тем русского человека всегда отличали не только фатализм, но и удивительный оптимизм. То, что Высоцкий и Бабель называли «гибельным восторгом». Я же предлагаю отринуть из этой формулы слово «гибельный» и оставить слово «восторг». С которым я и воспринимаю новость о том, что ученые установили обратную корреляцию между уровнем влажности и контагиозностью коронавируса. Говоря человеческим языком, чем выше влажность — тем меньше людей заболевают коронавирусом. Что мы, собственно, и наблюдаем на графиках заболеваемости в столице. Разумеется не отрицая при этом подвига московских врачей, эпидемиологов и, собственно, самих москвичей, которые сдерживают распространение вируса своими самоограничениями.

— Но что же дальше? — спросит внимательный наблюдатель. Москва — не Макондо. И дождь все равно однажды закончится. Причем, как говорят метеорологи, уже буквально на днях. И станет солнечно, сухо и жарко.

А я вам на это отвечу: читайте новости да обрящете. Потому что согласно исследованиям других ученых, распространение коронавируса замедляется во время жары и при повышенном ультрафиолетовом излучении. То есть, как только закончится дождь, при котором коронавирус становится менее заразным, начнется солнечная и жаркая погода, при которой коронавирус тоже становится менее заразным.

Еще более внимательный наблюдатель скажет в этом месте: Минуточку! Если во время дождя коронавирус слабеет, и во время жары и солнца от тоже слабеет, то почему же тогда всё вот это вот, что мы наблюдали последние месяцы?

И нет проще вопроса для ответа, чем этот. Потому что в последние месяцы мы именно что не наблюдали ни жары, ни дождя. А не пойми что, что раньше называли «зима», а теперь это вообще непонятно, как называть.

Так что всё сходится и ученые на этот раз, получается, правы. Что одни, что другие.

Теперь главное, чтобы оказались правы метеорологи.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

И без родильной горячки

Главный герой классического произведения английской литературы «Трое в лодке не считая собаки» в самых первых строках повествования обнаружил у себя все существующие заболевания кроме воспаления коленной чашечки. Разумеется, с помощью медицинского справочника. Потому что в любом исследовании надо опираться на какой-нибудь подробный методический аппарат.

«Трое в лодке» были написаны сто тридцать лет назад, и за это время с самодиагностикой всё стало значительно хуже. Поскольку если герою повести для того, чтобы обнаружить у себя все болезни надо было хотя бы обратиться в библиотеку, то ныне достаточно просто набрать описание любого симптома в поисковой системе. А сейчас, во время пандемии, симптомы у себя ищут чуть менее, чем все жители нашей планеты. Соответственно и выдача поисковых систем перестраивается, поскольку искусственный интеллект этих самых систем адаптируется к запросам и пытается показать человеку наиболее релевантные результаты. Хочет он найти у себя симптомы заражения коронавирусом — так пусть и получит. Ничем не отличается от любого другого контекстного поиска, будь то стиральный порошок или корм для животных.

И вот австралийские ученые проверили множество медицинских заключений, выданных сервисами онлайн-диагностики, и установили, что правильный диагноз ставится только в 36 процентах случаев. А в 58 процентах случаев правильный диагноз попадал в список из десяти предложенных. Ну, примерно как и в том случае с героем английской повести. А дальше выбирай сам.

Тем не менее, ученые считают удаленную автоматическую диагностику вполне себе перспективным направлением. Разумеется, с оговоркой на то, что после постановки себе приблизительного диагноза потенциальный больной все же перестанет заниматься ерундой и обратится к врачу.

Но в текущих условиях, когда такая простая, казалось бы, вещь, как поход к терапевту, превращается в сложную задачу сравнения рисков от подозреваемого заболевания и потенциально возможного в медицинском учреждении заражения коронавирусом — вот именно в этих современных условиях, кто знает, быть может дистанционная диагностика и могла бы как-то разрядить ситуацию.

Вот только для этого она должна не ставить любые диагнозы по любым симптомам, а наоборот — убеждать мнимого больного в том, что если у него чешется голова, то это вряд ли повод для беспокойства. И, быть может, надо просто сходить в душ.

Но увы — существующие системы должны выдавать результат. А отсутствие диагноза — это отсутствие результата.
Потому что как 130 лет назад, так и сейчас любой взрослый человек уверен, что хотя бы какое-нибудь заболевание у него должно быть.

Ну хотя бы даже психическое.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Вместе не в месте

Природа в виде коронавируса поставила над человечеством удивительный, уникальный социальный эксперимент. Конечно, такие эксперименты случались и раньше — но тогда степень развития человечества не позволяла оценить ход и последствия эксперимента так, как это возможно сегодня.

Разумеется, человечество не может ждать милостей от природы. И в ответ на эксперименты природы человечество пытается ставить над природой свои собственные эксперименты. Например, разные страны пробуют разные методы борьбы с эпидемией. Или даже не столько борьбы, сколько сосуществования.

Особенное внимание человечества привлек эксперимент в Швеции. Где никаких карантинов и самоизоляций вообще не вводилось. На протяжении всех долгих последних недель в социальных сетях велись ожесточенные споры о том, что важнее: жизнь каждого отдельного человека, или же жизнь социума в целом, которая напрямую зависит от текущей экономической ситуации.

Да, смертность от коронавируса в Швеции превышает показатели других скандинавских стран почти в 10 раз. Но ведь это относительные цифры. А абсолютные не так уж и велики — что там 4 тысячи стариков на 10 миллионов населения. Зато знаменитая шведская индустриальная экономика продолжает полнокровную жизнь, а шведы как никто другой умеют возрождаться из любого пепла. Уважаемая европейская нация. Без всякой иронии.

Как вдруг выясняется, что всё зря. И что шведские эксперты, опрошенные газетой The Financial Times, утверждают, что падение экономики Швеции будет мало отличаться от падения экономик других стран, которые вводили ограничения для предприятий. По всему спектру сценариев шведского центробанка падение экономики составит от примерно 7 до примерно 10 процентов. А безработица — от примерно 9 до 10 процентов.

Тут бы, конечно, уместно вспомнить, что та же самая The Financial Times сейчас вплотную занята оправданием катастрофической ситуации в США. И после того, как она усомнилась в русской статистике, она принялась за Швецию.

Но, с другой стороны, Швеция ведь не сферическая страна в вакууме. Она существует в окружении других стран. Которые плотно закрыты. И та самая знаменитая шведская индустриальная экономика просто не имеет пространства для выхода. Грузовики и корабли продавать некому. Туризма нет. И только, быть может, не менее знаменитая шведская поп-музыка могла бы пытаться держать экономику страны на плаву.

Хотя, с другой стороны, кому нужна эта шведская поп-музыка в эпоху YouTube.

Вот и получается, что при всей разобщенности человечества во время текущего кризиса, человечество оказывается единым целым. И если ты даже пытаешься попробовать сделать по-своему — у тебя все равно не получится.

Просто потому, что мы все вместе на этой планете.

И это — хороший сигнал.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Вопросы культуры

Весь мир сидит на самоизоляции. Но все сидят совершенно по-разному. В одних странах власти вводят множество кажущихся строгими ограничений, но граждане все равно толпятся в магазинах по дороге, допустим, на шашлыки. Потому что в таких странах пока гром не грянет, мужик, как известно, не перекрестится.

А в других странах, например, в Швеции, наоборот. Власти никаких ограничений не вводят, а граждане между тем как сидели по домам, так по домам и сидят. А куда им идти, если по статистике 52 процента домохозяйств в Швеции состоят из, внимание, одного человека. Я был в Швеции, там в будний день местных на улицах вообще нет. Они выходят на улицы только вечером в пятницу, чтобы выпить. Но выпить в Швеции настолько сложно и дорого, что и вечером в пятницу никакого особого смысла куда-то выходить нет. В отличие от тех стран, где строгость ограничений компенсируется необязательностью их соблюдения. В таких странах некоторыми учеными вообще прогнозируется волна алкоголизации после выхода из режима самоизоляции. Причем в качестве примера подобного синдрома приводится опыт испытаний в рамках подготовки космических полетов. Не спрашивайте, я и сам этого не понимаю.

А вот в других странах иные проблемы. Например, почти половина американцев отказываются носить маски. И вы никогда не угадаете, почему. Просто потому, что вы — не американец. Цитирую начальника отдела инфекционных заболеваний в Университетской больнице Святого Петра в Нью-Брансуике, штат Нью-Джерси, доктора Генри Редела: «Я думаю, что люди не решаются носить маски из-за нашей культуры, люди привыкли использовать свои лица для выражения эмоций и общения. Карантин для них — это большая перемена. Культура в Азии, где люди более замкнуты и дисциплинированы, имела лучшие результаты во время этой пандемии».

Понимаете?

Американцы не носят маски потому, что привыкли общаться друг с другом с помощью гримас. Вы и сами можете увидеть это в любом американском фильме. А вот в Азии культура ношения масок действительно настолько укоренилась до всяких эпидемий из-за загрязнения воздуха, что там все эти ограничения ничего в повседневной жизни тоже не изменили.
А дальше хорошо бы выстроить корреляционные модели для всех этих совершенно разных социумов. И понять, где культура повседневности сочетается с эпидемиями, а где — нет.

Но, с другой стороны, никакой особенной нужды в подобном знании нет. Потому что эпидемии приходят и уходят, а культура все равно остается.

И пытаться строить однотипные графики заболеваемости на совершенно разных культурах — дело абсолютно бессмысленное.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Оформляйте патенты

«Политические изменения последнего времени широко и фактически распространили принцип равенства всех людей и равного права каждого на счастье и свободу, — писал русский этнограф Лев Штернберг в статье «Человечество» энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона в 1903-м году, — Естественно, что именно в наше время (начиная с конца XVIII века и главным образом со второй половине XIX столетия) с особенной силой и блеском расцвела идея всеобщего братства народов, единого человечества». Конец замечательной цитаты, автор которой не мог и предположить, с какой особенной силой и блеском человечество разрушит любые надежды о своем единстве уже через десять с небольшим лет.

Но, быть может, пройдя через все чудовищные испытания XX века человечество, наконец, одумалось и идея всеобщего братства народов опять расцвела? Отнюдь нет.

На днях британские газеты снова вспомнили про русских хакеров. Дело не новое и не было бы ни одной причины обращать на это внимание, если бы не обозначенная новая цель этих самых мифических хакеров. На сей раз они, по мнению британской прессы, пытались украсть секреты вакцины против коронавируса, разрабатываемой в нескольких британских университетах. «Британская разведка назвала эти попытки предосудительными» — пишет британская пресса.

И мне хочется спросить британскую разведку: а почему? А почему, собственно, британские ученые считают, что разработка вакцины от вируса, угрожающего всему человечеству — это сугубое дело британских ученых? Ведь помощь нужна всему миру.
Ну ладно бы только британцы, эгоизм и цинизм которых воспет в анекдотах. Но вот вам заявление министра обороны Израиля. Он сообщает о том, что израильские ученые выявили антитела, которые активно атакуют коронавирус. А потом он сказал, чем занимаются израильские ученые сейчас, когда они выявили эти антитела. Они, внимание, оформляют патенты. Потому что Израиль собирается организовать коммерческое производство лекарства.

Всего в мире сейчас больше ста исследовательских групп работают над вакциной. Работают в условиях жесточайшей конкуренции. В обстановке строжайшей секретности. Никто ни с кем не делится ни наработками, ни идеями — ничем. Даже в одной и той же стране разные научные коллективы конкурируют между собой вместо того, чтобы объединить усилия для спасения хотя бы не всего человечества, но своего народа.

Что уж тут говорить о всеобщем братстве народов и едином человечестве.

Нет никакого всеобщего братства. Нет никакого единого человечества.

И от гигантского астероида человечество никогда не спасется.

Потому что не успеет оформить патенты.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Отсель грозить мы будем шведу

Грядут майские праздники. Причем не только в России и странах бывшего СССР, а по всему миру. Там масштаб празднований, конечно, поскромнее, чем у нас, но весну встречают практически везде. И власти очень многих стран мира сейчас обеспокоены тем, как бы не допустить массового скопления населения, уставшего от сидения на самоизоляции, жаждущего хорошей погоды и жареного мяса, а там хоть трава не расти. Живем один раз, как говорится.

Методы используются разные. Где-то разрешают ехать за город, но запрещают по дороге заезжать в магазины. Где-то вообще запрещают продавать алкоголь. А в Швеции, где алкоголь и так не очень-то купишь, но зато никакого карантина вообще объявлено не было, власти наконец-то одумались перед суровым лицом эпидемии. И стараются найти нестандартные выходы. В преддверии Вальпургиевой ночи, которую любят отмечать в северных странах, городской совет города Лунд принял решение разбросать в местном парке одну тонну, внимание, куриного помета.

Один из членов этого самого городского совета объясняет инициативу так, цитирую: «Газоны будут вонять, поэтому может быть не очень приятно сидеть и пить пиво в парке».

Ну что же. Наверное, в этом и состоит смысл самой настоящей демократии: когда избранные тобой депутаты однажды сделают так, чтобы тебе в парке воняло.

И, кстати, если вы думаете, что шведы опять показали себя самой прогрессивной нацией в мире, то вы ошибаетесь. Не далее как третьего дня в Новоильинском районе города Новокузнецка произошел аналогичный случай. Стало вонять. Причем именно что куриным пометом. Но поскольку мы не Швеция, а Россия, то у нас всё происходит в полном соответствии с поговоркой про то, что русскому хорошо, то немцу — то есть, щведу — сами знаете что. Потому что в Новоильинском районе Новокузнецка горожане не разбежались, а наоборот — призвали к ответу местное начальство, вместе с которым довольно обширной делегацией отправились на поиски источника неприятного запаха. Три часа ходили — и ничего не нашли.

Об остальных результатах инспекции мы узнаем по истечении инкубационного периода коронавируса.

Отсель грозить мы будем шведу, как говорится.

И, пожалуйста, берегите себя в эти дни.

Майских праздников в нашей жизни будет еще предостаточно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.