Category: медицина

Тля

В мире художественной литературы и кино существует достаточно много произведений, описывающих противостояние героя-одиночки какой-нибудь корпорации, поставившей социум в тотальную зависимость от себя. Да что там, еще легенда о Прометее, укравшем огонь у богов, чтобы передать его людям, о том же. Благородный разбойник, нивелирующий социальную рознь с помощью ножа, пистолета или реверс-инжиниринга на протяжении всей истории человечества считался героем. А заработавшие и приумножившие те самые богатства, которые разбойник потом отдавал беднякам (оставляя, разумеется, себе немалую часть) на протяжении всей истории человечества считались паарезитами, присосавшимися ко всему, к чему только можно присосаться. И сосущие оттуда все соки.

Интересно, что катастрофический советский эксперимент вовсе не отбил желание у современных поклонников формулы «взять надо всё — и поделить». Мотивации стали другими, инструментарий тоже другой — но суть не менялась. Отобрать у богатых и отдать небогатым.

Вот и очередной такой случай. Некая «международная команда биологов» собралась создать аналог лекарства от редкого генетического заболевания. Лекарство представляет собой вирус, несущий отсутствующий у больного ген. Вирус встраивается в клетки больного и — voila! — тот встает и идет. Подробности вы можете узнать в любом научно-популярном издании, я же тут не про это. А про социальное расслоение. Чудо-лекарство является одним из самых дорогих в мире (да, да, не самым дорогим!) и один курс его стоит… миллион долларов. «Международная команда биологов» берется угадать эту мелодию с одной ноты. Специалисты изучили открытые публикации, поняли суть и собираются создать аналог лекарства за миллион. Курс нового лекарства, назовем его «пиратским», будет стоить всего семь тысяч долларов. И больные возрадуются.

Конечно, это не первый и не второй такой случай. Да вся индийская фармацевтика занимается производством контрафактных лекарств. Половину действующего вещества гонит заказчику, а половину — налево. Причем наверняка отстегивая заказчику тоже (не секрет, что в самые смутные девяностые правообладатели в России охотно входили в долю к торговцам пиратскими копиями — так можно было заработать хоть что-то, а на продаже оригинальных носителей — ноль). Китайцы вообще космические корабли научились копировать. Что уж тут говорить о каком-то куске ДНК, тем более, что заказать его можно в любой коммерческой лаборатории по сходной цене. И может ли вообще возникнуть хоть какая-то симпатия к упырям, требующим с больного человека в безвыходной ситуации миллион долларов за сеанс?

Так-то оно так, но, как говорила бабушка Сергея Доренко, трошечки не так. Поддерживая бунт благородных разбойников (которые теперь стали генными инженерами) против зажравшихся буржуинов мы, тем самым, как бы отказываем этим самым зажравшимся в существовании. Но если бы не было лекарства за миллион долларов — то аналог чего тогда собирались бы создавать биохакеры за семь тысяч? И почему они не создавали это за семь тысяч до того, как появилось лекарство за миллион?

В этом и состоит основной парадокс социал-демократии. Бедные живут за счет богатых, облагая богатых прогрессивным налогом и вводя адские пошлины на предметы роскоши. Ну то есть это еще неизвестно, кто к кому присосался, дабы сосать его соки. Но давайте представим себе на секунду, что богатые раз и исчезли. За счет чего тогда будут жить простые, скажем, европейские граждане? Да что нам представлять, мы и сами всё это видели сто лет назад, когда одни благородные разбойники перебили в стране всех богатых, после чего впали в голод. И до самого падения СССР так и не смог обеспечить себя продовольствием, несмотря на самую большую территорию в мире.

Но самый интересный вопрос даже не в этом. Самый интересный вопрос состоит в том, зачем всё это условным богатым? Зачем компания, название которой не имеет значения, разрабатывала препарат, курс которого стоит миллион долларов? Сколько в мире пациентов, больных редким генетическим заболеванием, способных заплатить миллион? Да, да, этот миллион за больных заплатят страховые компании. А у страховых компаний-то деньги откуда? Из страховых взносов, которые платит работодатель. Из из стоимости страховки, купленной горожанином на социальное пособие. Которое формируется из налогов на тех же богатых. То есть, в общем случае та же самая компания, которая разработала лекарство за миллион, получит этот миллион… из своих же денег. И смысла во всем этом на первый взгляд нет никакого. Что, кстати, объясняет тот факт, что производитель лекарства за миллион долларов принял решение его больше не подавать, ибо нет спроса.

Конечно, каждый из условно богатых людей мечтает быть как Стив Джобс, который заставил человечество покупать мобильные телефоны за тысячу долларов уже тогда, когда они стоили пятьдесят. Но… не получится. Потому что Джобс был точно такой же разбойник. Только не благородный. Который брал чужие разработки и продавал их страждущим в десять-двадцать раз дороже, чем они стоили на самом деле. И, конечно, без исследовательского центра компании Xerox, занимавшегося такими же бессмысленными вещами, как разработка лекарства за миллион долларов, у нас не было бы ни Макинтоша, ни Windows, ни много чего еще. Помните, как называется самый достоверный голливудский кинофильм о тех временах? Правильно: «Пираты Кремниевой долины».

Впрочем, мы отвлеклись. А ответ на главный вопрос так и не дан. И так, зачем это богатым?

А им это незачем. Маркс ошибался фундаментально. В современном социал-демократическом обществе условные богатые не заказывают музыку. Они обеспечивают условных бедных. В современном социал-демократическом обществе условные богатые — это тля, которую пчелы в лице условных бедных выращивают в своих сотах для того, чтобы потом ее есть.

А перед тем, как она будет съедена, пусть, так и быть, порисуется на яхте возле Сардинии.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Город контрастов

В кинофильме Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука» управдомша в блистательном исполнении Нонны Мордюковой пребывала в глубоком убеждении, что любой капиталистический город — это город контрастов. И раз главный герой не может рассказать про то, что Нью-Йорк — город контрастов, потому что он не был в Нью-Йорке, то какая разница — пусть расскажет, что Стамбул город контрастов. Раз уж в Стамбуле он был.

И если бы теперь кто-нибудь рискнул снять ремейк гениальной советской комедии, он бы нашел какой-нибудь совсем другой город контрастов. Ну вот взять, к примеру, Нижний Тагил.

Мэрия Нижнего Тагила подписала с частными инвесторами соглашение об инфраструктурном проекте по развитию беспроводной связи. Вплоть до 5G. Сто пятьдесят миллионов рублей собираются вложить частные инвесторы в превращение Нижнего Тагила в «умный город».

А в это же самое время комиссия федерального министерства и Фонда обязательного медицинского образования разбираются, почему из городской больницы номер один того же самого Нижнего Тагила решили уволиться все хирурги. Потому что им мало платят, но дело даже не в этом. А в том, что хирурги не справляются в возросшей нагрузкой. А нагрузка возросла после того, как в одной из городских больниц закрыли хирургическое отделение, а пациентов распределили по другим больницам города.

Комиссия ситуацию, разумеется, разрешила. Хирургам пообещали оплатить переработку, а на усиление городской хирургии перебросили специалистов из других регионов. Хотя при этом и не очень понятно, куда подевались те специалисты, которые были до того, как одно из хирургических отделений города было закрыто.

Но вот что интересно в одном этом конкретном контрасте — это выбор приоритетов. Мы же понимаем, что вот эти вот «стимулирующие выплаты» хирургам, о которых отчиталась комиссия — это единоразовая пожарная мера. А инвестиционные контракты с мэрией подписывают все равно не те, кто вкладывается в медицину. А те, кто вкладывается в телекоммуникации. Которые тоже, конечно, важны. Но без которых, положа руку на сердце, прожить все таки легче, нежели без хирургической помощи.

И как бы так изменить эти приоритеты, чтобы убедить частных инвесторов вкладываться в медицину, раз уж у чиновников не получается? Вот в этом и состоит наша основная задача.

А с другой стороны, сейчас Нижний Тагил — город контрастов. Совсем как Стамбул и Нью-Йорк.

А не было бы этих контрастов — был бы простой и обычный. Нижний Тагил.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Similia similibus curantur

«Следуйте старому  мудрому правилу, — говорил профессор Воланд директору Варьете Степану Лиходееву, — Лечить подобное подобным». После чего и предложил похмельному директору это самое подобное — то есть, две стопки водки с острой и горячей закуской.

Надо заметить, что вовсе не во время своего визита в Москву повелитель сил Тьмы придумал этот гениальный рецепт. Латинское выражение «Similia similibus curantur», то есть — «подобное излечивается подобным», — известно с незапамятных времен. Собственно, именно на этом фундаментальном правиле основывается вся теория гомеопатии. Хоть она, конечно, и не так эффективна, как две стопки водки в нужное время.

Но наука не стоит на месте, а познание бесконечно. И вот издание «Гардиан» сообщает нам о новом достижении британских ученых. Специалисты из Бристоля решили лечить подобное не подобным, а даже более интересным. 11 пациентов, страдающих алкоголизмом, на протяжении долгого времени получали вместо алкоголя небольшие порции экстази. Вещества, напомню, запрещенного в большинстве стран мира.

Так вот, оказалось, что в течение девяти месяцев после окончания, так сказать, лечения, к постоянному употреблению алкоголя вернулся только один испытуемый. Еще пятеро выпивают эпизодически, а пятеро стали полными трезвенниками.

Ну что же, результат замечательный. Правда, британские ученые не сообщают нам, какое количество испытуемых, бросивших пить, остались сидеть на наркотиках. Впрочем, я и сам могу вам сказать: десять из десяти. Не остался на них только тот, который не перестал пить. Впрочем, даже и за это я не поручусь. Быть может, он решил совместить.

Как совмещал, например, один знаменитый русский поэт, решивший излечиться от алкоголизма примерно таким же образом. Увы, излечиться не удалось. И поэт безвременно умер. Причем даже не столько от причин изначальной болезни, сколько от лекарств, которые он применял.

Впрочем, никакие из подобных примеров, а их не один и не два, не останавливают ученых от поиска решений, подсказываемых повелителем сил Тьмы. Лечить подобное подобным — ведь это так просто!

И, главное, так понятно для пациента.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Корь

В советском телефильме «Приключения Электроника», снятом в 1979 году, есть следующий эпизод. Одноклассники Сыроежкина решают, каким образом сделать так, чтобы ему не надо было проходить медосмотр. Надо симулировать какое-то заболевание. И вот самый умный из героев, читая толстый справочник, говорит: «Предлагаю корь. Сыпь, слезящиеся глаза».

О чем нам говорит эта сцена? Она говорит нам о том, что в конце семидесятых в СССР про симптомы кори дети просто не знали. Потому что они никогда их не видели. С помощью всеобщей вакцинации болезнь была практически побеждена.

Сейчас, спустя сорок лет, врачи констатируют эпидемию кори на Украине и в Румынии. Сложная ситуация с заболеванием складывается в Италии. Проблемы есть и в Соединенных Штатах Америки. Откуда же снова взялась эта напасть?

А я вам сейчас расскажу. Вернее, не я, а «Радио Свобода». Которое объясняет происходящее вот прямо так, цитирую: «В эпидемии кори в странах Восточной и Юго-Восточной Европы, из-за которой погибли 72 человека, в том числе маленькие дети, могут отчасти быть виновны противники иммунизации и тролли из России».

Оказывается, русские тролли убеждают американцев, итальянцев, румын и украинцев не делать прививки от кори. И поэтому болезнь распространяется. Об этом написано в одном американском журнале, который исследовал аккаунты в Твиттере.

Сенсационное исследование о том, что в эпидемии кори виноваты русские тролли, оказалось настолько к месту, что за последние дни его перепечатала куча американских изданий. Но что особенно интересно — так это то, что появилось это исследование как раз через несколько дней после того, как стало известно о специальном разделе на американском интернет-сайте Reddit. Где американские дети родителей, выступающих против прививок, объединились в желании эти прививки себе обеспечить. Еще раз: американские подростки хотят прививок, против которых выступают их родители. Кто же во всем этом виноват? Правильно: русские тролли. Которые, видимо, и убедили родителей американских подростков не делать им прививки от кори. Первая из которых делается в год, а вторая — в шесть лет. То есть, русские тролли убедили американских родителей не делать прививок их детям много лет назад. Когда о русских троллях никто еще не подозревал.

Впрочем, меня во всей этой истории больше всего интересует даже не это логическое противоречие. Больше всего меня интересует, что же у нас с вами такое с Румынией?! Что нам с вами Румыния сделала, что мы с нею так?!

Ну не за Филиппа Киркорова же, честное слово…

Но ведь других причин нет.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Счастливый вопрос

В комментариях к моему тексту про сто пятьдесят граммов и миг счастья пара человек написала интересную вещь, которую я не знал, ибо не интересовался.

Мне написали, что счастье происходит от выборса дофамина, а выбрасывается он один раз, поскольку его ограниченное количество. Ну как оргазм (хотя я, например, точно знаю, что бывает и два, и даже три оргазма относительно подряд).

А самое интересное, что сказали эти люди — это что бывают такие таблетки, которые позволяют этот самый дофамин высвобождать, причем не только залпово, но и постепенно. Выпил — и счастлив.

Как называются эти таблетки? И где их берут? Я хочу их попробовать. Может быть это отвратит меня от алкоголя.

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.