Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Вирус и вирус

Наше восприятие во многом зависит от обстоятельств. Психологи говорят, что человек толпы теряет способность критически мыслить. Да что там психологи — я и сам испытал это на себе, оказавшись в большом супермаркете как раз в разгар Большого Выноса Гречки. Гречка, положим, меня не очеень обеспокоила, как и туалетная бумага. А вот вид пустого мясного отдела очень расстроил. Расстроил настолько, что я купил несколько упаковок пельменей. Лежат теперь в морозилке, а я до сих пор не могу себе объяснить — зачем я их купил? Тем более в пост. Тем более при моем весе. Лучше бы гречки купил. Но ее, увы, не было.

Ну это ладно я, допустим, простой такой человек в супермаркете. А представьте себе человека, который сидит в новостях. Пусть даже и не меня. А в новостях что? Правильно: коронавирус один в новостях. Вот ты открываешь ленту с утра, а там прямо так: коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, Эмили Ратаковски сфотографировалась без трусов — и в этот момент ты только и понимаешь, что мир еще существует, что в нем есть еще девушки и жизнь, а не только один этот коронавирус, который ты даже не видел. И представьте себе психику такого человека, сидящего в новостях. Способен он критически мыслить? Да он вообще мыслить уже не способен. И всё, на что он остается способен — это транслировать этот вот коронавирус в свою новостную ленту, пропуская даже Эмили Ратаковски. Если она не болеет.

А теперь представьте себе человека, который эту новостную ленту читает. Ну или, я не знаю, смотрит по телевизору (говорят, такие люди бывают). Такой человек даже новость про Эмили Ратаковски не сможет увидеть, потому что ему ее не покажут. Всё, что он увидит — это один только коронавирус. И разве способен будет такой человек критически мыслить? Отнюдь нет, не будет способен. И после этого обращайся к такому человеку хоть Собянин, хоть Путин, хоть главный врач коммунарской больницы — этот человек ничего не услышит. А если и услышит — то не поймет.

Вот это и есть тот самый вирус. Который не в форме короны, а в форме самореплицирующегося источника. Вирус, самостоятельно распространяющийся в гетерогенной среде «человек-машина», отнимающий ресурсы, парализующий любую работу, лишающий воли и заставляющий опорожнять магазины. В России болеют несколько сотен человек. Ну хорошо, допустим, мы не видим общей картины. Давайте допустим, что в России болеют несколько тысяч человек. Ну пусть даже сто тысяч (что заведомо больше, чем в Китае или в Италии). Еще раз уточняю — мы берем эту цифру просто для примера. К ощущаемой нами действительности она не имеет ни малейшего отношения.

Так вот, сто тысяч человек — это половина процента населения нашей страны. То есть даже в том случае, если заболеет такое невероятное количество людей — это не будет касаться никого из нас, если уж на то не будет воли Господней. Но распространяющийся через медиа вирус, тот самый, который отнимает ресурсы, парализует волю и опустошает полки супермаркетов — этот вирус касается каждого. Он поразил всех. И если про природу коронавируса мы можем только делать предположения, то природа этого вот медиа-вируса очевидна: это мы сами. Мы сами создали то, что нас парализует, разоряет и ввергает в апокалиптический хаос.

Есть ли способ противостоять этому?

Нет.

Просто потому, что мы утратили способность критически мыслить. И выше я вам объяснил, почему. А до меня это объяснил Зигмунд Фрейд.

Конечно, можно выключить телевизор и перестать читать новости в интернете. Но тогда мы выпадем из контекста, как бы закроем глаза на эпидемию — но эпидемия от этого никуда не денется. И выпав из контекста, перестав читать рекомендации врачей и начальства, мы тем самым станем потенциальным агентом разноса заразы. А этого законопослушному налогоплательщику как-то не хочется. Мы же взрослые люди, мы хотим, чтобы все было правильно. Нам приходится припадать к источнику распоряжений — и тем самым мы немедленно подпадаем под действие того самого медийного вируса.
Честно говоря, я такого раньше ни разу не видел. Вот этой самопарализации человечества. Наверное, что-то такое испытывали люди, когда начиналась какая-нибудь большая война. Ты понимаешь, что всё очень плохо, но ничего не можешь с этим поделать и только завороженно наблюдаешь за тем, как катастрофа всё ближе и ближе. Ну или, скажем, «Титаник» пересмотрите.

Но теперь видимой опасности нет, и в этом кардинальная разница. Бомбы не падают, снаряды не рвутся и даже морги, в отличие от моргов северной Италии, не переполнены. Коронавирус где-то там, на фронте борьбы, за дверями больниц. А ближайшее к тебе попадание, в общем случае — это Лев Валерианович Лещенко, дай ему бог всяческого здоровья.
Но ты все равно ничего не можешь с эти поделать и завороженно наблюдаешь за тем, как катастрофа — социальная, экономическая, гуманитарная — всё ближе и ближе.

Рефлексирующие люди любят сейчас вспроминать про «испанку». Но помилуйте — эпидемия «испанки» случилась на излете второй мировой войны. Когда было много каких других предметов для пристального наблюдения. Сейчас же ситуация совершенно иная. Абсолютно рафинированная, кристально чистая виртуальная угроза. Перед которой бессильно всё человечество.

Надо ли говорить, что если какая-нибудь инопланетная цивилизация захочет нас захватить, то для этого будет достаточно одного единственного инопланетянина.

Которому мы все и сдадимся.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Всесильно и верно

Владимир Ильич Ленин утверждал, что, цитирую: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Эта универсальная формула совершенно не оставляет простора для толкований. Верно — значит всесильно. Всесильно — значит и верно. В полном соответствии с законом, который сформулировал Ломоносов, цитирую: «Сколько у одного тела отнимается, столько присовокупится к другому». Я много раз уже цитировал вам это закон. Просто потому, что он верен. А потому и всесилен. Как и в этот раз с эпидемией коронавируса.

Эпидемия эта, как известно, вынуждает людей самоизолироваться и работать из дома. Что в наше цифровизированное время подразумевает активное использование интернета. И, в свою очередь — реакцию тех, кто этот самый интернет обеспечивает, на резкий рост спроса.

И здесь всё в согласии с Ломоносовым. Пока локальные сетевые кинотеатры, библиотеки и лектории отменяют плату за свой контент на время карантинных ограничений, лидеры глобального рынка наоборот — делают всё, чтобы самоизолированные не обольщались. Практически все крупнейшие поставщики видео-контента объявили о том, что снижают качество поставляемого видео, потому что европейская сетевая инфраструктура к такому потреблению трафика не готова. Одновременно с этим крупнейшие социальные сети объявили об инициативах по фильтрации фейковых сообщений о том, как развивается эпидемия.
Ну согласитесь, что нет лучшего доказательства теории всеобщего сохранения. Хотели больше контента? Получите. Но видно этот контент будет плохо. Хотели больше общения в социальных сетях по поводу происходящего? Пожалуйста, общайтесь. Но роботы будут резать ваши сообщения по поводу происходящего, потому что создателям этих роботов надо как-то отчитываться перед конгрессменами.

И это учение о взаимности всесильно, потому что оно верно. Верно с точки зрения простого европейского человека, которому проще ограничить доступ к инфраструктуре вместо того, чтобы эту инфраструктуру развить до такого состояния, когда ограничивать не придется.

И даже удивительно после всего этого, что Ломоносов был русский ученый, а от учения Маркса пострадала именно Россия. Потому что наша сетевая инфраструктура вполне справляется с возросшей нагрузкой. И ни в каких ограничениях качества не нуждается.

Это, впрочем, еще один вечный вопрос философии.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Один дома

Русский человек накопил довольно большой опыт пребывания на новогодних каникулах. Однако то только русский человек, а не вообще. Ну и самоизоляция это, все таки, не каникулы. Во-первых, никуда не поедешь и даже не выйдешь. А во-вторых, в самоизоляции надо работать.

Вся эта внезапно наступившая новая реальность вынуждает человечество приспосабливаться к себе и вырабатывать какие-то новые способы существования в сложившихся обстоятельствах.

Ну, первым делом, конечно, надо как-то социализироваться. Причем не только с помощью социальных сетей, но и какие-то переговоры по работе вести. И вот уже аналитики рынка сообщают, что за последнюю неделю как минимум на 40 процентов выросли акции компании Zoom, которая занимается организацией телеконференций. На фоне коронавируса компания рассчитывает заработать за год почти миллиард долларов. Туроператоры, рестораторы и владельцы парикмахерских смотрят на нее и рыдают. Ведь это должен был быть их миллиард.

Тем временем девушки, оставшиеся без парикмахерских, тоже ищут какие-то выходы из ситуации. В Инстаграме ширится флэшмоб по самостоятельному обрезанию челки. Девушки, несмотря на увещевания профессиональных парикмахеров, сами обрезают себе волосы и выкладывают фотографии получившихся причесок на всеобщее обозрение. А если что-то идет не так, то поясняют, что до конца карантина всё равно всё отрастет. Так что почему бы и не рискнуть.

Не столь легкомысленны наши сограждане. Согласно результатам опроса одного из интернет-сервисов, большинство самоизолировавшихся в нашей стране рассчитывают сделать, наконец, то, что откладывалось. И в общем случае это или генеральная уборка или ремонт. Впрочем, получится у них или нет — это еще неизвестно. Поскольку в Государственной Думе уже выступили с инициативой запретить на время объявленной самоизоляции любые ремонтные работы с высоким уровнем шума. Ну, чтобы не шуметь. И чтобы мем про соседа с перфоратором не реализовался на практике.

Не знаю, упоминается ли в депутатской инициативе пылесос, шум от которого тоже может нарушить покой самоизолированного и помешать ему смотреть сериал.

Но если упоминается и русский человек на самоизоляции останется без уборки и без ремонта — то боюсь даже предположить, чем он займется.

Ну не челку же он будет себе обстригать, честное слово.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Внезапно

В общем случае жизнь человечества катится по предопределенным рельсам истории. Не нужны никакие футурологи для того, чтоб сказать, что будет дальше. Осенью компания Apple представит новые модель iPhone. Летом будут летние Олимпийские игры. А в мае состоится конкурс Евровидение, и уже сейчас можно делать ставки: кто победит.

Но иногда на предопределенном пути человечества случается нечто, что если и не пускает это самое человечество под откос, но заметно путает планы. Например, какой-нибудь снежный занос, как в классическом романе Агаты Кристи про Восточный экспресс. И тогда в совершенно привычном, казалось бы, мире начинают открываться неведомые, загадочные черты.

Ну вот кто, скажите мне, мог бы подумать, что крупнейшим мировым поставщикам видео-контента придется намеренно снижать качество этого самого видео для того, чтобы не перегружать европейские каналы связи? Так-то они там, в Европе, думали, что у них нормальная интернет-связь. И не понимали, когда понаехавшие из какой-нибудь России удивлялись тому, что всё еле работает. И вот, вдруг, откровение — оказывается, это просто потому было, что все на работе сидели. А как только все сели дома и стали смотреть сериалы — так всё и перестало работать. Согласитесь, что это совершенно удивительное открытие.

Еще одно открытие — это внезапно открывающиеся потребности людей в условиях развивающейся пандемии. Нет, не надо думать, что это медицинские маски, антисептики или гречка. Компания Apple объявила об ограничении отпуска своих устройств в одни руки. И если вы, опять же, предполагаете, что это связано с курсом — то вы ошибаетесь. Ограничения не касаются нашей страны. Они касаются США и Китая, где теперь можно купить только по два айфона в одни руки.

В России, впрочем, свои изменения в спросе. Интернет-магазины отмечают, что кратно вырос спрос на медицинскую литературу, что, в общем, понятно, но одновременно со спросом на медицинскую литературу вырос спрос также на товары для ремонта. В частности — на шуруповерты. Откуда уже недалеко до известной шутки про то, что у всех самоизолированных надо непременно изымать перфораторы.

Но самое удивительное открытие последних дней — это признание Финляндии самой счастливой страной мира. Потому что, внимание, ее правительство принимает эффективные меры для борьбы с коронавирусом. Хотя на момент написания этой реплики количество заболевших в Финляндии в три раза превышает количество заболевших в России. При населении мЕньшем примерно раз в тридцать.

Ну что же. Наблюдение продолжаю. И о любых открывшихся удивительных особенностях человечества непременно вам доложу.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Обнуление

Агентство «Интерфакс» сообщает: «Лидер пятидесятников России, член Общественной палаты России епископ Сергей Ряховский назвал пандемию коронавируса и связанный с нею панические слухи одним из признаков скорого конца света, но призвал верующих сохранять спокойствие».

Я не знаю, что в понимании епископа есть «скорый», но в свою очередь призвал бы не торопиться. Ибо происходящее сейчас — это тот самый исторический шанс, который выпадает раз в сто лет и не воспользоваться которым для человечества было бы верхом беспечности.

Поясню эту простую мысль. За последние десять лет я неоднократно писал, что человечество накопило критическую массу противоречий. Религиозные конфликты, территориальные споры, вопросы непризнанных территорий. Все эти идиотские санкции, которые легко ввести и которые так сложно снять. Ну и, разумеется, самое главное: колоссальное социальное расслоение между так называемым «золотым миллиардом» и всем остальным миром.

Такие противоречия накапливаются далеко не в первый раз. Но, во-первых, раньше для накопления критической массы требовались столетия. Теперь же достаточно нескольких десятков лет — всё ускоряется. А во-вторых, что куда как важнее: раньше для разрешения таких противоречий человечество просто устраивало большую войну. Все против всех, воруй, убивай, грабь, Господь разберет, где свои, где чужие.

Теперь же всё изменилось. И человечество больше не хочет подобной войны. Причины вполне очевидны: во-первых, последняя война до сих пор перед широко раскрытыми от ужаса глазами. Во-вторых, средства уничтожения стали таковы, что теперь их даже не нужно серийно производить. Просто сделал один экземпляр, показал — и все понимают, что с тобой лучше не связываться. Теперь это работает так.

Конечно, локальные военные конфликты с применением традиционных видов вооружений до сих пор не выходят из моды. Там можно как раз продемонстрировать в деле тот самый один экземпляр, а заодно и решить несколько политических задач местного значения. Но и только. А задача, стоящая перед человечеством, куда как масштабнее. Необходимо глобальное обнуление.

И тут вдруг — эпидемия коронавируса. Прямо божий подарок. Вы только посмотрите на падение рынков. Почему они падают настолько сильно? Да просто потому что им давно было время упасть, перегрев рынка сверх меры был очевиден. Но рынки не могут упасть просто так — для этого нужен повод. Крах какого-нибудь системообразующего банка. Дефолт какой-нибудь богатой страны. Так же война.

Ну или неведомая угроза, перед которой хочется трепетать.

То же самое с реакцией европейских стран на происходящее. Евросоюз как институт перестал существовать буквально в считанные часы. Члены Евросоюза перекрыли границы, Еврокомиссия с Европарламентом не нашли, что сказать — всё, каждый сам за себя. А сколько это сразу же обнулило сложившихся в Евросоюзе противоречий! И сколько явило миру и людям вроде президента Сербии, выступившего с предельно откровенной речью о том, что Европейский Союз, до того заманивавший его страну под свою сень, ныне предал. Ну то есть для нас с вами в этом никакого откровения, разумеется, нет — а вот для сербов в этом есть откровение. И то хорошо.

Гипертрофированная реакция на эпидемию есть свидетельство того, что политические круги и финансовые элиты схватились за вирус как за повод. Возможно еще сами того не осознавая, а просто повторяя действия вдругих стран. Чтобы не выглядеть бездействующими перед своим избирателем. Но постепенно к ним приходит понимание того, что вот оно — комендантский час, армия на улицах, фильм Стивена Содерберга «Заражение» как инструкция — а разогнанное по домам население весело поет на балконах и запасается туалетной бумагой. Понимаете? Свободная, цивилизованная, толерантная Европа молча глотает введение практически военного положения. Как и тогда, восемьдесят лет назад. Ну как не воспользоваться открывающимся горизонтом возможностей?

Но любая война однажды заканчивается. Заканчиваются люди, заканчиваются патроны, заканчивается топливо. Терпение тоже заканчивается. И в этот момент важно зафиксировать результаты. В Ялте, в Потсдаме, на Генеральной Ассамблее ООН (которой, кстати — то есть, ООН — в текущем кризисе тоже вообще нет, можно забыть). Где угодно. Но там должны собраться лидеры мира и решить, что теперь всё будет по новому. Потому что по старому быть больше не может — мы все видели во время эпидемии, что по старому не работает.

Закончится и распространение вируса. Но мир уже не сможет быть прежним — еще несколько дней и изменения станут необратимы. Вспомните 11 сентября 2001 года, когда американцы беспрекословно легли под ограничивающий свободы «Патриотический акт», под которым пребывали на протяжении четырнадцати (!) лет. А на самом деле пребывают и до сих пор, просто под другим названием. Но тот случай с небоскребами WTC касался только одной страны мира. Нынешняя ситуация касается всего мира в целом. И поэтому последствия должны будут обсуждаться всем миром. И результаты тоже должны будут фиксироваться всем миром.

Хватит ли лидерам мира понимания и ответственности для того, чтобы зафиксировать результат — мы с вами узнаем, может быть, к концу года.

Но если не хватит — то, увы, снова прислушаемся к епископу.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Пир во время чумы

Известная поговорка о том, что русскому хорошо, где немцу смерть, верна лишь отчасти. На самом деле все люди в мире, в общем-то, одинаково социальны. И хотя развитие интернета позволяет отчасти сгладить недостаток этой социальности при самоизоляции на карантин, многим все равно хочется живого общения. Вот и наблюдаем мы по всему миру самые разнообразные проявления солидарности граждан на фоне все более и более строгих требований властей.

В итальянском городе Корильяно-Калабро, например, самоизолировавшиеся горожане вышли на балконы и устроили совместное исполнение любимых песен.

А жители Бельгии, например, накануне наступления карантина массово собрались в ресторанах, снизивших цены, чтобы избавиться от запасов продуктов. И устроили гульбу до самого до утра, после чего продолжили дома. Это они назвали «Праздником Карантина», за что и получили публичный нагоняй от министра здравоохранения. Что поделаешь — демократия.
А вот немцев превентивно попросили не устраивать домашних вечеринок в связи с закрытием клубов и других заведений. У них это называется «корона-вечеринки» и сопровождается сбором многочисленных гостей. Что, как вы понимаете, слабо сообразуется с целями и задачами карантина.

Граждане России ведут себя, конечно, разумнее. Мало того, что не берет приступом магазины, так еще и собираться, как и положено жителям страны с одним из самых развитых IT-секторов в мире, готовится в интернете. Одна из питерских студий запустила виртуальный бар для сидящих на карантине. Вы можете собираться в больших комнатах на 12 человек или в приватных на 4 человека. Ну там понятно: видеосвязь, задушевные разговоры и полная безопасность — как с точки зрения заражения вирусом, так и с точки зрения последующей драки на табуретках. А поскольку это онлайн-бар, то воспользоваться им могут граждане любых стран мира. Хоть англичане, давеча устроившие в Испании драку с пытавшейся закрыть рестораны полицией. А хоть и американцы, штурмующие магазины и закупающиеся оружием.

А на первой странице виртуального бара я бы обязательно опубликовал какое-нибудь наиболее мощное место из «Пира во время чумы» Пушкина. Написанного, кстати, как раз во время холерного карантина Москвы ровно 190 лет тому назад.

На всех языках.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Кипячение водки

На первой странице одного из популярных русских новостных изданий слово «коронавирус» сейчас употребляется больше двадцати раз. Весь мир охвачен жаждой всё новых и новых упоминаний о коронавирусе. Журналисты стараются дать миру всё больше и больше новостей о коронавирусе. Чиновники вынуждены отвечать на вопросы журналистов, даже если им отвечать нечего. Что, разумеется, порождает всё больше и больше желания узнать еще больше. Чего стоит хотя бы одно неловкое утверждение канцлера Германии Ангелы Меркель о том, что могут заболеть 70 процентов населения.

Таким образом получается, что любое упоминание коронавируса теперь практически гарантирует упоминание в новостях. И вот уже в Нью-Йорке из-за коронавируса отменяют конференцию по коронавирусу. А в Липецке из-за коронавируса отменяют крестный ход против коронавируса. Потому что кто бы там написал про крестный ход или про конференцию. А про отмену и про причину отмены пишут все средства массовой информации мира.

Вы когда-нибудь слышали про ирландскую сеть кинотеатров Omniplex? А теперь про нее знает весь мир — потому что они первые придумали сажать зрителе в зале через одно кресло. Для того, чтобы минимизировать возможность заражения вирусом. Идиотизм, конечно, но зато все теперь знают!

Что уж говорить о несколько подзабытой на фоне других новостей Грете Тунберг. Которая, вы не поверите, выступила с заявлением, что прекращает свои пятничные пикеты возле парламента Швеции. Потому что коронавирус. И весь мир сразу же снова вспомнил про Грету Тунберг.

Разумеется, предприимчивые люди пытаются на коронавирусе заработать. Причем я даже не о жуликах, продающий несуществующие лекарства. В Нью-Йорке, например, зародилась мода на медицинские маски. Их превратили в модный аксессуар. На масках рисуют смайлики, морды животные и разные другие картинки. А популярные инстаграм-блогерки учат своих подписчиков, как сделать особый макияж, подходящий к ношению маски. Глаза выделять, например. А подводку выбирать в тон к цвету маски.

Но чемпионом в моих наблюдающих за всемирной истерией глазах стал журналист из Японии, опубликовавший статью, объясняющую низкий уровень заболеваемости коронавирусом среди русских. Этот человек пошел в простую японскую аптеку и над одной из пустых полок прочитал, что антисептик можно приготовить в домашних условиях. Просто взять водку, развести ее водой и прокипятить.

В этот момент японского журналиста и осенило. Ну, почему русские не болеют.

Откуда же ему в Японии знать, что если прокипятить водку — то от водки останется просто вода.

В общем, наблюдение продолжаю. И обо всем обязательно доложу.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Последние дни

Всё в мире пришло в неожиданное движение. Котировки и курсы, статистика заболевших коронавирусом, беженцы на границах, комментаторы в Телеграме, аналитики на Фейсбуке. Даже человеку с опытом работы в новостях трудно удержать в памяти общую картину дня. Что уж говорить о простых наблюдателях, которая одна только новость о закрытии Венеции или об Италии без футбола может повергнуть в многодневные размышления.

Между тем, возможность подумать всем желающим обеспечит Израиль. Власти этой страны решили помещать в двухнедельный карантин, внимание, всех приезжающих из-за границы. Как своих граждан, так и чужих. Так что если вы собрались посетить какую святыню, имейте в виду, что две недели надо запланировать только на карантин. Зато уж потом, как говорится, с чистой совестью.

Волнуются о себе и на Украине. Причем, как это обычно бывает, самым экзотическим образом. Посольство Украины в США взывает к известному американскому изданию Vox с требованием исправить очередную карту, на которой Крым показан частью России. Казалось бы — ничего нового, но тут всё дело в том, что за карта. Это карта распространения коронавируса в мире. То есть, Украина, где до сих пор зарегистрирован только один заразившийся, требует приписать к ней и всех тех, кто, не дай бог, заразится в Крыму. Наверное, это первый такой случай в истории человечества.

Впрочем, курсы и котировки потихоньку отыгрывают назад, китайский председатель говорит, что победа на вирусом уже близко, а футуролог шведского Института исследований будущего — есть и такой! — говорит, что человечество если и погибнет, то вовсе не от климатической катастрофы и не от болезней. И даже не от роботов, которые сейчас в Таиланде ухаживают за зараженными коронавирусом. И не от супервулканов. И не от пришельцев. И даже не от гигантского астероида.

Человечество само себя уничтожит — говорит футуролог, правда не уточняет, каким именно образом.

А я, хоть и не футуролог, расскажу вам, каким. Команда разработчиков Corellium в рамках проекта Sandcastle объявила о том, что ей удалось установить операционную систему Android на Apple iPhone.

И поверьте мне: только эта новость может служить действительным признаком приближающего конца истории человечества.

А все остальные новости последних дней — нет.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Мужик не перекрестится

Интереснейший казус произошел со мной в понедельник. Проснувшись утром и, как обычно, просмотрев новости, я снова не увидел в них сообщений о том, что коронавирус таки пришел в нашу страну. И удивился, ибо происходящее явно выходило за пределы статистической вероятности. Не может так быть, чтобы везде люди болеют — а в Москве, через которую проходят чуть менее, чем все пути мира — нет. И вот как только я этому обстоятельству удивился, появились новости о том, что таки да — вот они, первые подхватившие и в Москве.

И вы знаете — от этого знания мне стало легче. Значит, мы всё еще здесь, на этой планете. Вместе со всеми. Значит, никто ничего не скрывает. Значит, всё идет своим чередом. И все эти идиотские сообщения, распространенные на выходных в социальных сетях о том, что надо срочно бежать сломя голову — это именно то, чем они и казались. То есть — обычная хулиганская выходка неведомых пранкеров, с которыми разберется полиция.

С подобным моему облегчением встретили новости и другие пользователи социальных сетей. Вот он — пациент, весело пишет в интернет свои ощущения, которых, в общем, и нет. Потому что симптомы не выражены. Вот очередные заявления чиновников, что всё под контролем и очередные разъяснения популярных у населения докторов о том, что никакого повода для паники нет, потому что заболевание мало чем отличается от сезонного гриппа. Разве что заразиться им не так просто, как гриппом.

И все это веселое русское отношение к происходящему настолько контрастирует с фотографиями пустых полок европейских магазинов, объявлениями чрезвычайных положений и скачками фондовых рынков, что просто диву даешься. Что же такого в нас есть, что наделяет нас способностью не поддаваться тревогам, если только для этих тревог нет действительно веских причин.

Конечно, перестаравшиеся есть и у нас — чего стоит один только дикий случай с кварцевой лампой, которая работала в первом классе одной из столичных школ целый урок. Но на фоне всеобщего тотального безумия, охватившего планету, все эти наши пусть и неприятные, но редкие происшествия все равно выглядят какими-то аномально нормальными. Простите уж мне такую заковыристую формулировку.

Но честное слово — глядя на происходящее в Европе и США очень трудно отделаться от мысли, что они встречают короновирус с распростерыми объятиями и на всех уровнях.

Ну просто потому, что списать на него можно многое.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Пандемия

Эпидемия идет на спад. Я сам видел это на графиках. Как и прогнозировали люди, понимающие в вопросе, перелом произошел в середине февраля. С тех пор количество новых заболевших в сутки постоянно уменьшается. Количество выздоровевших — растет (что, впрочем, понятно, ибо это просто функция от числа заболевших ранее).

Однако, как говорится, не радует это солнце простого парижанина (римлянина, миланца, нужное подставить). Угольки паники разгораются в Европе. Закрывают модный показ и театр Ла Скала. Перекрывают железнодорожное сообщение Австрии и Италии. Отменяются футбольные матчи, опустошаются супермаркеты. Заходит речь о приостановке Шенгенского соглашения! Директор Всемирной организации здравоохранения говорит, что грядет пандемия. Мировые рынки сначала падают, потом отскакивают, потом снова падают — в общем, ничего хорошего не происходит. А происходит только плохое.

В чем же дело? Ведь все эти страхи, казалось бы, противоречат объективной картине мира. В которой как раз всё налаживается.

Однако тут вопрос именно в этой самой картине. Точнее — в ее проекции на наше восприятие. Мы довольно мало знаем о том, что происходило в том же закрытом городе Ухань. Ну то есть нам рассказывали, конечно, про каких-то военных, показывали пустые прилавки и улицы. Всё так. Но это ведь где-то далеко. Про лагеря для уйгуров нам тоже постоянно рассказывают — но трогают ли нас эти рассказы? Нет, они нас не трогают. Мы даже не знаем, где это. Так же не трогают нас ежедневные теракты в Багдаде. Бомбардировки в Сирии. Криминальная война в Мексике. Тающие ледники в Антарктиде. И это я сейчас не к тому, что мы какие-то нечувствительные упыри, сконцентрированные на себе. Нет, эта избирательность восприятия заложена в нас природой. И именно в силу этой избирательности восприятия даже те кадры и рассказы из города Ухань (почти 13 миллионов населения, между прочим!) не производят на нас никакого впечатления. Пролетают сквозь голову, не оставляя осадка. И поэтому мы не можем оценить: а вот то, что мы сейчас наблюдаем в Европе — это действительно паника? Или это никакая не паника по сравнению с тем, как было в Китае.

Первый вывод, который приходит в голову (о том, что в Китае всё строго и там власти справляются, а в Европе — бардак и не справятся) вполне может быть и ошибочным. Хотя вроде бы и кажется нам очевидным. Ну действительно, кому как не нам знать, что в моменты масштабных кризисов (вспомним хотя бы кризис с мигрантами несколько лет назад) Европа перестает быть единой и каждое национальное правительство начинает вводить свои правила. А про импотентную и бессмысленную Еврокомиссию все забывают. Кроме того, и это наиболее важно — масштабы распространения вируса для принятия подобных национальных решений вообще не важны. И два случая заражения в какой-нибудь Хорватии для правительства этой самой Хорватии становится равен 80 тысячам заражений в Китае. Пандемия — она не в количестве заразившихся. Пандемия — она в количестве охваченных стран. Пусть даже в каждой из этих стран по два заразившихся.

Ну и не стоит забывать, конечно, при демократию. Власти Китая отвечают за свою страну перед начальством и партией. Так там устроено. Власти большинства европейских стран отвечают за свои действия перед своим избирателем. Почувствуйте, что называется, разницу. Именно поэтому даже при одном-двух случаях власти большинства европейских стран будут делать заявления и хоть каким-то образом показывать собственную активность в борьбе с заболеванием. Чтобы избиратель увидел. Избиратель увидит и это только усилит панику избирателя. Потому что если озаботились власти — то, значит, дело серьезное. Еще в субботу, 22 февраля, я был в Риме и не наблюдал там ни малейших признаков беспокойства. Уже в понедельник, в Москве, я читал о том, как в Италии опустошаются магазины. Почему? Да потому что власти начали действовать.

Теперь, собственно, спрашивается вопрос: а что делать в такой ситуации адекватному человеку, понимающему общее мироустройство? Ну, лучше всего, разумеется, скрыться в лесу и переждать. Нет, не эпидемию переждать. А связанные с ней неудобства, которые нам непременно обеспечат менее адекватные люди. Самый очевидный пример того, что обеспечат и непременно — история с медицинскими масками. Про которые только ленивый врач не сказал, что они никак не помогут защититься от заражения. Но которые скупили по всему миру, лишив их тех, кому они действительно могут понадобиться.
Тем же, у кого подходящего леса нет — обычный совет. Не дергаться и не предпринимать. Потому что если дергаться и предпринимать — то, значит, подпадать под общую панику. И усиливать ее. Одновременно с этим приближая неизменную смерть Вселенной.

Вирус деградирует. Рынки отрастут. Полки магазинов снова заполнятся, а медицинская маска снова станет стоить столько, сколько она должна стоить. И журналисты по всему миру снова будут думать, с чего же им начинать утренние новости.
Потому что сводок по заболеваемости коронавирусом больше не будет.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.