Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Нечаевщина

В 1869 году революционер по фамилии Нечаев заставил своих соратников вместе расправиться со студентом по фамилии Иванов. Для того, чтобы повязать всех одной и той же ответственностью. Это преступление произвело глубокое впечатление на Федора Михайловича Достоевского, который по его мотивам написал роман «Бесы». А само явление получило название «нечаевщина».

Эта самая «нечаевщина», конечно, имела место и до самого революционера Нечаева. Имеет она место и сейчас, в наше время. Разве что ее теперь не стесняются.

Вот, скажем, глава европейской дипломатии Боррель призывает Сербию, цитирую: «активнее подключаться к санкционным режимам объединения в рамках приготовлений ко вступлению в ЕС». Понимаете? Если Сербия хочет в ЕС — она должна ввести санкции против России. Ну, другие-то ввели. А эти чистенькими остаться хотят. Совершенно не важно, чего они там хотят.

Ну или вот, например. Еврокомиссия требует, чтобы Швеция ужесточила свое законодательство в вопросах ксенофобии и дала официальное определение, внимание, отрицания Холокоста. Комиссар Евросоюза по вопросам юстиции Дидье Рейндерс прямо так и говорит, цитирую: «Проблема в том, что мы не видим в уголовном кодексе Швеции официального определения отрицания Холокоста или оправдания международных преступлений». Как вы говорите? В Швеции свой парламент и он решает? Да это не важно!

А уж что творится с вакцинами! Нет, не со всеми, конечно. А только с русскими. Госсекретарь при МИД Франции Клеман Бон осудил идею властей Прованса закупить российскую вакцину от коронавируса, назвав это решение безответственным и неравноправным.  «Это нехорошо и безответственно. Я хочу, чтобы вакцина была одинаково доступна для всех французов» — сказал этот человек, но так и не объяснил, почему в таком случае нельзя закупить вакцину для всех французов. Впрочем, я могу объяснить — потому что Евросоюз не дает. А чего там хотят французы — не важно.

Евросоюз заставил Литву закрыть атомную электростанцию, а потом и вовсе заставил все три прибалтийские страны отказаться от российской электроэнергии. А что жителям этих стран теперь придется платить за электроэнергию больше — это не важно.

Евросоюз потребовал у Ирландии отменить обязательный карантин для приезжающих из других стран ЕС. Потому что это дискриминирует жителей этих стран. А чего там боится Ирландия — это не важно.

Ну а про солидарную высылку русских дипломатов я уже не стану даже напоминать. Сказано — надо выслать. Значит — надо выслать. И совершенно не важно, хочет кто-то высылать дипломатов или нет.

Важно лишь, чтобы все были повязаны одной общей ответственностью.

И чтобы никто чистеньким не остался.

Ничего не поделаешь — Федор Михайлович Достоевский всемирно известный писатель.

Его все внимательно изучили.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Многосторонность

Уж сколько раз я приводил вам хрестоматийную максиму Козьмы Пруткова о том, что специалист подобен флюсу и полнота его одностороння.

Однако мир со времен Козьмы Петровича изменился. И эксперт в России ныне — больше, чем эксперт. Теперь эксперт в России многосторонен и универсален. И может не только высказывать мнение по любому вопросу, но даже и высказывать противоположные мнения по одному и тому же вопросу. Причем, если надо, в одном и том же комментарии.

Это делает современного эксперта непобедимым. Ибо как минимум в одном случае из двух он все равно угадает.
Вот, скажем, один из экспертов утверждает, что одним из главных последствий эпидемии коронавируса для многих наших с вами сограждан стало одиночество. Потому что в режиме самоизоляции резко ограничивается количество социальных контактов. Интернетом же пользуются не все, да и социальные сети не способны заменить живое общение. И, согласитесь, со всем вышесказанным трудно спорить.

Но дальше тот же самый эксперт высказывает интереснейшую мысль о том, почему многие наши с вами сограждане отказываются от вступления в брак. Потому что современному человеку, живущему в большом, благоустроенном городе, нет никакой нужды вступать в кооперацию с другим человеком для того, чтобы решать бытовые задачи. Женщина больше не нужна мужчине для того, чтобы стирать и готовить. А связывать себя обязательствами ради того, для чего женщина мужчине все еще иногда может понадобиться, уже не так уж и хочется. Согласитесь, что спорить с таким утверждением хоть и не так трудно, как с предыдущим, но и оно имеет право на жизнь.

Но нет ли между этими высказываниями какого противоречия? Ведь если человеку больше не нужен партнер для преодоления жизненных трудностей, если партнера теперь заменяют стиральная машина и доставка еды — то откуда же тогда одиночество? Нет, современный человек, интегрированный в сервисную модель современного города вовсе не может быть одинок. Ведь он постоянно взаимодействует с этими самыми сервисами. И даже если интерфейсы этих сервисов представлены роботами — всё равно, у современного человека всегда есть с кем поговорить
.
Помните, как говорил герой Андрея Миронова в фильме Эльдара Рязанова про приключения итальянцев в России в ответ на вопрос о том, может ли театр взлететь на воздух из-за утечки газа?

— Тут ведь как, — говорил герой Андрея Миронова, — Может взлететь. А может и не взлететь.

Современный эксперт усвоил эту формулу на отлично.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Год

Год назад, 2 марта 2020-го, на лентах информационных агентств появились сообщения о том, что в первой инфекционнной больнице города Москвы туристу, вернувшемуся из Италии, впервые был поставлен диагноз «коронавирусная инфекция». Это был не первый гражданин России, заразившийся новым вирусом, и не первый заразившийся этим вирусом на территории России. Но это был первый официально подтвержденный случай, когда гражданину России поставили этот диагноз на территории нашей страны. С этого всё началось.

Надо заметить, что, вопреки традиции, это не стало неожиданностью для властей. В тот же самый день год назад департамент образования Москвы распорядился отменить выездные и массовые мероприятия в школах, а также измерять у учащихся температуру. А премьер-министр велел учитывать фактор новой инфекций при планировании трехлетнего бюджета. То есть, все были готовы и начеку. Но действительность все равно превзошла ожидания.

Вопреки моей собственной уверенности в том, что всё закончится скоро и без особых последствия, всё не закончилось до сих пор. Электронная таблица, которую я веду с того самого дня, 2 марта 2020-го, говорит мне, что в одной Москве за минувший год заразились почти миллион человек. Из них с болезнью не справились 15 тысяч. Не самый плохой результат на фоне всемирной статистики, но куда как важнее изменения в нашем сознании. И дело даже не в том, что мы привыкли работать из дома, рефлекторно надевать маску при входе в любое помещение и постоянно мыть руки. Это как раз полезные навыки. А вот чего не хотелось бы знать, и год назад еще даже невозможно было предположить — так это того, что человечество в условиях глобальной угрозы не объединяется, а наоборот — разъединяется. Причем даже внутри таких, казалось бы, налаженных общественных организмов, как Европейский союз.

Закрытые границы, война вакцин и взаимные обвинения — так человечество встретило пандемию. И нет никаких оснований полагать, что оно как-то иначе встретит любую другую глобальную угрозу, будь то нашествие инопланетян или падение гигантского астероида.

Хотелось бы, конечно, извлечения уроков.

Но вряд ли.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Без Лабутенов и без штанов

Человечество продолжает с интересом наблюдать за самим собой в условиях пандемии коронавируса. Это не первая и, увы, не последняя пандемия в истории человечества. Но как-то так получилось, что опыт предыдущих глобальных эпидемий то ли не остался в памяти, а то ли просто неприменим в современном контексте. Ну правда — какой нам толк знать об испанском гриппе более чем столетней давности, если тогда не было ни телекоммуникационной сети интернет, ни пластической хирургии.

А ведь и то и другое в условиях нынешней пандемии имеют большое значение. Пластические хирурги констатируют, что во время пандемии резко вырос спрос на операции по изменению внешности. С одной стороны, конечно, люди просто сидят дома и не знают, что делать. Вот и бесятся, так сказать, с жиру. Но с другой стороны — удаленный режим работы подразумевает сидение перед камерой с высоким разрешением. А она не прощает огрехов. Вот люди и пытаются идти против природы вместо того, чтобы просто включить какой-нибудь фильтр. Как, например, техасский адвокат Род Понтон, который на днях участвовал в онлайн-заседании суда в виртуальной маске кота. Он, конечно, сказал, что это его сын включил, а он, адвокат, не знает, как отключить. Но мы-то с вами всё понимаем.

Кроме этого пандемия продолжает менять структуру частного потребления. И дело уже не только в том, что люди реже покупают штаны, которые в камеру не видны. Люди перестали покупать косметику — что, кстати, входит в некоторое противоречие с увлечением пластической хирургией, но человек зачастую парадоксален. Зато куда как больше денег теперь тратится на бытовую химию и посудомоечные машины. Что, в общем, понятно — когда ты сидишь дома, ты ешь из своей посуды. А ее надо мыть. А вот чего тебе дома точно не надо — так это туфель на шпильках, продажи которых рухнули практически наполовину. Вместе с продажами кремов от солнца и всего другого, что не может понадобиться человеку, сидящему дома.

Ну что же. Все эти изменения объяснимы, но куда как интереснее вопрос об их долгосрочности. Что делать производителю условных Лабутенов? Переходить на кроссовки и домашние тапочки, или же дожидаться восстановления спроса?

Удивительно, но на этот вопрос сейчас по большей части отвечают не маркетологи, а вирусологи. А их прогнозы, как мы видим, мало чем отличаются от прогнозов метеорологов. На неделю вперед еще туда-сюда, а дальше уже пальцем в небо.

Вот прямо хоть биткойн покупай.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Взять себя в руки

Временно или нет, но коронавирус в Москве отступает. А городские власти, соответственно, постепенно отменяют те или иные ограничения. С 27 января, например, отменено требование о переводе 30 процентов работников на дистанционный режим. Теперь это всего лишь рекомендация. Руководители предприятий сами вправе решать, как им поступить.

Но люди-то уже привыкли дома сидеть! Общественная палата, например, предлагает ограничить время проведения шумных работ во время ремонта. Мотивируя это именно тем, что шумные работы мешают удаленной работе. А российский рынок модной одежды в 2020-м сократился на четверть. Никто ничего не покупал целый год! Это значит, что вынужденным возвращаться в офисы будет нечего надеть.

И здесь, конечно, в помощь руководителям предприятий выступают врачи. Пресса полна заявлений врачей о том, что удаленная работа приводит к переутомлению, ожирению, остеохондрозу и алкоголизму. «А набор веса, — говорит одна из таких докторов, — это панкреатиты, проблемы ЖКТ, а значит, и иммунной системы».

Но если все эти нарушения, вызванные удаленной работой, вовремя прекратить, то больших проблем со здоровьем не будет. Потому что организм восстановится.

«Даже если в 2020 году человек каждый вечер пил две кружки пива, — говорит одна доцент, — У него вряд ли возникнут долгосрочные проблемы, если он возьмет себя в руки с окончанием пандемии».

Ну что же. Если человек в состоянии взять себя в руки, то у него вообще проблем не должно быть. Ни до окончания пандемии, ни после ее окончания. Проблема лишь в том, что человек слаб. И далеко не всегда может взять себя в руки. И даже выход в офис после года удаленной работы вряд ли приведет к тому, что человек, выпивающий каждый вечер две кружки пива, вдруг станет пить всего одну кружку. Так что доктора, конечно, правы в том, что удаленная работа вредна для здоровья. Но они неправы в том, что отмена удаленной работы это здоровье поправит.

Впрочем, как уже было сказано выше, решение теперь будет принимать непосредственное начальство. А если кому-то не нравится — то всегда есть возможность это начальство сменить.

Свободных вакансий в стране сколько угодно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Десять лет и один год

Для человека, который работает в текущем новостном контексте, информационная картина мира представляет собой калейдоскоп событий, различить в котором что-то отдельное невозможно. Работающий с новостями человек не помнит, что было вчера. Что уж тут говорить за целый год.

Так начиналась моя реплика, приуроченная к концу прошлого, 2019 года. Я посвятил ее итогам уходящего десятилетия, а сегодня, в поисках вдохновения, перечитал. И, удивительно, но главными итогами завершившегося в прошлом году десятилетия стали вот какие технические достижения. Во-первых, широкополосный интернет в кармане каждого человека. Во-вторых, обыденность персональной видеосвязи. В третьих, мир картинок, победивших книги — то есть, удаленное образование. В четвертых — удаленная доставка всего, что захочется. И, как главный, интегральный итог всего перечисленного — восторжествовавшая дистанционность.

Год назад это был, конечно, довольно футурологический анализ. И кто бы мог подумать, что всего через несколько недель человечество столкнется с ситуацией, в которой все эти умозрительные достижения, скажем так, не для всех, станут жизненно необходимыми абсолютно для всех. И как после всего этого не уверовать в божественное провидение. Человечество десять лет готовилось к тому, чтобы встретить пандемию коронавируса подготовленным если не с медицинской, то хотя бы с бытовой точки зрения. А может и с медицинской тоже — ведь с достижениями генетического моделирования мы в повседневности сталкиваемся не так часто, как с достижениями цифровых технологий. Зато минимальные сроки разработки вакцины от коронавируса как бы говорят нам о том, что и в этой области прошедшие десять лет не стали для всех нас потерянными.

И здесь мы сталкиваемся с диалектическим противоречием. С одной стороны, технологии позволили нам противостоять пандемии и приспособиться к активному сосуществованию с ней. С другой стороны, если бы не технологии — то и не было бы никакой пандемии. Ее не было бы без авиаперелетов, без мест большого скопления людей, без развитой индустрии туризма и путешествий. И — кто знает — может и самого вируса без технологий бы не было. Хотя тут я вступаю на скользкую стезю ничем не подтвержденных предположений.

Вот и думай после всего этого — технологии это хорошо или плохо?

Впрочем, мой ответ — хорошо.

Потому что пандемия уйдет, а всё, что мы создали за ушедшие десять лет и радикально улучшили за уходящий год останется.

И мы продолжим всем этим пользоваться.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Спячка

Человек на 80 процентов состоит из воды. У нас голая кожа, подверженная влиянию ультрафиолета. Мы можем умереть, упав с высоты собственного роста и подвержены множеству возрастных заболеваний. А случившееся в понедельник падение сервисов Гугла на час лишило всё человечество смысла существования.

Таковыми нас сделала эволюция. Наши далекие предки были куда как выносливее. Да, их жизнь была совсем не такой долгой, как наша. Но зато они могли без ружья убить мамонта, а потом съесть его без соли и перца. Они могли обходиться без горячей воды, постельного белья и вина. А еще они умели, внимание, впадать в спячку.

Именно такую гипотезу выдвинули греческие ученые. Они изучили множество костей древних людей и выяснили, что те страдали от дефицита витамина D. Что как раз и свойственно животным, которые проводят зиму в берлоге. А людям не свойственно. Тем более на территории Испании, где и были обнаружены кости.

Конечно, это пока всего лишь гипотеза, требующая дальнейшего обоснования. Однако если предположить, что древние люди действительно могли впадать в спячку для того, чтобы пережить холодное время года — то следует констатировать, что потеря этого навыка является одной из важнейших эволюционных потерь человечества.

Да просто представьте, что человечество бы проспало всю прошлую зиму. Называли бы мы после этого 2020-й ужасным? Да разумеется нет, потому что никакой пандемии бы не было. А все бы проснулись по весне и вместе пошли в кинотеатры смотреть новый блокбастер.

Причем, заметьте, что природа точно так же очистилась бы, как и при эпидемии. Во время спячки заводы стоят, выбросов нет, Грета Тунберг видит счастливые сны, а торговые склады не переполняются товарами, которые человечество просто не в состоянии потребить.

Если бы человек впадал в зимнюю спячку, он не замерзал бы пьяный на улице. Он вообще бы не пил крепкого, потому что крепкое пьют там, где холодно. Человек не болел бы простудными заболеваниями и не тратил бы столько денег в аптеках на то, что не нужно. Уровень международной агрессии естественным образом обнулялся бы каждый раз, когда человечество залегало в берлоги. Режим прекращения огня наступал бы естественным образом. И не утро было бы вечера мудренее, а весна была бы мудрее, чем осень.

Ну то есть вообще никаких недостатков.

И вместо того, чтобы тратить столько ресурсов на поддержание существования человечества в холодное время, лучше бы мы потратили все эти ресурсы на то, чтобы человек опять вернул себе способность впадать в спячку.

А для тех, кто не хочет спать зимой, можно было бы разработать специальное средство.

Очень дорогое и, разумеется, вредное.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Картонный Роналдо

Когда-нибудь ученые напишут множество монографий на тему: «пандемия коронавируса и ее влияние на креативные способности населения». В том числе — на развитие бизнеса. Мы уже обсудили расцвет технологий для видеоконференций, изменение спроса на различные предметы одежды для этих самых видеоконференций, защитные маски от модных дизайнеров и приготовление антисептиков на винокурнях.

Но это, так сказать, непосредственные следствия. Которые мог бы предсказать какой-нибудь средней руки футуролог. А реальная жизнь всегда гораздо затейнее того, что могут предсказать футурологи.

Вот, скажем, в Японии стал очень популярен проект компании Telecube, которая изготавливает рабочие места прямо на перронах метро и на вокзалах. Такое рабочее место представляет собой ящик с основанием в один квадратный метр и высотой в два метра. Внутри ящика установлены стол, стул, электрическая розетка и вентилятор. Японцам с их капсульными домами, конечно, не привыкать. Но в капсульном доме человек лежит, а работать за компьютером лежа не очень удобно. Так что следующий шаг — это поворачивающиеся капсульные дома. Чтобы днем этот ящик был вертикальным, а ночью просто поворачивался в горизонтальное положение. Очень удобно.

В Испании к работе относятся значительно проще, чем в Японии. Зато куда как серьезнее относятся к вину в хорошей компании. Но, увы, в уходящем году с собутыльниками именно в Испании стало как-то не очень. И винная компания Campo Viejo решила исправить эту проблему. Теперь при заказе некоторых недешевых марок вина на сайте компании вам совершенно бесплатно предлагают картонную ростовую фигуру человека, с которым вам хотелось бы выпить. Можно загрузить любую фотографию и указать рост. Хотите — друга своего или родственника. А хотите — какую-нибудь поп-звезду. Роналдо там, например. Вот с ним и будете выпивать.

Впрочем, самые невероятные бизнес-решения, как всегда, наши. Русскому человеку собутыльник не так уж и обязателен, не говоря уже о рабочем месте. А вот праздника русскому человеку всегда хочется. А раз хочется — то пожалуйста. На крупнейших сайтах объявлений появились предложения Деда Мороза. Но не простого Деда Мороза, какой был всегда. А Деда Мороза с антителами от коронавируса. К объявлениям прилагается медицинская справка.

Кстати, если что, то с таким Дедом Морозом можно и выпить.

Ну не будет же русский человек, честное слово, пить с картонным Роналдо.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Парадокс выбора

Вот уже много месяцев информационный день человечества строится по одному и тому же плану: сначала объявляются очередные цифры статистики по заболеваемости, после чего разного рода начальники и эксперты делают всякие заявления. В этой схеме нет ничего плохого. Кроме того, что она надоела. И хочется уже чего-то другого.

И вот настает это другое — гонка вакцин. Каждый новый информационный день человечество ожидает новостей о новых вакцинах. О новых стадиях в испытании и регистрации уже существующих. А также, конечно, о ценах и о сроках, когда эти вакцины будут доступны.

А человечество — это не только люди, которые хотят сделать прививку. Это еще и люди, которые хотят заработать. Для них всё еще интереснее. Например, акции американской компании Pfizer после объявления о том, что вакцина будет вот-вот сразу взлетели. По инерции взлетели и акции американской же компании Moderna, которая ни о чем не объявляла. И теперь руководство компании Moderna, не дожидаясь, как говорится, перитонитов, продает свои акции по высокой цене. Чтобы не оказаться в положении британской компании AstraZeneca, которой не так повезло. Выяснилось, что из-за ошибок при тестировании их вакцины ее эффективность оказалась значительно ниже, чем о конкурентов. После чего акции компании начали падать и падают до сих пор. И никакие объяснения, что если без ошибок — то эффективность не хуже, чем у других, не помогают.

На фоне всего этого веселья обозреватель агентства Bloomberg Питер Кой предупреждает, что будет еще веселее. Он напоминает об известной каждому постсоветскому человеку, но еще 20 лет назад незнакомой ни одному американцу проблеме — проблеме выбора. У советского человека выбор был простой — колбаса или есть или ее нет. А когда ее стало сто сортов, то постсоветский человек потерялся и перестал покупать. То же самое выяснилось и в США, где в начале этого века провели эксперимент. И из тех, кому давали выбрать из 6 наименований, покупку делали 30% человек. А из тех, кому давали выбрать из 24 наименований, покупали только 3%.

Так будет и с вакциной, — пугает Питер Кой, — Чем больше будет предложений на рынке, тем сложнее человеку будет сделать выбор. Тем более, что все вакцины чем-то отличаются друг от друга. И в результате люди просто не будут делать прививку. А то мало ли что.

Ну что же, могу успокоить Питера Коя, а вместе с ним и всех американцев. Выбирайте из тех вакцин, акции производителей которых не торгуются на биржах. И мы с вами, конечно, поделимся.

Разумеется, после того, как удовлетворим собственные потребности.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Годовщина

Новое время дарит нам новые даты. Не то чтобы это были приятные даты, но история такова, какова она есть. И с ней не поспоришь. Совсем недавно мы с вами отмечали — не в праздничном смысле, конечно, а в хронологическом — 250 дней с начала эпидемии коронавируса в России.

И вот теперь — очередной, так сказать, юбилей. По одной из версий именно 17 ноября прошлого года в китайской провинции Хубэй первый человек заболел коронавирусом. И стал, таким образом, нулевым пациентом в пандемии, охватившей весь мир. И изменившей за этот год этот мир.

Удивительно, кстати, что по опросу британской газеты The Sun лучшей страной для туризма в уходящем году была признана, внимание, Италия. А на втором месте, вы не поверите, США. Может быть это, конечно, тот самый тонкий английский юмор, про который нам так много рассказывают, но который так нелегко уловить. А с другой стороны, может быть англичанам и правда кажется, что в Италии или в США в 2020-м году было безопаснее, чем в Великобритании.

В России же такой ерундой, как опросы о лучшей стране для путешествий в году, когда все зарубежные путешествия закончились прямо в конце февраля, не занимаются. В России занимаются настоящей наукой. Кто-то разрабатывает вакцины, кто-то разрабатывает протоколы лечения. А кто-то изучает, как обогатился словарный запас русского языка за время происходящего.

Ученые-лингвисты Уральского федерального университета докладывают, цитирую: «В русском лексиконе появились такие слова, как коронавирье, карантец, ковидло, макароновирус и гречкохайп». «Гречкохайп» — это «нездоровый ажиотаж, связанный с массовой закупкой макарон и гречки». Кроме этого, русский язык обогатился словами «маскобесье, вируспруденция, карантэ». Последнее слово означает «владеть собой в самоизоляции». А новое слово «расхламинго» означает, цитирую снова: «популярное домашнее занятие, связанное с уборкой в доме во время вынужденного карантинного безделья».

Кроме этого появились новые социальные страты: коронапофигисты, ковигисты, голомордые, а также карантье — владельцы собаки, сдающие ее в аренду для прогулок.

Ну что же. Я должен снять перед учеными-лингвистами Уральского федерального университета свою шляпу. То есть — бейсболку.

Потому что лично я, все эти 250 с лишним дней просидевший в социальных сетях с утра и до вечера ни одного из перечисленных выше слов ни разу не видел.

Ну да на то они и ученые, чтобы видеть то, что не могут видеть другие.

Впрочем, в исследовании принимали участие ученые-филологи еще из Финляндии, Швеции и Испании.

Может, это они и подкинули.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.