Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Культурный код

Каждый человек с рождения разбирается как минимум в трех вещах: в том, как нужно лечить все болезни, в том, как нужно играть в футбол и в том, что и как нужно преподавать в школе.

И вот очередной опрос, проведенный одним из интернет-сервисов, показал нам текущий культурный контекст, в котором пребывают граждане нашей страны. Итак, по мнению опрошенных, из школьной программы надо непременно убрать «Войну и мир» и «Тихий Дон». А также «Колымские рассказы» Варлама Шаламова — честное слово, я и понятия не имел, что такое в школе проходят.

Вместо этого прогрессивно настроенные граждане предлагают включить в школьную программу, во-первых, старинный американский фантастический роман «Цветы для Элджернона». А во-вторых, цикл произведений Джоанн Роулинг о Гарри Поттере.

Ну что же, «Война и мир» действительно произведение не из простых. Да и «Тихий Дон» тоже. Толстые, скучные книги, изысканные литературные достоинства которых способны оценить только те, кто уже воспитан на лучших образцах русской литературы. Ну, то есть, прочитать эти романы придется даже и не один раз.

Но эти книги включены в школьную программу вовсе не для того, чтобы школьники могли осмыслить писательское мастерство их создателей. А для того, чтобы школьник запомнил хотя бы тот простой факт, что «Война и мир», а также «Тихий Дон» — два великих _русских_ романа. И когда русский встретит другого русского в любом месте на просторах нашей Вселенной, им не надо будет объяснять друг другу, кто такая Наташа Ростова, а кто такой казак Мелехов. Пусть даже ни один их них не прочитал этих книг до конца. Потому что это реально _очень_ толстые книги. И очень мало кто действительно прочитал их до самого до конца.

В этом, собственно, и состоит смысл культурного кода. И, как ни странно, герои Джоанн Роулинг тоже являются частью культурного кода. Только не русского, а общечеловеческого. И когда человек встретится на просторах Вселенной с другим человеком, им не надо будет объяснять друг другу, кто такой Гарри Поттер.

Но увы, до общечеловеческой цивилизации нам еще весьма далеко. И поэтому американские школьники будут изучать Марка Твена и Маргарет Митчелл. Шведские будут изучать Астрид Линдгрен. Финские — Туве Янссон. А английские вообще Уильяма, понимаете, нашего Шекспира. Да посочувствуем им. Ибо более унылого чтения не сыскать.

А произведения Джоанн Роулинг наши дети и без всякой школы изучат. Хотя бы по кинофильмам.

И именно поэтому человечество на просторах Вселенной не пропадет.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Про глагол и про тире, и про дождик на дворе

Первое сентября 2020 года, наверное, самое странное начало учебного года за всю послевоенную историю нашей страны. Если не считать первоклассников, то все остальные школьники, кажется, просто забыли, что это — школа. В которой они не были несколько месяцев. 

Несколько месяцев не надо было вставать ни свет ни заря. Несколько месяцев не надо было думать о чистоте школьной формы. Несколько месяцев без страха вызова к доске, без школьных конфликтов, без школьной кухни, не сравнимой с семейной. Ну и, разумеется, без школьной романтики. А как объекты романтического внимания изменились за эти несколько месяцев — кто его знает. 

И ладно бы дети просто отвыкли от школы. В конце концов, где три месяца летних каникул — там и пять месяцев карантина. Но ведь никто не обещает возвращения той, привычной школы, которую мы знали до наступления пандемии. Количество новвовведений таково, что их вряд ли без подсказки смогут перечислить сами авторы этих нововведений. Тут и отсутствие общих перемен, и смещенные учебные графики, и ограничение перемещений по школе. И даже отсутствие главного символа обучения как такового — общих звонков. Тех самых общих звонков, после которых по всей школе начинали хлопать двери, а коридоры наполнялись топотом несущихся кто куда детей. Теперь, говорят, так больше не будет. Ни звонков, ни хлопанья, ни топота. А будет одна тишина. С методической точки зрения, наверное, правильно. С точки зрения того самого счастливого детства, о котором потом полагается вспоминать — вряд ли. 

И вы мне, наверное, не поверите, но мои дети и их друзья сейчас живут только слухами о том, что начнется вторая волна и снова введут карантин. Их уст в уста передается магическая дата: «20 сентября». Ежедневно ведется мониторинг новостей, где упоминается эта дата. Удаленная форма обучения стала идеей фикс этих детей, родившихся уже в эпоху развитого интернета. И как бы нам с вами, родителям этих детей и их учителям, ни хотелось традиционных форм, социализации и всего такого — кажется, мир действительно прежним не будет. Просто потому, что наши дети теперь знают — это возможно. А наши проблемы, связанные с удаленным обучением, их совершенно не интересуют.

Впрочем, кто его знает — быть может возвращение обучения в хоть сколь-нибудь привычное русло и разрушит надежды наших детей на сидение на наших шеях. А возвращение к объектам романтического внимания заставит позабыть обо всём. 

Ну и, конечно, вся надежда на первоклассников. Которые еще не знают, как было можно. С чем их и их родителей поздравляю. 

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Учиться, учиться и еще раз учиться

Пандемия коронавируса и всемирная борьба за социальную справедливость отодвинули на второй план то, что казалось наиважнейшим еще год назад. А именно — экологическую повестку. И даже текущий символ этой повестки, шведская экологическая активистка Грета Тунберг сообщила, что после годичного перерыва возвращается в школу. И опубликовала свою фотографию. С велосипедом и рюкзаком.

И знаете — если она собирается ходить в шведскую школу с этим рюкзаком, то пусть шведская школа будет благословенна. Ибо рюкзак на спине у Греты ну очень маленький. В такой русский школьник сможет положить разве что пенал с карандашами. У моего же младшего сына, который в этом году пойдет в четвертый класс, рюкзак на колесах. С таким бы можно было и в отпуск. Но он ходит с ним в школу. Потому что иначе ничего не влезает.

Роспотребнадзор тут выступил с рекомендациями, согласно которым вес комплекта учебных пособий для начальной школы не должен превышать полутора килограммов. Для средних классов — два-два с половиной килограмма. А для старших — больше четырех килограммов.

Производители учебных пособий смеются над нормами Роспотребнадзора во весь свой голос. Потому что есть учебник с теорией. Есть учебник с практическими занятиями. Кроме этого есть специальная тетрадь для выполнения упражнений. Это не считая простой тетради, где делаются упражнения из учебника с практическими занятиями. И это только по одному предмету. Любой учившийся в советской школе с недоумением спросит: а зачем это всё? Когда мы учились, был один учебник и одна тетрадь по предмету. Ну, быть может еще контурные карты какие-нибудь.

Так в том-то и дело, что при советской власти учебники издавало государство. А теперь их издают частные предприятия. И если учебник один — то он стоит как один учебник. А если необходимых учебных пособий три — то они, соответственно, и стоят как три учебника. А поскольку учебные пособия обязательны — то сами всё понимаете про рынок сбыта. Отличный бизнес, висящий непосредственно на плечах русских школьников.

А у Греты Тунберг в рюкзаке наверняка один только планшет. Не очень экологично, конечно — планшеты перерабатываются хуже, чем бумажные учебники. Зато никакого сколиоза и бессмысленных трат.

Впрочем, наверняка и у нас так когда-нибудь будет. По крайней мере обещали неоднократно. И не знаю, как вы, а я в эти обещания верю.

Хотя дети мои к тому времени, наверное, школу закончат.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Двоечники и отличники

Еще недавно все люди в мире легко делились на любые две категории. Мужчины и женщины. Толстые и худые. Дети и взрослые.

Но мир усложняется. И вот уже кроме мужчин и женщин появляются всякие гендерквиры. К худым и толстым прибавляются бодипозитивные. А отличить ребенка от взрослого становится всё сложнее.

И вот вам еще один пример перехода от примитивной дихотомии к более сложной модели. Ученые Высшей школы экономики провели большое исследование, целью которого было показать влияние социальной среды на развитие школьников. И оказалось, что дружба с отличником, в отличие от разового обращения за помощью в учебе, способна повысить успеваемость школьника. А также наоборот.

«Несмотря на то, что успеваемость не являлась главной причиной для того, чтобы выбрать друзей, — заявляют ученые, — впоследствии ребята достигали примерно одного уровня успеваемости. Например, все те, кто общался с отличниками и «хорошистами» скоро сами начинали учиться хорошо. Как только дети начинали общаться со школьниками, чья успеваемость оставляла желать лучшего, то и сами «скатывались»».

Понимаете? Вот раньше были троечники и отличники. Двоечники и хорошисты. А теперь появились еще некие «школьники». Если школьник дружит с отличником — то он сам становится отличником. Если школьник дружит с троечником — то он сам становится троечником. И влияние это, согласно результатам исследования, направлено всегда на этого самого «школьника». Который, видимо, изначально представляет из себя нечто совершенно инертное.

Ну что же, это интересные результаты. Но нельзя останавливаться на достигнутом. Надо теперь же начинать не менее масштабное исследование, которое должно дать ответ на вопрос: а что будет, если с отличником будет дружить двоечник? Двоечник станет отличником или же наоборот — отличник скатится к двоечнику? А самое главное, что будет потом, после того, как закончится обучение? Станет ли отличник нравственным человеком? И обязательно ли двоечник не найдет себя в социуме? Ответы на эти вопросы, как вы понимаете, совершенно не однозначны.

Впрочем, ответ на один вопрос очевиден: кого среди нас больше? А больше среди нас вовсе не двоечников и не отличников. Больше всего среди нас тех самых неопределенных «школьников». Весь жизненный путь которых зависит от пассионарных двоечников и отличников.

А вовсе не от себя самого.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Орешек знанья тверд

В мире, который больше никогда не будет прежним, все будут учиться исключительно удаленно. Именно это обещают нам футурологи и те, кто продают решения по проведению телеконференций. Перспектива, конечно, заманчивая. Не надо больше вставать ни свет ни заря, чтобы собрать детей школу, а то и отвезти их туда. Не надо больше ходить на эти ужасные родительские собрания, которые всегда в какое-то совершенно неудобное время. И где родители снова чувствуют себя школьниками. Хотя, казалось бы, давно уже заслужили иного.

А тут встал, посадил дитя за компьютер или планшет — да даже и не посадил, а он сам за него сел и всё включил сам — и занимайся своими делами. Идеальное будушее.

Которое, как и все идеальное, разумеется, разбилось о реальную жизнь.

Во-первых, дитя за компьютер надо именно что посадить. Если, конечно, этот компьютер у вас вообще есть.

Во-вторых, надо убедиться, что интернет работает и что соединение со школьным учителем удалось.

В-третьих, хорошо бы всё это сделать в какой-то отдельной комнате, чтобы никто никому не мешал. И если в случае с одним ребенком это еще хотя бы как-то возможно, то в случае с двумя уже нет. Потому что кроме двух комнат для занятий детей вам еще нужно помещение для того, чтобы делать свою собственную работу.

Впрочем, не обольщайтесь. Даже если у вас много комнат, собственную работу вам все равно выполнить не удастся. Потому что вы, как любящий родитель, все равно будете сидеть рядом со своим ребенком и помогать ему отвечать на вопросы учителя. И задачи решать. А если у вас двое детей — то еще и метаться между ними в надежде помочь обоим.

Одновременно с этим вы будете напряженно писать в чат с такими же родителями одноклассников ваших детей, которые тоже давно уже забыли, как делить в столбик или что такое косинус. А если у вас двое детей — то таких чатов у вас будет два. И вы между ними, конечно, запутаетесь.

И не забывайте, что в третьем чате вам будет писать ваш начальник. Потому что вы на работе и должны что-нибудь делать. И зарплату этот самый начальник заплатит вам только за то, что вы делаете для него и его бизнеса. А вот за то, что вы занимаетесь обучением ваших детей, причем не на одну ставку, а на столько, сколько у вас этих самых детей — нет, за это вам никто не заплатит.

И именно поэтому мир после окончания эпидемии останется прежним.

И никакого дистанционного обучения, конечно, не будет.

И поскорей бы. Говорю я вам как отец двух детей-школьников.

А уж как это хочет сказать вам их мать — даже и не передать.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Мир тайн

Тайны сопровождают человечество на протяжении всей истории его существования. Тайны мадридского двора, государственные и военные тайны, тайны коммерческие. Тайны частной жизни, тайны врачебные и тайны следствия.

И вот теперь придумали новую тайну — педагогическую. Далее цитирую прессу: «Педагогическая тайна может стать аналогична врачебной и заключаться в запрете для воспитателей и учителей разглашать сведения о диагнозе или особенностях развития ребенка без согласия родителей. Такая идея особенно актуальна на фоне развития инклюзивного образования — обучения вне зависимости от физических и умственных способностей ребенка».

Согласитесь — в высшей степени логично звучит. И, в то же время, в высшей степени абсурдно. Потому что, как я уже неоднократно рассказывал вам раньше, в современном, информационного прозрачном мире никакой тайны больше не существует.

Причем, что интересно: чем более информационно прозрачным становится мир, тем больше человечество начинает беспокоиться о секретах и тайнах. Придумали какие-то персональные данные, которые надо защищать. Хотя раньше, например, любой человек мог позвонить в справочное бюро и узнать персональные данные любого другого человека. Ну или просто прочитать их в телефонном справочнике, который лежал в каждой телефонной будке. Сведения о заболевании односельчанина не могли быть никакой тайной просто потому, что от этого зависело здоровье других односельчан. Не говоря уже о родительских собраниях в школах, где все педагогические тайны вываливались непосредственно на головы всех собравшихся родителей.

Был ли мир от этого хуже? Да нет, не был он хуже. Многим теперь кажется, что мир был, наоборот, лучше. Причем некоторые довольно авторитетные люди прямо призывают хоть каким-то образом вернуться в тот, более лучший мир. Глава Facebook Марк Цукерберг говорит о том, что государства должны контролировать интернет. Генеральный директор Google Сундар Пичай говорит, что необходимо регулировать искусственный интеллект. А потенциальный кандидат в президенты США Джо Байден заявил, что, цитирую: «разработчики современных компьютерных технологий не должны считать, что они могут делать все, что захотят».

Но ведь возвращение в прекрасный мир прошлого подразумевает, что тайн должно стать меньше. Потому что тогда их было именно меньше. Готовы ли к этому призывающие притормозить?

Что-то подсказывает мне, что не очень.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Равенство и конкуренция

Карл Маркс утверждал, что конкуренция необходима для наступления равенства. Недопущение монополизации чего бы то ни было — вот задача любых прогрессивных общественных сил. В том числе и монополизации дискурса. А это значит, что у любого культуртрегера должны быть конкурирующие с ним культуртрегеры.

Ну вот взять, к примеру, захватившую экологическую повестку шведскую школьницу Грету Тунберг. Почему всё только ей? И транслатлантические переходы на суперсовременных яхтах, и Шварценеггер ей, и Ди Каприо. Как будто других девочек, которые тоже хотели бы с Ди Каприо, в мире нет.
И вот уже немецкая студентка Анна-Мария Мангай не ходит на занятия в университет, а стоит в Берлине с одиночным пикетом в защиту климата, как я вам днями рассказывал. Но хорошо Анне-Марии, которая первой захватила студенческо-экологический дискурс в Германии. А что делать любой другой школьнице в Швеции, где уже царит Грета Тунберг?

Надо просто найти другой общественно-политический дискурс. Как это сделала шведская школьница Изабелла Нильссон Ярванди, избравшая для защиты консервативные ценности. Изабелла выступает против всего того, на чем стоит современная Швеция: против глобализма, против пропаганды ЛГБТ в школах, за традиционную семью, за борьбу с нелегальной миграцией. Хотя, в отличие от чистокровной, простите уж за такое определение, шведки Греты, Изабелла имеет отца из Ирана.

В общем, дело за малым: заинтересовать собой международные медиа, которые и подняли Грету Тунберг на пьедестал. И тут у Изабеллы Нильссон Ярванди, конечно, проблемы. Во-первых, она неиллюзорно красивая. Во-вторых, у нее нет психических заболеваний. А в-третьих, кому в современной Европе нужны эти ее традиционные ценности? Да практически никому не нужны. Поэтому Твиттер уже закрыл аккаунт прекрасной Изабеллы, аргументировав это тем, что она слишком маленькая для того, чтобы делать на большую аудиторию политические заявления. Ее ровесницу Грету Тунберг с аудиторией, внимание, в триста раз большей, Твиттер не трогает. Потому что бывают политические заявления, а бывают политические заявления. Все школьницы равны между собой. Но некоторые равнее других.

Так что Карл Маркс, который утверждал, что конкуренция необходима для наступления равенства, ошибался.

Равенства не бывает.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Культурный код

Когда-то давным давно, в самом начале восьмидесятых, в строгие и, как тогда казалось, бесперспективные времена, по рукам привыкших уже ко всему советских людей ходили таинственные списки. Списки артистов, «в творчестве которых содержатся идейно вредные произведения». Списки эти были очень странными по содержанию. Скажем, безобиднейшая немецкая поп-группа Dschinghis Khan, созданная специально для участия в конкурсе «Евровидение» (!) была указана как пропагандирующая антикоммунизм (!!) и национализм (!!!). Была в тех списках, разумеется, и английскаая группа Pink Floyd. Наверное, единственная, в творчестве которой действительно содержались идейно вредные высказывания — в частности, об «агрессии СССР в Афганистане».

И вот прошло больше тридцати лет. И министерства культуры и просвещения Российской Федерации публикуют совместный документ, называющийся «Методические рекомендации по реализации межведомственного культурно-образовательного проекта «КУЛЬТУРНЫЙ НОРМАТИВ ШКОЛЬНИКА»». «Проект направлен на духовное, эстетическое и художественное развитие школьников и повышение культурной грамотности подрастающего поколения» — пишут авторы документа в преамбуле. А в списке рекомендованной для повышения культурной грамотности подрастающего поколения музыки для 9-11 классов под номером 98 указывают песню группы Pink Floyd под названием Money. А в списке рекомендованных для того же возраста фильмов — картину Алана Паркера «Стена», снятую по одноименному альбому Pink Floyd.

Как видите, наше движение в сторону прогресса неоспоримо. Да что там Pink Floyd! Для повышения культурной грамотности подрастающего поколения министерства культуры и просвещения рекомендуют школьникам ознакомиться с произведениями Энди Уорхолла «Банки супа Кэмпбелл» и даже Марселя Дюшана «Фонтан». Представляющего собой, если кто не знает, обычный, купленный в хозяйственном магазине писсуар. Слов нет, оба этих произведения оказали на мировое искусство большое влияние. Но для того, чтобы разъяснить это школьнику, требуется некоторая разъяснительная работа. Если же просто показать школьнику писсуар и назвать это одним из важнейших произведений искусства XX века — школьник разве что хмыкнет. А сколько в России есть школьных преподавателей, способных объяснить то, что хотели сказать Дюшан и Уорхолл — я лично не знаю. Что-то подсказывает мне, что не много.

И отдавая должное смелости министерств, рекомендующих школьникам слушать группу Nirvana (песня Smells like teen spirit, номер 100 в списке зарубежной музыки для 9-11 классов) трудно отделать от ощущения, что сами списки, формирующие культурный фундамент, довольно поверхностные. Рекомендуется, например, знать песни группы «Машина времени» «Марионетки» и «Солнечный остров». Эй, а «Поворот» где? Почему именно эти песни? Почему группа «Кино» должна остаться в культурном коде только песней «Перемен»? И почему вообще в списках перечисляются песни, а не альбомы?

Заметьте, я написал четыре вопросительных предложения подряд, что мне, вообще-то, не свойственно. Потому что я обычно не спрашиваю, а констатирую. Но поскольку я горячо поддерживаю саму идею формирования некоего культурного кода, объединяющего школьников в продолжение нации, то мне хотелось бы именно задать вопросы и получить на них ответы. Чтобы улучшить и дополнить этот, безусловно, неполный список. Согласитесь, что вряд ли можно оценить творчество группы The Beatles по одной только песне All you need is love. А предлагается, прочему-то, именно это.

Также есть некоторые вопросы к культурному коду самих составителей культурного кода. Например, в пункте 44 списка литературы для 1-4 классов указано произведение «Кожемяка Никита. Богатыри и витязи Русской земли». Как будто «Кожемяка Никита» — это автор произведения, а не былинный богатырь Никита Кожемяка, являющийся его героем. А в строке 13 списка литературы для 5-8 классов указано: «Велтистов Е. Приключения Электроника». Но у Евгения Велтистова нет книги «Приключения Электроника». Так назывался телефильм, а оригинальная повесть, по которой он был поставлен, называлась «Электроник — мальчик из чемодана». Точно так же, как и рекомендованный для 9-11 классов цикл Артура Конан-Дойла не наывался «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона». Так назывался фильм Игоря Масленникова, а сборник из 12 рассказов Конан-Дойла, опубликованный в 1892 году, назывался просто The Adventures of Sherlock Holmes.

Все эти странности как бы говорят нам о том, что составителям списков не помешало бы повысить и собственный культурный уровень. Потому что ладно бы речь шла о какой-то рабочей дискуссии. Но перед нами всё таки официальный документ.

А еще в списке, предлагаемом для формирования культурного фундамента русского человека нет картины Эльдара Рязанова «Ирония судьбы или С легким паром!» «Пролетая над гнездом кукушки» и «Форрест Гамп» есть — а «Иронии судьбы» нет!

Там нет ни «Двенадцати стулье», ни «Золотого теленка». Ни в каком виде — ни в литературном, ни в кинематографическом.

Но и это еще не всё. В списке, который должен сформировать культурный код русского человека, нет песни Давида Тухманова «День победы». Вот нет ее и всё! Может быть, конечно, составители списков считают, что «Ирония судьбы» и «День победы» и так вписаны в наш культурный код с самого что ни на есть рождения. С молоком матери, так сказать. Но почему этот момент не формализован — трудно сказать.

Так что за попытку, как говорится, спасибо. Но считать полученный результат окончательным пока, увы, не получается.

Продолжайте работать.

Готов поспособствовать.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Яма

И снова неспокойно на рынке труда. В отчете ряда авторитетных организаций сказано, что почти половина работников в России находится в так называемой «квалификационной яме». Термин переводной и не очень удачный — оригинальное английское название звучит как «skills mismatch», что прямо переводится как «несоответствие навыков». Впрочем, все беды России происходят из ям — что на дорогах, что в головах. Так что пусть будет яма, если так хочется.

И все же английское название гораздо точнее — речь идет именно о несоответствии. Причем в обе стороны — и когда навыков не хватает, и когда их с избытком. Потому что если навыков не хватает — то тогда всё понятно, человек просто не может выполнять ту работу, которая от него требуется. А вот если навыков с избытком — то человек уже не хочет выполнять ту работу, которая от него требуется. Обладатель юридического образования не хочет работать дворником, хотя юристы никому не нужны, а дворники — наоборот.

Проблема, надо заметить, не только российская. Почти полтора миллиарда человек на планете страдают от такого же несоответствия. И для решения вопроса нужны сложные преобразования в сфере образования. Но сфера образования очень инерционна, результаты изменений в ней становятся понятны лет через десять, а в современном мире технологические навыки обновляются раз в 2-3 года практически во всех отраслях. И несоответствие навыков нарастает. Люди не могут найти работу, работодатели не могут найти сотрудников, а мировая экономика теряет от этого несоответствия до 5 триллионов долларов ежегодно.

О чем же в такой тревожной ситуации думают на нашем рынке труда? О четырехдневной рабочей неделе, например. Или, скажем, о внедрении перерыва на дневной сон. Выясняется, что большинство русских работодателей и работников выступают против сиесты. Хотя другие исследования показывают, что самое продуктивное время для работы у большинства людей — утро. До одиннадцати часов. А потом почему бы и не поспать? Правда, не очень понятно, что делать по пробуждении. Ибо о продуктивности между 16 и 18 часами заявили всего 2 процента опрошенных.

Впрочем, великая русская литература уже давно дала ответ на этот вопрос. Васисуалий Андреевич Лоханкин был архитипичным представителем квалификационной ямы. Работать он считал ниже своего достоинства, хотя его и так бы никто на работу не взял по причине вопиющей некомпетентности. Вместо работы Васисуалий Лоханкин воровал мясо из борща и лежал на диване как бы в сиесте.

Разница с нынешней ситуацией только в том, что борща, из которого можно было бы воровать мясо, не будет.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Дворецкий

Неисчерпаема тема профессионального многообразия. Казалось бы, только на днях я рассказывал вам о скором исчезновении 57 не очень квалифицированных специальностей, среди которых были бухгалтер, кассир, юрисконсульт. Эти профессии нам называли ученые Сколково. А теперь ученые научно-исследовательского института труда, находящего в ведении министерства труда, говорят, что наоборот: профессии кассира, бухгалтера и юриста входят в десятку самых востребованных в России. А исчезнут совсем другие профессии. Изготовитель эмалированной посуды, например, или сушильщик в бумажном производстве. А также ткачи, вышивальщицы и сборщики изделий электронной техники. Потому что ткачи в Киргизии, вышивальщицы в Индонезии, а сборщики изделий электронной техники в Китае. Так считают в министерстве образования, и со следующего года эти профессии, а с ними и десятки других исчезнут из образовательных программ русских колледжей. Вместо них появятся новые. Например, «аддитивные технологии». Знаете, что это? Это печать на 3D-принтере. Или вот, например: «мехатроника и мобильная робототехника». Видимо, специалисты считают, что если русский сборщик электронной техники не нужен, потому что есть китайский, то русский печатник на 3D-принтере все равно нужен. Хотя чуть менее, чем все 3D-принтеры в мире тоже китайские.

Ну, не знаю. Специалистам виднее. Быть может они думают о том, чем займутся русские люди в свободное время после того, как у нас введут четырехдневную рабочую неделю. О чем снова начались многочисленные разговоры. Вот, как раз можно будет что-нибудь напечатать. Скажем, красивую вазу.

Но гораздо интереснее, где можно было бы получить образование для того, чтобы занять вакансию, предложенную застройщиком элитного жилого комплекса на Софийской набережной в Москве. Это, если кто не знает, прямо напротив Кремля. Специальность простая: дворецкий. Проживание по месту работы. Питание в ресторане. Зарплата — один миллион рублей в месяц.

Уметь надо немногое. Делать массаж, подбирать дизайн одежды и интерьера, знать античную философию. А также английский, французский и китайский языки. Лет тридцать назад еще бы приписали: «имидж, шейпинг и автодело». Но теперь нет, можно и без автодела.

И вы знаете: я прочитал список профессий, которые появятся в колледжах взамен старых весь целиком.

Профессии дворецкого в нем нет.

Но, видимо, только лишь потому, что для этого надо иметь не среднее, пусть даже и специальное, а несколько высших образований.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.