Category: общество

Без плана

Теоретики киберпанка еще в 80-х годах прошлого века предсказывали супертехнологичный, но совершенно декадентский мир, где идет постоянная война корпораций. К технологическому декадансу мы таки успешно приехали, но вот корпорации, хоть и стали глобальными, по-прежнему крайне уязвимы перед действиями отдельных чиновников или комиссий. Миллиардеры с миллиардами клиентов ходят давать унизительные показания бессмысленным и никому не известным конгрессменам. Депутаты выдумывают законы, обрушивающие акции самых передовых компаний даже за океаном. Институциональные инвесторы сидят под домашним арестом. В общем, киберпанк, да не тот.

А буквально за последние две недели мы стали свидетелями прямо таки крестового похода американской государственной машины (возглавляемой, напомню, 73-летним строителем) против альтернативных платежных систем, затеянных сетями Facebook и Telegram. Из проекта Цукерберга последовательно вышли PayPal, Visa, MasterCard и eBay. А Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) через суд запретила Telegram привлекать инвестиции через продажу токенов. А уже проданные на сумму в 1,7 миллиарда долларов токены признала размещенными незаконно.

Вы, верно, ждете, что я сейчас буду объяснять вам, что такое токены, криптовалюты и сетевые платежные системы. Напрасно. Я не стану вам этого объяснять, потому что это не имеет для понимания момента совершенно никакого значения. Значение имеет только то, что предлагается альтернатива существующему порядку вещей.

Уже много раз констатировалось, что государственная машина всегда находится в состоянии догоняющего, что дискурс определяется визионерами, за которыми сначала идет население (или, как говорит Екатерина Михайловна Шульман — избиратель), а потом, спустя время, государство вдруг видит себя в совершенно иной реальности. И начинает лихорадочно придумывать правила, регулирующие и фиксирующие эту реальность.

Разумеется, рано или поздно даже такие медленно соображающие люди, как чиновники и парламентарии, сопоставляют причины и следствия и приходят к выходу, что хорошо бы, так сказать, упредить. И вместо того, чтобы в очередной раз оказаться в ситуации, когда реальность вокруг тебя давно изменилась, целесообразно было бы просто не допустить изменения этой реальности. Очень мало кто из этих государственных людей понимает, что такое криптовалюта. И именно это непонимание сжигает их изнутри. Именно оно приводит их в ужас. И заставляет в страхе совать палки в колеса технологической колесницы, которая едет по их головам и даже не замечает хруста хорошо ухоженных черепов.

Ведь о чем нам говорит это одновременное и железобетонное сопротивление платежным системам Facebook и Telegram? Оно говорит нам только о том, что эти неведомые нам пиджаки до самого конца ждали, что всё как-то само образуется. Что однажды они проснутся утром и вдруг поймут, что такое биткойн, умный контракт, майнинг и всё такое. А также зачем всё это нужно и откуда у всего этого ликвидность и стоимость.

Но — увы — однажды утром чиновники проснулись и вдруг поняли, что времени нет. И что будущее наступает и что наступит оно уже завтра. И таинственный Павел Дуров, вертящий на одном месте Роскомнадзор с ФСБ, точно так же будет вертеть на одном месте Федеральную резервную систему США. Ну, может и не будет, но вдруг? Да и Цукерберг этот крайне подозрительный человек. Фейковые новости, вмешательство в выборы, искусственный интеллект этот на каждом шагу, кнопка Like! Разве можно доверить человеку, который изобрел кнопку Like, создание международной платежной системы? Да ни в коем случае!

Понимаете?

Плана-то нет.

Нет у них плана. Никакого. Нет понимания, нет экспертизы, нет дискуссии с фигурантами. Нет ничего. Есть только кувалда. Что у тех, за океаном. Что у этих, здесь. Есть кувалда, а кроме кувалды ничего нет. А когда у тебя ничего нет, кроме кувалды, а делать приходится — ну, значит, ты берешь кувалду и долбишь ей со всей дури по всем самым высокотехнологичным изобретениям. В пыль. В труху. Чтобы всё оставалось как раньше. Чтобы ничего не менялось. Потому что если вокруг что-то меняется — то и ты тоже должен меняться. А меняться не хочется. Старенький ты уже, чтобы меняться.

И у меня совершенно нет никаких вопросов ко всем этим глубоко засидевшимся по все возможные стороны океана уважаемым людям. Нет, у меня вопрос от имени теоретиков кипербанка: эй, транснациональные высокотехнологичные корпорации! Вы-то чего боитесь? Межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками? Так инженеры DARPA придумали интернет именно для того, чтобы он продолжал работать и после удара подобных ракет. Так что бояться вообще нечего. И нет ни одной причины обращать внимание на тех, кто всё равно далеко позади. И у кого, повторюсь, нет никакого плана вообще.

Впрочем, я тоже человек давно уже не молодой. И мой жизненный опыт подсказывает мне, что никакого восстания нового миропорядка против старого мы не увидим. Никто из пионеров нового мира не отправится на яхте в нейтральные воды, чтобы оттуда, вне всяческих юрисдикций, управлять наднациональными транзакциями, минующими глаза регуляторов.
Нет, всё останется так же, как было.

Потому что плана, на самом деле, нет вообще ни у кого.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

География

В Соединенных Штатах Америки существует множество странных традиций. Там, например, до сих пор всё меряют в футах и дюймах. Там запекают целую индейку и делают вид, что это вкусно. Там футболом называют какую-то совершенно другую игру. И каждая из этих традиций, разумеется, имеет какую-то историческую первопричину.

Так и американская традиция глубокого пренебрежения географией тоже имеет очевидную историческую первопричину. Дело в том, что Христофор Колумб, достигший Багамских островов как раз в начале октября 1492 года, на протяжении всей своей оставшейся жизни считал, что он таки нашел новый путь в Индию. В связи с чем современный американец тоже в общем случае не знает, где эта самая Индия. На днях, в связи с очередной годовщиной открытия Америки, телеведущий Джимми Киммел устроил уличный опрос, в ходе которого прохожие находили Индию в Гренландии, в Японии и на Аравийском полуострове. Единственный же опрошенный, который правильно указал Индию, заявил, что это не Индия, а Техас.

Стоит ли после всего этого удивляться тому, что сотрудники американского посольства случайно перепутали Архангельск с Северодвинском? Вы скажите спасибо, что они Архангельскую область не перепутали с Астраханской. Где, кстати, тоже есть ракетные полигоны.

Так что в этой истории с задержанными в районе секретного военного полигона американскими атташе всё, в общем, понятно. Кроме одного. Зачем они взяли машину с российскими номерами.

Ведь если ты такой уверенный представитель главной страны на планете, а вокруг тебя одни первобытные дикари, если ты, совершенно не стесняясь, уведомляешь власти страны пребывания о том, что едешь за грибами в Архангельск, то и надо было ехать на полигон именно что на машине с дипломатическими номерами. Да еще и с мигалками. Ну, чтобы издалека было видно — смотрите, мол, вот едет американский разведчик! Немедленно раскрывайте ему военную тайну! Ну или грибы с ягодами подносите прямо к машине.

Не удивлюсь, впрочем, если пытавшиеся замаскироваться под грибников американские атташе попали в просак, описанный в классическом советском анекдоте. Том самом, где прекрасно подготовленный и заброшенный в глухую сибирскую деревню американский агент оказывается разоблачен первой же встреченной им старушкой.

Ну, просто потому, что в Сибири нет афроамериканцев.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Следи за собой, будь осторожен

Незнание закона, как известно, не избавляет не знающего закон от ответственности. Однако естественным предохранителем от нарушения законодательства вполне может служить здравый смысл. Если вы действуете сообразно с общепринятыми в обществе нравами и обычаями, то вы, скорее всего, не привлечете своими действиями внимания правоохранительных органов.

Хотя, может быть, и не всегда.

Вот, скажем, Санкт-Петербурге люди повесили на свое окно радужную занавеску. Радужная — это состоящая из цветов видимого спектра. А не то, что вы подумали. И не то, что подумал проходивший мимо бдительный гражданин. Который и накатал в полицию заявление о нарушении. «Почему я должен объяснять своему ребенку, что это и почему оно висит на окне?» — написал бдительный гражданин в социальных сетях. И действительно — совершенно непонятно, почему он должен объяснять своему ребенку про радугу. Не поняли этого и хозяева квартиры, куда вскоре явилась полиция с предупреждением. Штору пришлось снять. Бдительный гражданин остался доволен.

Впрочем, не надо думать, что это только у нас так. У нас подобные случаи как раз редкость. А вот в Австралии, например, водителя оштрафовали за то, что он, внимание, сделал глоток воды за рулем. Потому что пить за рулем нельзя. Вообще ничего пить нельзя. Потому что это чревато потерей контроля над управлением автомобилем. Кстати, не надо думать, что это какое-то особенное австралийское сумасшествие. В Великобритании, например, прорабатывается вопрос о запрете приема пищи в общественном транспорте. Ради борьбы с ожирением. Правда, воду пить в общественном транспорте пока запрещать не собираются.

А вот в Италии, например, гражданина оштрафовали за то, что он оставил открытым окно своей машины. И тем самым, не по мнению полиции, провоцировал прохожих к воровству и угону. Самое смешное тут, что беспечный гражданин не был туристом. Он был как раз законопослушным гражданином Италии. И с огромным удивлением узнал о существовании в итальянских правилах дорожного движения статьи о необходимости принятия мер предосторожности для предотвращения угона транспортного средства. Кстати, вы наверняка не знаете, но в наших правилах такой пункт тоже есть. Номер 12.8. «Водитель может покидать свое место или оставлять транспортное средство, если им приняты необходимые меры, исключающие самопроизвольное движение транспортного средства или использование его в отсутствие водителя».

Так что, пожалуйста, будьте бдительны.

Во всех смыслах этого слова.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Запретить будущее

За свою долгую историю человечество придумало довольного много удивительных и при этом не существующих в окружающей нас природе вещей. Мы придумали письменность и математику. Догадались, как использовать ядерную энергию. Создали компьютер и интернет. Но одна из самых фантастических вещей, придуманных человечеством — это, разумеется, деньги. Вроде бы каждый человек на планете понимает, что это и зачем. Но как только начинаешь углубляться в вопрос — так и понимаешь, что проще уж ядерную физику изучать. Не говоря уже о компьютерах.

Но если в природе традиционных денег как таковых еще разбирается хотя бы какое-то обозримое количество людей, то вот разбирающихся в том, что такое криптовалюта, исчезающе мало. И если еще можно найти умников, способных держать в голове все аспекты работы современной криптовалюты, от блокчейна и подтверждения транзакций до умных контрактов — то найти тех, кто способен объяснить, а почему вся эта виртуальная пустота вообще имеет какую-то ценность, решительно невозможно.

И именно поэтому чиновники и законодатели всех стран мира испытывают перед этой неизведанной пустотой совершенно мистический страх. Ничем другим невозможно объяснить чудовищное давление, оказываемое в последние пару недель на Facebook и Telegram, объявившие о создании собственных платежных систем.

Из проекта Facebook последовательно вышли изначально подписавшиеся на сотрудничество PayPal, Visa, MasterCard и eBay. А Комиссия по ценным бумагам и биржам США через суд добилась запрета на деятельность двух дочерних компаний Telegram, собиравших инвестиции на разработку платежной системы. Которая, по обещаниям Павла Дурова, должна была заработать до конца этого месяца.

Интересно, что все эти процессы происходят одновременно и в самом конце пути, объявленного Facebook и Telegram много месяцев назад. И складывается такое ощущение, что финансовые чиновники и члены советов директоров больших международных организаций попросту не могут понять, с чем им приходится иметь дело. Все эти месяцы они молчали в надежде, что им объяснят. Я не знаю, объясняли им или нет. Но даже если и объясняли, то мы видим, что они так и не поняли.

Причем не поняли даже не подробности функционирования новых платежных систем, которые, признаться, понимают не так уж и много людей на Земле.

Нет, все эти чиновники и директора не поняли другого, гораздо более важного — нельзя запретить будущее. Даже если ты его и не понимаешь.

Когда-то люди не верили в бумажные деньги, требуя вместо них привычного золота. Скептики, как говорится, были посрамлены. Но если сами деньги и платежные системы за столетия самым фундаментальным образом изменились — то люди, принимающие решения, остались такими же. Консервативными и невосприимчивыми к идеям.

Но идеи всегда переживают людей.

Надо только подождать.

И если даже мы не дождемся, вместе с чиновниками и директорами — то сами идеи дождутся.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Без генных причин

В конце августа сего года в журнале Science была опубликована статья, в которой говорилось, что никакого спецефического «гена гомосексуальности» не существует. И что есть лишь исчезающе малая корреляция между некоторыми сочетаниями специфических генов и опытом однополых контактов. Однако людей, считающих себя гомосексуалами, больше как минимум на порядок.

Строго говоря, ничего нового в этом утверждении нет. Еще в 1993 году генетик Дин Хеймер объявил об обнаружении мутаций, связанных с гомосексуальностью. Примерно в той же области, откуда происходили дальтонизм и гемофилия. Но и Хеймер, при всей допотопности генетических исследований того времени, констатировал: это объясняет только десятую часть случаев гомосексуализма. А девять других никак не объясняет.

С тех пор было опубликовано множество исследований, каждое из которых, в общем, повторяло примерно всё то же самое: да, определенные мутации коррелируют с гомосексуальным опытом (заметьте — не с гомосексуальностью как таковой, потому что черт его знает, как ее определить лабораторно, а именно с опытом однополых отношений исследуемого человека. Которые, конечно, могли быть случайны), но при наличии таких корреляций подавляющее большинство случаев гомосексуальность никакой генетической предрасположенностью не объясняются. Интересно, кстати, что каждое другое исследование находило генетические особенности в разных местах ДНК.

То есть, научной сенсации никакой нет. Но есть некоторые медийные изменения.

До нынешнего исследования в Science сообщения обо всех подобных исследованиях публиковались в прессе с заголовками: «Ген гомосексуальность обнаружен». А тот факт, что этот ген обнаруживался у подавляющего меньшинства гомосексуалов как-то аккуратно обходился вниманием. Теперь же, притом, что исследование утверждает всё то же самое, что и раньше, заголовки другие. А именно: «Никакого гена гомосексуальности нет».

Фактических же отличий практически нет. Да вот только год назад на ежегодной конференции Американского общества генетики человека был представлен доклад о результатах исследования на массиве данных полумиллиона человек. Исследование в журнале Science основано на массиве данных такого же объема. Но прошлогоднее исследование сенсационно постановило, что генетические предпосылки к гомосексуализму существуют. Исследование этого года так же сенсационно постановляет, что таких предпосылок не существует. Хотя статистика в обоих исследованиях примерно одна и та же.

Объяснений подобному внезапному повороту можно придумывать множество. Я даже прочитал одну интересную конспирологию, в которой утверждалось, что либеральный (sic!) журнал Science опубликовал материал об отсутствии гена гомосексуальности специально, поскольку концепция изменилась. И таким образом условное «гомосексуальное лобби» институциализирует социальные предпосылки к гомосексуализму, как бы говоря обществу: ну, вы же уже привыкли к тому, что гомосексуал — это звучит гордо? Переходим от теории к практике.

Как и любая другая конспирология, эта конкретная грешит отсутствием самого главного — стратегической цели. Даже если мы предположим, что главный научный журнал планеты вдруг поддался общественным настроениям (предположение, кстати, не лишенное оснований — помним же мы, как феминистки добились снятия из журнала Mathematical Intelligencer статьи, где статистически обосновывалась вариабельность разных полов), так вот, если мы даже предположим, что на здании редакции Science вдруг вывесили радужный флаг — то всё равно не очень понятно, зачем. Звезды Голливуда ти так уже одевают своих детей-мальчиков в девочек для того, чтобы «помочь им осознать свою идентичность». Задача институциализации социального контекста, в общем, решена. Но проблема в том, что обычность не продается. Продается как раз исключительность. И если условное «гомосексуальное лобби» не менее условно «победит» — то тогда больше не будет никакого лобби. Потому что лоббировать будет нечего. А не будет лоббирования — не будет дохода.

Не говоря уже о том, что природу, как бы этого ни хотелось, не обмануть. Вот и Грета Тунберг вам то же самое скажет. Sky News сообщают, что в Великобритании растет количество разочарованных сменой своего пола. Людей, которые хотели бы вернуть свой старый пол. Тот, с которым они родились. Причем поражает как возраст разочарованных, так и масштабы явления. Возраст (внимание) — 19-20 лет. Это возраст тех, кто уже не только сменил пол, но и разочаровался. На что, согласитесь, требуется некоторое время. А масштабы такие — в одном Ньюкасле (население меньше семи с половиной тысяч человек) таковых разочарованных три десятка. А по всей стране — сотни только тех, кто обратился за помощью.

Так что отринем конспирологию. Возможно, мы видим первые признаки радикальных перемен дискурса. В обществе тотальной толерантности зреют революционные настроения. И зреют они вовсе не потому, что обычные люди против тех, кто хочет быть необычным. А именно потому, что необычные люди против тех, кто обычен.

А самое ужасное во всем этом то, что русский закон о запрете пропаганды гомосексуализма, кажется, справедлив. Потому что, как мы видим, гомосексуализм в мире именно с помощью пропаганды и распространяется.

Доказано учеными.

Опубликовано в Science.

Поздравляю вас, мы снова в самой передовой стране мира.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

И ты, Бодрийяр

Французский философ Жан Бодрийяр еще в семидесятых годах прошлого века считал, что современное общество утратило связь с реальностью. Что символический обмен заменил материальное производство, а прогресс сменился регрессом. Жан Бодрияр умер в марте 2007 года. За полгода до этого началась открытая регистрация на Facebook. А через три месяца после ухода провидца начались продажи первой версии Apple iPhone.

И что же мы видим теперь, через годы?

Ученые университета Лас Американ в Эквадоре провели эксперимент с почти двумя тысячами пользоватей Facebook из Техаса. Часть испытуемых не заходила в социальную сеть в течение целой недели. Остальные продолжали ей пользоваться. После чего выяснилось, что у отказавшихся от Facebook улучшилась продуктивность и снизился уровень депрессии. Они стали совершать меньше необдуманных покупок, меньше есть и потреблять меньше новостей.

В это же время ученые из штата Аризона проводили исследование, в результате которого они хотели выяснить: вызывают ли смартфоны депрессию. Или, наоборот — люди, у которых уже есть депрессия, склонный пользоваться смартфонами больше других. Я полагаю, драматургию вы уже разгадали. Действительно, оказалось, что использование смартфонов вызывает депрессию. Без смартфона зависимые люди испытывают беспокойство. А с ним в руках они забывают обо всем вокруг, в результате чего тратят время впустую, не достигают поставленных целей и забывают об ощущении счастья.

Ну ладно, — скажете вы, — эквадорские и аризонские ученые наверняка ничем не лучше британских. Ну что же, вот вам решение Американской психиатрической ассоциации. Которая официально заявила о формализации понятия «сэлфитис», которое теперь определяется как, цитирую: «обсессивно-компульсивное желание сфотографировать самого себя и выложить фото в социальных медиа как способ восполнить недостаток самоуважения и заполнить пробел в близости».

Степеней у расстройства, как водится, три. Первая, самая легкая — это желание фотографировать себя как минимум три раза в день, но не выкладывать это в социальные сети. Вторая степень подразумевает те же самые три фотографии в день, но уже с публикацией. А третья, самая тяжкая — неконтролируемое желание фотографировать себя и выкладывать все это в сеть не менее, чем шесть раз в день.

То есть, получается, что Бодрийяр был прав, еще почти полвека назад предсказав, что нет никакого прогресса в создании того, что позволяет абстрагироваться от реального мира. И iPhone с Facebook, сколь бы они ни были высокотехнологичны, на самом деле не двигают нас вперед. А возвращают назад, в пещеры.

Где нас ждет лишенная будущего Грета Тунберг — девочка, не оставляющая углеродного следа.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Домохозяин

Один мой друг-бизнесмен любит повторять простейшую формулу: кто много работает — тот много зарабатывает. Если принять это утверждение за верное, то тогда должно быть верно и обратное. А именно: кто много зарабатывает, тот много работает. И если исходить из зарплаты, например, депутатов Государственной Думы, то нет никаких сомнений в том, что депутаты очень, очень много работают.

И тогда становится понятно их отношение к тем, кто зарабатывает гораздо меньше. То есть, соответственно, гораздо меньше работает. А особенно к тем, кто вообще ничего не зарабатывает. То есть, по логике моего друга-бизнесмена, вообще не работает.

Вот, скажем, на сайте «Российская общественная инициатива» была опубликована петиция с предложением узаконить профессию «домохозяйка». И выплачивать этим самым домохозяйкам каждый месяц прожиточный минимум. Депутаты Государственной Думы идею не поддержали.

«Куча домохозяек не вылетают из-за границы, с отдыха, — сказал один депутат, — Профессии не может быть — домохозяйка». И предложил вернуть в федеральное законодательство наказание за тунеядство.

Другой депутат заметил, что в отпуске по уходу за ребенком может находиться не только мать ребенка, но и отец. И тогда термин «домохозяйка» неправильный, потому что гендерного равенства нет. И надо, чтобы был «домохозяин». Да и вообще, за декретный отпуск у нас начисляются пенсионные баллы, поэтому проблемы как бы и нет.

И с одной стороны, конечно, депутатов можно понять. Ведь кто будет платить зарплату этим самым домохозяйкам? И что действительно делать с теми домохозяйками, которые не вылетают из-за границ? Да и прожиточный минимум — это, разумеется, не зарплата. Это так, издевательство.

Но с другой стороны, совершенно невозможно отрицать, что большинство русских домохозяек действительно выполняют такое количество работы по содержанию дома и воспитанию детей, что даже заикаться в этом контексте о тунеядстве кажется вообще неуместным. И совершенно непонятно, почему труд этих женщин — а впрочем, и мужчин тоже, — не считается достойным пенсии, баллы для которой начисляются только за время отпуска по уходу за ребенком. А потом уже не начисляются. И женщина — а, впрочем, и мужчина тоже — посвятившие свою жизнь семье и воспитанию новых членов общества, остаются на старости лет без всякой благодарности от этого самого общества.

И получается, что формула моего друга-бизнесмена о соответствии количества работы количеству заработанных денег, в общем-то, неверна. Потому что пока я писал эту реплику, моя жена-домохозяйка приготовила на всю семью борщ.

И тоже совершенно бесплатно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Верховный разрешил

Говорят, что русский бунт бессмысленнен и беспощаден. Но куда как страшнее русского бунта русская общественная дискуссия. Финалом которой как раз и является русский бунт, бессмысленный и беспощадный.

Слава богу, до бунта русская общественная дискуссия доводит сравнительно редко. Но и без бунта ее порой заводит в такие дебри, что иной человек тонкой душевной организации возьмет да и внутренне содрогнется. Да вот взять хотя бы последнюю дискуссию о четырехдневной рабочей неделе. На нынешнем этапе этой дискуссии один из депутатов Государственной Думы договорился до того, что переход на четырехдневную рабочую неделю если и будет возможен в России, то только лишь для, внимание, чиновников.

— Вот и кто его, спрашивается, просил? — думают сейчас чиновники. Во-первых, ожидая гневной реакции самозанятого и бюджетного общества. А во-вторых, замирая от слов того же самого депутата, сказанных далее. В которых он заметил, что переход на четырехдневную рабочую неделю лоббирует Международная организация труда. Которая делает ставку на робототехнику. То есть — думает русский чиновник, — Если этот депутат говорит, что сокращенная неделя возможно только для нас, что это что же получается?! Роботы в первую очередь заменят чиновников?!

А ведь трудовое законодательство в нашей стране получше, чем во многих других. Да вот только на днях Верховный суд постановил, что прогулявшая работу из-за сильного снегопада московская бюджетница не заслуживает увольнения. И что сильный снегопад — это вполне себе веская причина в России для того, чтобы не идти на работу.

А в это же самое время в прогрессивной Ирландии такого же точно бюджетного клерка уволили за то, что он не ходил на работу, объясняя это стрессом, депрессией и личными трудностями. Правда, не за один прогул, как ту бюджетницу из Москвы, а за, внимание, 400 прогулов за два года, ни один из которых не был сопровожден объяснительными. Но всё равно — ведь у нас Верховный суд встал на сторону пострадавшей, а в Ирландии Комиссия по трудовым отношениям признала увольнение клерка законным. Хотя он и обещал пересмотреть свое поведение. И просил дать ему шанс.

Вот этим и отличается мир чистогана от нашего социального общества. И именно поэтому четырехдневная рабочая неделя у нас с вами однажды обязательно будет. У всех, а не только у тех, кого роботы заменят в первую очередь.

Причем с той же самой зарплатой.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Окно Овертона

Я специально назвал колонку именно так, чтобы, во-первых, предвосхитить возможные комментарии, а во-вторых, чтобы уже не возвращаться к вопросу. Окно Овертона, наряду с бритвой Оккама — это Рокфеллер и Ротшильд современного диванного дискурса. Понятия, захватанные, засаленные и замыленные до такой степени, что как только видишь их употребление — так хочется сразу же всякое обсуждение прекратить. Ибо не о чем.

Потому что в истории с шведским профессором, который предложил есть людей для того, чтобы прокормить человечество, самое интересное вовсе не в широте рамок дискуссии. Никаких рамок в научно-естественных дискуссиях быть не может. И если бы такие рамки существовали, то у человечества не было бы ядерного оружия. Правда, быть может, кому-то кажется, что это было бы хорошо. Ну ок.

Ладно, добавим контекста. Итак, профессор Стокгольмской высшей школы экономики Магнус Содерлунд, выступая на шведском телевидении в качестве приглашенного эксперта по вопросу о «еде будущего», заявил, что употребление человеческого мяса в пищу поможет бороться с последствиями глобальных изменений климата. Потому что коровы и свиньи производят слишком много метана, а на корм для них требуется слишком много земли и воды. Ну а дальше сами знаете. Нет, профессор вовсе не призывает есть живых людей, упаси боже! Но вот уже умерших — почему бы и нет? Тем более, что для их захоронения, опять же, требуется слишком много земли.

На вопрос: а вы сами, профессор, людей поедать будете? — Профессор ответил, что открыт к предложениям.

И пока по вопросу не высказалась соотечественница профессора Грета Тунберг (а ведь кто-нибудь из журналистов обязательно должен спросить ее, что она по этому поводу думает), давайте попробуем абстрагироваться от рамок дискуссий, от самих дискуссии, от шведской культурной модели как таковой и обратимся к нашим плебейским источникам. Например, к Википедии.

Итак, в Википедии сказано, что нашей с вами планете четыре с половиной миллиарда лет. Жизнь на этой планете существует чуть меньше, но тоже больше четырех миллиардов лет. По различным оценкам, условия для существования живых существ (не обязательно людей) будут сохраняться на Земле еще от полумиллиарда до двух с лишним миллиардов лет. Запомните этот порядок — мы говорим о временных интервалах с девятью нулями в конце.

Теперь человек. Homo sapiens как вид существует всего 200 тысяч лет. Современный человек — меньше 50 тысяч лет. Документированная история человечества (та, о которой мы можем судить по источникам) — это около 8 тысяч лет. Ну а собственно антропогенное влияние на природу оказывается лет этак двести. Из четырех с половиной миллиардов. Я бы, конечно, поделил число с девятью нулями на число с двумя нулями, да даже и на число с четырьмя нулями. Но вы же понимаете, что в результате нулей всё равно останется столько, что говорить о влиянии человечества на планету просто смешно. Эта планета существовала миллиарды лет до нас и будет существовать миллиарды лет после нас. А о нас даже не вспомнит буквально через сто лет после того, как мы исчезнем.

Теперь о глобальном потеплении. Вот фрагмент из предисловия к книге К.С.Бадигина «Три зимовки во льдах Арктики», изданной, внимание, в 1950 году:

«Начиная с 1920 года, в Арктике наблюдается интереснейшее явление — ее потепление. Это потепление не протекает постепенно. Годы более холодные сменяются более теплыми, более ледовитые навигации — менее ледовитыми. Но, в общем, Арктика становится все теплее и теплее.

Прежде всего, замечено уменьшение размеров ледников. Это уменьшение за последние годы в Арктике является повсеместным. На Земле Франца-Иосифа некоторые «острова» рас таяли, а другие как бы раскололись надвое между ними открылись новые проливы, тогда как раньше эти острова были соединены ледяными перешейками. В море Лаптевых некоторые острова, почти сплошь состоящие из ископаемого льда, сейчас резко уменьшаются в своих размерах.

Замечательно, что повышение температуры воздуха наблюдается за последние годы не только в Арктике, но и в районах, достаточно от нее отдаленных. Москвичи настолько привыкли к затяжной осени и теплым зимам, что уже считают это явление как бы нормальным. Сравнения показывают, что наши реки замерзают позже и вскрываются раньше.

Доказано согревающее влияние, оказываемое атлантическими водами на климат Арктики и Европы. Регулярные наблюдения показывают, что под каждым квадратным сантиметром поверхности атлантических вод, поступающих в Баренцево и Гренландское моря, сейчас как бы «спрятано» на 15 килограмм-калорий тепла больше, чем это было в начале текущего столетия. Это тепло и сейчас еще продолжает накапливаться, уменьшая ледовитость наших морей и смягчая зимние температуры воздуха».

Еще раз — это написано в 1950 году. А данные о потеплении начали накапливаться еще во время первых ледовых дрейфов, в 20-30 годы. Когда антропогенное влияние на природу было несравненно меньшим, нежели теперь.

То есть, всё идет как идет. Планета живет по своим законам и правилам, и человечество тут совершенно ни причем. Но человечество выдумало себе борьбу за планету (у которой всё хорощо) и готово ради этой борьбы буквально на всё. Нет, я-то современно не против, если шведы будут есть трупы собственных родственников. И совершенно не против того, чтобы американцы следовали призыву своей Церкви эвтаназии: «Save the Planet, Kill Yourself». Нам, как говорится, больше достанется.

Потому что мы-то, конечно, участвовать во всех этих дискуссиях не собираемся.

Потому что нам от глобального потепления только лучше.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

О дураках и дурах

Сила настоящей академической науки в том, что она может описывать одни и те же явления природы совершенно разными способами.

Вот, скажем, данные Росстата свидетельствуют о том, что в России резко упало количество разводов. За один год — на 12 процентов. И вот один из экспертов правительства объясняет, в чем дело. Оказывается, одной из причин снижения количества разводов в стране может быть снижение реальных доходов. Потому что вдвоем выживать легче, чем в одиночестве.

И с этим утверждением трудно спорить. Ведь когда еще писал Александр Сергеевич Пушкин: «Жили-были старик со своею старухою». Помните, сколько? Тридцать лет и три года. И всё у них было нормально. А как только поднялись на золотой рыбке, так старуха немедленно захотела быть владычицей, а старика просто выгнала.

То же самое мы можем наблюдать и с любыми другими богатыми людьми во всем мире. Как только разбогател бывший хипстер — так бросает прошедшую с ним весь сложный путь жену ради юной красавицы. Юная красавица же, как только совместно нажитое имущество станет достаточным для дележа, немедленно бросает стареющего миллиардера, отсудив себе процентов тридцать на беззаботную жизнь.

То есть, получается, что доход выше среднего действительно может быть фактором риска для сохранения ячейки общества. Но если так, то тогда получается, что основные стратегические задачи этого самого нашего с вами общества, а именно: повышение благосостояния населения, укрепление института семьи и улучшение демографической ситуации, вступают друг с другом в фундаментальное противоречие. Или укрепление института семьи — или благосостояние населения. Одно отменяет другое. И даже если в каких-то других странах это не так — не обращайте внимания. У нас же свой путь.

Дальнейший выбор стратегий, как водится, должен обуславливаться приоритетами. Что для нас важнее — выживание как нации, или же продолжение безудержного потребления нулевых? Или наоборот — повышение уровня реальных доходов как инструмента сохранения именно молодых семей?Потому что несмотря ни на какие падения, уровень разводов чудовищен: распадается 621 брак на тысячу только что заключенных. То есть, большая часть семей не переживает первых лет брака.

И это, конечно, сказкой о рыбаке и рыбке никоим образом не объясняется.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.