Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Назад в подвалы

Писательница Джоан Роулинг, автор романов о Гарри Поттере, вступила на скользкий и опасный путь войны за наше гетеросексуальное будущее. Вот уже какую неделю ее осуждают за то, чтобы что она посмела назвать женщинами только тех человеческих существ, у которых есть месячные. Не включая тех, кто родился мужчиной, а потом вдруг решил стать женщиной.

«Джоан Роулинг продвигает губительные и опровергнутые мнения о том, что значит быть трансгендером, — пишут поклонники Гарри Поттера, — Ее взгляды не стыкуются с посылом принятия, который мы видим в ее книгах и в нашем сообществе». Понимаете? С посылом принятия.

Мне кажется, что у Джоан Роулинг есть какая-то внутренняя травма на эту тему. Она придумала Гарри Поттера, будучи матерью-одиночкой. Она однажды намекнула, что Дамблдор — гей (что вызвало восторженный вой фанатов). А теперь она, оговорившись один раз (потому что ее слова про женщин с месячными были оговоркой) и натолкнувшись на неадекватную для нормального человека реакцию больного общества продолжает втыкать палки в колеса. Например, только что «сравнила гормональную терапию для детей, решивших сменить свой пол, с конверсионной, используемой для того, чтобы насильно поменять ориентацию человека с гомо- на гетеросексуальную».

Такого простить, конечно, нельзя. Лучшую в мире (если не в истории) детскую писательницу уже осудили те, которых без нее не было — актеры, игравшие детей-волшебников в экранизации. Не тронь своими цисгендерными руками наше счастливое небинарное детство — как бы сказали все эти Дэниелы Рэдклифы и Эммы Уотсоны (актерская состоятельность которых вне вселенной Гарри Поттера известна и очевидно близка к нулю).

«Джоан Роулинг не ученый, — пишет какая-то очередная «трансгендерная модель», — Она не врач. Она не эксперт в области гендера. Она не поддерживает наше сообщество. Она миллионерша, цисгендерная и гетеросексуальная белая женщина, которая решила, что знает, как нашим телам будет лучше. Это не ее битва».

Соглашусь с этой… с этим… как же назвать-то… ладно. Соглашусь с тем, что это — не ее битва. И совершенно непонятно, зачем женщина, счастливая, очень богатая, талантливая, цисгендерная, гетеросексуальная и белая полезла в это вот всё. Это ее тараканы и у нее есть на это полное право. И цель моей сегодняшней колонки — вовсе не вызвать жалость к человеку, у которого есть миллиард долларов.

Нет, я про другое. Реакцией многомиллионной армии фанатов вселенной Гарри Поттера стало изгнание Джоан Роулинг из этой вселенной. Понимаете? Они ее проклинают и отказываются от нее. От создательницы! Но не от вселенной.

Совершенно то же самое мы наблюдаем сейчас в США. Где фанаты вселенной Декларации независимости уничтожают память о своих отцах-основателях. И именно в этом, мне кажется, и состоит основная примета времени. Причем не этого времени, а любого. Любая античность однажды будет захвачена варварами. Потомки американских рабов, вывезенных в Америку из Африки, совсем не хотят возвращаться назад, в Африку. Нет, они хотят остаться при всем том, что построили американцы. Только без американцев. В той же Африке мы видели это несколько раз. В последний раз — в ЮАР. Где выгнали белых, оставив себе всё то, что они построили. Хватило, впрочем, не очень надолго. Русский крестьянин захватывал барский дом и превращал его в хлев. Русский рабочий заселялся в квартиру профессора и превращал ее в мрачную коммуналку. Немецкий бюргер проклинал Гитлера, давя двести на своем «Порше» по автобану. Примеров тьмы, но идея одна — некто строит до тех пор, пока не приходит кто-то, у кого выше пассионарность. Ну, скажем, силовик к бизнесмену. И бизнесмен отдает силовику бизнес. А силовик бизнес гробит.

В моем, идеальном, несуществующем мире всё должно быть иначе. И главным инструментом установления социальной справедливости должен быть огромный асфальтовый каток. Не подходит Джоан Роулинг под критерии современного, прогрессивного, небинарного и какого там еще человека? Значит, одного осуждения мало. Придуманный ею мир должен быть закатан в асфальт. А фанаты должны разойтись по домам. В ожидании более лучшей авторки — не такой цисгендерной, не такой белой и не такой гетеросексуальной.

Так и в Америке. Недовольные Америкой как таковой должны вернуться на родину, в Африку. Откуда их предков вывезли американские рабовладельцы. Америку закатать в асфальт. Индейцы построят на этом асфальте свою старую страну. Которая была до того, как стала Америкой. Быть может и майя с ацтеками воспрянут. С высоты нынешних знаний о том, что у них там было с водой в водохранилищах. Хотя, конечно, это знание тоже американское. И его надо бы уничтожить.

Немцы должны разбомбить автобаны. Если нужны бомбардировщики — мы поможем. А потом на месте старых автобанов немцы построят, разумеется, новые. По современным технологиям, а главное — очищенные от стыдной памяти.

У нас с вами всё проще. Барские дома, какие остались, баринам и вернулись. Хоть и другим. Не говоря уже о мрачных коммунальных квартирах, от знания нынешней стоимости которых у их бывших жильцов наверняка обострились бы хронические заболевания. Ну и силовики без всяких на то моих указаний превращают захваченные ими бизнесы в пустоту. Ответственные люди. Я их уважаю.

Но увы. Это лишь мой умозрительный мир. В реальном мире иначе. В реальном мире побеждает мародер. Потому что отнимать у Джоан Роулинг ее вселенную — это все равно, что грабить бутик на Манхэттене.

А это, как вы знаете, теперь общественно поощряемое поведение в некоторых местах.

Слава богу, что не у нас.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Пропал дом

Интеллигенция во всем мире приблизительно одинаковая. Однажды, глядя на страдания простого народа, интеллигенция преисполняется сострадания и решает дать этому самому простому народу то, чего ему, по мнению интеллигенции, не хватает. То есть — ее, интеллигенции, непосредственную и ярко выраженную любовь.

Интеллигенция начинает вести с народом дискуссии, строит школы, сама преподает в этих школах. А если интеллигенция еще и богата, то тогда она начинает создавать простому народу так называемые достойные условия труда.

Конец всегда выходит один — по результатам дискуссий с интеллигенцией простой народ понимает, что достоен значительно бОльшего. После чего берет вилы — ну и вы сами понимаете, кто оказываются на этих вилах первыми. Те, кто поближе. То есть — те самые благодетели. Так бывало и в нашей стране. Так бывало и в других странах Европы. Так сейчас, например, происходит в Соединенных Штатах Америки.

Полторы сотни пролетариев, так сказать, умственного труда написали воззвание, суть которого очень проста: пожалуйста, не надо уничтожать людей только за то, что они высказывают свое мнение. Потому что мнения, вы не поверите, могут быть разные. А не только те, которых требуют фейсбук-активисты. Фрэнсис Фукуяма. Гарри Каспаров. Джоан Роулинг, которая рискнула предположить, что мужчина, переделанный в женщину всё таки не совсем женщина. И за что поклонники Гарри Поттера сейчас изгоняют его создательницу из своих сплоченных небинарных рядов.

«В нашей культуре широко распространяется нетерпимость к противоположным взглядам, — пишут мыслители, — и тенденция смотреть на сложные политические вопросы через призму чёрно-белого мышления».

В принципе после «черно-белого мышления» можно уже не цитировать, потому что понятно, что было дальше. Дальше окормляемый мыслителями народ достал вилы и устроил подписантам такой товарищеский суд в интернете, что некоторые из них мало того, что отозвали свои подписи под воззванием, так еще и опубликовали публичные извинения.

То есть, разговаривать с этими борцами за всё нечеловеческое не получается уже даже у титанов мысли. Что будет дальше? Мы с вами знаем. Дальше невежество победит.

И, как говорил профессор Преображенский, пропал дом.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Тик и Ток

Существуют словесные формулы, давно утратившие свой дидактический смысл и ставшие просто риторическим украшением. Ну вот, скажем, фраза про «двойные стандарты». Ну что она значит? Да давно уже ничего. Как и какая-нибудь «пятая колонна» или, например, «общечеловеческие ценности». Что все эти слова означают никто давно уже не понимает, но представить себе без них речь человека той или иной политической ориентации невозможно.

И тем сильнее оказывается впечатление, когда однажды какая-нибудь подобная фраза вдруг наполняется исконным, природным своим смыслом. И ты вдруг понимаешь, что да — современная политическая риторика подобна выступлению пелевинского Чапаева перед пустотой. И его «командирской заруке» — такой же лишенной смысла, но очень мощной риторической фразе.

Но есть, есть еще настоящие герои, говорящие прямо от сердца. И сегодня пелевинского Чапаева и его пустоту у нас будет стыдить государственный секретарь Соединенных Штатов Америки Майк Помпео.

Который заявил, что действия Китая по отношению к Гонконгу — который, замечу, является частью его, то есть — Китая, суверенной территории — так вот, действия Китая по отношению к части своей суверенной территории напоминают то, что описано в романе Джорджа Оруэлла «1984». Гонконг процветал, потому что там были свобода мысли и слова. А теперь Китай вводит там оголтелую цензуру. И, тем самым, уничтожает свободный Гонконг. Например, из Гонконга уходит сервис TikTok. Именно из-за того, что власти Китая приняли поправки в закон о национальной безопасности.

А теперь, внимание, заявление того же самого Майка Помпео, которое он сделал спустя считанные часы после первого. США «определенно рассматривают» возможность ввести запрет на приложения китайских соцсетей, включая TikTok. «Я не хочу опережать президента, но это то, что мы рассматриваем», — сказал госсекретарь в интервью FoxNews.

Чувствуете? Чувствуете, как наливается первородным смыслом фраза про «двойные стандарты»? Китай виноват в цензуре, потому что TikTok уходит из Гонконга. ТikTok должен уйти из Соединенных Штатов Америки, потому что только так можно защитить истинную свободу.

Кстати, если кто не знает — TikTok действительно родился в Китае. Но существует и работает как раз в США. Поэтому китайские власти подозревают его в сотрудничестве с американскими. А американские — наоборот. Что наполняет нашу постылую риторику таким количеством смыслов, что она, кажется, лопнет.

Я бы, конечно, предложил сервису переехать в Россию. Но ведь что тогда начнется — это вообще страшно представить.
Поэтому просто понаблюдаем.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Особые приметы

Человек разумный — существо удивительное. Казалось бы, если тебе дано умение мыслить — употреби его на то, чтобы сделать свою жизнь простой и удобной. Но нет. За простотой и удобством следуют другие потребности. Причем, что интересно, следуют они от разумных и необходимых к совершенно бессмысленным и ненужным. В известной модели, называемой «пирамида Маслоу», вершина отведена «потребностям к самоактуализации». Самоактуализация — это примерно то, зачем люди, у которых всё есть, выходят на одиночные пикеты и участвуют в гей-парадах.

Теперь вот — новое дело. Нидерланды собираются исключить из удостоверений личности графу «пол». Потому что, по словам министра образования и культуры этой страны, граждане должны самостоятельно, цитирую: «создавать свою идентичность и жить в полной свободе и безопасности».

Причем оказывается, что Нидерланды не первые — уже сейчас пол не указывается во внутренних удостоверениях личности в Германии. Но, заметьте, продолжает указываться в документах, предназначенных для путешествий за границу. И попробуйте угадать — почему.

Да потому что удостоверение личности — это документ, который позволяет идентифицировать человека. И отличить его от других. И пол — одна из степеней защиты такого документа. Чтобы можно было понять, Сэм Браун, например, это кто? Женщина или мужчина? Ну то есть можно, конечно, на фотографию посмотреть. Но и со своим внешним видом люди иногда такое делают, что ничего не поймешь.

Тут вспоминается эпизод из какого-то русского криминального сериала, где на вопрос об особых приметах, то есть — шрамах, татуировках и родинках — свидетель ответил, что таковых у преступника не было. А когда преступника таки поймали, оказалось, что он — чернокожий.

С одной стороны вроде бы правильно — ну не указывать же в документах цвет кожи. Не говоря уже об особых приметах. Но с другой стороны — а зачем вообще нужно удостоверение личности, если оно личность удостоверяет только частично? В то время, как идентифицировать любого человека однозначно можно с помощью записи в базе данных и какого-нибудь уникального идентификатора этой записи… впрочем, тут мы с вами вступаем на зыбкую стезю рассуждений о чипизации.

Поэтому не будем об этом, а лучше вспомним, что для перемещения вне границ и Германия и Нидерланды продолжат использовать документ с полом. Потому что таковы требования Евросоюза. А если это так, то речь наверняка идет о каких-то второстепенных внутренних документах. Вроде водительских прав.

На которых пол, если кому интересно, не указывается сейчас в том числе и в России.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Политизация

Один известный русский политолог еще лет десять назад провозгласил тезис о том, что грядет политизация всего нашего общества. Что это такое все эти годы мало кто понимал. Потому что общество в массе своей оставалось к политике равнодушным. А на тех немногочисленных в масштабах страны недовольных, что выходили на митинги, в общем случае смотрели как на городских сумасшедших.

И вот, наконец, ситуация с политизацией проясняется. Несколько последних недель всё общество охвачено одним большим политическим обсуждением. Обсуждение поправок в Конституцию России, перемешанное с обсуждением аспектов пандемии коронавируса вовлекло Россию в такую национальную политическую дискуссию, аналогов которой я, пребывающий в Москве с 1988го года и видевший здесь всё, не припомню. В лентах социальных сетей, в чатах социальных групп самых разных масштабов, от подъезда и детского сада до целого города, в общественном транспорте, в очередях на социальной дистанции — везде люди обсуждают голосование по поправкам. Пенсионеры делятся опытом надомного голосования с пенсионерами. Участники электронного голосования делятся опытом с теми, кто пока не может принять участие в таком голосовании. Даже граждан России, постоянно проживающих за границей, отчего-то тоже очень волнует это голосование. Причем некоторых из них настолько, что они готовы проголосовать несколько раз. Ну, чтобы жизнь в России наладилась еще лучше. Хотя, честное слово, лучше бы вернулись назад и налаживали бы жизнь здесь.

Впрочем, если не вернутся, мы наладим жизнь и без них. Что и подтверждает высокий накал развернувшейся дискуссии, показывающий, что нации не всё равно. Нация думает о своем будущем и спорит о нем. И это значит, что будущее у этой нации есть.

Одно только обстоятельство вносит в эту национальную гармонию толику неопределенности. Что будет после того, как будут подведены итоги голосования? Сенаторы и депутаты, разумеется, скажут нам про последующую ритмичную законодательную работу.

Но вот о чем дальше вести общенациональную дискуссию гражданам? Мы ведь за эти недели так привыкли к этой дискуссии, что оставаться совсем без нее — это как-то уже непривычно.

И кто знает — быть может эта вот зародившаяся страсть к общенациональной дискуссии и есть главное следствие всей этой истории с поправками в Конституцию.

И если так — то, значит, всё было сделано правильно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Моя милиция меня бережет

Ситуация с борьбой против проявлений расизма развивается с такой скоростью, что даже коронавирус пребывает в растерянности. Хотя и пытается догнать борцов изо всех сил, ставя рекорды по заболеваемости в США.

Но борцов все равно не догнать. Что, скажите мне, можно противопоставить решению авторов мультсериала «Симпсоны» запретить белым актерам озвучивать не белых персонажей? Что можно противопоставить решению крупнейших рекламодателей перестать рекламироваться на Facebook, потому что социальная сеть принимает недостаточно мер для того, чтобы удалять ненавистнический контент? Марк Цукерберг уже потерял на этом бойкоте 7 миллиардов долларов, но до сих пор наверняка так и не понял, что с этим делать. Ведь сеть глобальная. А ненавидят в разных странах совершенно разные вещи.

Тем временем разворачивается масштабное капиталистическое соревнование в области принятых мер. Один стриминговый сервис убрал из одного из своих сериалов целую серию, в которой героини делают себе маски из грязи. Потому что это блэкфейс. Актер франшизы «Мстители» критикует компанию Marvel за отсутствие расового разнообразия в фильмах. А фильм «Черная пантера», где чуть менее, чем все актеры чернокожие, тем более расистский. Потому что если можно снимать чернокожих в этом фильме, то почему нельзя в тех, где в основном белые? И не поспоришь. А в округе Линкольн, штат Орегон, афроамериканцам разрешили не носить защитные маски, если они, внимание, испытывают дискомфорт. Потому что правозащитники считают, что темнокожих в масках воспринимают как преступников. Потому что расистские предубеждения.

Не отстают от американцев и их верные последователи в начинаниях. Глава Англиканской церкви заявил, что Иисус был темнокожим. Потому что он был с ближнего востока. А там белых нет. Но чемпионами сегодня становятся журналисты Австралийской радиовещательной корпорации. Которые обнаружили расизм в шахматах. Потому что белые всегда ходят первыми. Планируются дискуссии с гроссмейстерами. Правда, гроссмейcтеры крутят пальцем у виска и советуют страдающим перейти на игру ГО. Где первыми как раз ходят черные.

А в это время в США собираются поменять флаги в некоторых южных штатах. Чтобы ничто не напоминало о темных страницах истории. А один республиканский конгрессмен внес в парламент законопроект о, внимание, переименовании полиции в милицию.

Вот скажите, пожалуйста, вам это ничего не напоминает? Война с памятниками. Отрицание истории и государственной символики. Торжество угнетенных над угнетателями. Грабеж и раскулачивание. Ну и, конечно, милиция вместо полиции.

Согласитесь, что с высоты этого знания нам с вами наблюдать за происходящим куда интереснее.

Ну просто потому, что мы с вами знаем, чем это закончится.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Занимательная колористика

Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов — то нет цели, — говорил герой кинокартины Георгия Данелия «Кин-Дза-Дза», — А когда нет цели, то…

То тогда понятно, что. То, что мы сейчас наблюдаем в Америке и странах со схожим, скажем так, менталитетом.
Основатель одного из популярнейших интернет-сервисов покидает свой пост в совете директоров, который он занимал 15 лет, с просьбой нанять на его место чернокожего человека.

Крупнейшие компании по производству продуктов обещают заменить свои бренды, использующие изображения чернокожих, на что-то другое.

Крупнейшая компания по производству косметических средств убирает из своего ассортимента крем для осветления кожи.
Меняются названия конфет и десертов, в которых использованы названия цветов, особенно — черного, коричневого и красного.

Посольство США в Москве вывешивает на своем фасаде флаг всех цветов радуги. На котором, кстати, нет черного, по-поводу чего могут возникнуть вопросы.

Как могут они возникнуть к любому из нас с вами, поскольку мы с вами стремимся к более светлому. И согласно исследованию, проведенному одной из, опять же, крупнейших кампаний по производству красок и всяких покрытий, за последний год жители России стали использовать цвета на два-три тона светлее, чем годом раньше. Популярность белого и его вариаций, цвета слоновой кости и лазурных оттенков выросла на 49 процентов. А популярность темных цветов, включая оттенки коричневого, снизилась на 42 процента.

Ну то есть вы понимаете, что с толерантностью и политкорректностью у нас с вами всё еще очень и очень плохо. Это я еще даже не упоминаю про русский снег. Который может быть белым, а может и черным. И про белых медведей и бурых медведей. И какой именно снег или медведь правильные — заранее невозможно сказать. Поскольку в современном цивилизованном мире и то и другое может быть расценено как оскорбление. А почему именно — мы с вами никогда не сможем понять, потому что понять всё происходящее решительно невозможно. Президент США Энрю Джексон, например, статую которого пытались свалить в Вашингтоне, был очень плохой человек. А вот купюра в двадцать долларов, на которой изображен этот президент — это хорошая, годная купюра.

Вот вы скажете — просто потому, что зеленая.

А я вам отвечу: быть может вы и правы.

И отцы основатели про цвета всё заранее знали.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Счастье

Всем людям свойственно ошибаться. Свойственно ошибаться и мне. Уж сколько раз я говорил вам, что мир останется тем же, что прежде. Но я ошибался. Мир действительно прежним больше не будет. Но вовсе не из-за эпидемии коронавируса. А из-за очередного рывка пассионариев на пути к исполнению мечты доктора Мартина Лютера Кинга.

Правда, доктор Кинг мечтал, чтобы сыновья бывших рабов и сыновья бывших рабовладельцев сидели вместе за братским столом. Но увы, сыновья бывших рабов не хотят. Да даже и сыновья бывших рабовладельцев не хотят сидеть за одним столом с самими собой. Борьба с памятью — вот, чего все хотят. И дело не только в расовых предрассудках. Бывший мэр шведского города Умео заявил, что надо заменить статуи угнетателей на статуи людей, работающих на благо человечества. И привел характерный пример: статую короля Карла XII надо заменить на статую Греты Тунберг. Кто бы рассказал этому шведу про статую Ленина, установленную на постаменте памятника 300-летию дома Романовых в Костроме.

Но ладно там памятники! Уж сколько раз мы видели, как одни сносят, ставят другие, потом сносят другие, а прежние возвращают.

Но есть ведь и вечные ценности! Компания Mars собирается уничтожить бренд Uncle Ben’s! «Как глобальный бренд, мы обязаны занять такую позицию, которая поможет положить конец расовым предрассудкам и несправедливости» — сказали в компании и я перечитал эту формулировку множество раз. Но так и не понял, как картинка с благообразным темнокожим дядюшкой в бабочке может олицетворять собой расовые предрассудки и несправедливость. Американская пресса предполагает, что коннотация может состоять в слове Uncle, то есть — «дядя». Потому что вызывает ассоциации с названием романа «Хижина дяди Тома». И если вы что-нибудь понимаете, то я вообще уже ничего не понимаю, потому что «Хижина дяди Тома» — один из главных антирасистских романов в истории человечества.

И вот начитавшись всего этого горячечного бреда ты вдруг видишь в ленте такой заголовок: ««Чёрный квадрат» Казимира Малевича убрали из галереи Новой Третьяковки». В контексте всего вышеизложенного это выглядит совершенно естественным. Кроме одного существенного момента — это в России, а не вот там. И по прочтении новости оказывается, что действительно: речь идет просто о текущем ремонте.

И тут ты понимаешь, какое же это счастье.

Какое же счастье, что всё это безумие не у нас.

И какое же счастье, что все это безумие от нас далеко.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Правила Бэрримора

Современная новостная журналистика настолько быстрая, что проверять новости по источникам попросту некогда — пока ты будешь проверять, все остальные уже опубликуют. В каком-нибудь Телеграме, где все издания, от крохотных каналов, ведомых одним человеком, до огромного медиахолдинга находятся в совершенно равных условиях и рядом друг с другом в одной ленте эта скорость приобретает определяющее значение. Именно скорость, а не достоверность.

Да вот только на днях были две новости, отрефлексированные беспокойными гражданами в социальных сетях с такой безнадегой в постах, что даже удивительно, что практически никто из изданий не пошел посмотреть, в чем же дело. Зачем? Ведь сейчас уже другие новости, а эти уже ушли в прошлое.

Первая новость — о том, что Роспотребнадзор теперь запретил селить в один гостиничный номер неженатых людей. Совок вернулся! — кричали беспокойные, которые помнят, что в СССР действительно не селили. Между тем в рекомендациях (!) Роспотребнадзора по профилактике коронавирусной инфекции (!!) сказано так: «Размещение гостей в номере преимущественно одноместное или семейное». И всё. Никакой полиции нравов. Никаких сообщений «куда надо». Простая надежда на то, что семейные люди друг друга не заразят, если они уже раньше друг друга не заразили. Причем не жесткое правило, а рекомендация.

Второй случай — установка в школах России системы наблюдения под названием «Оруэлл». Они правда сделают это! — кричали беспокойные, имея в виду даже не столько саму систему, сколько название «Оруэлл». И практически никто не удосужился набрать в поиске «система видеонаблюдения Orwell», чтобы узнать об уже пятнадцатилетнем существовании коммерческого продукта с таким названием. Который, видимо, и собираются ставить в школах. Причем с отключенной функцией распознавания лиц.

В общем, скорость в новостях порождает страстную (что хорошо), но неадекватную (что плохо) реакцию на эти новости. Вот то ли дело, когда всё обстоятельно.

Недавно я рассказывал вам, как работая над одним развлекательным интернет-проектом с британской корпорацией БиБиСи в конце девяностых, наткнулся на их сайте на большой свод правил, которым должны следовать журналисты при освещении тех или иных событий. Там предписывалось, например, не называть террористов террористами, чтобы не злить их, а называть их повстанцами. Для русского, рассматривавшего в те годы практически всё через призму кавказских событий рекомендация выглядела несколько дикой. Хотя и разумной, поскольку речь шла о безопасности других журналистов в горячих местах.
И вот теперь мы узнаем, что мало правил — БиБиСи наняла специального человека, который бы следил за нейтральностью высказываний сотрудников кампании в социальных сетях. Речь идет, поясню, уже не о профессиональной деятельности журналистов БиБиСи. Нет, речь идет именно об их частной жизни. Что там ваше семейное размещение в номерах и система видеонаблюдения в школах. Вот настоящий Оруэлл! Вы не можете называть вещи своими именами (например, террористов террористами, а погромщиков погромщиками) просто потому, что вы работаете в БиБиСи. Нигде не можете. Ни в собственных социальных сетях. Ни, быть может, уже и на своей кухне (поскольку по количеству камер видеонаблюдения Великобритания даст фору любой другой стране мира, включая Китай).

Правда, случилась веселая неприятность. Оказалось, что нанятый специальный человек (его зовут Ричарт Сэмбрук) сам неоднократно писал в Твиттере о том, что власти пытаются «блокировать независимую журналистику и критические взгляды». И знаете, что произошло, когда это выяснилось? Несколько британских политиков от правящей партии и даже один министр заявили, что этот человек не может следить за нейтральностью сотрудников БиБиСи в соцсетях, поскольку сам проявляет предвзятость.

Сразу же представляется идеальный непредвзятый арбитр — это джентльмен, произносящий одно только «Сэр». Не «Да, сэр». И, не дай бог, не «Нет, сэр». А просто: «Сэр». Вы сами знаете, как называется такой джентльмен. Он называется дворецкий. Какой-нибудь Бэрримор. И ничего больше сотрудник БиБиСи позволить себе не может. Ему не положено.

Правда, не очень понятно, как в подобную картину мира вписывается употребление термина «борец с расовой несправедливостью» вместо «погромщик». Ведь это тоже оценка. А журналист БиБиСи должен быть предельно нейтрален. И его сообщение о том, что «борцы с расовой несправедливостью» снесли очередную «статую расиста» должно выглядеть как-то так: «Люди снесли очередную статую». И всё. Никаких разъяснений — какие люди, почему снесли, почему очередную. Чистое и незамутненное «Сэр». Зато представляете, как спокойны будут после таких новостей люди в британских социальных сетях! Никакой рефлексии. Никаких переживаний. И, как следствие — никакой борьбы с расовой несправедливостью. Поскольку и расовой несправедливости в новостях никакой больше не будет. Помните наше: «У преступника нет национальности». Вот примерно то же самое и будет.

Однако жизнь показывает, что не бывает сферических новостей в вакууме. И у преступника есть национальность. И белые полицейские убивают больше черных преступников просто потому, что черных преступников больше.

Сэр.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Всё смешалось

Все смешалось в доме Облонских. Кто правый, кто левый, кто расист, кто из меньшинств — всё перепуталось.

Журнал «Популярная механика» публикует статью о том, как лучше всего с инженерной точки зрения валить памятники. Американский фонд Black Lives Matter Foundation, собравший четыре миллиона долларов пожертвований с таких компаний, как Microsoft, Apple и Google на деле оказывается частным предприятием какого-то музыкального продюсера из Калифорнии, который как раз провозглашает «гражданское единство с полицией». Instagram в это же время собирается учитывать цвет кожи при при получении синей галочки, которая просто подтверждает аутентичность аккаунта.

Но самое удивительное происходит в Европе.

Во Франции участники акций протеста против расизма выкрикивают антисемитские лозунги. Куратор музея английского города Хертфордшир публикует в Твиттере рецепты, как уничтожать бронзовые памятники с помощью бытовой химии. Так, чтобы их нельзя было восстановить. В Великобритании призывают закрыть газету The Guardian, которая сейчас поддерживает протесты. Потому что оно была основана на деньги от хлопковых плантаций, на которых трудились рабы. А министерство здравоохранения Великобритании заявляет, что высокая смертность от коронавируса в их стране связана с системным расизмом и, как следствие, высокой смертностью среди иммигрантов.

Французские полицейские после обвинений в расизме отказываются исполнять свои обязанности, демонстративно бросая на землю наручники. Пусть хозяева бутиков на Елисейских полях и улице Риволи сами защищают свои витрины. Полицию Германии в расизме обвиняет сопредседатель Социал-демократической партии. Партии, которая, кстати, открыто симпатизирует движению Антифа. Тому самому, которое президент США хочет объявить террористическим. И которое сейчас призывает снести статую британского военачальника Харриса, который командовал налетом на Дрезден. И которого то же самое движение Антифа еще несколько лет назад просило повторить это снова. Вы что-нибудь понимаете? Лично я давно уже ничего не понимаю. Да и никто уже ничего не понимает.

Полиция Германии пребывает в растерянности — что же им делать? Ведь если они расисты — то, значит, любое их действие против погромщиков будет расценено как проявление расизма. А кому из полицейских это надо? Никому это не надо. И скоро немецкие полицейские, видимо, тоже будут бросать на землю наручники.

Так чем же всё это закончится? — спросите вы.

А я вам отвечу: ничем не закончится. Перестанет однажды и всё. Как летний дождь.

А потом, когда-нибудь, конечно, опять повторится. Когда следующие протестующие подрастут.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.