Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Чужие игры

Джозеф Пулитцер изобрел современную прессу. Сначала современную американскую прессу, конечно. Но потом его методы постепенно переняли газетчики всего мира. А методы эти очень простые: не надо умничать. Огромные, в половину полосы заголовки, составленные из слов вроде «ужас», «кошмар» и «террор». Постоянные кампании травли того или иного чиновника или политика. Злейшие карикатуры, кроссворды, гороскопы и что-нибудь такое для дам. То, что сейчас называется словом «таблоид» тогда, в конце 19 века, во времена Пулитцера называлось «новая журналистика». И когда ставший богатейшим издателем Пулитцер завещал небольшую часть своего состояния на премию для журналистов, он имел в виду именно вот эту вот «новую журналистику». С тех пор вот уже больше ста лет Пулитцеровская премия именно за такую журналистику и вручается. Потому что американская пресса с тех пор практически не изменилась — она как была предназначена для продажи на бульварах, так и осталась. Стыдная, вральная, ворующая чужой контент, политически зависимая и всё такое.

И премия, врученная в этом году давно уже ставшей посмешищем газете The New York Times, совершенно ничем не отличается от любой другой, которую вручали до этого.

Газета The New York Times, если кто не помнит — это та самая газета, которая совсем недавно опубликовала материал о том, как Путин десять лет дискредитировал американскую науку и здравоохранение. А когда пришел вирус и выяснилось, что американского здравоохранения как такового и нет, то виноват в этом, разумеется, Путин. Потому что он его, здравоохранение это, дискредитировал.

Именно The New York Times писали, что Россия устроила протесты «желтых жилетов» во Франции. А также первыми обнаружили «широкомасштабную секретную российскую операцию с целью повлиять на президентские выборы».

В конце-концов, именно в этой газете публикуется Маша Гессен. Именно там она публикует статьи о том, что русские бегут из России, что Москва опустела (это не сейчас, это раньше), что в посольствах стоят многомесячные очереди, а цены на недвижимость рухнули. «Москва, возможно, к моему следующему возвращению станет городом-призраком» — писала Маша Гессен, а The New York Times это публиковали.

Стоит ли удивляться тому, что именно эта газета получает Пулитцеровскую премию за «разоблачение хищничества режима Путина»? Хищничество режима разоблачается в восьми (!) материалах. Как минимум два из которых до степени смешения напоминают материалы, опубликованные одним русским интернет-проектом задолго до того, как их опубликовали в The New York Times.

Так что когда депутат Косачев говорит, что «Пулитцеровская премия перестала существовать» — он как бы говорит нам о том, что никогда ни за какими премиями не следил. Потому что в 2017 году, например, та же The New York Times получила премию за обнаружение той самой «широкомасштабной секретной российской операции с целью повлиять на президентские выборы».

И, разумеется, Пулитцеровская премия как существовала раньше — так будет существовать и дальше. Только совершенно непонятно, что нам до нее. Это премия для американских журналистов. Было бы странно, если бы американцев вдруг взволновало вручение русской журналистской премии (я даже не знаю, есть ли такие) какому-нибудь циклу статей про то, как вешают негров и как полицейские на улицах американских городов расстреливают мирных граждан. Ну или, скажем, американские музыкальные журналисты с такой же страстью обсуждали бы результаты «Золотого граммофона», с какой наши музыкальные журналисты обсуждают результаты премии «Грэмми».

Как вы говорите? Пулитцеровская премия политически ангажирована?

А какая премия не политически ангажирована? Про «Оскар» вы и сами знаете, но давайте не будем мельчить. Возьмите Нобелевскую премию. Например, Нобелевскую премию по литературе. Ее уже несколько десятилетий вручают за какие угодно достижения, но только не за литературные. Возьмите и посмотрите, кто и сколько получает премий по физике, химии и медицине.

Ну, про «премию мира» я даже не буду и упоминать.

Любая премия — это важнейший политический инструмент. И даже если оргкомитет премии считает себя независимым и весь из себя такой честный, то на любой оргкомитет найдутся лоббисты. А не найдется лоббистов — так найдется общественный запрос. Который организует кто? Правильно — «свободная» пресса.

И тут я в тысячный раз повторю сам свой тезис про ледяное презрение. Нет для русских никакой Пулитцеровской премии. Не должно быть. Пусть американцы играют в свои игры сами с собой. А у нас с вами должны быть собственные игры. Собственные премии. Которые мы будем вручать за разоблачение скоординированных русофобских кампаний, за честные и непредвзятые материалы о влиянии технологии 5G на репродуктивные способности человека, а также за расследование деятельности Билла Гейтса в области жидкой чипизации человечества.

И вот тогда наступит полная мировая гармония.

А название для такой премии вы можете сами придумать.

Вариантов, в честь кого она могла бы быть названа, в нашей стране предостаточно.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Мозговые слизни

Коронавирус до сих пор не раскрыл нам все свои тайны. Ученые и врачи продолжают обобщать симптомы и спорить о том, какие именно проявления о чем говорят. Температура и кашель — это понятно. Потеря ощущения вкуса и запаха — вроде бы тоже уже общее место. Иногда пишут про сыпь на ногах и тошноту. Но до сих пор никто всерьез не рассматривает такой грозный симптом, как расстройство психического здоровья.

Между тем ситуация в Соединенных Штатах Америки, подвергнувшихся самому масштабному разгулу эпидемии, просто вопиет о важного такого симптома.

Вот просто за последние два-три дня перечисляю, записывайте:

«Первый в мире человек, заразившийся коронавирусом, работал в лаборатории Института вирусологии в китайском Ухане, где была зафиксирована вспышка COVID-19» — сообщает Fox News, ссылаясь на многочисленные источники, видевшие какие-то документы. Сами сотрудники Fox News никаких документов не видели.

Дальше Associated Press: «Руководство Китая поняло, что коронавирус может передаваться от человека к человеку и вызвать эпидемию по меньшей мере на шесть дней раньше, чем заявило об этом, свидетельствуют документы». Документы, впрочем, тоже не приводятся.

А газета The New York Times побивает все рекорды статьей, которая называется «Долгая война Путина против американской науки». В статье прямо говорится, что агенты Путина на протяжении, внимание, десяти лет рассказывали миру, какая плохая американская система здравоохранения. И вот когда настал чёрный день, оказалось, что она действительно плохая. И знаете почему? Потому что агенты Путина убедили всех в том, что она никуда не годится. Это, повторюсь, пишет газета, основанная в 1851 году.

Впрочем, не надо думать, что психические расстройства поразили только американскую прессу. Нет, всё значительно хуже.
Госдепартамент США обвинил Китай в проведении ядерных испытаний. Вот прямо сейчас, когда всё это. И знаете, на каких основаниях? Потому что китайцы что-то там копают на своем старом ядерном полигоне.

Мало того. Госдеп обвиняет в проведении ядерных испытаний и нас. И знаете, как сказано в докладе? Там сказано, что Россия могла провести ядерные испытания. И могла не уведомить об этом США. Но никаких сведений о том, проводила ли Россия действительно такие испытания, у Госдепартамента нет.

А что же Дональд Трамп, спросите вы? Да всё то же самое. Президент США прекратил финансирование Всемирной организации здравоохранения. А почему? А потому что власти США не справились с развитием эпидемии.

И не знаю, как вам, а мне кажется, что психиатрам надо срочно подключаться ко всем остальным врачам, которые занимаются эпидемией.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Дезинфекция мозга

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов запретил употреблять слово «коронавирус», тем самым избавив свою страну от эпидемии. Президент Белоруссии Александр Лукашенко сказал, что чеснок и цыбуля, баня и трактор — вот все лекарства, и всё будет отлично. Парламент Швеции сказал, что живем как обычно, а там каждый сам за себя. Не знаю, что сказал высший руководитель товарищ Ким Чен Ын, но в Северной Корее коронавируса нет. Ноль.

А президент США, где заболевших больше всех в мире, отменил финансирование Всемирной организации здравоохранения.
Удивительно, но все эти решения абсолютно когерентны друг другу. У детей и так и не вышедших из детского возраста эта методика называется «я в домике». И означает не попытку решения проблемы, а попытку отказа от существования проблемы или (если отказаться от существования проблемы, как в США, невозможно) перекладывание ответственности на других. В случае с США — на Всемирную организацию здравоохранения. И на Китай.

Ну и на Путина, разумеется.

Погодите смеяться.

Респектабельнейшая газета The New York Times, существующая, на минуточку, с 1851 (!) года публикует пространную статью под названием «Долгая война Путина против американской науки». Название, конечно, шизофреническое, но еще шизофреничнее название ссылки, по которой выложена статья. Там написано: «Путин-Россия-дезинформация-здоровье-коронавирус». Из чего как бы следует, что Путин и Россия дезинформировали кого-то насчет здоровья и коронавируса. Любой из живущих в Москве в эти дни знает, как российские власти относятся к коронавирусу. Какие усилия они предпринимают. И насколько жесткие вводятся ограничения. То есть, если исходить из простой антитезы (мы же стратегический противник США, не так ли?) Путин и Россия должны были бы дезинформировать США на тему происходящего и всячески отговаривать американские власти от борьбы с эпидемией.

Вот вы скажете, что вроде бы такого не видели. И будете правы. Потому что на самом деле в статье всё значительно хуже.

Оказывается, агенты Путина на протяжении последних десяти лет (!) рассказывали американцам, что их система здравоохранения никуда не годится. И вот когда настал черный день, оказалось, что она действительно никуда не годится. И знаете, почему? Потому что агенты Путина убедили всех в том, что она никуда не годится.

Там прямо так и написано:

«Эксперты опасаются, что это усилит общественный цинизм, который подрывает влияние Вашингтона, а также основополагающую демократическую ценность полагаться на очевидные факты в качестве основы для принятия решений».

Про очевидные факты нам тут рассказывают те, кто увидел вмешательство России в американские выборы и фальсифицировал химические атаки в Сирии. Вот эти самые люди. Но да бог бы с ними, тут же главное даже не это. А обвинение в том, что какие-то публикации в социальных сетях могут усилить общественный цинизм.

Эй, там, на холме! А как же со свободой слова тогда? Ваша конституция позволяет людям исповедовать самый оголтелый нацизм — но при этом вы против цинизма? Это очень, очень смешно.

Впрочем, ладно. На этом статья не заканчивается, она очень большая. Вот вам еще цитата для смеха:

«Эксперты говорят, что российские тролли могут даже платить американцам за то, что они размещают дезинформацию от их имени, чтобы лучше скрыть свои цифровые отпечатки пальцев».

Ничего не напоминает? Да это же классическое обвинение русских с хорошими лицами в том, что они в любом своем проявлении орудуют на деньги Госдепа. Теперь мы знаем, что везде всё одинаково.

Отдельных слов заслуживает огромный кусок статьи, посвященный RT. Главное обвинение RT состоит в том, что у него слишком много просмотров. Недопустимо много просмотров. Катастрофически много просмотров. Нельзя, чтобы было так много просмотров.

А самое ужасное состоит в том, что в эфире RT какой-то человек сказал, что вирус мог быть разработан в США. И это уже совершенно недопустимо.

Ну то есть это не американский сенатор Линдси Грэм в эфире Fox News заявил, что Китай ответственен за смерти американцев из-за коронавирусной инфекции и за безработицу. А это RT пустили в эфир человека, который предположил, что США сами виноваты в сложившейся ситуации.

Второй раз задавать вопрос про свободу слова кажется уже mauvais ton.

В последние недели уже много было написано о том, что в условиях чрезвычайной ситуации авторитарная модель управления оказывается более эффективной, нежели абсолютно демократическая. Для того, чтобы сделать подобный вывод, не надо много ума — в конце концов любая демократическая власть содержит армию, которая и предназначена для решения чрезвычайных проблем. А ничего авторитарнее армии не существует. Она просто иначе не сможет работать.

Но это то, что написано. А вот то, что мы видим: демократическая модель управления импотентна настолько, что не может мобилизовать даже армию. Больше того — при демократической модели управления и армия становится импотентной. Что мы видимо по истории с американским кораблем, на котором заболели матросы. То есть, всё выглядит на первый взгляд грозно. Но на деле внутри полная неготовность к ответственности за что либо. В это ведь и состоит смысл любой демократии — размазывание ответственности по всему социуму. И, таким образом, уничтожение любой ответственности за что либо. В демократическом обществе все всегда виноваты — и нет того, кто виноват конкретно. Вернее, он есть, но это всегда какой-нибудь Путин. Где-то там, за океанами. Абсолютное зло, от которого все проблемы.

И если вы спросите меня, изменит ли эта эпидемия такое положение вещей, создаст ли она новый мир на обломках старого, несостоявшегося, то я отвечу вам: нет.

Просто когда можно свалить ответственность — это очень удобно. И «прогрессивное человечество» от этого никогда не откажется.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Они не могут жить без космоса

«Это один маленький шаг для человека и огромный скачок для человечества» — произнес Нил Армстронг 20 июля 1969 года, впервые в истории вступив на поверхность Луны. Легендарный астронавт ошибался — никакого огромного скачка для человечества не случилось. Американцы слетали на Луну несколько раз, после чего закрыли программу, две оставшиеся гигантские ракеты «Сатурн-5» выставили в музеях и… всё. Смогут ли они сейчас повторить то, что сделали полвека назад — неизвестно. Но скорее всего вряд ли. Утрачены компетенции.

Но президент США Дональд Трамп в это не верит. И поэтому в самый разгар пандемии коронавируса, основной удар которой пришелся как раз на Соединенные Штаты Америки, он издает указ о том, что американцы имеют право разрабатывать ресурсы Луны.

«Американцы должны иметь право вести коммерческое исследование, добычу и использование ресурсов в космическом пространстве в соответствии с применимым законодательством» — написано в этом указе, и самое интересное тут кроется в двух местах. Во-первых, в слове «коммерческое». А во-вторых, в словосочетании «в соответствии с применимым законодательством».

Потому что бывает законодательство применимое и неприменимое. Про второе в указе сказано так: «США не признают Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах».

Знаете, что это за соглашение? Оно было принято ООН в 1979 году. Его ратифицировали около десятка стран, среди которых такие великие космические державы как Марокко, Уругвай, Филиппины и Перу. Ни СССР, ни США этот договор не то что не ратифицировали, но даже и не подписывали. Потому что они подписывали совсем другие договоры.

Например, «Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела» 1967 года. Согласно которому «ни одно государство не может предъявлять претензию на владение космическим телом или его частью, а суверенитет государств распространяется только на непосредственно запущенные ими космические объекты».

Изначально этот межправительственный договор подписали США, СССР и Великобритания. На сегодняшний день он ратифицирован сотней стран и еще 26 стран хоть и не ратифицировали его, но подписали. То есть именно этот договор на сегодняшний день определяет международные принципы использования космического пространства. Этот договор и есть то самое «применимое законодательство». И именно в нем зафиксированы запреты на размещение в космосе оружия массового поражения, на использование Луны для создания военных баз, испытаний оружия и всё такое.

То есть указ Дональда Трампа, внимание, не меняет в существующем положении вещей… ничего. США не признают «Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах» — но они никогда его не признавали. Как, впрочем, и мы. Трамп утверждает, что американцы должны иметь право вести коммерческую добычу ресурсов в космосе — но американцы всегда имели на это право, потому что им никогда и никто этого не запрещал. Даже и мы. Потому что в Договоре о космосе 1967 года речь идет только о государствах и суверенитетах, но никак не о коммерческой деятельности. США бы никогда не подписали договор, запрещающий хоть какую-то коммерческую деятельность. А для СССР в 1967 году словосочетание «коммерческая деятельность» было абстракцией. А теперь, когда всё изменилось, мы точно так же можем заниматься коммерческой деятельностью на Луне, как и американцы. Потому что нам никто этого не запрещал.
Тут возникает логичный вопрос: «а зачем?» Зачем Трамп издал указ, содержание которого не то чтобы юридически ничтожно — но не содержит новелл?

Гипотезы могут быть разные, но наиболее очевидной кажется версия о классическом «мы не можем жить без космоса». Трампу 73 года. Когда Гагарин полетел в космос, Трампу было 15. Когда Нил Армстронг ступил на Луну, ему было 23. Мы знаем, что Трамп любит красивых женщин — значит, он любит всё красивое, а ничего красивее той золотой эпохи освоения космоса в шестидесятых в послевоенной истории человечества не было. И наверняка на юного Дональда Трампа всё это произвело впечатление, которое он пронес с собой через всю свою увлекательную жизнь.

А теперь, в один их самых сложных моментов своей жизни (Трамп — президент, и при его президентстве умирают американцы) этот человек хочет передать нации свое ощущение будущего. Приободрить их. И для этого выпускает бессмысленный совершенно указ ни о чем. Нелепо? Конечно.

Но, кстати, не более нелепо, чем подписанное недавно Россией и Бурунди заявление о неразмещении первыми оружия в космосе. «В Совместном заявлении Российская Федерация и Республика Бурунди призывают страны, не являющиеся участниками инициативы по НПОК, рассмотреть возможность полноформатного присоединения к ней» — сказано в этом заявлении, и мы понимаем, что русский МИД тут лишь снисходительно исполняет такую же детскую мечту кого-то там из Бурунди о космосе, какую пронес с собой через всю жизнь Дональд Трамп. Они не могут жить без космоса. Ну и пожалуйста.

Давайте дадим им столько космоса, сколько они смогут с собой унести.

От космоса все равно не убудет.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Про Луну

Президент Соединенных Штатов Америки не зря пользуются репутацией человека, способного удивлять. В самый разгар эпидемии коронавируса, основной удар которой пришелся как раз на США, Трамп подписывает указ о том, что американцы должны иметь право вести коммерческую деятельность, внимание, на Луне.

Ну что же, быть может президент США уже считает, что территория его страны будет более непригодна для проживания, поэтому самое время озаботится поиском более пригодных земель… то есть, простите, лун.

Но хотелось бы напомнить ему и оппонирующим ему представителям других стран мира, что американцы и так имеют право вести коммерческую деятельность на Луне. Просто потому, что им никогда и никто этого не запрещал. А ооновское Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 года, о непризнании которого пишет в своем указе президент США, и так не признавали ни США, ни Советский Союз. А только такие великие космические державы, как Марокко, Мексика, Перу, Уругвай и еще несколько стран, ни одна из которых никогда не запускала ничего в космос. Более того, даже в тех международных соглашениях по освоению космоса и Луны, которые подписали США и Советский союз, говорится только о невозможности установления национальной принадлежности небесных тел. Но ничего не говорится о деятельности коммерческих организаций.

Так зачем же в самый разгар пандемии президент Соединенных Штатов Америки подписывает указ, который просто констатирует давно существующее положение дел и ничего нового ни в какие правовые положения не добавляет?

Рискну предположить, что тут мы имеем дело с попыткой психотерапевтического воздействия на американскую нацию. Мол, эпидемия, конечно, закончится, а потом мы сразу же полетим на Луну и найдем там много чего.

И вы знаете — мне этот подход нравится. Мне кажется, мы могли бы перенять его у Дональда Трампа. Каждый из нас может взять лист хорошей бумаги и написать на нем сверху: Указ. А ниже изложить все свои пожелания относительно Луны, Марса, Венеры и любых других небесных тел. А потом поставить дату и подписаться.

Реальная юридическая сила любого подобного документа будет не меньше, чем у того, что подписал Дональд Трамп.

Но настроение сразу улучшится.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Обнуление

Агентство «Интерфакс» сообщает: «Лидер пятидесятников России, член Общественной палаты России епископ Сергей Ряховский назвал пандемию коронавируса и связанный с нею панические слухи одним из признаков скорого конца света, но призвал верующих сохранять спокойствие».

Я не знаю, что в понимании епископа есть «скорый», но в свою очередь призвал бы не торопиться. Ибо происходящее сейчас — это тот самый исторический шанс, который выпадает раз в сто лет и не воспользоваться которым для человечества было бы верхом беспечности.

Поясню эту простую мысль. За последние десять лет я неоднократно писал, что человечество накопило критическую массу противоречий. Религиозные конфликты, территориальные споры, вопросы непризнанных территорий. Все эти идиотские санкции, которые легко ввести и которые так сложно снять. Ну и, разумеется, самое главное: колоссальное социальное расслоение между так называемым «золотым миллиардом» и всем остальным миром.

Такие противоречия накапливаются далеко не в первый раз. Но, во-первых, раньше для накопления критической массы требовались столетия. Теперь же достаточно нескольких десятков лет — всё ускоряется. А во-вторых, что куда как важнее: раньше для разрешения таких противоречий человечество просто устраивало большую войну. Все против всех, воруй, убивай, грабь, Господь разберет, где свои, где чужие.

Теперь же всё изменилось. И человечество больше не хочет подобной войны. Причины вполне очевидны: во-первых, последняя война до сих пор перед широко раскрытыми от ужаса глазами. Во-вторых, средства уничтожения стали таковы, что теперь их даже не нужно серийно производить. Просто сделал один экземпляр, показал — и все понимают, что с тобой лучше не связываться. Теперь это работает так.

Конечно, локальные военные конфликты с применением традиционных видов вооружений до сих пор не выходят из моды. Там можно как раз продемонстрировать в деле тот самый один экземпляр, а заодно и решить несколько политических задач местного значения. Но и только. А задача, стоящая перед человечеством, куда как масштабнее. Необходимо глобальное обнуление.

И тут вдруг — эпидемия коронавируса. Прямо божий подарок. Вы только посмотрите на падение рынков. Почему они падают настолько сильно? Да просто потому что им давно было время упасть, перегрев рынка сверх меры был очевиден. Но рынки не могут упасть просто так — для этого нужен повод. Крах какого-нибудь системообразующего банка. Дефолт какой-нибудь богатой страны. Так же война.

Ну или неведомая угроза, перед которой хочется трепетать.

То же самое с реакцией европейских стран на происходящее. Евросоюз как институт перестал существовать буквально в считанные часы. Члены Евросоюза перекрыли границы, Еврокомиссия с Европарламентом не нашли, что сказать — всё, каждый сам за себя. А сколько это сразу же обнулило сложившихся в Евросоюзе противоречий! И сколько явило миру и людям вроде президента Сербии, выступившего с предельно откровенной речью о том, что Европейский Союз, до того заманивавший его страну под свою сень, ныне предал. Ну то есть для нас с вами в этом никакого откровения, разумеется, нет — а вот для сербов в этом есть откровение. И то хорошо.

Гипертрофированная реакция на эпидемию есть свидетельство того, что политические круги и финансовые элиты схватились за вирус как за повод. Возможно еще сами того не осознавая, а просто повторяя действия вдругих стран. Чтобы не выглядеть бездействующими перед своим избирателем. Но постепенно к ним приходит понимание того, что вот оно — комендантский час, армия на улицах, фильм Стивена Содерберга «Заражение» как инструкция — а разогнанное по домам население весело поет на балконах и запасается туалетной бумагой. Понимаете? Свободная, цивилизованная, толерантная Европа молча глотает введение практически военного положения. Как и тогда, восемьдесят лет назад. Ну как не воспользоваться открывающимся горизонтом возможностей?

Но любая война однажды заканчивается. Заканчиваются люди, заканчиваются патроны, заканчивается топливо. Терпение тоже заканчивается. И в этот момент важно зафиксировать результаты. В Ялте, в Потсдаме, на Генеральной Ассамблее ООН (которой, кстати — то есть, ООН — в текущем кризисе тоже вообще нет, можно забыть). Где угодно. Но там должны собраться лидеры мира и решить, что теперь всё будет по новому. Потому что по старому быть больше не может — мы все видели во время эпидемии, что по старому не работает.

Закончится и распространение вируса. Но мир уже не сможет быть прежним — еще несколько дней и изменения станут необратимы. Вспомните 11 сентября 2001 года, когда американцы беспрекословно легли под ограничивающий свободы «Патриотический акт», под которым пребывали на протяжении четырнадцати (!) лет. А на самом деле пребывают и до сих пор, просто под другим названием. Но тот случай с небоскребами WTC касался только одной страны мира. Нынешняя ситуация касается всего мира в целом. И поэтому последствия должны будут обсуждаться всем миром. И результаты тоже должны будут фиксироваться всем миром.

Хватит ли лидерам мира понимания и ответственности для того, чтобы зафиксировать результат — мы с вами узнаем, может быть, к концу года.

Но если не хватит — то, увы, снова прислушаемся к епископу.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Остановись, мгновенье!

«Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!» — говорил доктор Фауст Мефистофелю, когда обговаривал с ним момент отправки в преисподнюю после полного пресыщения жизнью. Удивительно, но примерно так же до сих пор рассуждают чиновники и парламентарии всего мира, когда речь заходит о том, что окружающий мир движется куда-то вперед. Зачем вперед? Куда вперед? Ведь здесь, в этом конкретном историческом моменте так уютно и так хорошо всё устроено. Зачем нам все эти новшества, с которыми еще надо придумать, что делать? Все эти криптовалюты и сквозные шифрования, каршеринги и агрегаторы, скутеры и беспилотные дроны.

Остановись, мгновенье! Ты прекрасно! И вот уже Европарламент начинает работу над созданием законопроекта, предполагающего возвращение к обязательным заменяемым аккумуляторам у смартфонов. Как объясняют евродепутаты — для того, чтобы сократить электронные отходы. А то сейчас люди склонны выбрасывать целый смартфон вместо того, чтобы просто купить к нему новую батарейку. И выбросить только старую батарейку.

Напомню, что ранее эти же депутаты обязали все продаваемые в Европе устройства заряжаться исключительно через разъем USB-C. Что несколько расстроило компанию Apple, которая с помощью сертификации своего разъема Lighting хоть как-то пыталась регулировать ассортимент того, что подключается к ее устройствам.

Ну что же, тенденция к остановлению мгновения очевидна. Не знаю, слушают ли европейские депутаты нашу радиостанцию, но замечу, что используемые в смартфонах экраны тоже довольно токсичны. Как при производстве, так и при утилизации. И почему бы не выступить с инициативой отказаться уже от этих экранов во весь телефон? И не вернуться к старым добрым кнопкам, от которых уж точно никакого вреда природе ее будет.

А там придет время задуматься и о безопасности электромагнитной. Столько всяких разных волн стало в эфире, что страшно становится. И не помешало бы как-то эфир проредить. И вернуться к старым добрым проводным телефонам. Связь надежная, без всякого этого используемого террористами и наркоторговцами шифрования, а главное — легко контролируемая теми, кому это надо.

Ведь как прекрасно было, скажем, лет двести пятьдесят назад. Никаких тебе выбросов в атмосферу, никакого пластика в океане, а смертность на дорогах почти нулевая. Ну, разве что встретятся лесные разбойники.

И как бы вернуть то мгновение, когда работа парламентария была столь спокойна, что в большинстве стран никаких парламентов даже и не было.

Осталось только узнать, что думает по этому поводу Мефистофель.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Сила есть — ума не надо

Бывает разная сила. Сила моральная, например. Или сила физическая. Бывают сила давления и сила сопротивления. Сила в правде бывает. А бывает и сила в деньгах.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг выдумал новую силу. Силу блока. Сила блока такая: страны-участницы блока договариваются о том, что некто редиска. И после того, как они об этом договорились, затеявший договариваться выходит из договора с нектом.

Как вы говорите? Бред? Ахинея? Да нет же, вот слова самого генерального секретаря: «Распад Договора о сокращении ракет средней и малой дальности — это плохо, но он продемонстрировал силу НАТО, поскольку мы смогли в результате интенсивных консультаций договориться, что его нарушала Россия, и согласовать наши дальнейшие шаги».
Понимаеье? В результате интенсивный консультаций страны НАТО ДОГОВОРИЛИСЬ о том, что Россия нарушает договор. После чего США вышли из этого договора.

Да я даже не хочу тут писать о том, что когда США завели разговоры о «нарушении» договора (якобы некоторые наши ракеты могут летать на РАЗНЫЕ расстояния), то Россия пригласила натовских генералов приехать и посмотреть на эти ракеты. И о том, что натовские генералы, разумеется, не приехали. И в ответ на недоуменные вопросы с нашей стороны промолчали. Теперь, в общем, понятно, почему. Потому что факт нарушения договора с нашей стороны был установлен в результате консультаций между странами НАТО. И договоренности между ними о том, что таки да — мы нарушаем. Очень напоминает историю с допингом. Да и вообще, честно говоря, любую другую западную историю напоминает.

Напоминает историю с ведьмами в Салеме. Напоминает историю с meetoo, когда обвинений много и все договариваются о том, что некто — насильник. А потом вдруг выясняется, что это не так, потому что обвинений больше никаких нет. Ну или вот турецкую историю актуальную напоминает. Которая очень простая: турецкая армия вторглась на территорию Сирии и там наступает. Сирийская армия ей отвечает, убили несколько турецких военных. В ответ на это Турция заявляет об агрессии, о необходимости жестко ответить и всё такое. Хотя когда русский самолет пересек границу Турции на одну секунду, он мгновенно был сбит. В чем же разница? А разница именно в том самом НАТО. НАТО, которое в головах. Абсолютно бессмысленный военный блок, которому попросту некому противостоять. Просто потому, что ему никто не противостоит. А в ситуации, когда тебе надо противостоять, а противостоять некому, ты начинаешь выдумывать себе того, кому надо противостоять. Иначе финансирования не будет. И все эти Йенсы Столтенберги отправятся туда, где им на самом деле и место — руководить потешными войсками своих микроскопических стран.

Но покуда НАТО есть и его участники могут договориться между собой о том, кто виноват — они, конечно, будут договариваться. И «демонстрировать силу» путем расторжения договоров, которые защищали именно тех, кто договаривался. И именно это, а не банальности про американские выборы и образ врага во всей этой истории самое главное.
Главное — это то, что русские ракеты малой и средней дальности США никоим образом не угрожают. Америка далеко. А вот Европе теперь, после расторжения договора об ограничении таких ракет, они как раз угрожают. Но европейские страны, которые члены НАТО, послушно голосуют за то, чтобы США (которым русские ракеты не угрожают) расторгли договор с Россией (чьи ракеты после этого европейским странам будут как раз угрожать). Вам не кажется, что здесь кроется какое-то противоречие?

А это не только вам кажется. Американский исследовательский институт Pew Research Center утверждает, что за последние 10 лет доверие к НАТО в Европе упало в среднем на 20%. Сегодня лишь 57% граждан Германии и 49% граждан Франции положительно относятся к НАТО. Все остальные понимаю, что их где-то обманывают. Больше того, только 41% французов и 34% немцев ответили утвердительно на вопрос о том, должны ли их страны помочь члену НАТО, на которого вдруг (простим американским исследователям их горячечное воображение) нападет Россия. Конечно, Франция и Германия как никто другой знают, что нападает не Россия, а наоборот — нападают на Россию. И кому, как не им знать, что бывает в том случае, когда нападают на Россию.

Но ведь опрос этот — про НАТО. Которое создано и управляется страной, понятия не имеющей о том, что такое воевать против России. И большинство участников которого (то есть — НАТО) составляют бессмысленные крохотные образования, торгующие своим суверенитетом за доллары. Наверняка именно с ними и проводились «интенсивные консультации», в ходе которых удалось «договориться» о том, что договор нарушает Россия. Просто потому, что никакого смысла в существовании всех этих крохотных «государств», кроме как противостоять «русской агрессии» нет.

Дальше, конечно, возникает вопрос: а чем это всё может закончиться? Ответ тут очень простой: чем бы всё это ни закончилось, оно не может закончиться войной между Россией и НАТО. Ну просто в силу фатальных последствий таковой войны для самого мироздания. А это значит, что ложен сам изначальный посыл всего этого выдуманного условными столтенбергами «противостояния».

Впрочем, если кому-нибудь в ходе этого вялого безумия поднимут зарплату — то ладно.

Пусть купит детям подарки.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Насильно мил не будешь

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Писал Лев Толстой и ошибался. На самом деле счастье всегда разное. А несчастливая семья всегда начинается с одного и того же: со взаимных упреков. Вот как только в ответ на «ты» раздается «а ты» — так всё, начинайте обратный отсчет.

Но никогда не начинайте обратного отсчета в семье, где в ответ на «ты» с другой стороны раздается «да, дорогая». Ну или «да, дорогой» — в зависимости от того, кто в этой семье мудрее, ответственнее и терпеливее.

Отчего-то совершенно не так между странами. Существует древний дипломатический обычай, называемый «принцип взаимности». Из которого следует, что ты просто обязан сделать противной стороне тоже самое, что она сделала тебе. Выслала дипломата — и ты выслал дипломата. Не выдала визу — и ты визу не выдал. А если ты в ответ на действия противной стороны ничего не сделал в ответ — то ты, во-первых, слабак, а во-вторых, противная сторона может даже обидеться.

Я не дипломат и мне трудно судить о том, необходим этот ритуал на самом деле или же нет. Но мне ближе принцип ледяного презрения. Уж если мы исходим из того, что семья строится на единстве интересов, а дипломатия — наоборот, на разности интересов, то соглашаться с действиями противной стороны, верно, не стоит. Но вот игнорировать их свысока, мне кажется, красивее.

Тем более, что они именно так с нами и делают. Вот возьмите ту самую пресловутую «химическую атаку» в сирийском городе Дума в 2018 году. О том, что все сообщения всяких «Белых касок» и сидящих в Лондоне «наблюдателей» о применении властями Сирии химического оружия не более, чем горячечные фантазии, я писал еще до той мифической «атаки» в статье «Две бочки хлора». Где просто риторически просил пояснить мне, в чем военный смысл применения двух бочек хлора для того, чтобы получить одиннадцать пострадавших.

Однако же по западной прессе прокатилось целое цунами публикаций, осуждающих зверства режима Башара Асада. После чего Россия привезла в ООН мальчика, который, по версии западной прессы и «Белых касок», был одним из пострадавших в той «химической атаке» (как вы помните — на самом деле просто постановке, куда против их воли были вовлечены случайные люди). Что ответила на это западная пресса? А ничего. Она промолчала.

Промолчала она и после того, как один из сотрудников ОЗХО рассказал о фальсификации доклада организации. Промолчала и после того, как сама ОЗХО исправила свой доклад о происшествии, которого не было, убрав из него упоминания о хлоре, которого не было.

И вот Россия снова представляет в ООН доклад, согласно которому опрошенные жители Думы не знают ни о какой атаке, а в больницы города не поступали больные с симптомами отравления химическими веществами.

Хотите, я расскажу вам, что будет дальше? Да вы и без меня знаете. Дальше не будет вообще ничего. Коллективный Запад проигнорирует этот доклад точно так же, как он проигнорировал всё, что было сказано раньше. Во-первых, массированный американский ракетный удар по Сирии в ответ на событие, которого не было, уже нанесен. И не извиняться же теперь перед Сирией. А во-вторых, все несчастные семьи начинают со взаимных упреков. А коллективный Запад хочет быть счастлив. И потому игнорирует любые упреки.

Руководитель Британского антидопингового агентства днями заявила, что не даст Всемирному антидопинговому агентству перепроверить пробы одного из британских спортсменов. И что позволит сделать это только в том случае, если появятся «достоверные доказательства» того, что пробы содержат запрещенные вещества. А что, так можно было? Конечно, так можно было. Именно так поступают в Норвегии, где продолжают делать лицо кирпичом и говорить, что таки да, норвежские спортсмены все поголовно нуждаются в лекарствах от астмы. И любые сомнения в этом будут проигнорированы.

Так зачем нам тогда этот «принцип взаимности»? Вернее, в чем состоит эта самая взаимность, если никакой взаимности нет? На каждый упрек коллективного Запада мы выкатываем свой упрек. «Ты» — «А ты». Вместо того, чтобы просто игнорировать все их упреки. С ледяным презрением игнорировать.

Конечно, вы скажете мне, что массированный ракетный удар нельзя игнорировать. А я вам на это отвечу, что как раз на массированный ракетный удар никто ничем не ответил. И в этом тоже есть определенная мудрость. Но если мы в чем-то уже научились игнорировать, то почему бы просто не распространить эту практику на все аспекты взаимоотношений между нами и теми, кто нас не любит? Лучше один раз сделать противоположной стороне больно, чем продолжать делать больно всю жизнь.

Продолжать же объясняться в надежде на то, что нас однажды полюбят, потому что как же нас не любить, раз мы такие классные — дело сомнительное. Нас не полюбят. Мы им не нужны и для них было бы хорошо, если бы нас вообще не было. Такие взаимоотношения безнадежны. И делать вид, что их можно поправить, как теперь говорят «неконструктивно».

Впрочем, повторюсь: я ничего не понимаю во всей этой дипломатии.

И, разумеется, не мое дело ставить под сомнение работу лучшего министра иностранных дел в мире.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Перемога чи що

Мало кто задумывается о том, что диалектика противоречит прогрессу. И если витки диалектической спирали всё меньше и меньше, а трагедия превращается в фарс всё чаще и чаще, то с прогрессом наоборот — он все время должен прогрессировать и расширяться, иначе никакого прогресса не будет. Экономика должна все время расти. Романы и кинофильмы должны становиться всё длиннее и длиннее. А законы должны постоянно обрастать поправками. До такой степени, чтобы их уже и прочитать было бы нельзя. А санкции за нарушения законов, разумеется, должны все время ужесточаться. Иначе зачем же такой закон вообще нужен.

Это касается совершенно любого законодательства в любой стране мира. Но сегодня мы с вами обратимся к законодательству украинскому. А то мы к нему, что-то, давно уже не обращались.

А в украинском законодательстве предполагаются такие новеллы. Уполномоченный правительства этой страны по защите государственного языка — есть и такой — заявила, что через два или три года за, цитирую: «умышленное игнорирование украинского языка в публичном пространстве», будут полагаться немалые штрафы. Там назывались какие-то тысячи гривен, но если перевести их в доллары США, то удивительным образом оказывается, что это как раз от 150 до 500 этих самых долларов США.

«На каком языке разговаривать с детьми или родителями, друзьями, писать письма или стихи, сообщения в соцсетях — это личный выбор человека, — говорит языковой омбудсмен, — Однако когда он выступает как гражданин и обращается к государству: «Защити меня, научи меня, вылечи меня, дай мне работу», — то государство требует использовать государственный язык».

Ну что же. В самом требовании использовать государственный язык для коммуникации с государством ничего странного нет. Однако бывают ситуации, когда это в силу разных причин невозможно. Какая-нибудь родившаяся в Харькове бабушка, ветеран войны, всю жизнь говорила по-русски, а теперь украинский выучить в силу возраста невозможно. Раньше, когда она вызывала «Скорую помощь», она могла рассказать врачам, что именно ее беспокоит. Теперь ее будут за это штрафовать. Будут штрафовать глухонемого, потому что язык глухонемых не украинский, а, следовательно, не государственный. А главное — это то, что никто не знает, что такое украинский язык. Потому что в разных регионах страны говорят на совершенно разных наречиях. И в Одессе оштрафуют западенца на таких же основаниях, как во Львове или в Черновцах — одессита.

И вы знаете, лично мне очень интересно посмотреть на то, как это будет.

И, разумеется, на то, чем всё это закончится.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.