Category: политика

Новые лица

Милые мои, перестаньте писать мне в камменты про то как злобный режим «снял всех независимых кандидатов». Я уже писал и повторяю для тех, кто не внял: нет, не всех. Более того - БОЛЬШИНСТВО вот этих вот самых «независимых» кандидатов без крика и ору собрали свои подписи (о невозможности чего не раз заявляли те, кто сейчас ГОЛОДАЕТ на Трубной).

Вот вам навскидку зарегистрированные кандидаты:

Роман Юнеман из националистов. Как и Яшин с Соболь, поддержан Навальным. Но, в отличие от рассчитывавших только на свое имя, прошел.

Дарья Беседина, урбанистка от Каца.

Дмитрий Клочков от Гудкова. Собравший, на минуточку, больше самого Гудкова. Видимо потому, что хотел и не стеснялся заниматься тем, чем Гудкову уже заниматься не хочется (да и, честно говоря, никогда не хотелось, ибо был папа).

Максим Круглов и Евгений Бунимович от «Яблока» собрали больше Митрохина. Просто потому, что хотели.

Сергей Цукасов, самовыдвиженец, поддержан коммунистами.

Ну то есть понимаете? Эти вот там, на Трудной, требуют зарегистрировать всех одним списком. 424 заявивших о своем участии. Знаете, сколько человек в Мосгордуме? Сорок пять. ЦИК отказал ДВАДЦАТИ СЕМИ из 424! Ну то есть у нас с вами на 45 мест остается почти четыреста кандидатов, и это еще не считая тех, которые от парламентских партий.

Яшин, Соболь, Янкаускас, Жданов, Гудков - вс эти заслуженные люди просто торгуют своей заслуженностью по выслуге лет. Политические пенсионеры хотят проехать только за счет своих имен. И, разумеется, не Мосгордума им нужна никакая. Им нужно поорать. В этом их КОНЕЧНАЯ цель.

А в это время другие оппозиционеры, оппозиционеры здорового человека, спокойно собрали свои подписи и зарегистрировались.

И хорошо бы, конечно, проследить, чтобы вышеперечисленные сбитые летчики не устроили бы тем своим соратникам, которые честно подошли к делу, какой-то обструкции.

Потому что они непременно устроят.

Потому что цель - не в подписях, повторяю я в тысячный раз.

Цель как раз именно в том, чтобы не пустили, и на этом месте орать.

А новые имена и фамилии давайте запомним.

Змеи в банке

Мощный совершенно ход кандидата Конева. Он с доказательствами уличает кандидата Яшина в том, что тот использует для своей личной политической рекламы официальный сайт совета депутатов Красносельского района, где трудится председателем. Сайт, если кто не понимает, финансируется за счет бюджета района. И вот за счет этого самого районного бюджета молодой политик Яшин распространяет ролики с собственного ютуб-канала с агитацией за самого себя, замечательного, на выборах в Мосгордуму.

А что, так можно было? - спросите вы.

Нет! - отвечу я вам вослед на Коневым, кандидатом, - Так было нельзя!

И поэтому кандидат Яшин у нас теперь слетает с кандидатства даже не из-за подписей, а просто из-за использования своего служебного положения в политических целях. А тут уж выступай с автомобиля, не выступай - всё одно. 

А потому что не надо других за идиотов считать, Яшин. 

Кстати, чтобы не возникало неверных иллюзий, что я топлю за Конева, кандидата. Если вы увидите, как Навальный начинает мочить кандидата Конева за то, что тот противостоит кандидату Яшину - не впадайте в невежество. Конев увел жену у брата Навального, посему наезды Навального на Конева могут казаться мне справедливыми. Но вот имеющими отношения к политике и торжеству демократии - нет, никак не имеющими. 

Это просто личная месть. Змеи в банке. 

И не знаю, как вам, а лично мне интересно, кто кого загрызет первым. 

https://t.me/knightsmove/2274

Оккупация

Днями пересматривали семьей кинокартину Кэтрин Бигелоу «Повелитель бури». Про американских саперов в Ираке. И я объяснял старшему сыну: смотри, сочувствовать тут надо не американцам. Сочувствовать тут надо иракцам. Которые взрывают оккупантов, пришедших в их страну без малейших на то оснований, разрушивших эту страну и ввергших ее в полный хаос. Иракцы тут — это как «Молодая гвардия», устраивающая диверсии в электромеханических мастерских Краснодона. Это как Зоя Космодемьянская, поджигающая дома в русской деревне. Можно дискутировать об осмысленности этих действий. Но нельзя подвергать сомнению их искренность и их благородство. Против оккупантов должно бороться, ибо они оккупанты.

Но можно, конечно, называть их не оккупантами, а международными террористами. Можно, наоборот, называть оккупантами тех, кто ничего никогда не оккупировал. Потому что цена слов не то, чтобы девальвировалась — нет, слова стоят столько же, сколько телереклама. Но цена слов стала как та самая телереклама. Верить или нет которой — выбор каждого, смотрящего телевизор.

Днями широко разошлось видео с украинским представителем при ПАСЕ, который, проходя чрез толпу журналистов, кричит: Все русские — ублюдки. Потом, правда, поправляется: всё русское правительство — ублюдки. Но первое слово, как известно, дороже второго. И первое слово этого украинского представителя тиражируется всеми СМИ, причем — без малейшего осуждения. Хотя оскорбление по национальному признаку — это прямое нарушение устава ПАСЕ. Но разве можно осуждать возмущение представителя оккупированной страны? Ведь все знают, что Украина оккупирована. Так говорит сама Украина. А теперь еще оказывается, что Россия оккупировала и Грузию.

Я, конечно, могу тут привести тысячу аргументов, почему никакой оккупации Россией ни Украины, ни Грузии нет и никогда не было. Но это будет, как говорится, об стенку горох. Потому что в современном мире совершенно неважно, как там на самом деле. Важно то, что необходимо в данный момент для решения какой-то политической задачи. Любой политической задачи. Швеция (проголосовавшая против восстановления прав русской делегации в ПАСЕ) каждый год обнаруживает в шхерах Стокгольма русскую подводную лодку для того, чтобы парламент утвердил военный бюджет. Польша (проголосовавшая против восстановления прав русской делегации в ПАСЕ) древний, органический враг России, и никакой польский политик не может выступать за сближение в Россией — это самоубийственно для него. Великобритания — ну вы сами знаете. Лучше бы ее не было. Делегации этих стран проголосовали против не единогласно, но большинством.

А единогласно против проголосовали страны Прибалтики, Украина и Грузия. Кто бы сомневался в том, что так будет. По той же самой причине, что в Польше — если ты не против России, у тебя нет никаких шансов быть избранным.

Ок, у всех этих стран есть поводы нас не любить. У нас тоже подобные поводы есть. Но про всё это напишут другие. Меня же интересует не нелюбовь. Меня вот эта вот «оккупация» интересует. Термин с утраченным содержанием. Делегации Украины и Грузии выступают в ПАСЕ, и в их выступлениях эта «оккупация» — через слово. То есть, существование суверенных Абхазии и Южной Осетии называется «оккупацией». Местные органы власти, избранные на местных выборах — это, оказывается, оккупация. Признание суверенитета — это, оказывается, оккупация. Ну давайте тогда объявим оккупацией признание суверенитета Косово, например. Страны Европы оккупировали часть Сербии. Нет? Нет. А как насчет оккупации США Ирака и Афганистана? Нет? Нет. Потому что содержание термина более не имеет значения. Значение имеет только контекст.

Ну хорошо, бывают политики и политики. Бывают вот эти вот ничтожные придурки типа украинского представителя при ПАСЕ, но бывают и президенты с премьерами и канцлерами. И если ничтожества принимают все эти камлания про «оккупацию» как должное — то ведь президенты, премьеры и канцлеры должны, казалось бы, если не совесть — то разум иметь. Им же встречаться с теми, кого обвиняют во всех этих «оккупациях» и разговаривать. А ну как визави возьми и спроси: а вы что, правда считаете, что мы оккупируем Грузию? И посмотрит в глаза.

Впрочем, эти глаза не сморгнут. Если американцы считают героями саперов из «Повелителя бурь» — то довольно трудно их в этом переубедить. А кого им считать героями? Иракцев, которые закладывают бомбы? Немцы тоже считали Зою Космодемьянскую террористом. Снова, видите ли, чертов контекст.

Но обесценивание терминов — не единовременный эксцесс. Любой процесс, как пожар, требует развития. И если сейчас на уровне парламентской ассамблеи Совета Европы совершенно без всяких рефлексий бросаются нелепые обвинения в «оккупации», то совершенно очевидно, что это только начало. И обвинения просто должны становиться более страшными. Оккупация, химическое оружие, сбитые самолеты — это ерунда. А вот когда выяснится, что руководство некоторых стран, хайли лайкли, ест детей и купается в крови девственниц — вот тогда мы снова вернемся к вопросу о членстве таких стран в какой-нибудь парламентской ассамблее.

Впрочем, почему только руководство? Всё население. Всё население ест детей.

И свободный цивилизованный мир немедленно должен положить конец этому.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Молоток

Представьте, что вы купили себе молоток. Хороший, современный молоток. Инновационный. И собрались забить этим молотком гвоздь. Молоток проанализировал, как вы его держите, под каким углом попадаете по гвоздю, оценил сопротивление гвоздя, всё рассчитал и откорректировал. И вот вы колотите молотком по гвоздю даже не глядя, и гвоздь послушно уходит в материал.

А однажды вы решаете этим молотком орехи колоть. А молоток вдруг начинает светиться красным и человеческим голосом говорит вам: я молоток, а не щелкунчик. Если вам надо орехи колоть, купите наш инновационный орехокол. А я — молоток. И не буду орехи колоть.

Ну а если вы решите этим молотком свою тещу забить, то полиция приедет еще до того, как вы замахнетесь.

Хотелось бы вам, чтобы инструменты вели себя так?

А уже и дела никакого нет до того, чего бы вам там хотелось. Потому что инструменты уже ведут себя так. Автокоррекция на ваших смартфонах — это та самая корректировка параметров при забивании гвоздей. То же самое — все эти «умные ленты» в Фейсбуке и Твиттере, которые показывают вам не посты тех людей, на которых вы подписались, а те посты, которые, по мнению Фейсбука и Твиттера, могли бы быть вам интересны. Заходите вы, например, в ленту Фейсбука. И видите там пост Олега Кашина. А сразу под ним — пост Екатерины Михайловны Шульман. Вам интересно прочитать и то и другое. Вы открываете пост Олега Кашина и читаете его. А потом хотите прочитать пост Екатерины Михайловны Шульман. И… не можете этого сделать. В вашей ленте его нет. Вы идете прямо в фейсбук политолога — но и там этого поста нет! Но ведь вы видели его собственными глазами! Вот и Фейсбук знает, что вы его видели. А поэтому заново вам показывать его вовсе не следует. И он не показывает. И никакой кнопки «показать всё» у него нет.

Но дальше молоток начинает светиться красным и говорить человеческим голосом. Некоторе время назад журналист американского телеканала Fox News Стив Хилтон обратил внимание, что новый спеллчекер — то есть, программа для проверки и исправления орфографических и грамматических ошибок — используемый в продуктах корпорации Microsoft, теперь предлагает заменять не очень политкорректные термины на другие. Скажем, слово policemаn предлагается заменить на выражение police officer. Очевидно для того, чтобы не использовать слово man, обозначающее мужчину. Ведь офицер полиции совершенно не обязательно будет мужчиной. То же самое касается и слова почтальон, то есть — mailman. Вместо которого, по той же самой причине, предлагается использовать словосочетание mail person. Выражение «джентльменское соглашение» новый словарь Microsoft предлагает заменить на «молчаливое соглашение». Ну потому что джентльмен — это вообще уже запредельный сексизм из викторианской эпохи, о которой современному политкорректному либертарию не хочется даже и вспоминать.

Следующий этап совершенно логичен — спеллчекеры начнут предлагать нам новые смыслы. Эй, — скажет спеллчекер человеческим голосом, — Это что это за античеловеческий текст вы тут пишете? И немедленно сотрет этот текст.
И если вам кажется, что это какое-то фантастическое развитие событий, то не обольщайтесь. Всемирная федерация рекламодателей (WFA), куда входят такие монстры, как Procter & Gamble и Mars, Mastercard, Verison, объявила об инициативе по созданию «среды, в которой решаются проблемы с высказываниями ненависти, запугиванием и дезинформацией». Старший бренд-менеджер Procter & Gamble Марк Притчард прямо говорит, что в крупнейших социальных интернет-сервисах «всё ещё слишком много плохого контента. Они должны его модерировать или, по крайней мере, поощрять вежливость в комментариях. Нам нужно исправлять всю экосистему, но Facebook и Google — это самые большие игроки среди онлайн-медиа».

Замечу, это даже не третируемый американскими сенаторам и общественным мнением Faceboоk заявляет. Это заявляют рекламодатели. Которые не хотят, чтобы их реклама висела рядом с «высказываниями ненависти». И поэтому они хотят, чтобы наш молоток (а социальные сети — это для нас лишь инструмент), так вот, они хотят, чтобы наш молоток забивал только гвозди. И не дай бог чтобы мы сами решали, как и для чего его его использовать. Поэтому они собираются воздействовать на крупнейшие интернет-компании с тем, чтобы те контролировали, что и как нам писать. Чтобы их реклама рядом красиво смотрелась, а не в абы как.

Критерии, по которым будет определяться ненависть, запугивание и дезинформация, разумеется, будут широкими. Конечно, компании Mars не хотелось бы рекламировать свой собачий корм рядом рядом с сообщением о том, что бродячие собаки загрызли очередного ребенка. А компании Procter & Gamble не хочется показывать счастливую хозяйку со стиральным порошком в контексте проклятий какой-нибудь барышни в адрес своего бывшего. Сообщения же о том, что шоколадные батончики ведут к диабету и вовсе будут объявлены дезинформацией.

И не надо думать, что интернет-гиганты будут противостоять рекламодателям. Нет, на нас им наплевать. А на рекламодателей нет — они живут за счет них.

Общество тоже не будет противостоять инициативам. Во-первых, никаких альтернатив нет. А во-вторых, современное общество и так воспитало в себе такой внутренний тоталитаризм, что весь вышеописанный Оруэлл разве что покажется этому обществу недостаточным.

И если молотками мы можем запастиcь впрок, пока они еще не стали столь инновационными, то пользоваться фейсбуком старых добрых времен, увы, не получится.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Джентльмен и джентльменка

Английский писатель Эрик Артур Блэр, более известный, как Джордж Оруэлл, был оголтелым троцкистом. Собственно, весь пафос его романа «1984» был инспирирован именно разочарованием от того, как обошелся Советский Союз с наследием революции. Эх, знал бы писатель о том, как обойдутся с завоеваниями либеральной демократии ее любимые дети — транснациональные корпорации — он бы, наверное, написал свою главную книгу совсем про другое.

Жесточайшие цензурные ограничения Facebook, тотальная слежка за каждым шагом пользователя сервисов Google, абсолютная закрытость экосистемы Apple — воистину права была Валерия Ильинична Новодворская, которая говорила, что демократия — только для демократов. А все остальные должны знать свое место.

И вот, наконец, в клуб поборников свободы, демократии и толерантности вступает ранее не очень замеченная в этом корпорация Microsoft. Журналист американского телеканала Fox News Стив Хилтон обратил внимание, что новый спеллчекер — то есть, программа для проверки и исправления орфографических и грамматических ошибок — используемый в продуктах корпорации, теперь предлагает заменять не очень политкорректные термины на другие. Скажем, слово policemаn (то есть — полицейский), предлагается заменить на выражение police officer (то есть — офицер полиции). Очевидно, для того, чтобы не использовать слово man, обозначающее мужчину. Ведь офицер полиции совершенно не обезательно будет мужчиной. То же самое касается и слова почтальон, то есть — mailman. Вместо которого, по той же самой причине, предлагается использовать словосочетание mail person — то есть, почтовая персона. Выражение «джентльменское соглашение» новый словарь Microsoft предлагает заменить на «молчаливое соглашение». Ну потому что джентльмен — это вообще уже запредельный сексизм из викторианской эпохи, о которой современному политкоррекному либертарию не хочется даже и вспоминать.

Ведущий стоящего на правых позициях телеканала, конечно, смеется над левацкими инициативами Microsoft. И высказывает опасения, что скоро спеллчекеры начнут автоматически конвертировать наши тексты во что-нибудь совершенно политкорректное. Очищенное от всяческих гендерных, расовых, религиозных и прочих стереотипов. А то еще и наделенное смыслом, которого автор туда даже и не закладывал.

Смею успокоить телеведущего. Скоро не будет никакого спеллчекера. Да и телеведущих никаких больше не будут. А вместо них будут сгенерированные искусственным интеллектом голограммы, зачитывающие написанный искусственным же интеллектом текст.

В котором никаких этих двусмысленностей не будет уже изначально.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Рыба-кит

Каждую осень, в преддверии утверждения военного бюджета, у берегов Швеции появляется таинственная подводная лодка. Ее никто не может найти, но все точно знают, что она есть. Об этом пишут в газетах, об этом заявляют политики, об этом бурлит блогосфера. Вот уже почти 40 лет, с тех пор, как в двух километрах от центра шведской военно-морской базы Карлскруна села на мель невесть как оказавшаяся в этих совершенно секретных водах советская подводная лодка С-363, шведы ждут ее возвращения каждую осень. Невидимая русская подлодка хоть как-то разнообразит скучную, особенно поздней осенью, шведскую жизнь. А также мотивирует парламентариев голосовать за хороший военный бюджет.

Соседи смотрят на Швецию и завидуют. Соседям тоже хочется разнообразия и бюджета. И если в Финляндии разнообразие и бюджет обеспечивают историческая память и наезжающие по выходным за подгузниками жители Санкт-Петербурга, то в Норвегии всё куда как скучнее. На одном Шпицбергене и спорах об объемах промысла мойвы военные бюджеты не увеличишь. Поэтому приходится импровизировать.

Вот, скажем, случились с полгода в регионе назад учения НАТО. Что-то пошло не так, и вот уже норвежские военные обвиняют Россию в том, что та как-то нарушила работу системы глобального позиционирования GPS. Потому что если у стран НАТО что-то ломается, то причина этому может быть только одна — русские хакеры.

Увы, на норвежский военный бюджет это никоим образом не повлияло. Но не в тот раз — так в следующий. Норвежский телеканал NRK сообщает, что на днях возле острова Ингё рыбаки встретили кита-белуху. На голове у белухи была установлена камера GoPro, а на обратной стороне ремней, которыми она была закреплена, обнаружилась надпись «Оборудование Санкт-Петербурга». Решивший освободить животное от ремней рыбак отметил, что белуха охотно шла на контакт и выглядела совершенно ручной.

— Ну наконец-то! — возрадовались интересанты. Вот оно — доказательство незримого вмешательства, ставшего зримым! Ведь этот кит наверняка состоит на службе в русском Северном флоте! И выполняет особо секретные поручения по слежке за военным кораблями НАТО!

Да уж, это вам не невидимая русская подводная лодка у берегов Швеции. Кит-то вот он, множится на YouTube, весь такой белый и милый. И, действительно, очень ручной.

Ну а что Северный флот находится не Санкт-Петербурге и вряд ли использует американские камеры GoPro — так это столь несущественные детали, что обращать на них не стоит никакого внимания.

Полагаю, шведы кусают от зависти локти.

И, разумеется, готовят ответный удар.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Будет хуже

Весь мир терзают странные предчувствия. Неосознанные страхи овладевают умами. Чу: опять серным пахнуло откуда-то из глубин нижнего интернета. Оттуда, где копошатся белесые черви, покрывающие толстым слоем торговлю наркотиками, рынок заказных убийств и детскую порнографию.

Парламентарий — человек очень тонкой душевной организации. Парламентарий всегда чувствует опасность на расстоянии. Парламентарий чутко следит за тенденциями. В одной стране озабочены интернетом — значит, и все остальные страны должны быть им озабочены. Поскольку как же так получается: они там, у себя, регулируют, а мы что? Хуже них, что ли? А если они отрегулируют так, что только у нас останется не отрегулировано? Это же всё перестанет работать! И белесые черви выползут на поверхность.

Примерно так думает чиновник и законодатель в любой стране мира. Поскольку в любой стране мира чиновник и законодатель по природе своей одинаков. Достаточно посмотреть на любого сенатора США, чтобы перестать задаваться вопросами по-поводу любого члена Совета Федерации РФ. Достаточно почитать любой американский законопроект для того, чтобы не удивляться любому русскому законопроекту.

И уж коль скоро у условного земного законодателя природа едина, то едина у него и еще одно свойство. А именно: условный земной законодатель ни черта в интернете не понимает. Но страхи! Страхи-то куда деть? Ведь страшно как раз неизвестное. И тут в обуянному страхами законодателю подкатывает некто с интересами в бизнесе. И говорит: будет хуже! Если прямо сейчас не принять срочные меры. А меры такие, записывай…

И вот уже европейский законодатель принимает поправки, делающие объектом авторского права интернет-адрес. Человек с бизнес-интересом доволен, он теперь будет доить Google, а Google богатый. Google разводит руками, законодатель закрывает рукою лицо.

Ну или вот еще случай: приходит человек с бизнес-интересом к другому обуянному страхами законодателю. И говорит: интернет-то американский! А Америка наш геополитический если даже не враг, то противник. И в любой момент дернет рубильник. И всё перестанет работать. Если прямо сейчас не принять срочные меры. А меры такие, записывай…

И вот уже посконный законодатель принимает закон, предписывающий установить у каждого посконного провайдера специальное оборудование. Выпущенное и сертифицированное за бюджетные деньги в объемах, определенных уполномоченным органом исполнительной власти. Человек с бизнес-интересом доволен: теперь он поставит этого закупленного на Али бесполезного оборудования в десять раз больше, чем надо. Провайдеры разводят руками, законодатель закрывает рукою лицо.

Везде то же самое. Липкий, сковывающий страх, подогреваемый идиотами из таблоидов. Русские хакеры влияют на выборы, китайские хакеры влияют на всё. Подрыв демократии, выборы на Мадагаскаре, желтые жилеты, всем манипулирует таинственный повар… Надо срочно что-нибудь такое принять! И вот уже Twitter блокирует аккаунт Министерства иностранных дел Франции — причем в полном соответствии с только что принятым французским законодательством! А вот подданный английской короны без VPN идет в специальное место показывать паспорт, потому что без паспорта его теперь не будут пускать на порносайты. А с VPN будут пускать, потому что порносайт не будет знать, чей вы подданный. А вот русский регулятор ковровыми блокировками преследует незаконное. Вокруг выжженная земля, а незаконное, как водится, уходит канализацией. Теперь Министерство по вопросам цифровых технологий, культуры, СМИ и спорта (ааа!!!) Великобритании предлагает создать государственный орган, который будет «защищать пользователей от вредоносной информации». А премьер-министр Великобритании говорит, что давайте! Везде одно и то же. Скованные страхом начальники считают, что существует «вредоносная информация», и что общество не способно себя от нее защитить самостоятельно. И принимают решения, которые не решают ни одной из поставленных задач, зато создают множество неудобств.

Да вот взять хотя бы этот наш закон об автономном интернете. Даже если вынести за скобки его коммерческую (оборудование) и политическую (так называемый «глубокий анализ трафика», который, конечно, не будет работать), даже если предположить, что супостат действительно готов взять и отключить Россию от интернета (простите мне, мои институтские преподаватели протоколов ИВС, такое нелепое предположение). Решает ли закон задачу защитить русскую сеть от отключения внешних каналов и доступа к DNS (простите, простите…)? Нет, не решает. Потому что везде стоит оборудование, произведенное странами НАТО. Роутеры, коммутаторы, серверы, концентраторы, приемопередаатчики сотовой связи — у нас нет своего НИЧЕГО, мы даже блоки питания не производим. Даже вентиляторов охлаждения у нас своих нет! У нас генераторы электроэнергии вращают турбины компании Siemens! И если мы предполагаем, что солдат НАТО настолько зловреден, что может предпринять против нас кибервойну, то почему мы не предполагаем тогда, что он первым делом не парализует всё это оборудование? Вы знаете, что у него там внутри? Да в любом процессоре современного компьютера есть механизмы, позволяющие управлять им даже без загрузки операционной системы. Ну то есть все эти законы, которые принимаются из страха (спровоцированного людьми с интересами в бизнесе) — они не работают.

Блокировки не работают, потому что такова природа передачи информации в сетях коммутации пакетов. Вы сети коммутации каналов вы можете перекрыть плотиной канал. Но вы не можете перекрыть дождь. Вода щель найдет. Я уже столько раз это всё объяснял, что у меня язык болит. Блокировка IP-адресов — это всё равно, что толочь воду в ступе, потому что IP-адрес — это просто набор цифр и они могут быть любыми. Про DNS вообще смешно говорить. Создание собственной магистральной инфраструктуры — это хорошее, полезное дело. Точки обмена трафиком в больших городах это отлично, повышение связности — это прекрасно, хотите понаставить везде зеркал корневых серверов DNS — замечательно. Но, во-первых, для того, чтобы это делать, не нужно никакого закона. Как не нужно закона для того, чтобы строить велодорожки. А во-вторых, всё это не спасет русскую сеть до тех пор, пока она работает на иностранном оборудовании. То есть — навсегда, поскольку никакого своего оборудования у нас никогда не будет.

Но страхи победить трудно. Для этого надо заставить себя пойти к психиатру. А законодатель к психиатру не хочет. Поэтому Марк Цукерберг говорит законодателю: хотите регулировать — регулируйте. Придумайте правила, а я их исполнять будут. Потому что мне надоело объяснять вам, как всё устроено. А Тим Бернес Ли и Линус Торвальдс говорят Марку Цукербергу: ты бы лучше вообще закрыл свой дурацкий Facebook, потому что именно он своими размерам и внушает страх этим не понимающим ничего людям. А в интернете не может быть ничего большого, кроме самого интернета. Интернет — это совокупность малых частей, и именно в этом его неуязвимость.

В общем, обстановка складывается нездоровая.

И да: будет хуже.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Замкнутый круг

Повторенье — мать ученья. Но бывают такие учащиеся, которым сколько ни повторяй — я ученья никакого не происходит. Но вот взять, к примеру, наших украинских соседей. Одна неконституционная смена власти ничему не научила, сделали во второй раз. И, судя по риторике, после грядущих президентских выборов история наверняка повторится. И мы увидим третий майдан.

Или взять, к примеру, Юлию Владимировну Тимошенко. Она заявила, что начинает подготовку импичмента президента Порошенко. Ну что же, свежо, как говорится, предание. Потому что в мае 2010 года Юлия Владимировна уже заявляла о подготовке импичмента президента Януковича. А в декабре 2008 — о подготовке импичмента президента Ющенко. Да что там эти ее политические конкуренты. Юлия Владимировна хотела объявить импичмент даже президенту Кучме, хотя сама в то время была довольно небольшой политической величиной.

Под стать Юлии Владимировне и ее избиратель. Тимошенко обещала ему стать президентом в 2004 году, но отказалась в пользу Виктора Ющенко. Потом обещала в 2010 году, но проиграла. Обещала в 2014 году, но опять проиграла. Обещала в этом году и, судя по опросам, уже проиграла и в этом году. Но избиратель продолжает ей верить. Даже после того, как она два раза была премьер-министром, и все видели, как у нее получалось.

Ну или взять, к примеру, Национальную общественную телерадиокомпанию Украины. Броадкастера, который отправляет украинского участника на конкурс «Евровидение». Ее представители написали для этого участника контракт, запрещающий гастроли в России. И, разумеется, победившая в национальном отборе певица отказалась от «Евровидения». Просто потому, что украинский артист зарабатывает в России, на Украине нет бизнеса. И что же делает броадкастер? Он предлагает тот же контракт группе, занявшей в национальном отборе второе место. Она тоже отказывается — потому что без России нет денег. Тогда телерадиокомпания предлагает тот же самый контракт группе, которая заняла третье место. Та тоже отказывается!

И знаете, что после этого заявляет представитель вещателя? Она говорит, что надо, наверное, отказаться в этом году от участия. Потому что конкурс «Евровидение», внимание, стал очень политизированным! Погодите, а кто же являлся пионером в политизации конкурса «Евровидение» в 2005 году, отправив на него группу с революционной песней? Или в 2016 году, отправив на него певицу с песней о депортации крымских татар? Уберите из контракта пункт о гастролях в России — и политизация сразу исчезнет. Вот увидите.

Но нет. Вместо этого правительство Украины потребовало от Верховной Рады, внимание, принять закон, запрещающий украинским артистам гастроли в России.

Что, разумеется, приведет к тому, что украинские артисты просто переедут в Россию.

Ну что же, милости просим.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Стратегия и амбиции

Будущее определяется стратегиями. Стратегии определяются амбициями. Амбиции строятся на идеях. Кто-то хочет мирового господства. Кто-то хочет суверенитета и уважения. А кто-то и сам не понимает, чего ему хочется. Вроде бы и амбиции есть, и со стратегией хочется определиться. Но идей, в общем-то, нет.

Пять лет назад на Украине победила настоящая, неиллюзорная идея. Идея евроинтеграции. Вхождения в единую семью европейских народов. Семью, надо заметить, к тому моменту уже перенаселенную и начавшую уставать от своих понаехавших родственников.

За отчетный период так и не поддержанная Европой идея украинской евроинтеграции поизносилась. Поэтому украинские чиновники и политики предлагают обществу новые идеи. Ну, надо же как-то оправдывать собственное существование. Вот, например, директор украинского «Института национальной памяти» осознает скорое окончание декоммунизации. Все памятники Ленину снесены, города и улицы переименованы, уничтожение построенных коммунистами заводов и фабрик тоже идет полным ходом. Что дальше? А дальше директор института предлагает приступить к «деколонизации». То есть, цитирую: «вывести из сознания граждан страны мифы об общности с русскими». Первый шаг, в общем, понятен — надо снести лежащий на Старокиевской горе камень с цитатой из «Повести временных лет»: «Отсюда есть пошла русская земля». Ну а вторым пунктом, разумеется, запретить на Украине и саму «Повесть временных лет». Как первоисточник мифов об общности России и Украины.

Впрочем, давайте отвлечемся от идей чиновника третьего разряда и обратимся к мечтам и идеям украинского президента. Ведь он-то, наверное, знает, в чем состоит стратегия Украины? У него-то, наверное, соответствующие амбиции есть?

Вот он их как раз на проходящем в Киевской области форуме о перспективах вступления в НАТО и Евросоюз и обозначил. Цитирую: «Когда меня спрашивают, кем я хочу работать… уже после президентской каденции, я говорю: «Для меня есть одна достойная работа, о которой я мечтаю, — быть депутатом Европейского парламента».

Ну что же, вот она — стратегическая вершина. Та самая сияющая цель, ради которой сейчас Украина пребывает в том состоянии, в котором она пребывает. Вот она, деколонизация с декоммунизацией вместе взятые. Быть депутатом европейского парламента после того, как не получилось быть президентом. Быть поставщиком дешевой и нелегальной рабочей силы после того, как не получилось стать членом Евросоюза. Быть самой бедной страной Европы после того, как не получилось стать космической супердержавой.

В последовательности идей и амбиций, конечно, никак не откажешь.

Только вот стратегия из всего этого получается какая-то странная.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Непреодолимая сила

Мы живем в мире, которым правят ключевые показатели эффективности. Эффективными должны быть все — от дворников до министров. От грузчиков до депутатов. Эффективность одних оценивается в количестве перемещенного груза, а других — в количестве принятых законов. Эффективными должны быть и борцы с коррупцией. Их эффективность должна определяться снижением количества коррупционных преступлений. Достичь этого можно разными способами. Можно, например, заменить коррумпированных гаишников камерами. Можно напугать губернаторов так, чтобы они боялись даже подумать о взятке. А можно взять и объявить, что некоторые коррупционные преступления более не являются таковыми. И показатели сразу улучшатся.

Это первое, что приходит в голову по прочтении законодательного предложения Министерства юстиции о вынужденной коррупции. Таковой объявляется коррупция, которой чиновник не смог избежать из-за, цитирую: «обстоятельств непреодолимой силы». Что же это за обстоятельства непреодолимой силы такие? А я вам напомню. «Завхоз 2-го дома Старсобеса был застенчивый ворюга. Все существо его протестовало против краж, но не красть он не мог. Крал он постоянно, постоянно стыдился, и поэтому его хорошо бритые щечки всегда горели румянцем смущения, стыдливости, застенчивости и конфуза».

Но это только на первый взгляд так. Я ведь не зря упомянул депутатов. Эффективность которых оценивается по количеству принятых ими законов. И поэтому законов у нас уже столько, что исполнять их все попросту невозможно. Поскольку они зачастую противоречат друг другу. И понимая это, а также руководствуясь соображениями гуманности, в Министерстве юстиции решили декриминализировать то, в чем нет злого умысла чиновника. А есть просто тупиковая ситуация, выйти из которой не нарушив законодательства невозможно. Вернее, можно — просто ничего не предпринимая. Но ведь у чиновника тоже есть свои показатели эффективности. И он должен давать результат.

А вот что во всем этом наиболее интересно — так это то, что Министерство юстиции, вместо того, чтобы выступить инициатором пересмотра противоречащего друг другу законодательства, предпочитает разработать еще один закон. Объявляющий нарушения других законов несущественными. И тем самым только усложняет ситуацию с законами, в которых сам черт ногу сломит.

И это именно та ситуация, про которую когда-то спрашивал у мироздания Михаил Михайлович Жванецкий: «Может, в консерватории что-то подправить?»

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.