Category: политика

Перемога чи що

Мало кто задумывается о том, что диалектика противоречит прогрессу. И если витки диалектической спирали всё меньше и меньше, а трагедия превращается в фарс всё чаще и чаще, то с прогрессом наоборот — он все время должен прогрессировать и расширяться, иначе никакого прогресса не будет. Экономика должна все время расти. Романы и кинофильмы должны становиться всё длиннее и длиннее. А законы должны постоянно обрастать поправками. До такой степени, чтобы их уже и прочитать было бы нельзя. А санкции за нарушения законов, разумеется, должны все время ужесточаться. Иначе зачем же такой закон вообще нужен.

Это касается совершенно любого законодательства в любой стране мира. Но сегодня мы с вами обратимся к законодательству украинскому. А то мы к нему, что-то, давно уже не обращались.

А в украинском законодательстве предполагаются такие новеллы. Уполномоченный правительства этой страны по защите государственного языка — есть и такой — заявила, что через два или три года за, цитирую: «умышленное игнорирование украинского языка в публичном пространстве», будут полагаться немалые штрафы. Там назывались какие-то тысячи гривен, но если перевести их в доллары США, то удивительным образом оказывается, что это как раз от 150 до 500 этих самых долларов США.

«На каком языке разговаривать с детьми или родителями, друзьями, писать письма или стихи, сообщения в соцсетях — это личный выбор человека, — говорит языковой омбудсмен, — Однако когда он выступает как гражданин и обращается к государству: «Защити меня, научи меня, вылечи меня, дай мне работу», — то государство требует использовать государственный язык».

Ну что же. В самом требовании использовать государственный язык для коммуникации с государством ничего странного нет. Однако бывают ситуации, когда это в силу разных причин невозможно. Какая-нибудь родившаяся в Харькове бабушка, ветеран войны, всю жизнь говорила по-русски, а теперь украинский выучить в силу возраста невозможно. Раньше, когда она вызывала «Скорую помощь», она могла рассказать врачам, что именно ее беспокоит. Теперь ее будут за это штрафовать. Будут штрафовать глухонемого, потому что язык глухонемых не украинский, а, следовательно, не государственный. А главное — это то, что никто не знает, что такое украинский язык. Потому что в разных регионах страны говорят на совершенно разных наречиях. И в Одессе оштрафуют западенца на таких же основаниях, как во Львове или в Черновцах — одессита.

И вы знаете, лично мне очень интересно посмотреть на то, как это будет.

И, разумеется, на то, чем всё это закончится.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Лужкову

Бывают политики, образ которых в общественном сознании очень далек от своего прототипа. Этот образ формируется из анекдотов и небылиц, постепенно замещая в памяти поколений любые реалии.

Совершенно иная картина с Юрием Лужковым, народный образ которого практически полностью соответствует тому, каким он был на самом деле. Наверное, только в тот сумасшедший кусок истории, во время которого Лужкову довелось руководить Москвой, могли существовать такие политики.

Он патентовал улей, кулебяку и Московскую кольцевую автодорогу. Он пропагандировал дирижабли. Он заключал стратегически ошибочные политические союзы. Он финансировал жилищное строительство в Крыму, никогда не смиряясь с тем, кто тот украинский.

Многогранность этого стремительного человека в кепке, лично регулярно объезжавшего все значимые московские стройки, была такова, что какого-то одного отношения к нему быть не могло.

Столичные пенсионеры любили его за бесплатный проезд в транспорте и надбавки к пенсии. Столичные снобы терпеть не могли сложившийся при нем постмодернистский архитектурный стиль с непременными башенками. Памятник Петру Первому так и не полюбил никто, зато реконструированная при нем та самая кольцевая автодорога стала первым в новой России настоящим автобаном мирового уровня. И трудно представить себе, что было бы с московскими пробками, если бы Лужков не проломил через весь город казавшееся невозможным третье транспортное кольцо.

Теперь многое из того, что при Лужкове было впервые, стало привычным. И уже трудно представить себе, что когда-то этого не было. А сам он превратился в человека из прошлого, в того самого динозавра, который не только значителен сам по себе, но и глубоко историчен. Их остались единицы, тех самых тяжеловесов, которые строили новую страну на руинах СССР. Строили, как умели, сообразно своему пониманию. Без всяких консультантов и современных технологических процессов. Но наитию. Тридцать лет назад такие люди были необходимы. Потом они стали не нужны, потому что времена изменились. И управлять крупнейшим мегаполисом Европы так, как раньше, стало нельзя.

Отойдя от дел, Юрий Михайлович вел жизнь счастливого пенсионера, наконец-то получившего возможность полностью отдаться своим увлечениям. Разводил пчел. Выращивал гречку. Писал мемуары. Ездил по миру.

А 10 декабря 2019 года, в возрасте 83 лет, просто не проснулся после наркоза в кардиологической клинике Мюнхена.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Потенциальная опасность

Всё таки парламентская демократия — это прекрасно. Только парламентская демократия может явить миру истинное лицо любой административной машины. Сколь бы изощренные люди не составляли собой эту машину, однажды какие-нибудь сенаторы пришлют им _запрос_. Запрос, степень идиотичности которого не ограничена ничем вообще. Так запрос, как, скажем, запрос, отправленный сенаторами от Демократической партии США в ФБР. А именно: представляет ли угрозу для национальной безопасности США популярное приложение FaceApp? Поскольку оно, во-первых, разработано в России. А во-вторых, собирает персональные данные.

И представитель ФБР, который обязан ответить, как на духу и отвечает. Далее следует дословный перевод ответа, чем и объясняется его некоторая кособокость с точки зрения русского языка:

«ФБР рассматривает любое мобильное приложение или похожий продукт, разработанный в России, такой как FaceApp, как потенциальную контразведывательную угрозу, в зависимости от того, собирает ли продукт данные, от его политики использования и прайваси, а также легальных механизмов, позволяющих правительству России иметь доступ к данным внутри границ России».

Ну то есть американская контрразведка считает иностранное приложение, собирающее персональные данные америкацев и способное (потенциально) передать эти данные иностранному правительству угрозой своей национальной безопасности. Если в этом что-то смешное? Нет, ничего смешного в этом нет. Если бы американская контрразведка так не считала, то ее надо было бы немедленно разогнать к чертовой матери.

Потому то как любой разведчик обязан все время полагать, что за ним установлена слежка, так и любой контрразведчик обязан подозревать шпиона в каждом человеке вообще. Не говоря уже о гражданах других стран. Потому что это его первейшая профессиональная обязанность. Ему платят за это. Бюджетные деньги.

Это касается спецслужб любых стран, что США, а что и России. Именно поэтому ФСБ требует от Телеграма ключи шифрования. И именно поэтому принимаются законы о хранении персональных данных на территории страны проживания владельца персональных данных. Но, увы, при всем уважении к благородной задаче спецслужб по защите национальной безопасности, все эти действия бесполезны. Потому что мир изменился.

Впрочем, давайте я сначала поясню вам, в чем опасность распространения персональных данных в иные юрисдикции. Тут ведь совершенно неважно, согласны ли лично и персонально на передачу своего возраста и пола сервису, построенному гражданином потенциального противника. Важно то, что массовая передача таких данных потенциальному противнику позволит тому, например, примерно оценивать параметры мужского населения призывного возраста. Что в случае возможной войны важная информация. А военные на то и существуют, чтобы всегда исходить из предположений о возможной войне.
Анализ поисковых запросов может выявить пики тех или иных эпидемий — по поискам симптомов или лекарств. А знания об эпидемиях у потенциального противника — это тоже важные данные в контексте войны. И это я даже не заикаюсь о геотегах, которые вообще манна небесная для любого планирующего спецоперации. Тем более в связи с полом и возрастом.
Так что не стоит смеяться над персональным данными. Как не стоило смеяться над «шпионскими камнями», по поводу которых я имел продолжительную дискуссию с А.Б.Носиком, который считал, что в эпоху интернетов использование таких способов передачи секретной информации — это нонсенс. В итоге мне все таки удалось убедить оппонента в том, что разведчик всегда должен исходить из того, что за ним установлена слежка (я уже писал это выше), но это совершенно не значит, что он не должен работать. Нет, он должен работать. Но если за тобой установлена слежка, то каждое твое интернет-соединение разбирается по байтам, если не по битам. И будь оно хоть тысячу раз зашифровано, будет найден метод его расшифровать — таких методов много. В случае же с принимающим камнем, лежащим в парке среди других камней, контрразведка бессильна — вы просто идете, вы видите, не идет ли кто-то за вами, а перехватить радиосигнал малой мощности, радиус действия которого не более метра-другого, не подойдя к вам невозможно. Впоследствии, как известно, всё подтвердилось.

Но все же, повторюсь, мир изменился. И мы можем обязать условный Gapple или Aggle хранить персональные данные своих граждан на нашей территории. Но мы не можем контролировать, что происходит с этими персональными данными до того, как они будут сохранены. Как использующий компьютер разведчик не может контролировать, что происходит с его донесением до того, как оно будет зашифровано. Поэтому — только бумага. Только шифроблокноты. Только олдскульный хардкор.

Точно так же бесполезны любые требования ФСБ по «передаче ключей». Даже если представить себе гипотетическую ситуацию, когда мессенджер меняет свою функциональность в угоду требованиям спецслужб (меняет сквозное шифрование, например, на шифрование на стороне сервера, или организует передачу ключей сквозного шифрования на сервер) и таки передает ключи шифрования кому следует, то что мешает потенциальным террористам и наркоторговцам немедленно создать другой мессенджер? Программа-то не очень и хитрая, а массовое распространение ее не требуется — кому надо, тот знает.
Мир изменился, но спецслужбы продолжают противостоять этим изменениям старыми методами. И если в случае с шифроблокнотом это может быть оправдано, то в случае с попытками догнать убегающий поезд горизонтальной глобализации это бессмысленно. Персональные данные больше не защитить — а это значит, что противостоять их накоплению следует другими методами. Активными. И, разумеется, противозаконными. То же и со всеми этими «предустановками отечественного ПО». Мертвому припарки. Потому что операционная система не наша, устройство не наше, микросхемы не наши, и что там внутри мы не знаем. Но должны исходить из того, что ничего хорошего нет.

Впрочем, если вы спросите меня: а как же противостоять новым угрозам?, то я вам не отвечу. Если бы я знал это, то не колонки для вас бы писал, а чем-то другим занимался. Но вообще здравый смысл подсказывает, что в условиях нового глобального мира уже невозможно пытаться окуклиться, как это было возможно еще лет тридцать назад. И поэтому единственный выход — налаживать отношения всех со всеми и договариваться.

Впрочем, это совершенно не значит, что военные и спецслужбы при этом должны расслабляться.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Пока горячо

Принято считать, что великие вопросы: «кто виноват?» и «что делать?» — это только наше национальное достояние. Увы, как и многое прочее в этом мире мы всего лишь часть его. Неотъемлемая, но не единственная. И подобные вопросы задают себе во всех странах мира. Впрочем, если ответ на вопрос «кто виноват?» в странах, скажем, Европы, в общем-то очевиден: то есть, виноваты мы, русские, то вот по вопросу «что делать?» ведутся дискуссии. Санкции против России не очень работают, поэтому в этот раз решили бороться с парниковыми газами. На грядущем саммите Евросоюза в Брюсселе лидеры свободного мира выступят с совместным заявлением о намерении сократить выбросы парниковых газов к 2050-му году, внимание, до нуля. И знаете как? Путем увеличения инвестиций в так называемую «зеленую экономику».

Зеленая экономика — это возобновляемые источники энергии, солнце, ветер, вот это всё. Германия уже инвестировала в эти технологии 300, внимание, миллиардов евро. И знаете, каков результат? Сейчас эта страна выделяет на треть больше углекислого газа на единицу потраченной энергии, чем Россия. И знаете, почему? Да потому что закон сохранения энергии неумолим. И если ты вырабатываешь электроэнергию для экологичного транспорта путем сжигания углеводородов, пусть даже и возобновляемых — то на конвертацию этой энергии из одного вида в другой тоже уходит энергия. А если сжигать бензин прямо в двигателе — то выбросов меньше. А атомные электростанции нельзя, потому что вдруг повторится Чернобыль. А гидроэлектростанции нельзя, потому что рекам от них становится плохо. И остается что? Сжигать русский газ. Ну то есть опять понятно, кто виноват.

В общем, понимания, что же делать, не прибавляется. В этих условиях, когда верхи не могут, низы сами решают, что делать. Вот, например, немецкая студентка Анна-Мария Мангай знает, что делать. Она взяла да и перестала ходить на занятия в университет. А вместо этого стала стоять в Берлине с пикетами в защиту климата. Ничего не напоминает? Правильно, Грету Тунберг. Которая на этом своем прогуливании школы с пикетами бесплатно прокатилась на яхте через Атлантику туда и обратно, да еще и познакомилась с голливудским суперзвездами, включая Леонардо Ди Каприо. И чем Анна-Мария Мангай хуже? Вот, про нее уже пишет немецкая пресса. А я рассказываю о ней на русской федеральной радиостанции.

Потому что глобальное потепление надо ковать, пока оно горячо.

А когда оно вдруг закончится, а ты не вписался — то будет, конечно, обидно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

128 софтов

Закон об обязательной предустановке отечественного программного обеспечения на продаваемые в России устройства окончательно принят. И вместе с этим как-то сразу утихли все посвященные этому вопросу дискуссии и апокалиптические прогнозы. Оказалось, что продавцы и поставщики техники не очень обеспокоены, потому что многие из них и так предустанавливали на продаваемую технику что-нибудь _наше_. Да и компания Apple, по-поводу непримиримой позиции которой были особые опасения, как выясняется, не так уж непримирима. И предустанавливает как сторонние приложения, например, YouTube или Facebook, так и выполняет требования национальных законодательств — например, в Китае при первом запуске устройства предлагает выбрать местную поисковую систему Baidu.

Конечно, без ответа остается главный вопрос: а зачем? На этот вопрос нам отвечает не кто-нибудь, а Федеральное бюро расследований США. В письме которого демократическому сенатору Чаку Шумеру прямо сказано: любое мобильное приложение, разработанное в России, американская контрразведка расценивает как потенциальную угрозу национальной безопасности США. В том числе и популярную программу для модификации лиц на фотографиях FaceApp, которой и касался запрос.

А поскольку мы с вами знаем, что природа парламентской демократии одинакова в любой стране мира, то, стало быть, и в нашей стране кто-то расценивает как потенциальную угрозу любую программу, написанную не в нашей стране. И сообщил это свое мнение парламентариям. А те уже, как водится, приняли меры.

Да что там далеко ходить — вон, у соседей, на Украине, от президента требуют вообще выгнать Apple. А имеющуюся у населения яблочную продукцию изъять и уничтожить. Потому что с некоторых пор программное обеспечение Apple, работающее в России, показывает Крым как регион нашей страны. Ну то есть это троллинг, конечно, тем более, что на территории Украины Apple показывает Крым так же, как показывала раньше. Но дело в том, что парламентская демократия шуток не понимает. И если в одной стране мира считают, что приложение, изменяющее лица, может быть угрозой национальной безопасности, а в другой стране считают, что покупатель устройства сам не в состоянии поставить себе приложение, то в третьей стране вполне могут поступить и радикальнее. Тем более, что радикальные методы решения проблем — национальная традиция этой страны.

Но, повторюсь, в нашем случае всё не так страшно. Мы и так используем отечественные карты, навигаторы и агрегаторы такси, мы и так сидим в своих социальных сетях, переписываемся в собственных мессенджерах, смотрим наши интернет-кинотеатры и слушаем музыку на наших собственных стримингах.

A c производителями устройств, как показывает опыт других стран, вполне возможно договориться.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Конец демократии

Консерватория, аспирантура, мошенничество, афера, суд, Сибирь, — писал Михаил Михайлович Жванецкий.

Майдан, беспорядки, бегство президента, провозглашение самозванца, поддержка Госдепартамента США — пишет нам сама жизнь. Казалось бы: никогда такого не было, и вот опять. Теперь, правда, в Боливии. Не знаю уж, как будет «майдан» по испански.

А всё почему? А потому что эта самая демократия. Американский исследовательский центр Пью, который находится в Вашингтоне и который вряд ли можно заподозрить в неправильных настроениях, опубликовал исследование, согласно результатам которого в мире растет недовольство демократической формой правления. Еще 40 лет назад в мире на 24 процента демократических стран приходилось 62 процента авторитарных. А теперь всё наоборот — 57 процентов стран демократические, и всего 13 процентов стран — авторитарные. Так вот, больше половины опрошенных в демократических странах считают, что с демократией что-то не так. Только 35 процентов считают, что демократически избранные политики занимаются защитой интересов их избирателей.

Понимаете? Большинство избирателей в странах развитой демократии считают, что избранные политики занимаются черт знает чем, только не своим избирателем. В Испании и Италии судебной системе доверяют меньше, чем в России. А знаете, где демократию считают причиной плохой экономической ситуации на том же уровне, что в России? В Швеции и Голландии. А гораздо хуже, чем даже в Швеции и Голландии, считают в Соединенных Штатах Америки.

В общем, если кухарка и может управлять государством, то сидящий в парламенте или сенате на протяжении тридцати лет профессиональный очковтиратель, очевидно, не может. Причем тенденция очевидна — доверия к демократии меньше в тех странах, где демократия существует дольше. Причем, согласно выводам статьи Кристофера Клаасена из Университета Глазго, вышедшей в журнале American Political Science Review, недовольство демократией у большинства возникает именно тогда, когда демократия начинает сосредотачиваться на интересах меньшинств.

Ну что же, если это действительно так — то мы с вами, кажется, надежно защищены. У нас и демократия не так, чтобы старая. И с меньшинствами, сами понимаете, строго.

Есть, правда, один фактор, который исследованию не поддается. Это тот самый особый русский путь. Причем, кажется, что подобный фактор есть не только у нас. Иначе как объяснить, что второй после Швеции страной, жители которой полностью довольны своей демократией, является республика Филиппины?

Надо всё таки, кажется, что-то подправить в той самой консерватории.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Скажи ты мне, а я тебе

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты, — утверждал еще две с половиной тысячи лет назад Эврипид. Теперь, в мире развитой парламентской демократии, справедлива иная формула. А именно: скажи мне, какие законопроекты предлагает твой представитель, и я скажу тебе, из какой ты страны.

Фундаментальные предпосылки подобной формулы очевидны: в каждом парламенте на довольно высоких зарплатах сидят несколько сотен человек, которые как-то должны обозначать собственное присутствие. Иначе про них все забудут и в следующий раз не станут голосовать. А как должен обозначать собственное присутствие член парламента? Разумеется, предлагая то, чего избиратель от него ожидает.

Ну вот, скажем, что может предложить своему избирателю член сената Соединенных Штатов Америки от партии демократов? Правильно: начать какое-нибудь очередное расследование или ввести очередные санкции против России. И даже если нет повода — всё равно надо требовать вводить санкции. Вот, скажем, президент США принял решение вывести своих военных из Сирии. На что сенатор от демократов Боб Менедес немедленно заявляет, что этот вывод войск представляет угрозу для курдского населения. А поэтому необходимо срочно, внимание, ввести санкции против России и Турции. Когда США снова решат ввести армию в Сирию — а этого совершенно нельзя исключать, ведь они побросали там кучу собственного имущества — то, очевидно, американские сенаторы снова предложат ввести санкции против России.

А что могли бы предложить, скажем, в Новой Зеландии? Где, в общем-то, решительно ничего не происходит. Там решили еще более сгладить любые возможные отличия между мужчиной и женщиной. И внесли изменения в рекомендации по уходу за собой и внешнему виду военнослужащих. И теперь новозеландские военные могут позволить себе, цитирую: «неброский макияж, красить ногти прозрачным и светлым лаком, а также носить накладные ресницы». Как женщины, так и мужчины. Надо полагать, что теперь жизнь в Новой Зеландии станет даже еще спокойнее, чем была.

А теперь давайте поиграем в другую игру. Попробуйте угадать, где могло родиться предложение переименовать улицу Никитина в улицу Никитина? Да, такое предложение могло родиться только в каком-нибудь русском городе — ну, скажем, в Калуге — где депутату местной думы хочется что-то предложить, но денег ни на что нет. И поэтому он предлагает переименовать улицу поэта Никитина в улицу архитектора Никитина. Потому что поэт в Калуге никогда не был, а архитектор — наоборот, сделал значительно больше. А затрат, как вы понимаете, никаких.

Ну а уж в парламент какой страны мира могли внести предложение создать государственный реестр лиц, ведущих половую жизнь, вы догадаетесь и без меня. Разумеется, только в той стране, где уровень безумия в парламенте уже таков, что никаким другим способом выделиться на общем фон не получается. И таки да, это Верховная Рада Украины.

Ну что же, а теперь давайте посмотрим, какие из этих инициатив реализуются.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Домохозяин

Один мой друг-бизнесмен любит повторять простейшую формулу: кто много работает — тот много зарабатывает. Если принять это утверждение за верное, то тогда должно быть верно и обратное. А именно: кто много зарабатывает, тот много работает. И если исходить из зарплаты, например, депутатов Государственной Думы, то нет никаких сомнений в том, что депутаты очень, очень много работают.

И тогда становится понятно их отношение к тем, кто зарабатывает гораздо меньше. То есть, соответственно, гораздо меньше работает. А особенно к тем, кто вообще ничего не зарабатывает. То есть, по логике моего друга-бизнесмена, вообще не работает.

Вот, скажем, на сайте «Российская общественная инициатива» была опубликована петиция с предложением узаконить профессию «домохозяйка». И выплачивать этим самым домохозяйкам каждый месяц прожиточный минимум. Депутаты Государственной Думы идею не поддержали.

«Куча домохозяек не вылетают из-за границы, с отдыха, — сказал один депутат, — Профессии не может быть — домохозяйка». И предложил вернуть в федеральное законодательство наказание за тунеядство.

Другой депутат заметил, что в отпуске по уходу за ребенком может находиться не только мать ребенка, но и отец. И тогда термин «домохозяйка» неправильный, потому что гендерного равенства нет. И надо, чтобы был «домохозяин». Да и вообще, за декретный отпуск у нас начисляются пенсионные баллы, поэтому проблемы как бы и нет.

И с одной стороны, конечно, депутатов можно понять. Ведь кто будет платить зарплату этим самым домохозяйкам? И что действительно делать с теми домохозяйками, которые не вылетают из-за границ? Да и прожиточный минимум — это, разумеется, не зарплата. Это так, издевательство.

Но с другой стороны, совершенно невозможно отрицать, что большинство русских домохозяек действительно выполняют такое количество работы по содержанию дома и воспитанию детей, что даже заикаться в этом контексте о тунеядстве кажется вообще неуместным. И совершенно непонятно, почему труд этих женщин — а впрочем, и мужчин тоже, — не считается достойным пенсии, баллы для которой начисляются только за время отпуска по уходу за ребенком. А потом уже не начисляются. И женщина — а, впрочем, и мужчина тоже — посвятившие свою жизнь семье и воспитанию новых членов общества, остаются на старости лет без всякой благодарности от этого самого общества.

И получается, что формула моего друга-бизнесмена о соответствии количества работы количеству заработанных денег, в общем-то, неверна. Потому что пока я писал эту реплику, моя жена-домохозяйка приготовила на всю семью борщ.

И тоже совершенно бесплатно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Куда несешься ты

Какой же русский не любит быстрой езды! Нет такого русского. Не существует. Быть может, именно это внутреннее, природное стремление нестись безответно и привело к тому, что даже такие, казалось бы, ответственные люди, как депутаты Государственной Думы, однажды взяли и установили ненаказуемый порог превышения скорости в 20 километров в час. Беспрецедентный и до сих пор уникальный в мире случай, когда ты можешь ехать по городской улице со скоростью 80 километров в час и тебе за это ничего не будет. А по некоторым улицам Москвы так и вовсе 100 километров в час. Удобно, конечно. И быстро.

Но небезопасно.

И вот, наконец, ответственные люди одумались. И завели речь о снижении ненаказуемого порога хотя бы до 10 километров в час. Притом, что в большинстве стран мира такого порога нет вовсе. Вот уже и в Министерстве Внутренних Дел поддержали. Ожидается, что ограничение изменяет в новой редакции Кодекса об Административных Правонарушениях, который будет рассматриваться в Госдуме в начале следующего года.

Но ведь с тех пор, как щедрый ненаказуемый порог ввели, прошло много времени. А прогресс не стоит на месте, в том числе и ментальный. И, быть может, вместо простого переписывания цифр придумать что-нибудь более оригинальное? Вот, например, как в Эстонии. Где предложили удивительную концепцию, внимание, успокоительной остановки. Когда эстонский инспектор останавливает водителя за превышение скорости, тот может выбрать: оплатить штраф или же просто постоять на месте и успокоиться. От 45 до 60 минут. А потом ехать дальше.

Идея, согласитесь, совершенно нетривиальная. Но, к сожалению, мало применимая в нашей цифровизированной стране, где контролирующий скорость на дороге инспектор давно уже встречается реже, чем устрашающий полицейский, выпиленный из фанеры. Поэтому нужно смотреть вперед еще дальше, чем даже эстонцы, любящие, чтобы всё было медленно. Скорость автомобиля в России должна регулироваться удаленно. Каждый знак ограничения скорости будет посылать на установленную в автомобиле систему сигнал, и та будет ограничивать предел скорости. Да, это потребует замены всех знаков в стране и установки этой системы на все автомобили. Но нам ли пасовать перед трудностями? Вы только представьте себе, как на одном таком усовершенствовании можно поднять ВВП!

И, главное, никаких рассмотрений в Госдуме уже не понадобится. Вот сколько решили в этот день скорость делать — столько и делаете. Всем, без исключения.

Впрочем, исключения тоже можно делать, конечно.

За отдельные деньги.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Метамодерн

Вступил в действие очередной пакет санкций США против России. Специалисты говорят, что санкции эти формальные, страшного в них только название, а на самом деле ничего не изменится. Не знаю, я не специалист. Но я знаю, почему были введены эти санкции. Они были введены потому, что Россия якобы нарушила какие-то правила в сфере химического оружия. Тогда как Россия уничтожила всё свое химическое оружие под контролем ОЗХО еще в 2017 году. А США своё до сих пор не уничтожили, хотя обязаны сделать это согласно Конвенции о запрещении химического оружия. Следите за руками: США, обладающие химическим оружием, вводят против России, не обладающей таким оружием, санкции за нарушения в сфере химического оружия. Если это не полное безумие, то что тогда такое полное безумие?

США вторглись в Сирию и сидят там — а агрессор всё равно Россия. Минские соглашения не выполняются Украиной — но условием возвращения России в G8 (о чем Россия, кстати, никого не просила) называется прогресс в минском процессе. США выходят из ДРСМД, потому что Россия якобы нарушает ДРСМД — и немедленно после этого проводят испытание ракеты, которая могла разрабатываться только в то время, когда ДРСМД действовал. То есть, нарушали его именно США. Россию обвиняют во вмешательстве в выборы в США — сотрудники посольства США в Москве выходят на акцию протеста, посвященную выборам в Мосгордуму. Сенатор США Рон Джонсон предлагает провести военную операцию в Керченском проливе и уничтожить газопровод «Северный поток — 2» — а потом тот же сенатор заявляет, что ему не выдали российскую визу, за которой он даже не обращался.

И это я еще, заметьте, про Трампа нашего Дональда не вспоминал. Который хочет купить Гренландию. Который хочет взрывать ураганы атомной бомбой. Который советует компании Apple, как ей делать свой бизнес. Который одним своим твиттером разворачивает рынки по два раза в неделю. Который то вводит пошлины на китайские товары, то не вводит, а потом опять вводит. Который обещал сделать Америку снова великой, но уже почти довел ее до рецессии.

Тут третьего дня Михаил Борисович Ходорковский давал интервью итальянской газете Corriere Della Serа. В котором сказал, что Путин не понимает современного мира. Нет, Михаил Борисович. Путин как раз очень хорошо понимает современный мир. Иначе бы он не предпринимал таких усилий для того, чтобы Россия, не дай бог, не оказалась бы часть этого современного мира. Потому что быть его частью совершенно не хочется. Потому что это не мир никакой, а балаган.

Покойный Антон Борисович Носик придумал выражание «перевернутый мир». Правда, применял он его большей частью к внутриполитическому процессу (хотя тут тоже всё в полном порядке: Навальный призывает голосовать за коммунистов, скрывающих уголовное прошлое, а главное политическое событие года — выборы в… Мосгордуму), но сейчас перевернулся весь мир. И только Россия, как неваляшка, продолжает стоять среди всего этого рассыпавшегося всемирного LEGO и недоуменно взирать на происходящее. Ну хорошо, не только Россия. Еще и Китай.

Но есть, как говорится, и хорошие новости. Еще несколько лет назад я постоянно пребывал в ощущении скорой войны. Количество накопившихся в мире противоречий казалось мне таким, что без большой войны разрешить все эти противоречия попросту невозможно. Количество статей, которые я написал про этому поводу, могло бы вполне послужить анамнезом для какого-нибудь психиатрического диагноза.

Однако сейчас никакого такого ощущения у меня нет. Трамп ли с его панк-президентвом тут причиной. Или же обнажившийся на фоне Трампа клинический идиотизм сенаторов США. Или абсолютная импотенция европейских политиков. Или же мой собственный возраст. Но ощущение скорой войны исчезло. Оказалось, что любую большую войну можно разбить на множество маленьких. Большие противоречия тоже можно разбить на маленькие и решать эти маленькие противоречия в ходе маленьких войн. А то и вовсе не войн, а частных военных операций. И пока солдаты двух армий стреляют друг по другу высокоточным оружием, которое страшно взрывается, но ни в кого не попадает, главнокомандующие этих армий могут вместе есть мороженое, обсуждая сделки с вооружениями.

И не знаю, как вам, а лично мне такой вот карнавальный мир, лишенный звериной серьезности, с ненастоящими санкциями и ненастоящими войнами, кажется куда как более пригодным для жизни, чем тот, что был у нас с вами лет десять назад. Такое ощущение, что политики всего мира устали от этой серьезности и решили дать настоящего угара. Да вы просто представьте себе рядом Трампа о Бориса Джонсона на какой-нибудь совместной пресс-конференции. Понятно, почему Тарантино стал снимать большой стиль — потому что его былое кино теперь жизнь. В космос летят автомобили с манекенами за рулем и робот Федор, пишущий в Твиттер — ну что вам еще?!

Ладно, расскажу вам еще. На выходных с семьей были в Питере. Ужинали в ресторане «Царь». Половина зала — китайцы. Выступают артисты: девки в кокошниках и одетые под казаков мужики в советских солдатских ремнях. Поют советские песни. Ровно в девять разносят наливку и главный казак говорит: ну а теперь, по традиции, за царя! И начинает петь «Боже царя храни». Все китайцы встают и немедленно выпивают.

У меня всё.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.