Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Фактор жертвы

Система восприятия устроена так, что в общем случае людям свойственно запоминать только первую информацию. И исходить в трактовках только из этой, первичной информации, совершенно не обращая внимания на уточнения.

Вот взять хотя бы трагический случай в столичном районе Солнцево, где на пешеходном переходе были сбиты трое детей. Буквально сразу же в интернете откуда-то появились совершенно достоверные сведения о том, что сидевшая за рулем была пьяная мажорка, что ее родители — силовики и что сейчас виновницу немедленно начнут отмазывать от ответственности.

Волна народного негодования поднялась до невиданных высот. И новостей о том, что виновница аварии была трезвой, из простой семьи, на недорогой машине и вообще отличница — этих новостей уже никто из возмущенных людей не увидел. Они требовали одного — покарать. И требовали так, что даже прокуратура отступила назад. И потребовала заменить домашний арест на реальный. Виновница аварии отправилась в следственный изолятор. Девушка 18-ти лет, признающая свою вину и совершенно не выглядящая представляющей общественную опасность.

Михаил Ефремов, который сел пьяным за руль, дожидался суда под домашним арестом. Блогер Эдвард Бил, который вел машину так, как будто он едет в последний раз, даже и после суда отделался ограничением свободы. Эти люди изначально, сознательно нарушали все правила. Девушка, которая сбила детей, ехала с положенной скоростью, была трезвой и ранее ни в каких дорожных инцидентах замечена не была. Но, тем не менее, ее заключили под стражу до суда. Как будто она чем-то угрожает обществу под домашним арестом.

Поверьте, я ничуть не оправдываю виновницу трагедии. Под колесами ее автомобиля погибли дети. И она, конечно, понесет наказание. Но почему такая разница в подходах?

Видимо, имеет значение фактор жертвы. И наказание за причинение смерти по неосторожности зависит от того, кому именно была причинена смерть.

Сейчас, конечно, многие пишут про проблемность подобных пешеходных переходов вообще. Без светофора, без лежачих полицейских, без предупреждающего освещения. Причем, судя по тому, что лежачего полицейского, способного вернуть внимание водителя на дорогу, таки сделали прямо в день трагедии, но уже после нее, местные власти понимали проблемность места. Но действий не предпринимали.

Результат этого всеобщего равнодушия — нынешнее всеобщее неравнодушие. Но направленное несколько не туда, куда следовало бы.

Ведь девушка за рулем никому зла не хотела.

Ей же теперь желают зла очень многие.

И если мы понимаем, как рассудит наш, земной суд, то как рассудит инстанция выше земных мы узнаем только тогда, когда придет время.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Было не было

Тридцать пять лет назад взорвался реактор четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции. Нельзя сказать, чтобы эта катастрофа хоть в какой-то момент была забыта. Но все же было какое-то десятилетие, а то и больше, когда она существовала на периферии мейнстрима. Писались книги, выпускались компьютерные игры, появлялись упоминания в произведениях великих — но все же это напоминало уже след кометы. Рассеивающийся след.

И вдруг что-то случилось в последние годы, когда о Чернобыле вдруг вспомнили все. Сериалы, кинофильмы, многочисленные ролики на YouTube. А министерство культуры Украины и вовсе заявило, что Чернобыль должен попасть в список мирового наследия ЮНЕСКО. Наряду с борщом и пампушками.

Причин тому можно найти сколько угодно. Тут и вялотекущая вот уже много лет авария на атомной электростанции Фукусима-1, случившаяся прочти точно через 25 лет после Чернобыльской. Тут и осмысление последствий в предыдущие, так сказать, юбилейные годы, когда вдруг оказалось, что предупреждение было гораздо более грозным, чем сами последствия. И что безвременье случившихся потерь для экологии оказалось сильно преувеличенным. А это как бы не совсем сочетается с общеевропейским курсом на зеленую энергетику, который играет весомую роль в политической жизни таких экономических флагманов, как Германия. И как тут признать, что отказ от атомных электростанций после чернобыльской катастрофы был ошибкой? И что вся эта зеленая энергетика мало того, что не окупается, так еще и приносит природе куда больше вреда, чем атомная энергетика. Пусть и не столь очевидного сразу.

Это далеко не первый текст за многие годы, который я пишу про Чернобыль. И каждый раз феномен этой аварии вдруг поворачивается другой стороной. Когда-то с технической. Когда-то с культурной. Когда-то с философской. А теперь вот и с политической. Вот уже и президент Украины Владимир Зеленский сравнивает Чернобыльскую катастрофу с ситуацией в Донецкой области.

То есть как-то так получилось, что Чернобыльская катастрофа, будучи обстоятельно отрефлексированной в массовом сознании к своей 35-летней годовщине, утратила свою техногенную сакральность. И превратилась в некий абстрактный символ, вокруг которого политики теперь будут выстраивать свои риторические конструкции.

А следствием этого непременно будет то, что конспирология, до того обсуждавшая причины аварии, неизбежно переключится на дискуссию о том, была ли вообще такая авария вообще. Или же все, как обычно, придумали русские.

О том, прав я сейчас или нет, вспомним через пять лет. В день сорокалетия.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Самонадеянность

Человек — существо удивительно самонадеянное. Однажды человек построил самый больший, самый роскошный и самый быстрый в мире корабль. Который в первом же своем плавании врезался в кусок льда и утонул.

Прошло больше ста лет.

Человек построил корабль еще больше. Гораздо совершеннее. Управляемый роботами и прямо из космоса. И этот корабль перегородил важнейший для мировой торговли канал, потому что его, внимание, сдуло ветром.
Несколько дней человечество пыталось сдвинуть с места устройство, которое самим этим человечеством и было создано. За эти несколько дней мы узнали о себе очень многое.

Например то, что важнейший для мировой торговли Суэцкий канал представляет собой простую канаву с илистым дном и песчаными берегами, не изменившуюся за последние 150 лет. Что вокруг этого канала буквально пустыня. Что у управляющего этим каналом Египта нет никакой инфраструктуры для того, чтобы разрешать подобные инциденты. Что у логистических компаний, которые обеспечивают через канал 12 процентов мирового торгового оборота, нет никакого запасного плана на тот случай, когда канал не работает.

Сервис Marine Traffic показывает текущее местоположение 225 тысяч кораблей на планете. Из-за всего одного из них, пусть даже и очень большого, выросли нефтяные цены на этой самой планете. И это мы с вами знаем только про нефтяные цены. А ведь наверняка и какие-то другие выросли. Ведь 12 процентов мировой торговли просто остановились.
Впрочем, на этот раз человечеству повезло. Гигантский контейнеровоз удалось снять с мели и поставить на фарватер всего за шесть дней. Каждый из которых обошелся мировой экономике почти в 10 миллиардов долларов США.

Но должна ли вся эта история, изрядно повеселившая интернет и заставившая понервничать страховые компании, чему-нибудь научить человечество? Сто с лишним лет назад, когда затонул «Титаник», были приняты разного рода технические решения, позволившие избежать таких нелепых трагедий. Однако, технические решения не избавляют от самонадеянности, а даже наоборот — эту самонадеянность укрепляют.

И даже если Суэцкий канал переоборудовать из вырытой 150 лет назад канавы в современный судоходный путь, это все равно не изменит того простого факта, что 12 процентов мировой торговли зависят от узкого бутылочного горлышка длиной в 160 километров. Которое может перегородить любой большой современный корабль, которые через это горлышко как раз и ходят.

И если вы спросите меня, верю ли я в то, что человечество примет какие-то решения по поводу случившегося, то я вам отвечу, что нет.

Я не верю.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Предположения и расположение

Из своего исторического опыта человек вывел мудрую максиму: когда кто-то предполагает, кто-то другой обязательно располагает. Располагать может Господь, может природа, а может и просто реальная жизнь. Но человек всё равно с упорством вьючного животного продолжает предполагать.

Вот, скажем, американские левые активисты несколько лет требовали радикально урезать финансирование полиции, потому что оно, это финансирование, постоянно растет, а преступность при этом постоянно падает. А раз преступность упала так сильно, то и полиция не нужна. А высвободившиеся деньги можно пустить на что-нибудь полезное. Например, оказывать бесплатную помощь людям с разного рода зависимостями.

Минувшим летом, на волне подъема движения за всеобщие равенство и справедливость, идея стала обретать реальные очертания. Больше того — речь завели уже не только об урезании финансирования полиции, но и о полном отказе от нее. Ведь преступности практически нет! А есть, наоборот, немотивированное насилие полицейских против невинных людей, весь грех которых состоит в том, что они родились в белой стране не с тем цветом кожи.

Дошло до того, что городской совет Миннеаполиса, где, собственно, все летние события и начались, принял решение полностью расформировать полицию. А деньги направить на улучшение медицины, пожарной службы и психологической помощи. И тогда всё исправится.

Это предположение было сделано в начале июня. А дальше располагать стала реальная жизнь в виде угнетаемых людей с пистолетами. Находящийся в подвешенном состоянии и лишенный части финансирования полицейский департамент Миннеаполиса довольно быстро утратил контроль над криминальной ситуацией в городе. Преступность в городе выросла на десятки процентов по сравнению с прошлым годом. Жители завалили администрацию жалобами на постоянную стрельбу на улицах города.

И вот, спустя пять месяцев, городской совет обсуждает вопрос уже не об упразднении полиции, и даже не о ее реформировании. А, внимание, о привлечении дополнительных сил полиции из соседних округов. Потому что своя полиция с возросшим уровнем преступности уже не справляется.

Ну как еще ярче проиллюстрировать максиму о предположении и расположении?

Да никак.

Не знаю, правда, сможет ли эта история хоть в чем-то убедить американских активистов левого толка.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Три минуты

Математика, как известно — мать всех наук. С помощью математики можно найти самые удивительные закономерности и сделать самые парадоксальные выводы. Которые никогда бы не пришли в голову человеку, не владеющему математическим аппаратом.

Вот, например, австрийская компания Dolphin Technologies занимается технологиями, помогающими страховым компаниям оценивать риски. И согласно их последнему исследованию, вероятность дорожной аварии находится в сложной и не очевидной зависимости от длительности поездки.

В компании исследовали статистику по более чем трем миллионам поездок, совершенным сорока тысячами водителей за последние пару лет. И выяснились удивительные вещи.

И ладно там довольно простой факт, что вероятность аварии резко возрастает после сорока минут поездки. Но готов биться об заклад, что вы никогда бы не подумали, что самое опасное время — это первые, внимание, три минуты поездки. Четверть — нет, вы слышит? — Четверть всех аварий происходит в течение трех минут после начала движения! При этом количество поездок длительностью меньше десяти минут составляет почти половину об общего числа всех поездок. А подавляющее большинство всех поездок на автомобиле — 87 процентов — длятся меньше получаса. И только один процент — более часа.

Если вас интересует самое безопасное время — то это между десятой и двадцатой минутой поездки. Но, поверьте, это совершенно неважно, если вы уже выехали из первых нескольких минут, в которые вас поджидает самая большая опасность.
Таковы удивительные факты. Но еще более удивительны выводы, которые делают из этих фактов исследователи.

Они пишут, что если отказаться от поездок длительностью меньше получаса, то количество дорожных аварий снизится сразу на, внимание еще раз, сорок процентов! А если вам так уж надо куда-то поехать на небольшое расстояние — воспользуйтесь велосипедом, самокатом, или идите пешком.

Ну что же. При скорости в 60 километров в час — то есть, один километр в минуту — автомобиль проезжает за полчаса 30 километров. Можно, конечно, попробовать преодолеть это расстояние — скажем, от городской квартиры до дачи — и на велосипеде. Но, боюсь, на больше одного раза энтузиазма не хватит.

Впрочем, другой совет, который дают исследователи, полезен значительно больше. Они пишут, что как минимум четверть дорожных аварий связана с тем, что водитель тупит в телефон. И что хорошо бы этого не делать.

Тем более в современном автомобиле. Который не то что звонок выведет по громкой связи — но даже и сообщение прочитает. И отправит ответ, который вы продиктуете.

И вот когда вы перестанете тупить в телефон сразу же, как только сели в автомобиль — то тогда и количество аварий в первые три минуты движения снизится.

И статистика сразу улучшится.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Всё смешалось

Все смешалось в доме Облонских. Кто правый, кто левый, кто расист, кто из меньшинств — всё перепуталось.

Журнал «Популярная механика» публикует статью о том, как лучше всего с инженерной точки зрения валить памятники. Американский фонд Black Lives Matter Foundation, собравший четыре миллиона долларов пожертвований с таких компаний, как Microsoft, Apple и Google на деле оказывается частным предприятием какого-то музыкального продюсера из Калифорнии, который как раз провозглашает «гражданское единство с полицией». Instagram в это же время собирается учитывать цвет кожи при при получении синей галочки, которая просто подтверждает аутентичность аккаунта.

Но самое удивительное происходит в Европе.

Во Франции участники акций протеста против расизма выкрикивают антисемитские лозунги. Куратор музея английского города Хертфордшир публикует в Твиттере рецепты, как уничтожать бронзовые памятники с помощью бытовой химии. Так, чтобы их нельзя было восстановить. В Великобритании призывают закрыть газету The Guardian, которая сейчас поддерживает протесты. Потому что оно была основана на деньги от хлопковых плантаций, на которых трудились рабы. А министерство здравоохранения Великобритании заявляет, что высокая смертность от коронавируса в их стране связана с системным расизмом и, как следствие, высокой смертностью среди иммигрантов.

Французские полицейские после обвинений в расизме отказываются исполнять свои обязанности, демонстративно бросая на землю наручники. Пусть хозяева бутиков на Елисейских полях и улице Риволи сами защищают свои витрины. Полицию Германии в расизме обвиняет сопредседатель Социал-демократической партии. Партии, которая, кстати, открыто симпатизирует движению Антифа. Тому самому, которое президент США хочет объявить террористическим. И которое сейчас призывает снести статую британского военачальника Харриса, который командовал налетом на Дрезден. И которого то же самое движение Антифа еще несколько лет назад просило повторить это снова. Вы что-нибудь понимаете? Лично я давно уже ничего не понимаю. Да и никто уже ничего не понимает.

Полиция Германии пребывает в растерянности — что же им делать? Ведь если они расисты — то, значит, любое их действие против погромщиков будет расценено как проявление расизма. А кому из полицейских это надо? Никому это не надо. И скоро немецкие полицейские, видимо, тоже будут бросать на землю наручники.

Так чем же всё это закончится? — спросите вы.

А я вам отвечу: ничем не закончится. Перестанет однажды и всё. Как летний дождь.

А потом, когда-нибудь, конечно, опять повторится. Когда следующие протестующие подрастут.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Сладкое место

В Соединенных Штатах Америки продолжаются волнения, вызванные смертью темнокожего правонарушителя по фамилии Флойд. От фазы активных погромов с разграблением магазинов страна перешла к стадии покаяния. Белые каются перед черными, полиция кается перед гражданами, а отцы-снователи на небесах наверняка каются перед своими потомками за то, что не создали сияющий град на холме еще более сияющим и еще более на холме.

И вот уже на подходе следующая фаза — фаза принятия организационных решений. Кто-то предлагает изменить уголовное законодательство и упростить процедуру привлечения полицейских к ответственности. Кто-то, как водится, предлагает создать единый реестр. На этот раз — единый реестр случаев применения силы со стороны полиции. Предлагается также заставить полицию пройти курс специального обучения по, цитирую: «устранению расовых и культурных предубеждений».
Но дальше всех намерен идти городской совет Миннеаполиса, где всё, собственно, и началось. Депутаты предлагают, внимание, вообще упразднить полицейское управление. А сэкономленные деньги пустить на профилактику домашнего насилия и молодежной преступности. С помощью социальных работников. Которыми, видимо, и пойдут работать упраздненные полицейские.

Ну что же. Сам эксперимент обещает быть интересным. Правда, последствия его кажутся предопределенными. Я, например, знаю одну страну, где полицию однажды полностью упразднили. А вместо нее на пустом месте создали рабоче-крестьянскую милицию. Которую однажды тоже переименовали в полицию, набранную из переаттестованных бывших милиционеров. И что в результате? Да примерно всё то же самое, что и было.

Потому что иначе не может и быть. Любому государству необходим аппарат для поддержания правопорядка. Собственно, именно в этом основная функция государства и состоит. А любой аппарат для поддержания правопорядка предполагает особые полномочия, право на ношение и применение оружия, неприкосновенность со стороны обычных граждан при исполнении служебных обязанностей. Можно ли избавить ведомство, наделенное столь широкими возможностями, от людей не совсем чистоплотных? Нет, невозможно.

Можно, конечно, избавить ведомство от широких возможностей. Тем самым сделав его неинтересным для людей не совсем чистоплотных.

Но тогда совершенно непонятно, зачем такое ведомство нужно.

А еще непонятно, что тогда можно будет противопоставить людям не совсем чистоплотным. Как тем, что могли бы работать в полиции. Так и тем, которым полиция противостоит при своем существовании.

Но на то, как это будут делать в Миннеаполисе мы все, конечно, с интересом посмотрим.

Ну и, конечно, с сочувствием.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Мир никогда не будет прежним

В последнее время все больше и больше хочется размышлять над тезисом об изменении мира. Для человека в моем возрасте мир действительно никогда уже прежним не будет. Как бы ни старались обмануть время те, кто на склоне лет женится на юных красавицах. И как бы ни пытались молодиться отставленные ими прекрасные старушки. Нет, время действительно неумолимо, но вот масштабы происходящего на временной шкале истории человечества — это действительно важная вещь.

Хорошая иллюстрация — Ленин. Владимир Ильич. Которому как раз сейчас сто пятьдесят. Сто с небольшим лет назад этот парень, пребывавший примерно в том же возрасте, что и я, потерявший надежду и мотивацию, устроил такую мощную движуху, что описывать ее брались разве что писатели-фантасты. Ау, где она? Мир, казалось бы, изменился навсегда и прежним не будет уже никогда. И вот мы смотрим на мир через сто лет и понимает, что он точно такой же, каким был до Ленина. Как будто бы никакого Ленина и не было никогда. А если нет — назовите мне признаки нового мира. Ну, кроме того, что у китайцев красный флаг и они называют себя коммунистами. А потом посмотрите на заднюю крышку своего айфона.

Более-менее документированная история человечества насчитывает восемь тысяч лет. Конечно, диалектическая спираль закручивается всё туже и витки ее становятся всё меньше, а скорость повторения трагедии фарсом всё увеличивается. Но всё же: восемь тысяч лет. Миг в истории нашей планеты, которой четыре с половиной миллиарда лет. Человечество исчезнет — и никто не заметит, как те самые дельфины в каналах Венеции. То же самое и в масштабах истории самого человечества. Про эпидемию испанки сто лет назад до начала нынешней эпидемии знали только интересующиеся. Большинство человечества понятия не имело, что была такая эпидемия, поразившая треть населения планеты. Изменило ли это мир? Нет. Мир остался прежним.

Мы (и в особенности — газетчики, сидящие в новостях) рассматриваем мироздание через увеличительное стекло текущего контекста. Ах, цены на нефть так упали! Ах, реанимации переполнены! Грядет вселенская катастрофа.

Нет, дорогие мои, ничего не грядет. За последние сто лет (уже в третий или четверный раз я упоминаю эти сто лет) в мире произошли катастрофы, по сравнению с которыми нынешняя — это как комара прихлопнуть на теле умирающего от скуки слона. От коронавируса в мире умерли на сегодняшний день примерно 180 тысяч человек. За четыре месяца. 16 лет назад в Юго-Восточной Азии за несколько часов от цунами погибли 230 тысяч человек. Вы помните об этом сейчас? Никто сейчас об этом не помнит. А прошло всего лишь 16 лет.

Это, конечно, пошлый прием — мерять смертность. Сейчас этим занимаются многие. Сравнивают смертность в Италии с тем же периодом прошлого года. И не находят разницы. Но, с другой стороны, все эти люди, которые сейчас переполняют реанимации — они же не выдуманы. Они есть. Поэтому сравнивать смертность — низкий жанр. Напоминающий диссидентство.
Я же предлагаю возвыситься над ландшафтом. Окинуть мироздание взглядом издалека. Я тут спросил в камментах у Ольшанского, который утверждает, что первая мировая война изменила уклад, в чем же она его изменила. Мне ответили так: посмотрите на женскую моду до и после. Ну ок, что. Если женская мода — это уклад, то тогда конечно.

Еще интереснее с нефтью. Давайте представим себе, что нет нефти. Исчезла. И мир снова пересаживается на лошадей и на уголь. Значит ли это, что мир перестает быть прежним? Нет, это значит совершенно другое. Это значит, что мир наоборот — становится прежним. Таким, каким он был 150 лет назад. Когда Ленин родился.

Это, конечно, софизмы и словесные упражнения. И общий пафос статьи, конечно, не в этом. А в том, что мы сейчас находимся внутри ситуации, которая еще не завершилась. И делать прогнозы на будущее изнутри этой ситуации — дело совершенно неблагодарное. Разные люди делают прогнозы на цены, курсы и даты выхода на плато заболеваемости. Все они выглядят неизменно смешно, когда их прогнозы, увы, не сбываются. А они никогда не сбываются.

С другой стороны — есть временной масштаб жизни конкретного человека. И вот для конкретного человека мир, действительно, может никогда не стать прежним. Например, если конкретный человек заболел. Или если он разорился во времена, когда всё закрыто. Но это его личный, конкретный мир. Мир в целом проблемы одного такого конкретного человека даже и не заметит.

Вывод из всего вышесказанного очевиден: не надо дергаться. Я понимаю, конечно, что говорящие головы в телевизоры должны что-нибудь говорить, потому что их туда для того и зовут. Но нет ни малейших причин считать, что после окончания этой эпидемии (а она, разумеется, однажды закончится) мир изменится хоть сколь-нибудь существенным образом.
Хотя это, честно говоря, грустно.

Потому что действительно хочется, чтобы мир изменился.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Порошок

Человека, который, что называется, земную жизнь прошел до половины, довольно трудно чем-нибудь удивить. Но тем более интересными оказываются ощущения от открытий, противоречащих давно сложившейся картине мира. Уж сколько я лично смеялся над жителями Санкт-Петербурга, каждый выходные отправляющимися в приграничные районы Финляндии, дабы купить там всё то же самое, что продается в питерских магазинах! Уж сколько я вдоволь поиздевался над их утверждениями о том, что шампунь и стиральный порошок в Финляндии совсем не такой, как шампунь и стиральный порошок той же марки в России! Одинаковые роботы делают одно и то же из одинаковых составляющих! — говорил я этим людям и разделявшей их точку зрения собственной жене, — Не может быть, чтобы шампунь в Европе был другой, нежели в России! И оказался посрамлен пред женой Федеральной антимонопольной службой. Которая заявила, что таки да, действительно, одни и те же стиральные порошки в России и Европе отличаются по составу и свойствам. И предъявила производителям ряд претензий.

Сказать, что мой мир рухнул — это значит, не сказать ничего. Ну ладно там автомобили для разных стран разные. Ну ладно там даже мобильные телефоны по разным требованиям сертифицируются. Но стиральный порошок! Это же просто порошок! Который стирает!

И тут вдруг Федеральной антимонопольной службе отвечает Ассоциация производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии и гигиены — есть и такая. Представитель которой говорит, что товары производятся в полном соответствии с требованиями российского законодательства. А также, цитирую: «различия в формулах обусловлены разницей в режимах применения и внешних условий». Понимаете? Оказывается, мы стираем не так, как в Европе! Режимы применения разные! Это что же получается, что у нас и стиральные машины другие? Но тогда получается, что европейские порошки в России должны стирать хуже. Ну, они же не соответствуют нашим режимам применения и внешним условиям. А все говорят, что наоборот — европейские лучше! Вы что-нибудь понимаете? Лично я — ничего не понимаю.

Но самое главное, чего я не понимаю: это что же получается, Федеральная антимонопольная служба хочет, чтобы у нас стиральные порошки были такими же, как в Европе? А там ведь не только про порошки речь идет. Там еще про шоколад. И если я в силу своей мужской природы не могу оценить качество стирального порошка, то уж качество шоколада-то я могу оценить. И я точно знаю, что наш шоколад вкуснее, чем европейский. И я не хочу, чтобы наш становился таким же, как европейский.

В общем, от заблуждений я, может быть, и избавился. Но картина мира моя от этого проще не стала. А стала, наоборот — гораздо сложнее.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Лучше и лучше

В ночь на воскресенье возле детской площадки в чикагском парке Дуглас из черного Шевроле Камаро неизвестный открыл огонь по группе молодых людей. Семь человек были ранены, один из них находится в критическом состоянии. Это был третий массовый расстрел в Соединенных Штатах за одни только сутки. И 251-й с начала текущего года. Всего же за выходные в шутингах погибли три десятка американцев. Несколько десятков были ранены. И хотя американские шутинги сами по себе давно уже перестали быть новостью, такая их плотность и разбросанность — а кроме Чикаго, штат Иллинойс, стрельба была в еще Огайо и Техасе — так вот, такая плотность и разбросанность расстрелов произвели на страну большое впечатление.

Демократы немедленно заявили, что во всем виноват Трамп, потому что он разжигает страх, ненависть и фанатизм. Сам Дональд Трамп заявил, что ненависти в США нет места, что во всем виноваты психические заболевания и что он положит конец безобразию. И приказал приспустить флаги в стране.

А пока власти, как говорится, отрабатывают повестку, за дело берется гражданское общество. Сервис защиты от DDoS-атак Cloudfare заявил, что отказывает в своих услугах сайту анонимных форумов 8chan. Тому самому, на котором опубликовал свой манифест стрелок их Техаса. Сервис отказывает в услугах, замечу, оплаченных. И критически важных для существования любого большого ресурса, потому что Cloudfare в своей области фактически монополист.

Основатель компании объясняет свое решение тем, что это его частое дело. И что хотя частная компания не обязана соблюдать первую поправку к Конституции США, тем не менее, фактическое закрытие крупного ресурса без всяких решений судов и постановлений прокуратуры нельзя считать цензурой. Потому что миссия компании — сделать интернет лучше. А всякие анонимы со всех этих chan-ов делают интернет, разумеется, хуже. Примерно то же самое говорят и Твиттер с Facebook, когда блокируют очередные аккаунты, не совсем отвечающие представлениям их основателей о том, что такое хорошо, а что такое плохо. И им действительно ничего не предъявишь — частные компании. Могут делать всё, что угодно.

И вроде бы с эмоциональной точки зрения понять основателя Cloudfare можно. И с моральной вроде бы нет никаких возражений.

Но вот хотим ли мы существовать в мире, где бытие определяется не религиями, не национальными обычаями и даже не правительствами, а невидимыми миллионерами из пригородов Сан-Франциско — это вопрос ничуть не менее сложный, чем вопрос о том, что же делать с этими вот постоянными американскими шутингами.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.