Category: происшествия

Порошок

Человека, который, что называется, земную жизнь прошел до половины, довольно трудно чем-нибудь удивить. Но тем более интересными оказываются ощущения от открытий, противоречащих давно сложившейся картине мира. Уж сколько я лично смеялся над жителями Санкт-Петербурга, каждый выходные отправляющимися в приграничные районы Финляндии, дабы купить там всё то же самое, что продается в питерских магазинах! Уж сколько я вдоволь поиздевался над их утверждениями о том, что шампунь и стиральный порошок в Финляндии совсем не такой, как шампунь и стиральный порошок той же марки в России! Одинаковые роботы делают одно и то же из одинаковых составляющих! — говорил я этим людям и разделявшей их точку зрения собственной жене, — Не может быть, чтобы шампунь в Европе был другой, нежели в России! И оказался посрамлен пред женой Федеральной антимонопольной службой. Которая заявила, что таки да, действительно, одни и те же стиральные порошки в России и Европе отличаются по составу и свойствам. И предъявила производителям ряд претензий.

Сказать, что мой мир рухнул — это значит, не сказать ничего. Ну ладно там автомобили для разных стран разные. Ну ладно там даже мобильные телефоны по разным требованиям сертифицируются. Но стиральный порошок! Это же просто порошок! Который стирает!

И тут вдруг Федеральной антимонопольной службе отвечает Ассоциация производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии и гигиены — есть и такая. Представитель которой говорит, что товары производятся в полном соответствии с требованиями российского законодательства. А также, цитирую: «различия в формулах обусловлены разницей в режимах применения и внешних условий». Понимаете? Оказывается, мы стираем не так, как в Европе! Режимы применения разные! Это что же получается, что у нас и стиральные машины другие? Но тогда получается, что европейские порошки в России должны стирать хуже. Ну, они же не соответствуют нашим режимам применения и внешним условиям. А все говорят, что наоборот — европейские лучше! Вы что-нибудь понимаете? Лично я — ничего не понимаю.

Но самое главное, чего я не понимаю: это что же получается, Федеральная антимонопольная служба хочет, чтобы у нас стиральные порошки были такими же, как в Европе? А там ведь не только про порошки речь идет. Там еще про шоколад. И если я в силу своей мужской природы не могу оценить качество стирального порошка, то уж качество шоколада-то я могу оценить. И я точно знаю, что наш шоколад вкуснее, чем европейский. И я не хочу, чтобы наш становился таким же, как европейский.

В общем, от заблуждений я, может быть, и избавился. Но картина мира моя от этого проще не стала. А стала, наоборот — гораздо сложнее.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Прощай, чувак

Наверное, я должен ощущать какую-то особенную ответственность, публикуя в популярнейшем издании текст, посвященный смерти основателя этого издания. Но нет, никакой ответственности я не чувствую. Чувствую пустоту. Человеческое чувство. Не офисное. И этому тоже научил меня Носик — офисной чепухой пусть занимаются те, кому это нравится. Творческие люди пусть занимаются творчеством.

Мы познакомились осенью девяносто шестого. В знаменитой квартире Ицковича в Калашном переулке, где тогда располагалась редакция «Журнала.Ру», а вместе с ней, в общем, и весь русский интернет как таковой. Ну то есть знал я его и до этого, мы переписывались. Он публиковал в «Вечернем интернете» какие-то мои письма. Все это уже тогда казалось грандиозным, хотя на самом деле состояло из ста человек. В длинном коридоре небритый человек в кипе как-то сразу обратился ко мне так, будто мы были знакомы всю жизнь. Я был программистом. Он — медиком, решившим заработать написанием текстов. И именно он сделал так, что я перестал быть программистом, а стал зарабатывать написанием текстов. Антон Носик был первым, кто заплатил мне деньги не за текст программы, а за текст на русском языке.

Легендарные люди плохи тем, что их трудно описать без банальностей. Да, Носик был одним из тех, кто создал русский интернет таким, какой он теперь. Именно Носик придумал, как должно выглядеть русское интернет-СМИ, и почти любое большое из них выглядит так до сих пор. Хотя бы и созданная им «Лента.ру», куда я пишу этот текст. Носик многое придумал в рекламе, без него вообще не обходился практически ни один крупный проект в интернете изначальном. Но таковым мог бы стать, наверное, любой грамотный человек, попавший в нужное время в нужное место. Это ведь функция. А за пределами этой функции был совершенно уникальный, невозможный, невыносимый и при этом абсолютно магнетический человек. Никогда не расстающийся с кипой артикулированный сионист, встречающий тебя зигой с «Хайль Гитлер!» Человек, пишущий чудовищные вещи про палестинских и сирийских детей — и при этом собирающий миллионы долларов на лечение любых детей вообще невзирая на их национальность. Человек, предающий анафеме Фиделя Кастро за то, что тот сделал с Кубой, — и при этом проводящий десятилетие зим в индийском Гоа, не переставая петь осанну местной коррупции и местным наркотикам. Человек-противоречие, клубок всех возможных пороков — и при этом совершенно открытая душа, готовая помочь даже самому малознакомому дураку прямо здесь и сейчас. Настоящий юродивый — и при этом специалист, к которому за советом шли все. Невзирая на чины. И не только за профессиональным советом. Он был специалистом по жизни.

Носик находился в центре гигантской паутины социальных связей, и даже те люди, которых он публично ненавидел, продолжали сидеть в этой паутине и ждать, когда же он до них наконец доберется. И он добирался до каждого, и ни один из тех, до кого он добрался, не пожалел. Кристина Потупчик, одна из тех, про кого Носик написал мегатонны несправедливых гадостей, а потом пришел к ней на день рождения с поздравлениями, написала сегодня: «Нет больше Носика, значит, придется Рунет пуще прежнего беречь. Новый нам теперь никто не сделает». Антон Красовский, ставший последней целью несправедливой ненависти Носика, теперь пишет: «Господи, Антон. Как?! Мы так и не успели помириться». Я тоже попадал под такие несправедливости со стороны Носика, о которых при последующей встрече никто даже не вспоминал. И я понимаю этих людей. На него невозможно было сердиться. И даже когда получалось — ты все равно понимал, что глупо сердиться на вечность. Мы всего лишь гости в этой вселенной, а Носик был этой вечностью. По крайней мере, так нам казалось еще несколько часов назад, когда первые робкие сообщения о смерти выглядели чьей-то неуместной шуткой. Можно было не разговаривать с Носиком месяцами, но ощущение того, что он есть на расстоянии одного телефонного звонка, что с ним всегда можно обсудить любую проблему и эта проблема найдет решение — это ощущение значительно упорядочивало жизнь.

Теперь такого ощущения нет. В центре этой паутины — дыра. Сейчас, спустя несколько часов после смерти Носика, эта дыра еще не осознана. Но она уже образовалась, и теперь, конечно, единая ткань русского интернета (да и почему только интернета? много чего) будет расползаться. Этот процесс неизбежен в любом социуме, но он почему-то всегда неожидан.

Тут бы, в финале, написать классическое «жить быстро, умереть молодым». Но нет, мне кажется, что Носик предощущал этот фатум. Все его последние годы в Венеции, особенно после смерти отца — это была подготовка. Он что-то чувствовал, ворчал, как глубокий старик. Наверное, ему хотелось бы умереть там, среди всей этой неописуемой красоты. Но он умер на даче под Мытищами. Умер от водки. Так и должно быть с настоящим космополитом. С человеком космоса. С человеком бесконечности. С неизвестным количеством гражданств, с безумной географией пребывания, со всем этим домом Наркомфина в голове. Есть только один человек, с которым я могу сравнить Носика, — это Высоцкий.

Прощай, чувак.

А сейчас я отправлюсь пить водку…
LENTA.RU

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

В плену обстоятельств

Спустя ровно год после трагедии на Сямозере в Карелии снова перевернулась лодка с детьми. На этот раз на Ладожском озере. Снова без взрослых. Снова начинается разговор, уже начинавшийся год назад: а как так получилось, что дети оказались одни в лодке на Ладожском озере, известном своими внезапно налетающими штормами с высоченными волнами? Вода пять градусов. Пять! В такой воде человек проживёт всего несколько минут вне зависимости от того, насколько хорошо он плавает и есть ли на нём спасательный жилет. В прошлом году вроде бы нашли виноватых — администрацию лагеря и фельдшера, которая не сняла трубку. В этот раз никакого лагеря не было. Дети самостоятельно отправились «на рыбалку» (на самом деле отмечали день рождения девушки, которая, по неподтверждённым пока данным, погибла).

Практически одновременно с этим журнал Pediatrics публикует сенсационное (если так можно сказать про статью в научном журнале) исследование, согласно которому в США каждый год около 1300 детей погибают от… огнестрельного оружия. Каждый раз, когда в США происходит очередной расстрел в каком-нибудь кампусе, снова и снова заводится один и тот же разговор — про ограничение свободного владения оружием. Про ограничение продажи. Про уточнение критериев и усиление контроля. Каждый американский политик в глубине души мечтает как-то избавиться от Билля о правах. Но, разумеется, никто и никогда не решится пойти на это. По крайней мере, первым.

Но расстрел, как и перевернувшаяся лодка: поговорили — и забыли до следующего случая. Случайное происшествие. Без тенденции. А тут цифра, на которую придётся отвечать на брифингах и пресс-конференциях. 1300 убитых детей в год. 5800 раненых. «В среднем 19 детей ежедневно погибают или попадают в реанимацию от огнестрельных ранений в США», — сказано в сенсационной статье. И с этим, разумеется, надо что-то делать.

Все эти обстоятельства вместе заставили меня изучить вопрос детской и подростковой смертности в России и США немного подробнее. Есть статистика Росстата, есть данные Всемирной организации здравоохранения. Абсолютные цифры Росстата отличаются от данных ВОЗ, но структура самых значимых категорий такая же. Поэтому возьмём данные ВОЗ и не станем забывать, что население США более чем в два раза превышает население России. Кроме этого, ВОЗ группирует свои данные по возрастным категориям: 0—4, 5—14 и 15—24. Последнюю категорию я брать не стал. Хотя пассажиры перевернувшейся на Ладоге лодки и попадают именно в неё, но все же структура смертности среди людей старше 18 лет может сильно отличаться от собственно детской.

И вот она, эта структура. Главная причина смертности детей и подростков в возрасте до 14 лет в России — это дорожно-транспортные происшествия. Вторая — это как раз утопления. Третья — отравления. В США утопления на третьем месте. Дорожно-транспортные происшествия — на втором. А на первом? Assault. Нападения. Почти 4,5 тыс. за 2014 год (это последние данные, которые есть в базе ВОЗ).

Конечно, далеко не все из 1300 смертей от огнестрельных ранений — это нападения. Это ещё и неосторожное обращение с оружием. Но нападения, как и вообще насилие, направленное на детей в США, — давно уже констатированная и серьёзная проблема. Занимающаяся этой проблемой организация Childhelp утверждает, что каждый год получает 3,6 млн сообщений о насилии в отношении 6 млн детей. Каждый день в США от насилия погибают 5 детей. Это худший показатель среди развитых стран, пишут в отчёте Childhelp. Авторы исследования в журнале Pediatrics приводят карту распределения гибели детей от огнестрельных ранений. Больше всего таких случаев фиксируется на Среднем Западе и в южных штатах. «Причины этой закономерности не ясны», — пишут авторы исследования, и вот после прочтения этой фразы я бы хотел на них посмотреть. Взглянуть в их чистые, прозрачные глаза.

Потому что причины известны. И это те же самые причины, что и всегда. Огромное количество оружия, находящегося без присмотра. Смертельная скука. Отсутствие страха, хоть в какой-то мере свойственного взрослым людям. И — заметьте — это ровно те же самые причины, которые привели к инциденту на Ладожском озере. Лодка без присмотра. Скука. Отсутствие страха (по свидетельствам в прессе, на Ладоге в тот день дул сильный ветер). И человек с развитым инстинктом самосохранения вряд ли рискнул бы выходить на воду вообще, не то что без спасжилетов. Да, я писал выше, что жилеты бы тут не помогли, но хоть какое-то внутреннее успокоение. Никакого внутреннего успокоения, кроме нескольких бутылок пива (это только то, что видно на фотографии, сделанной до происшествия), подростки себе не позволили.

Казалось бы, определить причины происходящего — это наполовину справиться с происходящим. Но попробуйте победить скуку на Среднем Западе США или на побережье Ладожского озера. Попробуйте отнять оружие или лодки у людей, которые с самого детства живут с этим оружием и с этими лодками. Я два раза в год езжу ловить рыбу в глухие места дельты Волги. У подавляющего большинства людей там нет никаких документов на лодки, нет прав на управление маломерными судами, нет документов на оружие. Им даже в голову не приходит, что в природе существуют подобные документы. Потому что они уже родились со всем этим в руках. Там просто без этого не прожить.

Так что хороших новостей у меня сегодня не будет. Разговоры, конечно, поднимутся, но к концу недели снова утихнут. Общество само не хочет ничего менять в сложившихся обстоятельствах. А если обстоятельства не изменятся, значит, и дети будут продолжать гибнуть. В России — от аварий и утоплений. В США — от огнестрельных ранений.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

C широко закрытыми глазами

Признаться, всё это мы с вами уже однажды видели. Причём не так уж и давно — год назад. 28 июня 2016 года в аэропорту Стамбула произошёл теракт, в результате которого погибли более 40 человек. А через пару дней выяснилось, что в организации этого теракта подозревается человек с такой биографией, за какую любой голливудский сценарист выложил бы круглую сумму. На протяжении 13 (!) лет этот чеченский боевик по имени Ахмет Чатаев ездил по Европе в статусе политического беженца, при этом совершенно не скрывая того, что он террорист.

Его задерживали с оружием в Швеции в 2008-м. Его задерживали на Украине в 2010-м, но по требованию Европейского суда (!!), куда с запросом обратилась Amnesty International (!!!), передали не в Россию, а в Грузию. Где его… отпустили. После чего он был задержан уже на болгарско-румынской границе — и снова отпущен. А потом, в 2012-м, во время боя в ущелье Лопота, его захватили грузинские силовики. Но тут в Грузии сменилась власть, и всех узников предыдущего режима отпустили как политических заключенных. И спустя три года в аэропорту Стамбула произошёл организованный этим боевиком взрыв.

И вот теперь мы видим всё это снова. На этот раз — в Лондоне, где произошёл уже третий теракт за последние два с половиной месяца. Три террориста давили людей микроавтобусом на Лондонском мосту и резали их длинными ножами. Погибли семеро, многие ранены. Все три террориста были убиты, как с гордостью сообщает полиция, всего за восемь минут.

И мало того, что предыдущий теракт в Лондоне произошёл всего несколько недель назад, причём тоже на мосту и по абсолютно такой же схеме: наезд на туристов и нападение с ножом. Так и убитые террористы, как выяснилось, давно были в поле зрения не только британской полиции, но и спецслужб других стран мира.

Один из террористов, Юсеф Загба, в марте прошлого года пытался уехать из Италии, где живёт его мать, воевать в Сирию. Когда сотрудники службы безопасности задержали его в аэропорту Болоньи за излишнюю взволнованность и спросили о цели поездки, он ответил: «Я стану террористом». Полиция связалась с его матерью, и она рассказала, что сын все время говорил о джихаде. В его телефоне обнаружилось много религиозных изображений. И знаете, что сделала итальянская полиция? Она отпустила Загбу, передав сведения о нём в спецслужбы, в том числе — в английскую. И несмотря на всё это, впоследствии Юсеф Загба спокойно въехал в Великобританию.

Второй террорист, Хурам Батт, мало того что был последователем радикального имама Анджема Чаудари (осуждён в Великобритании за вербовку террористов для запрещённого в России «Исламского государства»), так ещё и контактировал с Мохаммедом Сидик Ханом — старшим из четырёх смертников, устроивших взрывы в Лондоне в 2005 году. Спецслужбы Великобритании все эти связи, видимо, не заинтересовали. Как не заинтересовал их и документальный фильм канала Channel 4 «Джихадист по соседству», где Хурам Батт фигурировал как раз среди показанных джихадистов, молящихся в одном из лондонских парков. Как и другое видео, где Батт был в группе людей на фоне флага «Исламского государства». Как и сообщения соседей о том, что Батт проповедовал экстремизм и называл себя «солдатом ислама».

Всё это не заинтересовало спецслужбы настолько, что Хурам Батт смог без труда устроиться на работу… в лондонское метро. Причем на станцию «Вестминстер», находящуюся рядом с Парламентом. То есть он имел доступ к тоннелям, проходящим под зданием Парламента. И спецслужбы всё это совершенно не волновало.

Это, напомню, спецслужбы не какой-нибудь маленькой приморской страны, где про терроризм слышали только по телевизору. Это спецслужбы страны, которая знакома с терроризмом на протяжении десятилетий. Это спецслужбы страны, где вот прямо только что был взрыв на концерте подростковой певицы, в результате которого погибли дети. Да они должны были землю рыть, не говоря уж о том, чтобы провести массовые облавы среди всех этих «джихадистов по соседству». Но… не провели. И не рыли. Зато с гордостью рассказывают в эфире, что на этот раз террористов убили всего за восемь минут.

Это хорошо, конечно, что за восемь минут, но для того чтобы задавить машиной несколько человек или взорвать бомбу, не нужно и одной минуты. И это мы еще не задаёмся вопросом, как так получилось, что после теракта на мосту несколько недель назад на всех лондонских мостах нет специальных усиленных патрулей, и полиция ехала на место ЦЕЛЫХ восемь минут.

После теракта полиция Лондона задержала 12 человек: семь женщин и пять мужчин. Все они были отпущены без предъявления обвинений. Как, кстати, и все задержанные после предыдущих терактов. А мэр Лондона Садик Хан, который утверждает, что причин для беспокойства нет, призывает отменить визит президента США Дональда Трампа, который написал в Twitter, что причины для беспокойства, кажется, есть.

Великобритания продолжает жить с широко закрытыми глазами.

И словно бы говорит мировому терроризму устами мэра Лондона: «Не беспокойтесь, здесь вам ничто не угрожает. Можете взрывать, давить и резать. Все мосты в вашем распоряжении».

Ну что же, мировой терроризм, вполне вероятно, услышит этот призыв.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Презумпция доверия

Несмотря на то, что связь между причиной и следствием имеет широкое общефилософское значение, основопологающей она является для юриспруденции. И любой юрист должен уметь выстраивать причинно-следственные связи везде, всегда и между всем, чем угодно. Вот хоть ночью его разбуди и спроси, почему он проснулся. И он немедленно должен восстановить причинно-следственную связь.

Вот и заместитель министра внутренних дел Игорь Зубов, выступая на заседании Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, так и сказал, цитирую: «Мы ставим вопрос о введении института «презумпции доверия» к сотрудникам полиции. Когда его действия априори считаются правомерными». И добавил: «Это должно быть в крови каждого человека».

Вы спросите: причем же тут причинно-следственные связи? А я вам отвечу: у любого доверия должна быть причина. Доверие — это следствие этой причины. Доверие выстраивается годами, а разрушено может быть одномоментно. Поэтому для того, чтобы у каждого человека в крови было доверие к сотруднику полиции, он должен знать, что сотруднику полиции доверять можно.

Можно доверять полицейскому Ивану Боброву, у которого в социальной сети увлечением указан садизм, а автором любимой книги — Гитлер. Можно доверять сотрудникам райотдела «Дербышки» в Казани, которые на днях ворвались к заявившей об угоне женщине, избили ее, ее мать и ребенка, а также вынесли из квартиры два телевизора, принтер, ноутбку и две тысячи рублей из кошелька 13-летней дочери. Можно доверять полицейскому из Сургута, который распылил огнетушитель в лицо задержанному по административному делу. Можно доверять полицейскому из Кургана, который платил подросткам по 600 рублей за то, чтобы они рвали дикую коноплю, после чего заводил на них уголовные дела. Доверять полицейскому, который отобрал у подозреваемого банковскую карту и снял с нее 95 тысяч рублей.

Это новости по запросу «полицейский» только за последние несколько дней. Так, может, поставить вопрос надо как-то иначе? Скажем, не о введении института презумпции доверия, а о том, чтобы полиция заслужила доверие. Вот увидите — такую постановку вопроса поддержат все граждане без исключения.

Ну, разве что, кроме судей. У которых и сейчас никогда не бывает причин не доверять сотрудникам полиции.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Уже не как прежде

Когда-то давным давно, кажется, уже в другой жизни, существовали страны повышенной террористической опасности. А в этих странах выделялись районы террористической опасности. И в каждом из таких районов опасность исходила от какой-то одной организации. В Риме — от Красных бригад. В Ольстере — от Ирландской республиканской армии. в Испании – от баскских экстремистов.

Теперь повышенная террористическая опасность распространяется на всю нашу планету. Ни страны, ни районы не имеют значения. Это могут быть Париж, Петербург или Осло. А могут быть Тимбукту, Антигуа или Манчестер. А не выдумал эти названия, каждый из этих городов перенес теракты за последнее время. Ни размеры, ни статус места тоже больше не важны. Теракт может настигнуть вас где угодно. И в каждом случае мы предполагаем, кто и по каким соображениям его мог совершить. И практически никогда не ошибаемся.

Редакторы Википедии ведут список всех известных терактов. Список этот разбит на множество отдельных страниц. До 2010 года одной страницы хватало на один год. Потом, до конца 2014, одна страница вмещала полгода. Сейчас на одну страницу помещается только один месяц, причем в списке за май уже 120 пунктов. 120 терактов по всему миру за 23 дня. Мы узнаем из новостей только о некоторых, но на самом деле мы живем на войне. И в этой войне нет никаких правил и никаких Женевских конвенций.

Американской певице Ариане Гранде, на концерте которой произошел взрыв в Манчестере, 23 года. Ее основная аудитория — дети и подростки, причем преимущественно девочки. Именно этих девочек пришел убивать террорист с бомбой в рюкзаке. Причем он провел весь концерт с этими девочками вместе. Он видел их. Видел, как они радовались. И рука его не дрогнула всё равно.

Британское издание Independent уже утром после теракта вышло с таким заголовком, цитирую: «Есть только один способ, с помощью которого Британия должна реагировать на такие нападения. А именно: продолжая жить точно так же, как прежде».

Не знаю, значит ли это, что надо продолжать, как и прежде, не проверять сумки у двадцати тысяч человек, собирающихся на крытом стадионе. Но даже если не значит, то всё равно: продолжать жить как прежде, когда за 23 дня мая в мире случились 120 терактов, вряд ли получится.

И вместо того, чтобы разделять террористов на правильных и неправильных, хорошо бы уже начать разбираться со всеми.

Пока на этой планете еще есть, кому разбираться.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Жизнь интереснее смерти

Никто не любит журналистов. Они и сами себя не любят, а коллег преимущественно ненавидят — очень высокая конкуренция. Чтобы выживать в условиях этой высокой конкуренции, да еще в текущей экономичекой ситуации, надо быть быстрее, наглее и оригинальнее. Надо выделяться. А когда речь идет о развивающейся экстремальной ситуации, выделиться трудно — все находятся в одинаковых условиях полного информационного вакуума.

Теория развивающейся экстремальной ситуации и сопутствующего ей информационного голодания была сформулирована мной еще в начале нулевых, когда подобные истории были, увы, регулярными.

Теория очень простая и подтверждающаяся каждый раз: в самом начале развития экстремальной ситуации, в первые два-три часа, спрос на информацию просто чудовищный. Все хотят знать подробности, а подробностей нет. Их нет вообще, в принципе, просто потому, что никто еще ничего не знает. Профессионализм журналистов здесь ничего не значит — до места развития ситуации еще надо доехать, а от находящихся ближе к месту ответственных лиц никакой информации не получить, потому что у них ее тоже нет.

Растущий спрос на отсутствующую информацию порождает великое напряжение. И в какой-то момент разряжение информационного вакуума преодолевает критическую отметку, и пузырь благоразумности лопается. И через образовавшийся разрыв пустота взрывообразно всасывает в себя всё. Любой информационный мусор.

В небе видели вспышку. Террористы могли подойти на рыболовном судне с ПЗРК. Доктор Лиза сошла в Сочи и дальше не полетела. На пассажирах были спасательные жилеты.

Современный профессиональный русский журналист отличается от дилетанта тем, что у него есть жизненный опыт. И этот опыт подсказывает ему, что пузырь умолчания все равно лопнет, и что всё это количество слухов обязательно хлынет и смоет сухие крупицы достоверной информации, собранные из объективных источников.

Поэтому если ты хочешь не прозевать и оказаться на вершине этой волны, ты должен иницировать волну сам. Можно, конечно, просто зацепиться за какое-нибудь слово на тематическом форуме. Можно выдумать историю про нашествие инопланетян или про грозное предзнаменование.

А можно приехать к фонду Лизы Глинка «Справедливая помощь», обнаружить напротив двери фонда в том же дворе дверь салона красоты, зайти туда и спросить, что они знают. А когда вдруг окажется (какое совпадение!), что Лиза ходила именно сюда, выпустить новость «В салоне красоты, куда ходит доктор Лиза, рассказали о её последнем визите».

Профессионально ли это? Безусловно. Это и профессионализм и журналистская удача. Правдива ли эта новость? Конечно. Она даже подкреплена фотографиями журнала посещений салона красоты. Опять же — эксклюзив и хоть какая-то новая информация в самый разгар вакуума.

Но вот что должны чувствовать журналисты, которые поставляют такого рода информацию обществу? Что должно чувствовать начальство таких журналистов? А главное — что должно чувствовать само общество, которое видит у себя в ленте новостей этот вот заголовок про салон красоты? Это не риторические вопросы, потому что на эти вопросы существует однозначный ответ. Журналисты, начальство и общество при изготовлении и чтении такой новости должны испытывать омерзение.

Объяснить природу этого омерзения не так уж и просто. Ведь никакие профессиональные каноны в подобной ситуации не нарушены. Но человек отличается от робота, чиновника или юриста наличием эмоций. А эмоции зачастую иррациональны. И объяснить их непросто.

Впрочем, должен заметить, что ситуация исправляется. Русская журналистика молодая, но быстро учится. Учится и само общество, которое уже не хочет видеть фотографии умирающих кумиров, сделанные скрытой камерой. И которому не интересно, что там делала доктор Лиза в салоне красоты. Им интереснее про жизнь ушедших кумиров. И про жизнь Лизы Глинки, которой теперь так не хватает.

А дальше уже вполне естественнен следующий шаг на пути. Писать не о смерти, а о жизни тех, кто ушел. И пусть пока это будут известные музыканты и филантропы. Но завтра мы уже научимся писать о жизнях любых людей, которые гибнут в подобных катастрофах. Наши первые полосы будут выходить с их фотографиями — обычных людей, занимавшихся обычными делами и строивших обычные планы. Чтобы каждый из нас мог спроецировать истории этих, таких же, как мы людей на себя. И осознать тяжесть потери каждого конкретного обычного, ничем особенным не известного человека.

И в мастерстве подачи подобных историй будет состоять новая конкуренция между русскими журналистами. И общество перестанет, наконец, их ненавидеть.

А они, русские журналисты, перестанут ненавидеть себя сами.
LENTA.RU

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Цепная теория терроризма

Человеческая реакция на чужую смерть избирательна. В общем случае мы к ней как к абстрактному моменту прекращения жизни вполне равнодушны. Исключение составляют два случая: когда смерть отбирает наших близких и когда у нас вдруг получается спроецировать чью-то чужую смерть на себя.

И если первый из этих случаев ни в каких комментариях не нуждается, то второй я поясню. Именно отсутствие проекции чуждой смерти на нашу повседневную жизнь лишает нас возможности сопереживать, скажем, теракту в Ираке или сжиганию целой деревни где-нибудь в Африке. Просто потому, что Африка или современный Ирак — это настолько иной для нас мир, что мы не можем даже представить себя в подобных условиях. И, кстати, именно поэтому картинное переживание о страшной судьбе жителей Алеппо в западной прессе выглядит так фальшиво. Потому что среднему европейцу совершенно плевать на Алеппо. Но ему не плевать на рождественскую ярмарку в Берлине, потому что он сам только что пришел с рождественской ярмарки. И поэтому он немедленно примеряет врезающийся в толпу грузовик на себя.

Не плевать на теракт в Берлине и нам. Каждый из нас может представить себя в Берлине на рождественской ярмарке. Даже если никогда в жизни туда не попадет и не имеет возможности. Но представить-то можно. А вот представить себя в Алеппо каждый из нас может вряд ли.

А еще каждый из нас совершенно точно может представить себя распивающим жидкость для ванны в Иркутске. Просто потому, что такова наша природа. Природа русского человека. А вот средний европеец никак не может представить себя распивающим такую жидкость в Иркутске. И именно поэтому европейцу на смерть пятидесяти русских от отравления метанолом плевать. А нам нет.

Причем проявления этого неравнодушия к смерти от «Боярышника» могу быть совершенно различными. Даже абсолютно противоположными. Одни, как некоторые капитализирующие простые эмоции блогеры, будут заламывать руки и театрально восклицать: «Доколе?» Другие будут веско напоминать о социал-дарвинизме. Третьи, не стесняясь, предъявят непосредственную проекцию: краткий мемуар о том, что именно и в какой обстановке приходилось выпивать им самим. Кто-то даже вспомнит «Слезу комсомолки».

Европеец таких переживаний лишен.

Однако иногда случаются абстрактные для каждого конкретного нас потери, которые заставляют сопереживать вне зависимости от проецирования. Это исключения из исключений. Таким исключением может быть смерть всемирно известного артиста, спортсмена или политика («ушла эпоха»). Им может быть смерть в прямом эфире — и тут уже разница миров нивелируется, потому что, вне зависимости от многообразия мира, все люди устроены одинаково.

А еще таким исключением может быть невозможное. Убийство посла само по себе относится к событиям, почти невозможным. Посол — наверное, самая безопасная профессия на планете. Врачей, учителей и чиновников на рабочих местах убивают значительно чаще. На президентов покушаются чаще. А убийство посла не в охваченной хаосом Персии, Ливии или Афганистане, а в светской Турции, стране-члене НАТО, на открытии выставки фотографий — это событие, вероятность которого сравнима с вероятностью столкновения Земли с огромным астероидом. Совершенно не похожий на фанатика убийца в костюме. Практически прямой эфир. Не знакомый нам до этого пожилой спокойный дипломат в уютных очках, который мог бы быть отцом, дядей, супругом любого из нас. Всё сразу: проекция, прямой эфир, невозможность. Комплексное эмоциональное воздействие такого события само по себе не переоценишь. А когда оно еще и накладывается на социум, переживающий в этот же день гибель полусотни своих сограждан от сугубо русской причины, общество приходит в состояние некоторой растерянности. Радиостанции переходят на монотемность и 15-минутный режим новостей. Телевидение раз за разом повторяет страшные кадры.
То же самое происходит в Европе, где прямая трансляция с рождественского рынка в Берлине накладывается на новости из Анкары.

И тут еще что-то пишут о стрельбе возле исламского центра в Цюрихе.

Примерно миллиард человек, пусть и по немного различному комплексу причин, переходит в состояние ожидания самого худшего. Как будто самого худшего еще не произошло. Пресса, обслуживающая этот миллиард, сама является его частью, поэтому переходит в такое же состояние. Реагируя уже на всё, что угодно. А реагировать есть, на что — среди миллиарда людей на нервах наверняка найдутся такие же неадекватные, как этот убивший русского посла человек. Только они пойдут не в сторону русского посольства, а наоборот — в сторону исламского центра.

Именно так и работает этот механизм самовозгонки, введения общества в резонанс. Когда-то народовольцы считали, что убийство важного чина дестабилизирует государство. Экспериментировали вплоть до убийства царя — но государство выжило. Исламисты уже дестабилизировали не государство, а общество. Система опять выжила, но пошла на уступки. Когда вы в аэропорту снимаете обувь и вынимаете ремень из штанов — это значит, что террористы частично уже победили.

Теперь же тактика сменилась. Чудовищные массовые убийства в прямом эфире, вроде 11 сентября или Беслана, повергают общество в транс. Но не в хаос. А вот если убивать пусть даже понемногу, но в разных, совершенно неожиданных местах, но постоянно, не давая обществу опомниться, на протяжении времени — это может вызвать в обществе ответную силовую реакцию, на которую последует вторая волна террора, но уже не со стороны профессиональных террористов, а со стороны тех, на кого был направлен ответ.

Наверное, именно это представляли себе Ленин и Троцкий, когда мечтали о мировой революции. Они мечтали, а мы это ощущаем этот эксперимент на себе. Цепные террористические атаки на одну страну, как в Бельгии или Франции, вполне могут быть остановлены государством. Теперь эксперимент выходит на международный масштаб. И вопрос только в том, какой именно длины цепочка нападений вызовет ответную цепную реакцию. Пока ее длины не хватает. Но попытки всё чаще.

Классический терроризм, теория которого была разработана в России во второй половине XIX века, предполагал непосредственный террор против государства. Терроризм XX века предполагал воздействие на государство посредством террора против общества. Терроризму XXI века демократическое государство, как часть общества, уже вовсе не нужно. Его цель — уничтожение самого общества.

Точнее — его самоуничтожение на эмоциональной основе.

Ну что же, понимание этого — уже некоторый шанс на спасение.
LENTA.RU

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

История пацанского успеха

Вот история великой дизайн-студии Сайтсофт — компании, которая убьет студию Лебедева.

2009-й год:

Создание алгоритма и функциональной схемы Интернет-сайта «Пожарная безопасность», структуры и состава Интернет-сайта, макета Интернет-сайта, специального программного и информационного обеспечения Интернет-сайта и порядка информационного насыщения и обновления Интернет-сайта в рамках практической работы «Создание и поддержка функционирования открытого информационного ресурса для размещения в сети Интернет информации о состоянии пожарной безопасности в Российской Федерации (национального сайта «Пожарная безопасность»)»

Заказчик: МЧС

3 580 000 рублей.

2010-й год:

Создание системы порталов малого и среднего предпринимательства и системы управления государственной поддержки субъектов малого предпринимательства.

Заказчик: Минэкономразвития

9 700 000 рублей.

Работы по модернизации интернет сайта.

Заказчик: Следственный комитет

950 000 рублей.

Создание и поддержка функционирования открытого информационного ресурса для размещения в сети Интернет информации о состоянии пожарной безопасности в Российской Федерации (национального сайта «Пожарная безопасность»)

Заказчик: МЧС

2 995 000 рублей.

Создание в печатных и электронных СМИ специализированных рубрик по вопросам пожарной безопасности (тоже наши пацаны выиграли!)

Заказчик: МЧС

2 495 000 рублей

Оказание услуг по обслуживанию официального сайта (Интернет-портала) МЧС России и обеспечению его функционирования.

Заказчик: МЧС

2 995 000 рублей

2011-й год

Роман с Федеральной службой судебных приставов, обратите внимание:

Сначала ФСПП 30 ноября объявляет конкурс на «Оказание услуг по сопровождению и технической поддержке официального интернет-сайта Федеральной службы судебных приставов».

Начальная цена: 416 667 рублей.
Сайтсофт предлагает 95 000 рублей и выигрывает!

23 ноября контракт заключен.

А всего через неделю, 30 ноября ФСПП объявляет конкурс на «Оказание услуг по сопровождению, развитию и хостингу официального интернет-сайта Федеральной службы судебных приставов в 2012 году» — то есть, на обслуживание сайта в следующем году.

И так им за эту неделю понравился Сайтсофт, упавший с 416 667 до 95 000 (в 4,3 раза!), что в этот раз победа тоже осталась за Екатеринбургом.

Только на этот раз с 4 068 000 рублей наши друзья упали только до 4 050 000 рублей.

Ну хорошо, смотрим дальше:

Оказание услуг в организации работы по обеспечению доступа к информации о деятельности МЧС России (ЛОЛШТО?!)

Заказчик: МЧС

Ни упав ни на рубль Сайтсофт берет заказ на 7 500 000 рублей.

Справедливости ради замечу, что сразу же после этого Сайтсофт проигрывает три тендера подряд, и все — Росавтодора. Видимо, у Росавтодора свои есть пацаны.

Дальше они проигрывают в конкурсах Минюста, Минэкономразвития, Управления делами президента… не прёт.

Но дальше ПОПЕРЛО!:

Выполнение работ по модернизации и обслуживанию официального сайта Следственного комитета Российской Федерации и обеспечению его функционирования

Заказчик: Следственный комитет.

2 300 000 рублей.

Развитие сегмента в информационно-коммуникационной сети в части снижения рисков и смягчения последствий ЧС природного и техногенного характера. (ЧТО ТУТ НАПИСАНО КТО-НИБУДЬ ПОНИМАЕТ?!)

3 000 000 рублей!

Разработка и создание информационно-поисковой системы нормативных правовых и иных документов Следственного комитета Российской Федерации.

Заказчик: Следственный комитет

1 500 000 рублей

Поддержка функционирования открытого информационного ресурса для размещения в сети Интернет информации о состоянии пожарной безопасности в Российской Федерации (национального сайта «Пожарная безопасность)

Заказчик: МЧС

5 000 000 рублей!

Год назад то же самое стоило три миллиона!

Оказание услуг по сопровождению и развитию официального интернет-сайта Федеральной службы судебных приставов.

Заказчик: ФССП

1 750 000 рублей

Работы по обслуживанию официального интернет-сайта Следственного комитета.

Заказчик: Следственный комитет

1 980 000 рублей.

И, наконец, маленький шедевр:

Консультационные услуги по информационному обеспечению и обработке данных; услуги по подготовке и вводу данных.

Заказчик: МЧС.

5 000 000 рублей.

Итого за 2011-й год пацаны подняли 32 175 000 рублей — чуть больше, чем один миллион долларов США. Честно говоря, не так уж и много.

2012-й год

Досадная непрятность: наши друзья не только не выиграли конкурс на «Выполнение работ по созданию прикладного программного обеспечения Интранет-портала Федерального казначейства», но даже не были допущены к этому конкурсу.

Не получилось в очередной раз и с «Оказание услуг в организации работы по обеспечению доступа к информации о деятельности МЧС России» — допущены, но не выиграли.

Зато потом: «Оказание услуг по мониторингу и анализу открытых источников данных с обеспечением возможности просмотра результатов в интерактивном режиме в целях информационно-аналитического обеспечения деятельности МЧС России»

Заказчик: МЧС

4 500 000 рублей

Оказание услуг по сопровождению и развитию официального интернет-сайта Федеральной службы судебных приставов в 2013.

Заказчик: ФССП

11 300 000 рублей (инфляция! помните с чего начиналось? сначала 95 000, потом 4 000 000, а теперь сразу — 11 300 000!)

Дальше читайте внимательно:

Разработка сервиса обеспечивающего синхронизацию информационных материалов между интернет-порталом в области формирования культуры безопасности жизнедеятельности населения на радиоактивно загрязненных территориях вследствие аварии на Чернобыльской АЭС и межведомственной информационной системой по вопросам обеспечения радиационной безопасности населения и проблемам преодоления последствий радиационных аварий

Заказчик: МЧС

850 000 рублей

Создание сегмента межведомственной информационной системы по вопросам обеспечения радиационной безопасности населения и проблемам преодоления последствий радиационных аварий.

Заказчик: МЧС

120 000 рублей (никого не интересует радиационная безопасность населения…)

Дальше интересное:

Оказание услуг по сбору и анализу информации об организациях промышленности города Москвы за 2011-2012 годы

Заказчик: ДНПиП города Москвы

Начальная цена 6 миллионов, наши друзья знают, как завлечь нового клиента — соглашаются на 5 000 000 рублей.

Но другой заказчик интереснее, поэтому и падение круче:

Выполнение работ по обновлению, развитию и поддержке Интернет-портала в рамках информационной поддержки мероприятий по профилактике и предупреждению распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека, в 2012 году.

Заказчик: Минздравсоцразвития

Начальная цена: 6 388 000 рублей.
Конечная цена: 2 850 000 рублей.

Потом улыбнулась удача:

Приобретение неисключительных лицензионных прав на использование электронной системы хранения, обмена и размещения информационных материалов о деятельности МЧС России и обновление баз данных информационных материалов о деятельности МЧС России

Покупатель: Федеральное казенное учреждение «Национальный центр управления в кризисных ситуациях»

10 000 000 рублей.

Поняли? То есть чуваки разработали для МЧС сайты всякие (за деньги), а потом за вторые деньги продали МЧС-же еще и лицензию на использование тех сайтов, которые они уже сделали для МЧС за первые деньги. Вери гуд бизнес!

Поехали дальше:

Выполнение работ по модернизации информационных систем Следственного комитета Российской Федерации.

Заказчик: Следственный комитет

8 000 000 рублей.

Оказание услуг по разработке и созданию официального сайта Московской областной Думы.

Заказчик: Мособлдума

Начальная цена: 2 900 000 рублей
Упали до 1 030 000 рублей

Разработка, создание и сопровождение Интернет портала в области формирования культуры безопасности жизнедеятельности населения на радиоактивно загрязненных территориях вследствие аварии на Чернобыльской АЭС

Заказчик: МЧС

Начальная цена: 1 840 000 рублей
Упали до 990 000 рублей

Дальше очень интересное:

Оказание услуг по пропаганде массового донорства крови и ее компонентов на основе единых подходов к привлечению граждан Российской Федерации к регулярной сдаче донорской крови по направлению: единый информационный ресурс (Интернет-портал) по вопросам донорства крови и ее компонентов в Российской Федерации.

Заказчик: ФГБУЗ Центр крови ФМБА России

Начальная цена: 5 100 000 рублей
Упали до: 2 400 000 рублей.

Создание визуальных и информационных материалов для размещения на открытом информационном ресурсе для размещения в сети Интернет информации о состоянии пожарной безопасности в Российской Федерации.

Заказчик: МЧС

700 000 рублей.

Методическое обеспечение и организационно-техническая поддержка межведомственной информационной системы по вопросам обеспечения радиационной безопасности населения и проблемам преодоления последствий радиационных аварий.

Заказчик: МЧС

14 300 000 рублей! Йес!

Выполнение работ по модернизации и обслуживанию официального сайта Следственного комитета Российской Федерации.

Заказчик: Следственный комитет

Начальная цена 8 000 000 рублей, но согласились за 5 000 000!

И снова здорово:

Поддержка функционирования открытого информационного ресурса для размещения в сети Интернет информации о состоянии пожарной безопасности в Российской Федерации (национального сайта «Пожарная безопасность»)

Заказчик: МЧС

На сей раз 4 300 000 рублей.

Модернизация межведомственного портала детской безопасности «Спас-Экстрим»

Заказчик: МЧС

3 000 000 рублей.

Итого, за 2012-й год наши друзья подняли… 74 340 000 рублей! Два с половиной миллиона долларов!

Молодцы, в два раза больше, чем в предыдущем году.

Я одного только не понимаю — как они успевают всё это делать?!

А в конце меня просили передать хорошую песню:

RealMusicBastrykin

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Имейте в виду

Некоторое время назад мне написал в жж-сообщениях человек по имени yangel и рассказал что он на пороге самоубийства. Ну, я стал его отговаривать и все такое. Он писал, что сидит в Европе без денег и без документов и жрет таблетки и все такое.

Я, знаете ли, сердобольный мудак. Со мной вот какая история приключилась лет в 19. Я выпивал с Моргеном в пивбаре «Ладья» у института Марксизма-Ленинизма, и к нам подсел мужичок с водкой. Накатили ерша, после чего мы с Моргеным ночевали сначала у мусорного бака во дворе министерства финансов, а потом в одной заброшенной комнате дома коммуны на шаболовке. Когнда я вернулся домой, мне вдруг позвонил этот мужичок — оказыывается, я ему дал свой телефон. Он рассказал, что его семья только что вся погибла в автокатастрофе в Сибири и что ему надо срочно туда лететь и не мог бы я одолжить ему денег.

Ну то есть вот представьте — с одной стороны вы понимаете, что это, скорее всего, жулик. С другой стороны, а вдруг дйствительно? Ты не поможешь, а боженька — он ведь всё-всё-всё помнит. Я тогда тому мужику сказал, что денег ему дам. Если он даст мне расписку. И поехал на встречу с деньгами и со своей девушкой Таней. А мужик тогда не приехал. Мы с Таней тогда купили арбуз, съели его и славно так поебались на счастье.

Ну так вот, а теперь этот Янгель. Я с ним говорил, рассказывал про него в Твиттере, тут же нашлись люди, которые там, в Европе, рядом с ним были. Приютили его. Ну то есть они мне написали, что он у них был и всё такое. То есть, он существовал! И у него действительно были проблемы — так писали мне люди.

Потом этот человек писал мне спасибо и иногда разные сообщения невнятного содержания. А однажды даже написал мне, что Носику выдали грузинский паспорт. Вот то сообщение:

Skitched 20120805 093821

Ебаный мегасупержж не хранит старых сообщений, поэтому это вот — самое старое на эту тему.

После истории с Носиком, где я оказался полным мудаком, я перестал реагировать на сообщения этого янгеля. Он извинялся, писал снова и снова — а потом перестал.

И вот сегодня я получил следующее сообщение:

Паркер, помнишь того дурака (yangel.livejournal.com), что тебе писал транслитом слезные сообщения про то, что он кончает жизнь самоубийством и всё стесняется взять в долг?

В итоге он занял бабла (и, похоже, не только у меня) со слезными обещаниями 100-процентного возврата как доберется до дому, и попросту исчез. Он выписал мне расписку на полу-левый документ (израильский travel document), которых у него, похоже штук 7, даже не знаю что теперь с этими бумажками делать.

Зовут его Ян Лерман (Yan Lerman). Похоже работал где-то в Киеве журналистом, но там хрен разберешь.

Плюс ко всему, этот Янчик оказался большим выдумщиком. — Истории насчет разбившегося ребенка и жены, квартир и «состояния» крайне сомнительны. Там еще были смешные продолжения каждой из его историй и огромная масса других небылиц, явно не соответствующих реальности.

Его, похоже, пробовали лечить прошлым декабрем всякими нейролептиками типа эглонила (калесики такие от шызы), но курс явно не законченный. — Психическое состояние сильно плавает от дня к дню, при личном общении заметна небольшая параноидальность, а креативность историй о том как он разбивал машины, закидывался транками, отдавал последний мобильник врачам из скорой — просто зашкаливает.

Буду благодарен, если ты напишешь об этом, т.к. в инете про этого Яна Лермана больше ничего особо не индексируется. А так хоть будет память потомкам.

И вот фотографии страдальца:

Skitched 20120805 094054

Skitched 20120805 094153

Должен заметить, что он мне кого-то очень напоминает. Но я вот так прямо сейчас не могу вспомнить — кого. Но такое ощущение, что я этого человека знал раньше.

В общем — имейте в виду.

Апдейт от знакомой:

бля, этот янгель еще любит сулить телкам подарки! лилу как-то раз «дарил» холодильник, мне макбук, сумку и еще какую-то хуйню

и даже божене что-то сулил!

ну и вообще в общении с телками предстает обычно состоятельным и вхожим в высшие сферы

а чиркову предлагал место в украинском верховном совете, поездку на слет по блогам в израиль, работу в майспейс

а также гугльток у него заведен на имя антона златопольского, например.

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.