Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Всё смешалось

Все смешалось в доме Облонских. Кто правый, кто левый, кто расист, кто из меньшинств — всё перепуталось.

Журнал «Популярная механика» публикует статью о том, как лучше всего с инженерной точки зрения валить памятники. Американский фонд Black Lives Matter Foundation, собравший четыре миллиона долларов пожертвований с таких компаний, как Microsoft, Apple и Google на деле оказывается частным предприятием какого-то музыкального продюсера из Калифорнии, который как раз провозглашает «гражданское единство с полицией». Instagram в это же время собирается учитывать цвет кожи при при получении синей галочки, которая просто подтверждает аутентичность аккаунта.

Но самое удивительное происходит в Европе.

Во Франции участники акций протеста против расизма выкрикивают антисемитские лозунги. Куратор музея английского города Хертфордшир публикует в Твиттере рецепты, как уничтожать бронзовые памятники с помощью бытовой химии. Так, чтобы их нельзя было восстановить. В Великобритании призывают закрыть газету The Guardian, которая сейчас поддерживает протесты. Потому что оно была основана на деньги от хлопковых плантаций, на которых трудились рабы. А министерство здравоохранения Великобритании заявляет, что высокая смертность от коронавируса в их стране связана с системным расизмом и, как следствие, высокой смертностью среди иммигрантов.

Французские полицейские после обвинений в расизме отказываются исполнять свои обязанности, демонстративно бросая на землю наручники. Пусть хозяева бутиков на Елисейских полях и улице Риволи сами защищают свои витрины. Полицию Германии в расизме обвиняет сопредседатель Социал-демократической партии. Партии, которая, кстати, открыто симпатизирует движению Антифа. Тому самому, которое президент США хочет объявить террористическим. И которое сейчас призывает снести статую британского военачальника Харриса, который командовал налетом на Дрезден. И которого то же самое движение Антифа еще несколько лет назад просило повторить это снова. Вы что-нибудь понимаете? Лично я давно уже ничего не понимаю. Да и никто уже ничего не понимает.

Полиция Германии пребывает в растерянности — что же им делать? Ведь если они расисты — то, значит, любое их действие против погромщиков будет расценено как проявление расизма. А кому из полицейских это надо? Никому это не надо. И скоро немецкие полицейские, видимо, тоже будут бросать на землю наручники.

Так чем же всё это закончится? — спросите вы.

А я вам отвечу: ничем не закончится. Перестанет однажды и всё. Как летний дождь.

А потом, когда-нибудь, конечно, опять повторится. Когда следующие протестующие подрастут.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Сладкое место

В Соединенных Штатах Америки продолжаются волнения, вызванные смертью темнокожего правонарушителя по фамилии Флойд. От фазы активных погромов с разграблением магазинов страна перешла к стадии покаяния. Белые каются перед черными, полиция кается перед гражданами, а отцы-снователи на небесах наверняка каются перед своими потомками за то, что не создали сияющий град на холме еще более сияющим и еще более на холме.

И вот уже на подходе следующая фаза — фаза принятия организационных решений. Кто-то предлагает изменить уголовное законодательство и упростить процедуру привлечения полицейских к ответственности. Кто-то, как водится, предлагает создать единый реестр. На этот раз — единый реестр случаев применения силы со стороны полиции. Предлагается также заставить полицию пройти курс специального обучения по, цитирую: «устранению расовых и культурных предубеждений».
Но дальше всех намерен идти городской совет Миннеаполиса, где всё, собственно, и началось. Депутаты предлагают, внимание, вообще упразднить полицейское управление. А сэкономленные деньги пустить на профилактику домашнего насилия и молодежной преступности. С помощью социальных работников. Которыми, видимо, и пойдут работать упраздненные полицейские.

Ну что же. Сам эксперимент обещает быть интересным. Правда, последствия его кажутся предопределенными. Я, например, знаю одну страну, где полицию однажды полностью упразднили. А вместо нее на пустом месте создали рабоче-крестьянскую милицию. Которую однажды тоже переименовали в полицию, набранную из переаттестованных бывших милиционеров. И что в результате? Да примерно всё то же самое, что и было.

Потому что иначе не может и быть. Любому государству необходим аппарат для поддержания правопорядка. Собственно, именно в этом основная функция государства и состоит. А любой аппарат для поддержания правопорядка предполагает особые полномочия, право на ношение и применение оружия, неприкосновенность со стороны обычных граждан при исполнении служебных обязанностей. Можно ли избавить ведомство, наделенное столь широкими возможностями, от людей не совсем чистоплотных? Нет, невозможно.

Можно, конечно, избавить ведомство от широких возможностей. Тем самым сделав его неинтересным для людей не совсем чистоплотных.

Но тогда совершенно непонятно, зачем такое ведомство нужно.

А еще непонятно, что тогда можно будет противопоставить людям не совсем чистоплотным. Как тем, что могли бы работать в полиции. Так и тем, которым полиция противостоит при своем существовании.

Но на то, как это будут делать в Миннеаполисе мы все, конечно, с интересом посмотрим.

Ну и, конечно, с сочувствием.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Порошок

Человека, который, что называется, земную жизнь прошел до половины, довольно трудно чем-нибудь удивить. Но тем более интересными оказываются ощущения от открытий, противоречащих давно сложившейся картине мира. Уж сколько я лично смеялся над жителями Санкт-Петербурга, каждый выходные отправляющимися в приграничные районы Финляндии, дабы купить там всё то же самое, что продается в питерских магазинах! Уж сколько я вдоволь поиздевался над их утверждениями о том, что шампунь и стиральный порошок в Финляндии совсем не такой, как шампунь и стиральный порошок той же марки в России! Одинаковые роботы делают одно и то же из одинаковых составляющих! — говорил я этим людям и разделявшей их точку зрения собственной жене, — Не может быть, чтобы шампунь в Европе был другой, нежели в России! И оказался посрамлен пред женой Федеральной антимонопольной службой. Которая заявила, что таки да, действительно, одни и те же стиральные порошки в России и Европе отличаются по составу и свойствам. И предъявила производителям ряд претензий.

Сказать, что мой мир рухнул — это значит, не сказать ничего. Ну ладно там автомобили для разных стран разные. Ну ладно там даже мобильные телефоны по разным требованиям сертифицируются. Но стиральный порошок! Это же просто порошок! Который стирает!

И тут вдруг Федеральной антимонопольной службе отвечает Ассоциация производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии и гигиены — есть и такая. Представитель которой говорит, что товары производятся в полном соответствии с требованиями российского законодательства. А также, цитирую: «различия в формулах обусловлены разницей в режимах применения и внешних условий». Понимаете? Оказывается, мы стираем не так, как в Европе! Режимы применения разные! Это что же получается, что у нас и стиральные машины другие? Но тогда получается, что европейские порошки в России должны стирать хуже. Ну, они же не соответствуют нашим режимам применения и внешним условиям. А все говорят, что наоборот — европейские лучше! Вы что-нибудь понимаете? Лично я — ничего не понимаю.

Но самое главное, чего я не понимаю: это что же получается, Федеральная антимонопольная служба хочет, чтобы у нас стиральные порошки были такими же, как в Европе? А там ведь не только про порошки речь идет. Там еще про шоколад. И если я в силу своей мужской природы не могу оценить качество стирального порошка, то уж качество шоколада-то я могу оценить. И я точно знаю, что наш шоколад вкуснее, чем европейский. И я не хочу, чтобы наш становился таким же, как европейский.

В общем, от заблуждений я, может быть, и избавился. Но картина мира моя от этого проще не стала. А стала, наоборот — гораздо сложнее.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Модельный теракт

Какое-то deja vu — сообщения из Шри-Ланки. Как и 15 лет после цунами каждый день — новые числа погибших. И если поначалу это шокирует, то по прошествию дней реакция притупляется. Какая разница, 100 человек или 300. Даже если бы их было 10 — это уже из ряда вон выходящее событие для маленькой умиротворенной страны, пребывающей в расслабленном успокоении после закончившейся несколько лет назад истории «Тигров освобождения Тамил-Илама».

Этот конфликт часто называют «гражданской войной». Это примерно то же самое, что называть «гражданской войной» то, что происходило в Чечне. Ну то есть в Чечне это была, безусловно, война. Но во всей остальной России никакой войны не было. Да, случались теракты (как они случались и в Шри-Ланке) — но ощущения войны не было. Так же было и в Шри-Ланке — конфликт с тамилами происходил где-то на севере острова, а на юге и в центре, в самых туристических районах, если что и напоминало об этой войне — то, разве что, постоянно встречающиеся блокпосты и вооруженные солдаты. Конечно, были страшный теракт 1985 года в Анурадхапуре (146 погибших) и убийство президента в 1993. «Тигры» убили даже премьер-министра Индии Раджива Ганди. Но я сам был в Шри-Ланке в девяносто седьмом. Ощущения, что ты находишься в стране, где идет гражданская война не возникало ни на секунду. Хотя объездил практически всё, кроме севера.

К тому времени этот конфликт продолжался уже 25 лет. И никаких радикальных мер власти не предпринимали. Несмотря на то, что «Тигры» были совершенно отмороженной и мрачной террористической организацией, правительство даже заключило с ними перемирие. Пока в 2004 не случилось цунами. На юге хаос и разрушения, север вооружается кораблями и самолетами (!). Расслабленные и умиротворенные сингалы, наконец, мобилизуются и уже через 5 лет от «Тигров» ничего не остается. Для страны, пережившей катастрофу, эта победа ознаменовала собой преодоление не только затянувшегося внутреннего конфликта, но и последствий самой катастрофы. И снова можно было расслабиться.

Конечно, на самом деле хронология сингало-тамильского конфликта и его природа куда как сложнее тех умозрительных ощущений, которые я тут описал. Но важно понимать, что Шри-Ланка страна — филиал рая на Земле. Там настолько хорошо, что ни о каких межконфессиональных трениях не хочется думать. Буддисты, индуисты, христиане и мусульмане живут вместе и совершенно толерантны друг к другу. Я своими глазами видел совместные кладбища: с одной стороны христианские могилы, с другой — пустое место для погребальных костров. «Тигры освобождения Тамил-Илама» не руководствовались религиозными мотивами. Это был классический националистический сепаратизм, возникший на фоне дискриминации от сингальского большинства.

Собственно, этим и объясняется бездействие ланкийских спецслужб, которых не раз и не два предупреждали о возможной атаке. Исламисты? У нас? Да откуда? У нас в полицейском участке на десять сингалов два мусульманина и три католика.

Я не знаю, направляли ли террористов в Шри-Ланку специально изощренные люди (версия об «ответе за Крайстчерч кажется довольно надуманной — там был один придурок, а тут масштабная, хорошо подготовленная операция), но расчет был очень точным. Не так уж и много на Земле стран, где межконфессиональный мир — это обыденная реальность. И если ланкийские мусульмане теперь стали ходить осторожно и под косыми взглядами всех остальных — то этот мир может рухнуть. А там и тамилы вспомнят, что всех своих проблем не решили. Обида на сингалов у них очень крепкая.

И теперь, собственно, к основной мысли этого текста. Венедикт Ерофеев в своей бессмертной поэме «Москва-Петушки» писал, что гомосексуализм у нас побежден хоть и полностью, но не окончательно. Точно так же и с терроризмом. Его можно победить полностью. Но нельзя победить окончательно. Днями в Северной Ирландии была убита журналистка. Убита во время боестолкновения с организацией, называющей себя «Новая ИРА». Просто потому, что проблема Северной Ирландии не решена. А тут Брекзит и связанные с этим волнения. И дети, которые не знают, на каких условиях и зачем их родители сложили оружие, чувствуют внутреннюю потребность завершить то, что не завершили отцы.

Великобритания и Шри-Ланка одинаковым образом думали, что победили внутренний терроризм. И теперь они пожинают плоды своей самоуверенности.

И главная опасность ланкийского теракта в том, что он вполне может стать модельным. Потому что стран, которые думают, что они победили свой внутренний терроризм, на нашей планете достаточно. Кое-как купированный внутренний конфликт, смена поколения и какой-нибудь раздражитель — вот источники и составные части потенциальной дестабилизации, способной снести государственность. И время сейчас такое, когда нужно постараться минимизировать раздражители. Не перезахоранивать диктаторов. Не принимать репрессивных законов. Не проводить идиотских референдумов. Не строить рейтинги на войне.

А главное — дать спецслужбам задание и возможность делать свое агентурное дело. Если кто и способен победить терроризм если не окончательно, то хотя бы полностью — то только они.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Не будь дурак

Человечество пребывает в эйфории от перспектив использования искусственного интеллекта. Стартапы, обещающие внедрение нейронных сетей и машинного обучения в любые сферы, плодятся как грибы после дождя. Инвесторы радостно вкладывают в эти стартапы свои миллионы. Государства одно за другим принимают национальные программы по развитию соответствующих технологий. И только отдельные скептически настроенные футурологи и въедливые юристы нет-нет да и задают сакраментальный вопрос: а кто, извините, будет отвечать за всё это безобразие в том случае, если что-то пойдет как-то не так? Их, конечно, не слышит никто.

Произошедший год назад случай с беспилотным автомобилем компании Uber, сбившим велосипедистку в Аризоне, закончился ничем: полиция сказала, что робот не виноват, потому что даже если бы на его месте был человек, он все равно бы не смог среагировать на внезапно выехавшую на проезжую часть велосипедистку. Критерий, конечно, интересный. Но совершенно непонятно, как применить его к новой ситуации.

В ней, к счастью, без жертв. Полиция Нью-Йорка задержала студента по имени Усман Бах. И обвинила его в серии краж из фирменных магазинов компании Apple. Причем в ордере на арест была фотография совсем другого человека. Но система распознавания лиц в Нью-Йорке указала именно на студента. У студента оказалось железное алиби — он был на выпускной вечеринке в Нью-Йорке в то время, когда очередная кража произошла в Бостоне. Вскоре выяснилась и возможная причина конфуза: студент потерял водительские права. Которые могли быть использованы вором в качестве удостоверения личности в Apple Store. Не спрашивайте меня, зачем вору предъявлять в магазине удостоверение личности. Я не знаю. Но следите за руками: искусственный интеллект нашел не того, кто предъявлял это удостоверение. А того, на кого оно выписано. Вот кто виноват в этом случае? Искусственный интеллект? Программист, реализовавший странный алгоритм? Ведь задержание полицией и обвинение в краже — серьезный моральный ущерб.

В прочем, американский студент, не будь дурак, уже знает, кто виноват. И подал иск к компании Apple. На сумму, внимание, в один миллиард долларов США.

Конечно, миллиарда ему не дадут. Но вот досудебное урегулирования с выплатой какой-нибудь серьезной компенсации вполне возможное дело.

А вот кто во всем этом виноват — всё равно не понятно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Там где нас нет

Русский путь тернист и своеобразен. И пока мы бредем по этому заснеженному пути, где-то там, за проливами, морями и океанами живут счастливой жизнью прекрасные страны. Где всё лучше нашего и где хорошо, потому что нас с вами нет.

Профессор Преображенский предостерегал от чтения до обеда советских газет. Теперь советских газет больше нет, но и в других как-то не лучше. Страна-то всё та же. Вот берем и читаем прямо подряд.
Полиция заявляет о росте преступлений, совершаемых с помощью приложения для знакомств Tinder. Более чем в два раза за последние три года. Через Tinder ищут свои жертвы насильники и убийцы, мошенники и аферисты. Одна обманутая женатым любовником женщина требует от властей законодательно запретить фейковые аккаунты в Tinder-е.

А вот один из министров в очередной раз заявляет, что социальные сети подталкивают подростков к нанесению себе увечий и совершению самоубийств. И что крупнейшие интернет-компании уже предупреждены о недопустимости подобного контента. И если эти интернет-компании не будут фильтровать противоправный контент в принадлежащих им социальных сетях, то тогда правительству придется рассмотреть вопрос о законодательном запрещении этих социальных сетей. И их последуюoей блокировке в стране.

Ну или вот уже совсем тяжкий случай. Мужчина был вынужден удалить себе больной зуб самостоятельно. С помощью плоскогубцев. Потому что, внимание, полтора года не мог попасть на прием к стоматологу. Такова была очередь по государственной медицинской страховке. Зуб, причем, все эти полтора года болел. В конце концов, не в силах терпеть эту боль, мужчина взял ситуацию в свои руки.

Ну как, узнаете страну? Конечно узнаете.

Ведь это же Великобритания.

Где в очереди на прием в клиниках графств Девон и Корнуолл стоят 48 тысяч больных.

Где министр здравоохранения Мэтт Хэнкок в эфире BBC заявляет о готовности заблокировать социальные сети.

И где полиция предостерегает подданных от использования приложений для знакомств в интернете.

И где на столичных улицах куда ни плюнь — попадешь в русского, уехавшего в Великобританию из России для того, чтобы сбежать, скрыться, забыть навсегда о подобных вещах, происходящих в России.

Потому что хорошо только там, где нас нет.

И если нас больше нет в России, а мы теперь в Англии — то, значит, хорошо теперь уже не в Англии, а в России.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Мы все — фейк

В Париже покончила с собой одна из ключевых фигур популярного некогда движения FEMEN Оксана Шачко. После себя она оставила довольно посредственные произведения в пошлом жанре, более известном широкой публике как «Богородица в кедах» или «Иисус с Микки-Маусом». А также записку: «Вы все — фейк». На английском языке. Обращенную, судя по всему, не к ее бывшим соратницам по беготне с голым бюстом, а к ее новому кругу. К европейской богеме, которая с таким восторгом отзывалась об акциях FEMEN еще каких-то несколько лет назад.

Когда с жизнью решает расстаться красивая тридцатилетняя женщина, не обделенная вниманием мужчин — в этом всегда больше чистой трагедии, нежели поводов для анализа. Да и психологическое состояние Оксана Шачко, судя по воспоминаниям ее друзей, давно оставляло желать лучшего. И причины тому, судя по всему, были более глубокие, нежели окружавшая ее пустота. Вполне возможно, что причины были и медицинскими.

Но все же эта смерть — повод в очередной раз задуматься о судьбе русского акционизма (именно русского, даром что FEMEN формально происходят из Киева) в это странное время, когда сама политика стала напоминать современное искусство больше, чем становящееся зверино серьезным современное искусство.

Где-то в Берлине на лодке без света и воды пытается выжить семья одного из ключевых участников арт-группы «Война» Олега Воротникова по прозвищу «Вор». Где-то в Париже сидит в застенке главный герой русского акционизма последних лет Петр Павленский. Растворилась где-то в бриллиантовом мареве лицо Pussy Riot Надежда Толоконникова. Все выглядит так, словно Россия исторгла, изгнала из себя этих бесов, ввергнув их в подобающее таковым бесславное существование.

Но это только так выглядит, потому что на самом деле всё совершенно иначе. Группа «Война» в России была награждена государственной премией «Инновация». Вор и погибший несколько лет назад в Домодедово Леонид «Е…тый» Николаев творили вещи, которые суровая русская репрессивная машина не простила бы никому — бегали по машинам ФСО возле Кремля и переворачивала машины ДПС в Санкт-Петербурга. За последнее их, конечно, задержали и обвинили в хулиганстве. После чего… выпустили под залог!

Оказавшись на воле, акционисты сожгли автозак во дворе отдела полиции. Все знали, кто это сделал. Но полиция никого не нашла.

Петр Павленский поджег дверь центрального подъезда здания ФСБ на Лубянской площадь. Еще раз: он поджег дверь центрального подъезда здания ФСБ. И знаете, что ему за это было? Ничего ему за это не было.

Pussy Riot расплатились за свое выступление более жестко — реальным заключением. Но сколько я ни наблюдал за эти делом (а я посвятил защите Pussy Riot от государственного обвинения довольно много сил), тем больше я убеждался в том, что никто не хотел их сажать. И что это было какое-то стечение сложившихся обстоятельств, из которых уже нельзя было выпутаться без потери лица. И как только выдалась возможность отпустить участниц по амнистии — их немедленно отпустили. После же своего освобождения Мария Алехина живет так, как будто ничего не было. Популярная в Москве девушка, уважаемая. А Надежда Толоконникова с головой кинулась в свою внезапную всемирную славу. И дай бог ей удачи.

«Война» не бежала из России. Находясь под всевозможными подписками, акционисты нелегально выехали в Европу на Биеннале. На Биеннале предложенного ими мероприятия испугались. И они бы немедленно вернулись назад — но нелегальный канал закрылся. И они просто не смогли въехать назад. Так и остались.

Петр Павленский бежал из России. Но не потому, что его преследовали за его акции. А из-за мутной и нехорошей истории с попыткой изнасилования актрисы «Театра.doc» и избиением ее бывшего бойфренда, попавшим на камеру. То есть — из-за чистой уголовщины он бежал.

С FEMEN, смерть одной из участниц которой открыла эту колонку, произошло то же самое — их никто не преследовал на Украине. Единственное возбужденное уголовное дело было закрыто, а если кто и требовал расправиться с организацией — так это устроители манифестации… во Франции, прошедшей в 2014 году. Но, тем не менее, они решили уехать. Туда, где и сгинули.

То есть, картина складывается вполне однозначная. Ко тому, что делали все эти люди, в России и на Украине относились очень сложно. Но они это делали и Россия (и Украина), скрипя зубами, это терпела и пыталась понять, чего им, собственно, надо.

Европа ко всему, что делают эти люди, отнеслась очень просто — кого-то посадила в тюрьму, а кого-то вычеркнула из жизни, как будто их нет.

Можно, конечно, списать происходящее на отличия политического акционизма от акционизма как такового. Олег Кулик, лаявший на людей в качестве человека-собаки без всякого политического подтекста, теперь уважаемый в мире человек, профессор практически. Арт-группа «Война» — его ученики, влачащие жалкое существование. Где-то в какой-то момент была перейдена черта, разделяющая чистое искусство и митинг. Например, огромный член на разводном мосту напротив здания ФСБ в Питере — это чистое искусство. А сжигание автозака (двери ФСБ, дверей банка Франции) — это уже не искусство, а терроризм. Это довольно простая точка зрения, которую немедленно оспорил бы, скажем, мой друг Марат Гельман. Который, к слову, и сам уехал из России в Европу, потому что тут какие-то непонятные «казаки», берущиеся судить об искусстве еще до того, как они прочитали букварь. Однако же я ничего не слышал о том, чтобы Марат помогал «Войне» или Павленскому там, в Европе. Потому что Гельман — в первую очередь бизнесмен. И тут мы видим возможную вторую причину.

В искусстве «Войны», Павленского и движения FEMEN нету бизнеса. Это не продается. Красивое лицо Толоконниковой продается — вот это хорошо, это пожалуйста. А придурки, вооруженные канистрами с бензином — это, извините, убытки одни. Объяснение еще более простое, но куда как более верное.

Однако же мы тут не для простых объяснений собираемся, нам нужно что-нибудь концептуальное. И я вам сейчас дам это концептуальное. На самом деле всё очевидно. Нынешняя Россия культурно сосредоточилась на прошлом, а не на будущем. А какое может быть современное искусство при сосредоточенности на прошлом? Разве что тоже сосредоточенное на прошлом.

Современная Европа же наоборот — полностью устремилась в будущее, совершенно забыв о корнях. И — парадоксально! — но современные художники, которые выступают против системы, внезапно оказывается чудовищно устаревшими. Потому что с системой больше никто не борется. Система настроена, с ней всё ок. Современный европеец и американец борется исключительно с окружающим миром. Борется за доказательство собственной состоятельности. Радикальный феминизм, бодипозитив и весь этот всеобщий харрасмент — это контекст, в котором политика выглядит постылой и скучной. У нас тут комикс на Букера номинировали! То есть — литература уже отменяется! Какой к черту политический акционизм?! Какая Богородица в кедах? Да кому это надо?

И вполне возможно, что Оксана Шачко поняла это раньше других. Вот только не поняла, что фейк — не вокруг. Фейк — это она в своем европейском кругу.

Мы все с вами — фейк в этом новом мире.

И это, кстати, многое объясняет не только в искусстве. Но и в политике.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Первоисточник

Сформулированная мной сразу же после теракта в Беслане теория информационного вакуума очень проста. Вот просто повторю кусок одной из своих старых статей (извините мне это наглое самоцитирование).

«Когда происходит какое-нибудь резонансное событие, приковывающее к себе внимание миллионов, всегда образуется серьёзный вакуум информации. Событие уже произошло, и миллионы жаждут подробностей. А подробностей пока нет, потому что событие произошло только что и журналисты с полицией просто не успели накопить достаточное количество информации.

Этот информационный вакуум — когда миллионы ждут того, чего пока нет, — как и любой другой вакуум, с шумом начинает всасывать в себя всё окружающее. Слухи, сплетни, оговорки — всё начинает быть новостями. И ладно бы все эти утоляющие первоначальную информационную жажду ошибки исчезали после того, как появляется настоящая информация. Нет, они продолжают жить и в медиа, и в сознании публики, внося сумятицу и искажения в восприятие действительной ситуации».

История с количеством погибших во время пожара в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» — классическое подтверждение этой теории. Это такая же хрестоматийная история, как история с пожаром во Владивостоке в 2006 году, когда погибли девять человек, но по сети долго гуляли рассказы о том, что на самом деле погибли 70 человек, что коридоры были усеяны телами, а из здания «всю ночь вывозили трупы».

2009 год. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС. По сети распространяется сообщение о том, что под водой остаются люди, которые стучат. «Слышите, они там стучат!» — на протяжении многих дней каждый день писала Марина Литвинович. А BBC и «Радио Свобода»* публиковали это сообщение в выпусках новостей.

Цифры погибших в слухах назывались самые разные, но все они были больше, чем действительные 75 человек.

2012 год. Крымск. Город с населением в 57 тыс. человек, то есть все друг друга знают — если не напрямую, то через знакомых. Погибли 170 человек. По сети распространяется следующий слух: «Знакомые в МЧС говорят, только 11.07.12 было похоронено 600 человек. Трупы опознают и фурами «Магнита» вывозят по моргам ближайших сёл, городов, станиц». Фуры, кстати, действительно были. Три рефрижератора, которые привезли гуманитарную помощь и были реквизированы местными властями для хранения тел, потому что размеры местного морга не позволяли, а на улице было жарко. Впоследствии эти машины были утилизированы.

Во всех этих случаях итоговое количество погибших соответствовало тому, что заявляли власти. Но каждый раз история «а власти скрывают» повторяется.

Откуда раньше брались эти слухи, кто был их инициатором — мы могли только гадать. Но в случае с кемеровским пожаром мы знаем инициатора достоверно. Это украинский пранкер Никита Кувиков, известный в интернете под именем Евгений Вольнов. Вечером 25 марта, когда пожар в «Зимней вишне» ещё продолжался, этот человек звонил в кемеровские морги и говорил, чтобы подготовили больше мест. «У нас тут уже больше 300», — говорил пранкер, а сотрудник судмедэкспертизы удивлённо отвечал: «Нас предупреждали о 60—70».

Потом кто-то из этих сотрудников сказал своей жене, жена — подруге. И понеслась. К утру какие-то женщины видели на кладбищах ряды из 200 могил, а выступавший на митинге «сотрудник линейного отдела скорой помощи» уверенно рассказывал о переполненных моргах. Дошло до того, что собравшиеся горожане освистали ими же самими выбранных делегатов, которые проехались по моргам и убедились, что погибших именно столько, сколько было в заявлениях МЧС.

Людей, находящихся в условиях информационного вакуума, понять можно. Чего нельзя понять — это существ вроде пранкера Вольнова, который только за 26 и 27 марта опубликовал на своём YouTube-канале 13 (!) роликов, так или иначе оскорбляющих память погибших и жителей Кемерова.

Но если мы теперь знаем, что как минимум один из вбросов, подобных вбросам после Владивостока, Крымска и Саяно-Шушенской ГЭС, был злонамеренным и специальным, то что может заставить нас подумать, что в предыдущие разы это было случайно? Нет, это каждый раз делается специально.

И особенно печально во всей этой истории, что в распространении фейка приняли участие в том числе и русские топовые видеоблогеры.

Кто-то извинился, кто-то нет, но, судя по комментариям под их роликами, видно, что аудитория верить не собирается. Власти всё равно скрывают, потому что власти скрывают всегда. И любой анонимный источник заведомо правдивее, чем официальный.

Говорят, в каких-то странах за распространение подобных слухов существует уголовное наказание. Я, конечно, категорически против подобного законодательства в нашей стране, где закон, как известно, что дышло. И слухом объявить можно всё что угодно.

Бессмысленно призывать к совести и ответственности и видеоблогеров. По большей части это не отличающиеся интеллектом случайные люди, получившие влияние на огромную аудиторию и не умеющие этим влиянием распорядиться.

Но вот что можно и нужно сделать — так это научить чиновников разговаривать с отчаявшимися людьми так, чтобы люди чувствовали человеческое к ним отношение. В ситуации информационного вакуума, когда полной картины не знает никто, важны именно эти слова. В которых не будет цифр, но будут простые человеческие чувства. Одно это помогло бы предотвратить панику и распространение слухов.

Увы, но произошедшее в Кемерове показало нам, что таких чиновников в России пока ещё нет.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

В плену обстоятельств

Спустя ровно год после трагедии на Сямозере в Карелии снова перевернулась лодка с детьми. На этот раз на Ладожском озере. Снова без взрослых. Снова начинается разговор, уже начинавшийся год назад: а как так получилось, что дети оказались одни в лодке на Ладожском озере, известном своими внезапно налетающими штормами с высоченными волнами? Вода пять градусов. Пять! В такой воде человек проживёт всего несколько минут вне зависимости от того, насколько хорошо он плавает и есть ли на нём спасательный жилет. В прошлом году вроде бы нашли виноватых — администрацию лагеря и фельдшера, которая не сняла трубку. В этот раз никакого лагеря не было. Дети самостоятельно отправились «на рыбалку» (на самом деле отмечали день рождения девушки, которая, по неподтверждённым пока данным, погибла).

Практически одновременно с этим журнал Pediatrics публикует сенсационное (если так можно сказать про статью в научном журнале) исследование, согласно которому в США каждый год около 1300 детей погибают от… огнестрельного оружия. Каждый раз, когда в США происходит очередной расстрел в каком-нибудь кампусе, снова и снова заводится один и тот же разговор — про ограничение свободного владения оружием. Про ограничение продажи. Про уточнение критериев и усиление контроля. Каждый американский политик в глубине души мечтает как-то избавиться от Билля о правах. Но, разумеется, никто и никогда не решится пойти на это. По крайней мере, первым.

Но расстрел, как и перевернувшаяся лодка: поговорили — и забыли до следующего случая. Случайное происшествие. Без тенденции. А тут цифра, на которую придётся отвечать на брифингах и пресс-конференциях. 1300 убитых детей в год. 5800 раненых. «В среднем 19 детей ежедневно погибают или попадают в реанимацию от огнестрельных ранений в США», — сказано в сенсационной статье. И с этим, разумеется, надо что-то делать.

Все эти обстоятельства вместе заставили меня изучить вопрос детской и подростковой смертности в России и США немного подробнее. Есть статистика Росстата, есть данные Всемирной организации здравоохранения. Абсолютные цифры Росстата отличаются от данных ВОЗ, но структура самых значимых категорий такая же. Поэтому возьмём данные ВОЗ и не станем забывать, что население США более чем в два раза превышает население России. Кроме этого, ВОЗ группирует свои данные по возрастным категориям: 0—4, 5—14 и 15—24. Последнюю категорию я брать не стал. Хотя пассажиры перевернувшейся на Ладоге лодки и попадают именно в неё, но все же структура смертности среди людей старше 18 лет может сильно отличаться от собственно детской.

И вот она, эта структура. Главная причина смертности детей и подростков в возрасте до 14 лет в России — это дорожно-транспортные происшествия. Вторая — это как раз утопления. Третья — отравления. В США утопления на третьем месте. Дорожно-транспортные происшествия — на втором. А на первом? Assault. Нападения. Почти 4,5 тыс. за 2014 год (это последние данные, которые есть в базе ВОЗ).

Конечно, далеко не все из 1300 смертей от огнестрельных ранений — это нападения. Это ещё и неосторожное обращение с оружием. Но нападения, как и вообще насилие, направленное на детей в США, — давно уже констатированная и серьёзная проблема. Занимающаяся этой проблемой организация Childhelp утверждает, что каждый год получает 3,6 млн сообщений о насилии в отношении 6 млн детей. Каждый день в США от насилия погибают 5 детей. Это худший показатель среди развитых стран, пишут в отчёте Childhelp. Авторы исследования в журнале Pediatrics приводят карту распределения гибели детей от огнестрельных ранений. Больше всего таких случаев фиксируется на Среднем Западе и в южных штатах. «Причины этой закономерности не ясны», — пишут авторы исследования, и вот после прочтения этой фразы я бы хотел на них посмотреть. Взглянуть в их чистые, прозрачные глаза.

Потому что причины известны. И это те же самые причины, что и всегда. Огромное количество оружия, находящегося без присмотра. Смертельная скука. Отсутствие страха, хоть в какой-то мере свойственного взрослым людям. И — заметьте — это ровно те же самые причины, которые привели к инциденту на Ладожском озере. Лодка без присмотра. Скука. Отсутствие страха (по свидетельствам в прессе, на Ладоге в тот день дул сильный ветер). И человек с развитым инстинктом самосохранения вряд ли рискнул бы выходить на воду вообще, не то что без спасжилетов. Да, я писал выше, что жилеты бы тут не помогли, но хоть какое-то внутреннее успокоение. Никакого внутреннего успокоения, кроме нескольких бутылок пива (это только то, что видно на фотографии, сделанной до происшествия), подростки себе не позволили.

Казалось бы, определить причины происходящего — это наполовину справиться с происходящим. Но попробуйте победить скуку на Среднем Западе США или на побережье Ладожского озера. Попробуйте отнять оружие или лодки у людей, которые с самого детства живут с этим оружием и с этими лодками. Я два раза в год езжу ловить рыбу в глухие места дельты Волги. У подавляющего большинства людей там нет никаких документов на лодки, нет прав на управление маломерными судами, нет документов на оружие. Им даже в голову не приходит, что в природе существуют подобные документы. Потому что они уже родились со всем этим в руках. Там просто без этого не прожить.

Так что хороших новостей у меня сегодня не будет. Разговоры, конечно, поднимутся, но к концу недели снова утихнут. Общество само не хочет ничего менять в сложившихся обстоятельствах. А если обстоятельства не изменятся, значит, и дети будут продолжать гибнуть. В России — от аварий и утоплений. В США — от огнестрельных ранений.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

C широко закрытыми глазами

Признаться, всё это мы с вами уже однажды видели. Причём не так уж и давно — год назад. 28 июня 2016 года в аэропорту Стамбула произошёл теракт, в результате которого погибли более 40 человек. А через пару дней выяснилось, что в организации этого теракта подозревается человек с такой биографией, за какую любой голливудский сценарист выложил бы круглую сумму. На протяжении 13 (!) лет этот чеченский боевик по имени Ахмет Чатаев ездил по Европе в статусе политического беженца, при этом совершенно не скрывая того, что он террорист.

Его задерживали с оружием в Швеции в 2008-м. Его задерживали на Украине в 2010-м, но по требованию Европейского суда (!!), куда с запросом обратилась Amnesty International (!!!), передали не в Россию, а в Грузию. Где его… отпустили. После чего он был задержан уже на болгарско-румынской границе — и снова отпущен. А потом, в 2012-м, во время боя в ущелье Лопота, его захватили грузинские силовики. Но тут в Грузии сменилась власть, и всех узников предыдущего режима отпустили как политических заключенных. И спустя три года в аэропорту Стамбула произошёл организованный этим боевиком взрыв.

И вот теперь мы видим всё это снова. На этот раз — в Лондоне, где произошёл уже третий теракт за последние два с половиной месяца. Три террориста давили людей микроавтобусом на Лондонском мосту и резали их длинными ножами. Погибли семеро, многие ранены. Все три террориста были убиты, как с гордостью сообщает полиция, всего за восемь минут.

И мало того, что предыдущий теракт в Лондоне произошёл всего несколько недель назад, причём тоже на мосту и по абсолютно такой же схеме: наезд на туристов и нападение с ножом. Так и убитые террористы, как выяснилось, давно были в поле зрения не только британской полиции, но и спецслужб других стран мира.

Один из террористов, Юсеф Загба, в марте прошлого года пытался уехать из Италии, где живёт его мать, воевать в Сирию. Когда сотрудники службы безопасности задержали его в аэропорту Болоньи за излишнюю взволнованность и спросили о цели поездки, он ответил: «Я стану террористом». Полиция связалась с его матерью, и она рассказала, что сын все время говорил о джихаде. В его телефоне обнаружилось много религиозных изображений. И знаете, что сделала итальянская полиция? Она отпустила Загбу, передав сведения о нём в спецслужбы, в том числе — в английскую. И несмотря на всё это, впоследствии Юсеф Загба спокойно въехал в Великобританию.

Второй террорист, Хурам Батт, мало того что был последователем радикального имама Анджема Чаудари (осуждён в Великобритании за вербовку террористов для запрещённого в России «Исламского государства»), так ещё и контактировал с Мохаммедом Сидик Ханом — старшим из четырёх смертников, устроивших взрывы в Лондоне в 2005 году. Спецслужбы Великобритании все эти связи, видимо, не заинтересовали. Как не заинтересовал их и документальный фильм канала Channel 4 «Джихадист по соседству», где Хурам Батт фигурировал как раз среди показанных джихадистов, молящихся в одном из лондонских парков. Как и другое видео, где Батт был в группе людей на фоне флага «Исламского государства». Как и сообщения соседей о том, что Батт проповедовал экстремизм и называл себя «солдатом ислама».

Всё это не заинтересовало спецслужбы настолько, что Хурам Батт смог без труда устроиться на работу… в лондонское метро. Причем на станцию «Вестминстер», находящуюся рядом с Парламентом. То есть он имел доступ к тоннелям, проходящим под зданием Парламента. И спецслужбы всё это совершенно не волновало.

Это, напомню, спецслужбы не какой-нибудь маленькой приморской страны, где про терроризм слышали только по телевизору. Это спецслужбы страны, которая знакома с терроризмом на протяжении десятилетий. Это спецслужбы страны, где вот прямо только что был взрыв на концерте подростковой певицы, в результате которого погибли дети. Да они должны были землю рыть, не говоря уж о том, чтобы провести массовые облавы среди всех этих «джихадистов по соседству». Но… не провели. И не рыли. Зато с гордостью рассказывают в эфире, что на этот раз террористов убили всего за восемь минут.

Это хорошо, конечно, что за восемь минут, но для того чтобы задавить машиной несколько человек или взорвать бомбу, не нужно и одной минуты. И это мы еще не задаёмся вопросом, как так получилось, что после теракта на мосту несколько недель назад на всех лондонских мостах нет специальных усиленных патрулей, и полиция ехала на место ЦЕЛЫХ восемь минут.

После теракта полиция Лондона задержала 12 человек: семь женщин и пять мужчин. Все они были отпущены без предъявления обвинений. Как, кстати, и все задержанные после предыдущих терактов. А мэр Лондона Садик Хан, который утверждает, что причин для беспокойства нет, призывает отменить визит президента США Дональда Трампа, который написал в Twitter, что причины для беспокойства, кажется, есть.

Великобритания продолжает жить с широко закрытыми глазами.

И словно бы говорит мировому терроризму устами мэра Лондона: «Не беспокойтесь, здесь вам ничто не угрожает. Можете взрывать, давить и резать. Все мосты в вашем распоряжении».

Ну что же, мировой терроризм, вполне вероятно, услышит этот призыв.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.