Category: путешествия

Наш компас земной

Борьба есть условие жизни, — говорил Виссарион Григорьевич Белинский, — жизнь умирает, когда оканчивается борьба. А какая борьба является важнейшей для русского человека? Правильно, для русского человека важнейшей является борьба с пьянством.

И борьба эта не прекращается ни на мгновение. Жены борются за мужей, коллективы борются за сотрудников, полиция борется за водителей.

Но есть и те, кто борется за всех нас вообще. И теперь они предлагают ужесточить федеральные временные ограничения на продажу алкоголя. И запретить торговать не после 11, а после 10 часов вечера.

«На наш взгляд, — поясняет один из авторов инициативы, — сокращение времени продажи алкоголя на один вечерний час станет важным фактором снижения численности преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения, приблизительно на 9-14%, особенно среди молодежи».

Ну что же. Обратимся к официальной статистике прокуратуры. Итак, за период с января по сентябрь сего года в Москве было совершено чуть больше 105 тысяч преступлений. В Санкт-Петербурге — чуть больше 48 тысяч. Если учесть разницу в количестве жителей в 2,4 раза — это по данным 2012 года, других пока нет — то получится, что в Санкт-Петербурге количество преступлений на 10 процентов выше, чем в Москве. Хотя в Москве продают до одиннадцати, а в Питере как раз таки до десяти. Конечно, это все преступления, а не только совершенные в состоянии опьянения. Однако Генеральная прокуратура заявляет, что в среднем по стране количество пьяных преступлений от общего количества составляет около 30 процентов. Это довольно много для того, чтобы прогнозируемое снижение выглядело хоть сколь-нибудь правдоподобным.

Больше того — на сегодняшний день федеральные ограничения — то есть, до одиннадцати часов вечера — действуют только в 22 двух регионах. Из 85. То есть, большая часть страны и так живет в условии тех ограничений, которые предлагаются. Или даже более жестких. И совершенно не обязательно, что при ужесточении федеральных ограничений те 63 региона, в которых региональные ограничения уже более жесткие, чем федеральные, захотят их еще более ужесточить.

Нет, поймите меня правильно — я за борьбу. Но я за осмысленную борьбу. За борьбу фундаментальную и концептуальную. В результате которой человек не пьет не потому, что ему не дают. А потому что у него нет в этом необходимости.

В конце концов большинство населения страны еще помнит то время, когда продавали только с двух часов дня. А пили при этом значительно больше, чем сейчас, когда продают прямо с утра.

Потому что надежды никакой не было.

А теперь она есть.

Так давайте просто делать эту надежду еще более оптимистической.

Вот и всё.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Относительность бунта

Альберт Эйнштейн учил нас, что всё относительно. И реальная жизнь постоянно доказывает нам его правоту. Относительным может быть всё, что угодно. Зарплаты начальников и подчиненных. Размеры суперяхт участников списка Forbes и лодок рыбаков с каких-нибудь тропических островов. И даже революционный бунт, как выясняется, может быть относителен. Восстание на бронесце «Потемкин» началось из-за плохого питания. Восстание на круизном лайнере Norwegian Spirit началось примерно из-за того же.

Впрочем, причина никогда не бывает одна. Революционные матросы на броненосце «Потемкин» были утомлены условиями службы, а пассажиры круизного лайнера заплатили по шесть тысяч евро за то, чтобы увидеть Францию, Голландию, Норвегию и Исландию. Но поднялся шторм и ни во французском Гавре, ни в Амстердаме корабль не смог пришвартоваться. А в Норвегии лайнер смог остановиться только в каком-то заброшенном, как написано в Daily Mail, закрытом для туристов городке. А вместо исландского Рейкьявика судно отправилось в маленький шотландский порт неподалеку от Глазго, куда его не пустили из-за размеров. Тогда корабль отправился в ирландский Белфаст. В общем, путешествие не задалось.

Но ладно бы только это! Пока корабль с двумя тысячами пассажиров и тысячей человек экипажа три дня не мог пристать к берегу, на нем испортилась еда, а также переполнилась и сломалась канализация. И тогда несколько сотен пассажиров вышли на улицу. То есть, на палубу. И устроили манифестацию.

Увы, среди этих пассажиров не было русских. Они бы рассказали остальным, что сначала надо было брать почту, телефон и телеграф. Но взбунтовавшиеся американцы, китайцы и англичане Ленина не читали. Поэтому решили по-простому требовать возврата денег за круиз с помощью трансляции в интернете. Который капитан корабля, разумеется, сразу же выключил. А другого интернета, кроме корабельного, посреди моря, разумеется, нет.

Так революция и провалилась. Бунт подавил сам себя, потому что какой же современный бунт без прямой трансляции на YouTube? Такой бунт не нужен.

Рассерженные пассажиры бежали с корабля в Белфасте, круизная компания готовится к судебным процессам, а нам с вами остается разводить руками и пытаться представить себе, среди людей какого достатка революционная ситуация возникнет в следующий раз.

А также когда в том, что произошло на круизном лайнере Norwegian Spirit обвинят русских хакеров и ГРУ.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Молчи, грусть, молчи

Среди великого сонма самых удивительных исследований, с которыми мне, как пытливому сталкеру медиа-пространства приходится встречаться, иногда бывают исследования, предмет которых кажется смешным только на первый взгляд. А после второго взгляда ты видишь, что ответ на самый, казалось бы, странный вопрос на самом деле констатирует тектонические изменения в мироздании.

Вот, скажем, некие любопытные люди поинтересовались: а не грустят ли граждане по возвращению из отпуска? И выяснилось, что таки да. Очень грустят! Больше половины возвращающихся из отпусков начинают грустить вот прямо сразу по приезду домой. Причем не только в нашей стране, но и во многих других.

А ведь как было раньше? Раньше отпускник начинал грустить прямо в отпуске. Потому что чартер задержали на три часа, потому что автобус развозил по разным отелям еще три часа. Потому что отель оказался не тот, шведский стол невкусный, до моря далеко, за экскурсии надо доплачивать. А по дороге на экскурсию автобус еще три часа собирает людей по разным отелям. А совсем грустно становится, когда в самом начале отпуска твой туроператор объявляет о банкротстве. И тебе мало того, что надо заплатить за отель, за который ты уже заплатил, так еще и улетать домой надо раньше времени и непонятно на чем. Вот как это сейчас происходит с туристами британской компании «Томас Кук».

Старейшая в мире, основанная еще в 19 веке и одна из крупнейших на планете туристических компаний бросает на произвол судьбы 600 тысяч туристов по всему миру. Согласитесь, у этих туристов теперь есть серьезный повод погрустить прямо в отпуске.

А вот у более чем половины всех туристов в мире повод для грусти появляется только после окончания отпуска. Потому что их отпуск оказался прекрасен. А прекрасен он оказался именно потому, что они не пользовались услугами туроператора. Они сами выбрали себе авиарейс через сервис продажи билетов. Сами выбрали себе подходящее жилье на Airbnb. Сами выбрали себе по отзывам ресторан, где поужинать. Сами составили план экскурсий по какому-нибудь интернет-гайду. На которые поехали на каршеринговой машине или на такси, вызванном через интернет-агрегатор.

Вот и получается, что старейший и один из крупнейших туроператоров больше не нужен. Не нужен огромный туристический автобус и таксопарк. Не нужна вся огромная вековая инфраструктура, неспособная соответствовать велению времени. И можно, конечно, попробовать воспротивиться времени, как делают это борцы против агрегаторов такси и сервисов по сдаче жилья. Но только все равно не получится. И итог этой борьбы предрешен: крах и разорение.

И, как результат, резкое повышение числа довольных собой туристов, которые начинают грустить только когда они вернулись из отпуска.

А заканчивают грустить, когда начинают планировать следующий.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Беженцы лучше туристов

В Брюсселе состоялся экстренный неформальный саммит лидеров стран ЕС, посвященный вопросам миграции. Чтобы не превращать мероприятие в балаган, позвали не всех. Но балаган всё равно получился. Договориться не удалось ни о чем. С 2014 года в Европу приехали 2 миллиона мигрантов, из которых легально расселить получилось только около 30 тысяч. Где сейчас находятся и чем занимаются остальные миллион 970 тысяч — страшно даже подумать.

И вот пока лидеры стран ЕС не могут ни о чем договориться, решение проблемы неожиданно предлагают жители Барселоны. Они предлагают заменить, вы не поверите, туристов на беженцев. Гардиан сообщает, что стены Барселоны исписаны следующим призывом, цитирую: «Туристы, отправляйтесь домой! Беженцы, добро пожаловать». А когда две недели назад вся Европа с интересом следила за злоключениями корабля с беженцами из Африки, мэр Барселоны первым предложил мигрантам помочь.

И если вам сейчас кажется, что в Барселоне живут сумасшедшие, то я вам немедленно объясню, что это не так. Только за прошлый год Барселона приняла, внимание, 32 миллиона туристов. Это в 20 раз больше населения города. Эти туристы потратили в Барселоне 30 миллиардов евро. И именно это является главной проблемой для горожан. Такие чудовищные деньги естественным образом поднимают цены в центре города абсолютно на всё. Причем до такого уровня, которому простые барселонцы не могут соответствовать. Что заставляет их уезжать из центра на окраины. Из-за чего, как считают горожане, Барселона теряет свое лицо.

А вот с беженцами всё совершенно иначе. Потому что беженцы интегрируются и повышают этническое многообразие. И Барселоне, по мнению ее жителей, это очень идет. И даже несмотря на то, доля мигрантов в городе выросла за последние 20 лет с 2 процентов до 18, никаких протестов это не вызывает. А что некоторые из них воруют телефоны и сумки — так они же делают это в центре Барселоны, а там одни только туристы. Которых не жалко, потому что они надоели.

Ну что же, 2 миллиона беженцев — это действительно меньше, чем 32 миллиона туристов. Но если эти 2 миллиона беженцев услышат призыв жителей Барселоны — боюсь, горожане сами не захотят возвращаться в центр своего прекрасного города.

Впрочем, это, конечно, дело самих барселонцев. Меня же куда как больше интересует судьба тех самых 30 миллиардов евро, которые туристы теперь не смогут потратить в столице Каталонии. Я так думаю — а пусть они привозят эти 30 миллиардов евро к нам в Москву. У нас, правда, нет Гауди. Но зато у нас Шехтель есть. И Никольская улица вместо бульвара Рамбла. И парк Зарядье вместо парка Гуэль! Да и в центре у нас всё равно никто из обычных горожан давно не живет.

Осталось только как-то решить вопрос с морем. Но, я полагаю, что 30 миллиардов евро в год того стоят. Торг здесь неуместен.

И если надо — выроем море.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.