Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Что в мужестве тебе моем

Мой институтский преподаватель по математической статистике говорил так: «График может быть любым. Главное — чтобы не было внутреннего протеста».

Эту мудрость я пронес через года. Через всю жизнь. И даже хрестоматийный пример, утверждающий, что по результатам проведенного в интернете опроса, 100% опрошенных пользуются интернетом, лично у меня никакого внутреннего протеста не вызывает. К пуговицам вопросы есть? Нет.

Так с и опросом о критериях мужественности, который российские социологи решили провести исключительно среди мужчин. А там сами понимаете: сам себя не похвалишь — никто не похвалит.

Впрочем, надо отдать должное российским мужчинам — только 56% из них посчитали себя настоящими мужчинами. 13% процентов считают главным признаком настоящести мужественность — что бы это ни значило. По 11% набрали порядочность и ответственность. По 9% — физическая сила и смелость. Самостоятельность и справедливость значимых результатов не показали.

Это, конечно, поразительные результаты. Во многом объясняющие столь высокий уровень разводов в нашей стране. Ибо что нужно женщине от мужчины? Женщине от мужчины нужна надежность. А когда только десятая часть мужчин считают порядочность и ответственность необходимым качеством для мужчины — что уж тут удивляться тому, что такие мужчины женщинам не нужны. Вот и получается, что на 100 заключенных браков у нас приходится 65 разводов. А еще 30 лет назад их было всего 42. А 70 лет назад — вообще только четыре. Четыре развода на сто заключенных браков!

И это только то, что фиксирует официальная статистика. Без учета тех союзов и расставаний, которые не были посчитаны органами регистрации гражданского состояния.

Почему это так и что с этим делать не очень понятно. Многие, конечно, скажут, что всё дело в воспитании и образовании. Вот когда на уроках труда в школе делали табуретки, а потом все служили в армии — было иначе. А сейчас вообще возраст, позволяющий отнести человека к молодежи, повысили до 35 лет. Так он и будет до 35 лет относиться к себе как с молодежи. А молодежи свойственно именно что отсутствие всякой ответственности — ибо ответственность за молодежь несут кто-то другие. Сначала родители, потом институт или завод, потом еще кто-то.

Не понятно только, что все это время делать женщине, которая ждет от мужчины надежности. Репродуктивный возраст-то — он не вечный.

Впрочем, о том, считается критериями женственности мы наверняка узнаем ближе к 8 марта.

Разумеется, от самих женщин.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Насильно мил не будешь

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Писал Лев Толстой и ошибался. На самом деле счастье всегда разное. А несчастливая семья всегда начинается с одного и того же: со взаимных упреков. Вот как только в ответ на «ты» раздается «а ты» — так всё, начинайте обратный отсчет.

Но никогда не начинайте обратного отсчета в семье, где в ответ на «ты» с другой стороны раздается «да, дорогая». Ну или «да, дорогой» — в зависимости от того, кто в этой семье мудрее, ответственнее и терпеливее.

Отчего-то совершенно не так между странами. Существует древний дипломатический обычай, называемый «принцип взаимности». Из которого следует, что ты просто обязан сделать противной стороне тоже самое, что она сделала тебе. Выслала дипломата — и ты выслал дипломата. Не выдала визу — и ты визу не выдал. А если ты в ответ на действия противной стороны ничего не сделал в ответ — то ты, во-первых, слабак, а во-вторых, противная сторона может даже обидеться.

Я не дипломат и мне трудно судить о том, необходим этот ритуал на самом деле или же нет. Но мне ближе принцип ледяного презрения. Уж если мы исходим из того, что семья строится на единстве интересов, а дипломатия — наоборот, на разности интересов, то соглашаться с действиями противной стороны, верно, не стоит. Но вот игнорировать их свысока, мне кажется, красивее.

Тем более, что они именно так с нами и делают. Вот возьмите ту самую пресловутую «химическую атаку» в сирийском городе Дума в 2018 году. О том, что все сообщения всяких «Белых касок» и сидящих в Лондоне «наблюдателей» о применении властями Сирии химического оружия не более, чем горячечные фантазии, я писал еще до той мифической «атаки» в статье «Две бочки хлора». Где просто риторически просил пояснить мне, в чем военный смысл применения двух бочек хлора для того, чтобы получить одиннадцать пострадавших.

Однако же по западной прессе прокатилось целое цунами публикаций, осуждающих зверства режима Башара Асада. После чего Россия привезла в ООН мальчика, который, по версии западной прессы и «Белых касок», был одним из пострадавших в той «химической атаке» (как вы помните — на самом деле просто постановке, куда против их воли были вовлечены случайные люди). Что ответила на это западная пресса? А ничего. Она промолчала.

Промолчала она и после того, как один из сотрудников ОЗХО рассказал о фальсификации доклада организации. Промолчала и после того, как сама ОЗХО исправила свой доклад о происшествии, которого не было, убрав из него упоминания о хлоре, которого не было.

И вот Россия снова представляет в ООН доклад, согласно которому опрошенные жители Думы не знают ни о какой атаке, а в больницы города не поступали больные с симптомами отравления химическими веществами.

Хотите, я расскажу вам, что будет дальше? Да вы и без меня знаете. Дальше не будет вообще ничего. Коллективный Запад проигнорирует этот доклад точно так же, как он проигнорировал всё, что было сказано раньше. Во-первых, массированный американский ракетный удар по Сирии в ответ на событие, которого не было, уже нанесен. И не извиняться же теперь перед Сирией. А во-вторых, все несчастные семьи начинают со взаимных упреков. А коллективный Запад хочет быть счастлив. И потому игнорирует любые упреки.

Руководитель Британского антидопингового агентства днями заявила, что не даст Всемирному антидопинговому агентству перепроверить пробы одного из британских спортсменов. И что позволит сделать это только в том случае, если появятся «достоверные доказательства» того, что пробы содержат запрещенные вещества. А что, так можно было? Конечно, так можно было. Именно так поступают в Норвегии, где продолжают делать лицо кирпичом и говорить, что таки да, норвежские спортсмены все поголовно нуждаются в лекарствах от астмы. И любые сомнения в этом будут проигнорированы.

Так зачем нам тогда этот «принцип взаимности»? Вернее, в чем состоит эта самая взаимность, если никакой взаимности нет? На каждый упрек коллективного Запада мы выкатываем свой упрек. «Ты» — «А ты». Вместо того, чтобы просто игнорировать все их упреки. С ледяным презрением игнорировать.

Конечно, вы скажете мне, что массированный ракетный удар нельзя игнорировать. А я вам на это отвечу, что как раз на массированный ракетный удар никто ничем не ответил. И в этом тоже есть определенная мудрость. Но если мы в чем-то уже научились игнорировать, то почему бы просто не распространить эту практику на все аспекты взаимоотношений между нами и теми, кто нас не любит? Лучше один раз сделать противоположной стороне больно, чем продолжать делать больно всю жизнь.

Продолжать же объясняться в надежде на то, что нас однажды полюбят, потому что как же нас не любить, раз мы такие классные — дело сомнительное. Нас не полюбят. Мы им не нужны и для них было бы хорошо, если бы нас вообще не было. Такие взаимоотношения безнадежны. И делать вид, что их можно поправить, как теперь говорят «неконструктивно».

Впрочем, повторюсь: я ничего не понимаю во всей этой дипломатии.

И, разумеется, не мое дело ставить под сомнение работу лучшего министра иностранных дел в мире.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

О дураках и дурах

Сила настоящей академической науки в том, что она может описывать одни и те же явления природы совершенно разными способами.

Вот, скажем, данные Росстата свидетельствуют о том, что в России резко упало количество разводов. За один год — на 12 процентов. И вот один из экспертов правительства объясняет, в чем дело. Оказывается, одной из причин снижения количества разводов в стране может быть снижение реальных доходов. Потому что вдвоем выживать легче, чем в одиночестве.

И с этим утверждением трудно спорить. Ведь когда еще писал Александр Сергеевич Пушкин: «Жили-были старик со своею старухою». Помните, сколько? Тридцать лет и три года. И всё у них было нормально. А как только поднялись на золотой рыбке, так старуха немедленно захотела быть владычицей, а старика просто выгнала.

То же самое мы можем наблюдать и с любыми другими богатыми людьми во всем мире. Как только разбогател бывший хипстер — так бросает прошедшую с ним весь сложный путь жену ради юной красавицы. Юная красавица же, как только совместно нажитое имущество станет достаточным для дележа, немедленно бросает стареющего миллиардера, отсудив себе процентов тридцать на беззаботную жизнь.

То есть, получается, что доход выше среднего действительно может быть фактором риска для сохранения ячейки общества. Но если так, то тогда получается, что основные стратегические задачи этого самого нашего с вами общества, а именно: повышение благосостояния населения, укрепление института семьи и улучшение демографической ситуации, вступают друг с другом в фундаментальное противоречие. Или укрепление института семьи — или благосостояние населения. Одно отменяет другое. И даже если в каких-то других странах это не так — не обращайте внимания. У нас же свой путь.

Дальнейший выбор стратегий, как водится, должен обуславливаться приоритетами. Что для нас важнее — выживание как нации, или же продолжение безудержного потребления нулевых? Или наоборот — повышение уровня реальных доходов как инструмента сохранения именно молодых семей?Потому что несмотря ни на какие падения, уровень разводов чудовищен: распадается 621 брак на тысячу только что заключенных. То есть, большая часть семей не переживает первых лет брака.

И это, конечно, сказкой о рыбаке и рыбке никоим образом не объясняется.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Всем нужны деньги а что такое деньги

Сытый голодного не разумеет, — гласит народная мудрость. Хотя на самом деле всё ровно наоборот. Сытый, в общем случае, тоже был когда-то голодным. А вот голодному понять, что там в голове у сытого, очень непросто. Ну вот куда бы вы сами потратили, например, миллиард? Лично я понятия не имею, на что.

Да и, честно говоря, многие сытые сами не понимают, что им с этими миллиардами делать. Американский сенатор Рэнд Пол, например, опубликовал интереснейший документ о том, куда тратило в уходящем году деньги его государство. 76 миллионов долларов, например, были потрачены на выплаты армии Сомали. Которой, честно говоря, вообще не существует. Американское посольство в Руанде потратило 250 тысяч на обучение хуту и тутси искусству лоббирования. 653 тысячи долларов ушло на производство телесериала на языке пушту для Афганистана, а 800 тысяч на, внимание, изучение сексуальной жизни перепелов под кокаином. Честное слово, я не выдумываю! 361 тысяча на изучение охоты на ослов и лошадей в древней Анатолии. 75 тысяч на изучение влияния воздушных потоков на ящериц. 50 тысяч на обучение женщин Индии видеоблоггингу. И почти 2 с половиной миллиона — на изучение дэйдриминга. Это когда человек на мгновение отвлекается от окружающего и погружается в сладостные мечты.

И вот пока американское государство подобным образом тратит деньги налогоплательщиков, сами налогоплательщики из числа сытых тратят их совершенно иначе. Звезда Голливуда Том Хэнкс на днях зашел в придорожное кафе перекусить и заодно оплатил счета всех посетителей этого кафе. Бывший муж Памелы Андерсон, музыкант Кид Рок встал рядом с кассой гипермаркета в Нэшвилле и стал оплачивать своей картой все покупки небогатых семей с детьми, которые они брали в кредит. Всего таких семей прошло мимо Кид Рока за день 350. Музыкант заплатил за них 81 тысячу долларов. В другом гипермаркете, уже в Калифорнии, модель Синди Кроуфорд с мужем оплатили все рождественские рассрочки, закрыв долги более чем сотни семей. Актер Тайлер Пэрри делал то же самое в Джорджии.

Конечно, глядя на всё это голодному очень трудно понять сытого, тратящего деньги на подобные вещи. И государство и звезды тратят деньги как-то, скажем так, необоснованно. Но до чего же они тратят по-разному!

И если кому-то из голодных ныне повезет, и они станут сытыми настолько же, насколько Том Хэнкс или Синди Кроуфорд — почему-то мне кажется, что они будут использовать именно их модель поведения.

А не ту, которую используют чиновники, тратящие не свои деньги.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Буква и дух

У закона бывают, как известно, буква и дух. И если по-поводу буквы всё, в общем, понятно, то по-поводу духа закона в юридическом сообществе ведутся бесконечные споры. Как понимать этот самый дух, на что его распространять, а главное — как объяснять это начальству? И не проще ли, ввиду возможных сложностей с начальством, забыть про этот дух, сосредоточившись только на букве?

В результате получается так. Жительница Сахалина родила пятерых детей. Четверых на Сахалине, а пятого — в Белоруссии, куда она поехала в гости к свекрови. Причем не специально поехала, чтобы родить в Белоруссии, а просто в гости. Роды внезапно случились задолго до срока. И вот эта мать-героиня, женщина, которыми и прирастает Россия, подала заявление выплату единовременного пособия многодетным семьям. И получила отказ, потому что в правилах выплаты этого пособия на Сахалине написано так, цитирую: «под многодетными семьями понимаются семьи, проживающие на территории Сахалинской области, воспитывающие четырех и более детей, включая усыновленных, каждый из которых рожден на территории Российской Федерации и проживает в семье». Понимаете? Даже не смотря на то, что тут написано «четыре и более», слова «каждый из которых» относятся ко всем детям. Буква закона строго соблюдена. А справедливости нет.

Ну или вот вам другой случай. В Саратовской области осудили мать-одиночку с двумя детьми, которая, получая пособие по безработице, несколько раз убралась в пиццерии, получив за это немного денег и, внимание, пищевые отходы. Причем полицейские знали об этом с самого начала подработок, но не остановили женщину. А вместо этого специально ждали, пока сумма ущерба государству — то есть, сумма полученного пособия по безработице — не достигнет семи тысяч рублей. Что позволило возбудить уголовное дело. Результат — 120 часов исправительных работ и никакой справедливости. Зато закон соблюден.

Причем ладно бы там чиновничьи правила и законы. Но ведь в этом стремлении следовать одной только букве доходит до полной нелепицы. Во Владимире состоялся семейный забег под названием «Кросс нации». Второй к финишу пришла семья, состоящая из матери и ее сына. Но организаторы отказались наградить их, потому что семья — это когда есть и мать и отец. А если отца в семье нет — то это и не семья никакая.

Когда я читаю про такие вот случаи, а это я вам всего за пару последних недель перечислил, я каждый раз думаю: а вот эти вот люди, которые в глаза отказывают другим людям в том, на что эти люди имеют полное человеческое право — они как потом себя чувствуют?

И что-то подсказывает мне, что никак.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Одиночество

«Если жизнь тебя обманет, Не печалься, не сердись! В день уныния смирись», — писал Александр Сергеевич Пушкин об одиночестве. С тех пор прошло почти двести лет, и современный человек смиряться не хочет. Бывший главный санитарный врач, а теперь депутат Государственной Думы говорит, что одинокие люди живут на 9 лет меньше, чем не одинокие. И вот уже другой депутат Государственной Думы предлагает создать государственную программу по борьбе с одиночеством.

«Сейчас из-за наличия огромного количества социальных сетей, общения в интернете, люди отвыкают общаться вживую, — говорит депутат, — Информационное пространство искажает нашу действительность, и необходимо вмешательство со стороны государства. Нужно создать государственную программу по борьбе с одиночеством».

Меры, предлагаемые депутатом для борьбы с одиночеством вроде бы очевидны. Во-первых, пропаганда семьи. Кинофильмы, сериалы, книги, передачи, рассказывающие, что семья — это здорово. Во-вторых, специальные меры поощрения для пар со стороны государства — гранты, путевки на море. Создание условий для знакомств. Например, клубов для создания семьи. Или даже, тут я уже фантазирую, специальной государственной службы интернет-знакомств. В которой обязаны быть зарегистрированы все одинокие граждане. Почему бы и нет? У нас же цифровое государство и инновационная экономика! Впрочем, кроме пряника нужен и кнут. Скажем, налог на одиноких. Как был налог на бездетных в СССР. Не способен создать семью — плати. А если разводишься — то обязан вернуть государству и гранты, и стоимость путевок на море.

Ну что же, всё это кажется верным. Но как быть с теми, кто выбирает одиночество сознательно? С теми, кто, как в другом стихотворении Пушкина «Вдали взыскательных невежд дни делит меж трудов и лени, воспоминаний и надежд»? Мы же не можем дискриминировать эту социальную группу только по критерию холостого образа жизни. В этом была бы откровенная социальная несправедливость.

Таким образом, перед нами встает проблема определения критериев оценки одиночества — вынужденное оно или же осознанное. А где есть критерий субъективной оценки — там всегда есть коррупционное поле. Тем более, что автор инициативы предлагает оценивать местные власти в том числе и по соотношению женатых и одиноких.

И я прямо вижу объявления: «Избавлю от одиночества». «Без одиночества за 10 минут без рекламы и SMS». «Уменьши свое одиночество». И не кажется ли вам, что во всем этом есть какая-то странность? Какая-то профанация?

Потому что одиночество или не-одиночество — это совершенно не наш с вами промысел. Рекламировать семью людям, которые и сами бы рады ее завести, но в силу обстоятельств у них не получается — это бессмысленно и даже жестоко.

А тем, кто не хочет ее заводить — рекламировать бесполезно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Нравственные основы

«Нравы портятся легче, чем исправляются», — говорил французский философ Вовенарг еще в восемнадцатом веке. Но, несмотря на все сложности исправления нравов, иногда этим все таки приходится заниматься. И вот Ассоциация родительских комитетов и сообществ предложила ввести в школьную программу обязательный предмет «Нравственные основы семейной жизни».

«Эта дисциплина будет учить нравственности и ответственности, — поясняет свое предложение глава Ассоциации Ольге Леткова, — Строить отношения с противоположным полом. Мальчикам будут рассказывать, как быть отцами, девочкам — матерями. Это то, что каждый родитель хочет дать своему ребёнку, но не каждый может».

Ну что же, желание представителей родительских комитетов понятно. Особенно из фразы «каждый родитель хочет, но не каждый может». Еще бы, когда же им смочь научить своего ребенка ответственности и нравственности, если они все время заняты в родительских комитетах.

Но каждый раз, когда возникает какое-то подобное предложение, одновременно с ним всегда возникает один и тот же вопрос. А именно: если это обязательный предмет, то кто в каждой отдельной взятой школе будет его преподавать?

Я не знаю, помнят ли представители родительских комитетов, но в восьмидесятые годы подобный предмет в школах уже преподавался. Он назывался «Этика и психология семейной жизни», и я довольно хорошо помню эти уроки, потому что это был самый нелепый предмет за все 10 лет моего школьного образования. Поскольку преподавать его было, разумеется, некому, то на предмет была брошена учительница биологии. Которая, в отсутствие учебных программ и методических разработок, каждую неделю на протяжении одного академического часа рассказывала нашему классу о том, как устроена этика и психология ее собственной семейной жизни. А поскольку у ее собственной семейной жизни, как мы быстро поняли, всё было как-то не очень, то преподавание этики и психологии больше напоминало исповедь перед невольными случайными слушателями. Не знаю, как мои одноклассники, а лично я тогда понял, что этика и психология моей будущей семейной жизни совершенно точно будет другой. И у меня получилось.

Что же будут делать современные дети, если представления их родителей о нравственности будут отличаться от преподаваемой нравственности — вопрос открытый. Наверное, чтобы не было никаких разночтений, надо бы сначала принять соответствующее законодательство, в котором изложить общую для всей страны концепцию нравственности.

А еще лучше вернуться из родительских комитетов к своим детям — и тогда, вот увидите, всё сразу наладится.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Кладбище домашних животных

В городе Мончегорск Мурманской области несколько многодетных семей получили под строительство жилья участки на кладбище для домашних животных, сообщает информационное агентство FlashNord.

Земля многодетным семьям выделяется на основании указа президента России Владимира Путина. В администрации Мончегорска агентству объяснили, что в городе уже почти не осталось свободных участков, поэтому для исполнения указа приходится выделять семьям имеющуюся землю, даже если она не самого высокого качества.

В администрации участки на кладбище домашних животных считают пригодными для жилья, отмечая, что на них достаточно провести рекультивацию земель. За чей счет и кем эта рекультивация будет проводиться, чиновники не уточнили.
Отсюда

Иной незнакомый с этим городом человек возмутится. Между тем Мончегорск — это такой поднебесный пиздец, что жить на кладбище там ничуть не хуже, чем жить не на кладбище.

Однажды к моему папе, царствие ему небесное, приезжал военный человек из Семипалатинска. И когда они проезжали Мончегорск, человек с удивлением спросил: а что, неужели у вас тут тоже проводят ядерные испытания? Прямо среди людей?

Папа ничего не ответил. Не рассказал военному, что люди в этой выжженной тундре, вообще-то, грибы собирают. А его сын, то есть я, однажды во время парусных соревнований перевернулся и нырнул в Монче-губу. Я до сих пор помню вкус той воды — кислый. Кислота. Серная кислота.

Не знаю, впрочем, как там сейчас.

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Какой восторг

Делали для Глеба генеалогическое дерево — в школу. Целиком не получилось, потому что надо было с картинками, а картинки есть не на всех далеко.

И все же степень нашей посконности и домотканности поразила даже меня.

Детей наших зовут Петр Максимович и Глеб Максимович.

Их родителей (то есть нас с женой) зовут Максим Витальевич и Екатерина Михайловна.

Моих родителей зовут Виталий Стефанович и Нелли Николаевна.

Родителей моей жены зовут Нина Ивановна и Михаил Васильевич.

Родителей Михаила Васильевича зовут Василий Васильевич и Клавдия Константиновна.

Родителей Нины Ивановны зовут Иван Николаевич и Акулина Никандровна (!)

Родителей Виталия Стефановича зовут Стефан Иванович и Ефимия Моисеевна. Это, конечно, интересный вопрос:

Дедушки и бабушки 3

Стефан Иванович Кононенко был откуда-то с Украины. Он пропал без вести под Старой Руссой зимой сорок второго, когда моему папе было три года. Поэтому никаких особенных подробностей о нем мы не знаем. Но вот звали его Стефан — такое польское или западенское имя. Хотя он был не западенец! Известно, что Кононенки были из-под Донецка.

Теперь Ефимия Моисеевна. Бабушка моя происходила из ортодоксальной староверской семьи. Я могу много чего интересного про эту семью рассказать (в том числе, как крестили меня, опуская в воды реки Сал), но сейчас важно одно — всех в этой семьи называли только по святцам. И никак иначе. И если уж выпало Моисей — то, значит, был Моисей.

Вот родители Ефимии Моисеевны — Моисей Епифанович и Лукерья Савельевна.

Дедушки и бабушки

Это тот самый мой прадед — донской казак, в существование которого не верит Прибыловский. Настоящий донской казак, прошедший три войны, после Великой Отечественной сдавший шашку и винтовку ментам и с тех пор содержавший пасеку во дворе. Я его помню — они с прабабушкой дожили почти до ста лет и умерли практически одновременно. Кстати, прабабушку взяли увозом в возрасте 16-ти лет. Несмотря на это, они прожили в согласии несколько десятилетий и родили то ли восемь, то ли девять детей. Разница между моей бабушкой Ефимией Моисеевной и младшей в их семье Татьяной Моисеевной была почти тридцать лет. Поэтому дети Татьяны Моисеевны — мои ровесники — приходятся мне дядьями, хотя играли мы в детстве как двоюродные братья. Жили они все (и живут до сих пор) в станице Константиновская, которая упоминается и в «Тихом Доне». Там таких старых казаков я видел немало — деды с бородами лопатой, в фуражках и штанах с лампасами ловили рыбу, медленно ходили по пыльным улицам или просто сидели на завалинках. С тех пор, как эти деды умерли, я не верю в существование нынешнего казачества. Потому что я видел, как выглядит настоящее.

Перейдем к маме. Родителей Нелли Николаевны (Нелли — просто модное имя было в то время) зовут Николай Кириллович и Анастасия Максимовна.

Дедушки и бабушки 2

Николай Кириллович был машинист. И отец его был машинист, и дед его был машинист. Машинистами были другие дети Анастасии Максимовны — братья моей мамы. На железной дороге работали все их семьи и все вообще вокруг. Это был огромный и старинный железнодорожный клан Вовченко, живший в городе Кропоткине, где находится станция Кавказская Северо-Кавказской железной дороги — некогда крупнейший железнодорожный узел прямо около Тихорецкой, где поезд поварачивал на море. В общем, на эту тему я тоже могу много рассказывать, потому что с этими бабушкой и дедушкой проводил практически каждое лето. И даже возил к бабушке знакомиться мою первую серьезную девушку.

Родителей Анастасии Максимовны (вы не поверите, но тоже с украинской фамилией Панасенко) звали Максим Кириллович и Евдокия Германовна. В честь Максима Кирилловича, кстати, назван и я.

Дедушки и бабушки 4

Дедушки и бабушки 7

А, давайте расскажу еще пару историй. Две семьи — со стороны папы и со стороны мамы — поразительно разной жизнью жили в СССР. Семья родителей моего папы получила полный комплект всего советско-военного ада. Он жили в Ростове-на-Дону, который оккупировали два раза. В первый же раз во дворе прямо на глазах у моего папы немцы расстреляли его бабушку и дедушку (родителей Стефана Кононенко). Папа этого, правда, не помнит, но бабушка рассказывала. Сам Стефан Кононенко, как я уже написал выше, пропал без вести в самое страшное время в самом страшном месте войны — вокруг Ленинграда. В конце семидесятых мы всей семьей ездили по новгородским лесам искать его фамилию на братских могилах. Это было удивительное совершенно путешествие по глухоманям, где в забытых богом и советской властью лесных хуторах жили люди с собственными автомобилями Урал, на которых мы ездили по болотам. И везде были могилы, могилы, могилы — сотни тысяч людей, и это только похороненные! В совершенно недоступных местах, в глухих лесах и топких болотах. Фамилию мы не нашли, но в одном из местных военкоматов, как-то связанных с той бумагой о пропаже без вести (я не помню деталей, мне было шесть лет) папе пообещали нанести имя деда на одну из могил. Какие-то родственники со стороны Ивановых попали в сталинские лагеря — у нас в семье (образцовопоказательной советской) об этом не рассказывали, но какой-то из детей деда Моисея и бабушки Луши отсидел, кажется, двадцать пять лет.

А со стороны семьи мамы всё было совершенно иначе. Кропоткин тоже был оккупирован, и в доме Вовченко (он, кстати, до сих пор существует и принадлежит теперь моему двоюродному брату. Этому дому больше ста лет), так вот, в этом доме поселился немецкий офицер с денщиком. Семью выгнали в летнюю кухню, где они и жили, готовя немцам еду. А продукты немцы давали сами, и вся семья питалась этими продуктами тоже. Это была бабушка с детьми, а дедушка Николай Кириллович в это время водил поезда. Эшелоны со всей этой вот военной фигней — это была его служба. И когда немцы приближались к Тихорецкой, советская авиация стала бомбить станцию. Чтобы немцам не достались ни пути, ни поезда. И разбомбила всё. Деду повредило руку. Он с помощником решили идти до Кавказской пешком. По дороге наткнулись на немецких мотоциклистов и дед, во избежание проблем, закопал свой партбилет. С теми немцами обошлось и дед с помощником вернулись домой. Офицеру сказали, что дед был на заработках. Где, кстати, и повредил руку. А на следующий день немцы стали собирать по дворам людей на работы. Дошли и до нашего двора, однако дед отказался идти (!), сославшись на пораненную руку. И что же сделали немецко-фашистские оккупанты? Они сказали — ну, раз так, то ок — и ушли. Опять пронесло.

После того, как Кропоткин освободили, дед пошел к коммунистам и рассказал про закопанный партбилет. Его немедленно исключили из партии. И?… и ничего. Дед продолжал работать. А после войны его в партии тихо восстановили.

И последняя такая история — в 52-м году у деда поезд сошел с рельсов. Из-за повреждения пути. Деда вызвали в Москву. Семья с ним попрощалась как в последний раз — 52-й год, страшный год. Однако в Москве деда выслушали, согласились с его словами и отпустили домой — дальше работать. Это было чистое чудо.

В Кропоткине есть переулок Узкий — это действительно очень узкий проход между улицами, шириной меньше метра. И когда бабушка там с коляской натолкнулась на встречного немецкого офицера во время оккупации — он ей помог разминуться и чем-то там даже с коляской помог. Бабушка оставалась довольна немцами до самой смерти. А единственная потеря от войны в семье мамы была от советской авиабомбы, упавшей прямо в наш двор. Бомба уничтожила старую яблоню и покосила одну из стен дома. Когда после смерти бабушки дом отдали моему двоюродному брату, он эту стену отремонтировал. Это было лет пятнадцать назад. А до тех пор стена так и стояла — немного кривая и с дырками от осколков той авиабомбы. Но никого из бывших в доме не поранило.

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Утренняя почта

Казалось бы, отличная вещь. У целой страны по трубам бежит горячая вода, которая подается в неограниченном количестве и стоит сущие копейки. Но если вы вдумаетесь, то поймете, что внедрение центрального отопления — это худшее, что случилось с Россией в XX веке, не считая, разумеется, войн, революций и репрессий. Центральное отопление — это цепь, на которую посажен русский народ. Это то, что не дает прорасти зачаткам гражданского общества и сводит на нет любые попытки цивилизованных преобразований. Объясню.

В основе всех западных достижений лежит протестантская этика, подразумевающая личную ответственность человека за все, что с ним происходит. Западный человек с детских лет приучен к тому простому факту, что он сам является причиной и решением большинства своих проблем. В школах у него стимулируют способность к самостоятельному мышлению, в колледже он сам бегает за профессорами, чтобы получить список литературы, в офисе он не ждет указаний по любому поводу, а сам решает, как и что делать в рамках отпущенных ему полномочий. И такое сознание определяет быт.

С самого детства западный человек встает перед необходимостью принимать множество мелких бытовых решений, которые напрямую влияют на его жизнь. Он решает, сколько комнат натопить, когда и с какой силой. Казалось бы — топи все, но ведь в гостевую комнату он заходит редко, так зачем тратить лишние деньги? Он решает, сколько времени провести в душе, потому что если он там задержится, то горячей воды не останется другим членам семьи. Можно, конечно, поставить нагревательный котел большего размера, но тогда будет уходить больше денег.

Эти логические цепочки, протянутые между бытовыми явлениями, формируют определенный тип сознания. Если угодно, они формируют гражданское общество. Я отапливаю комнату, думает европеец или американец, следовательно, плачу за отопление. Я плачу за отопление, следовательно, имею право требовать от управляющего домом честной работы, а в случае нечестной — добиваться его отставки. Если обобщить, у человека, который сам принимает решение по поводу того, как сильно ему нагревать свою спальню, вырабатывается ощущение, что все в этом мире зависит от него. Потому что ту же самую логику он применяет в отношении дворника, налоговой политики или нарушения гражданских свобод.

Русская парадигма принципиально иная. С детских лет за русским человеком бегают. В школе напоминают, что у него выходит тройка в четверти и надо бы ее исправить. В институте умоляют сдать зачет. На работе постоянно дергают и спрашивают, когда же он наконец доделает презентацию. А дома течет горячая вода, за которую он платит тысячу рублей в месяц и знать не знает, откуда она берется. И это, на мой взгляд, самое ужасное.

Горячая вода в неограниченном количестве приводит к тому, что тот, кто ею пользуется, начинает многое воспринимать как данность. Он воспринимает как данность наличие этой самой воды, продуктов в магазинах, нерасчищенную дорожку у дома, коррупцию, власть, свою собственную судьбу. Моясь в душе и не задумываясь в отличие от европейца над тем, во что это ему обойдется, русский человек не задумается и над тем, почему плохо работает судебная система, по какой причине в России не строят дорог и что лично он может сделать, чтобы изменить ситуацию. Все старания Владислава Юрьевича Суркова, который был призван создавать у граждан ощущение, что все решено за них, не стоят одного отопительного сезона.

В связи с этим мне вспоминается такая история. В 1990-е, когда граждане вновь образованной России начали более-менее массово выезжать за рубеж, коллега моего отца рассказывал о быте одной американской семьи, в которой ему довелось побывать. Типичная семья — отец, мать, двое детей. И так у них было заведено, что по утрам, когда все ходят в туалет, воду в унитазе спускает только один человек — тот, кто заходит последним.

Эта история преподносилась как анекдот и приглашение посмеяться над американцами. Собственно, я и смеялся, однако теперь, задним числом, понимаю, что такой туалетный уклад — пример высокого гражданского самосознания. Члены этой семьи сообразовывали свои потребности со своими возможностями и понимали, что потратят больше денег, если несколько раз спустят воду в унитазе. Как понимали они и то, что ими будет управлять тот президент, которого они выберут. Такой президент, которому до их сортира не будет ни малейшего дела. И который уж точно не будет никого в нем мочить.
Отсюда

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.