Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Минтранс разрешил

Мир вокруг нас стремительно изменяется. И чем быстрее происходят эти изменения — тем больше надо вносить изменений в самые разнообразные правила, регламенты, инструкции и законы. А самые главные правила современного мира — это, разумеется, правила дорожного движения. Потому что люди всё больше и больше передвигаются не на автомобилях. А автомобили всё больше и больше учатся передвигаться без людей.

Вот и теперь министерство транспорта подготовило новый набор поправок к правилам. Там много приятных послаблений: например, теперь можно тонировать все стекла, кроме лобового, а также отменяется странное требование соответствия государственному стандарту не только аптечки и огнетушителя, но даже и знака аварийной остановки. Теперь всё это может быть какое угодно.

Но самые интересные изменения касаются использования так называемых средств индивидуальной мобильности. То есть — тех самых электроскутеров, гироколес и сигвеев. И даже — внимание — скейтбордов и роликовых коньков. Там много всяких условий для передвижения по тротуарам и проезжей части, но самое интересное — это запрет на езду в состоянии алкогольного опьянения. Требования к этому состоянию, надо полагать, будут те же самые, что и сейчас содержатся в Кодексе об административных правонарушениях. Поскольку его никто менять пока не собирается.

И вот здесь сразу же возникает вопрос о правоприменительной практике. Ну то есть едете вы после пары пива, допустим, на роликовых коньках. А тут вдруг инспектор ДПС указывает вам жезлом остановиться. И устанавливает факт вашего алкогольного опьянения. После чего суд должен лишить вас прав управления транспортным средством. Из чего следует, что для езды на роликовых коньках теперь нужны будут права. А для их получения надо будет сдавать соответствующий экзамен.

Нет, лично я-то не против. Я бы давно загнал всех этих людей на досках, роликах и велосипедах куда-нибудь в огороженные заборами резервации. Потому что совершенно невозможно стало перемещаться по тротуарам.

Впрочем, сами инспекторы нововведения не поддерживают. В Госавтоинспекции считают, что средства индивидуальной мобильности, использующие исключительно мускульную силу человека, должны быть приравнены к пешеходам. То есть, велосипедисты так и будут продолжать сбивать людей на тротуарах, совершенно игнорируя предназначенные для них велодорожки.

И что-то подсказывает мне, что с тонировкой у Госавтоинспекции тоже не очень прокатит.

Ну что же, будем довольствоваться хотя бы аптечкой. И знаком аварийной остановки в виде традиционной для нашей страны старой канистры.

Теперь будет можно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Гайка

В одна тысяча восемьсот восемьдесят пятом году, Антон Павлович Чехов написал один из самых известных своих рассказов — «Злоумышленник». Текст объемом в пару страниц насколько возможно показывает нам всю глубину исторической пропасти между двумя фундаментально разными слоями русских людей. Теми, кто принимает решения и отвечает за эти решения. И теми, кто ни за что не отвечает вообще.

Напомню тем, кто ничего не читает. Государство в лице судебного следователя допрашивает народ в лице тощего мужичонки. Мужичонка был пойман за откручиваем гайки, крепящей рельсы к шпалам на железной дороге. На вопрос следователя — зачем? — мужичонка отвечает, что для грузила. Рыбу ловить. И тяжелая, и дыра есть. А когда следователь интересует, не знает ли злоумышленник, что в результате откручивания гаек поезд может сойти с рельсов, мужичонка отвечает: «Это мы понимаем… Мы ведь не все отвинчиваем… оставляем… Не без ума делаем… Уж сколько лет всей деревней гайки отвинчиваем и хранил господь.»

Когда следователь арестовывает мужичонку за вредительство, тот так и не понимает, в чем дело. Ведь без грузила из гайки не получится ловить рыбу. И в чем же тогда преступление?

Прошло сто тридцать лет. И вот 8 августа 2015 года на участке перегона Рузаевка-Пензенский парк в Мордовии с рельсов сходят четыре вагона пассажирского поезда Екатеринбург-Адлер. Чудом никто серьезно не пострадал. На место происшествия приезжают следователи Приволжского следственного управления на транспорте и обнаруживают, цитирую: «вмешательство посторонних лиц в работу железнодорожного транспорта». А именно — двадцать девять раскрученных узлов крепления рельсов к шпалам. Подряд. Тридцать метров рельсов лежали на шпалах просто так, без крепления.

Вот честное слово — мне бы здесь сказать про незыблемость и дыхание вечности. Мол, до сих пор в Мордовии рыбу ловят на железнодорожные гайки. Тяжелые и дыра есть. Ну прям как у Чехова.

Здесь бы сказать, что если за сто тридцать лет, несмотря на атомную энергию, космические полеты и интернет, уклад жизни не изменился — то он вообще никогда не изменится, а это прекрасно, поскольку надежно.

Но у меня не получается всего этого говорить, потому что я хорошо помню Чехова. И те слова, которые я привел вам выше: «Мы ведь не все отвинчиваем… оставляем… Не без ума делаем… и хранил Господь.»

Хранил Господь, а теперь перестал. Потому что теперь, увы, без ума делают. Все подряд отвинчивают. Не оставляют.

А это значит, что мы не просто не бежим не пойми куда вместе со всеми. И не просто стоим скалой посреди моря суеты и греха.
Нет, мы медленно, но уверенно, движемся назад.

Туда, где еще не было понимания, что нельзя отвинчивать всё.

Туда, где еще вообще не было железных дорог.

И от этого, честно говоря, несколько не по себе.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Эти глаза не сморгнут

Великая русская литература — это стихия. А наиважнейшим свойством любой стихии является ее принципиальная неуправляемость и неподвластность. Она — сама по себе и ничья.

Вот, казалось бы, сколько сил потратила русская либеральная интеллигенция на защиту тезиса о том, что в романе Владимира Сорокина «День опричника» описано ближайшее будущее. Но — не получается. Восемь лет роману уже, а связать с настоящим удается только редкие предложения. И ведь это не потому, что роман плохой, нет! Это потому, что он сам выберет — что и когда он описывал.

Как выбрала это на днях великая поэма Венедикта Ерофеева «Москва-Петушки». Помните знаменитую главу «Серп и Молот — Карачарово»? Цитирую ее целиком: «И немедленно выпил».

И вот газета «Московский комсомолец» сообщает, что 8 августа, около 13 часов дня, на перегоне «Серп и Молот — Карачарова» из тамбура электрички, следовавшей из Москвы в Петушки, немедленно выпив, выпал пассажир.

Как сообщает свидетельница, он стоял в тамбуре и пил пиво, придерживая ногой открытую дверь поезда. В какой-то момент он решил сесть, неловко повернулся и выпал. А пиво осталось.

«Как он легко вывалился», — сказал, по словам свидетельницы, один пассажир. «Ну, хоть пиво оставил» — заметил другой. И после этого произошло то, что я и называю стихией русской литературы.

Другие пассажиры в тамбуре взяли оставшееся от выпавшего пива и, внимание, допили его. После чего один из них схватил оставленный выпавшим шуруповерт и убежал с ним в другие вагоны электрички.

Второе десятилетие двадцать первого века. Центр Москвы, пять минут от Курского вокзала. Венедикт Васильевич Ерофеев не дожил до этого дня. Он так и не узнал, что его трагическая жизнь была не зря, и что его энциклопедия русской жизни ничуть не уступает Пушкинской по достоверности. И сколько русская интеллигенция не пыталась объявить поэму «Москва-Петушки» последней вспышкой русского национального самосознания, поэма сама выбрала для себя, вспышкой чего она станет.

Помните, как писал Веничка про глаза своего народа: «В дни сомнений, во дни тягостных раздумий, в годину любых испытаний и бедствий эти глаза не сморгнут. Им все божья роса…»

Интеллигенции казалось, что это — сарказм.

Поэма же посмеялась над интеллигенцией.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Глухомань обетованная

Да, говорила я вам, что эта железная дорога Talyllyn Railway в этой сноудонской глухомани была открыта в 1866 году? Через пять лет после того, как в России крепостное право отменили.
Божена Рынска

Уж не знаю, как ей и сказать (камменты-то для френдов только), что первая железная дорога в России была открыта в 1837-м году.

А с 1851 года поезда ходили уже между Москвой и Санкт-Петербургом. И что Ленинградский вокзал Москвы (тот самый, с которого она сейчас на “Сапсане” периодически ездит) построен в 1855-м.

Страшно подумать, как она может отреагировать.

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.