Category: экология

Category was added automatically. Read all entries about "экология".

Инвестиции в будущее

Шведская экологическая активистка Грета Тунберг отправилась из Европы в Соединенные Штаты Америки на парусной яхте. Для того, чтобы не оставлять углеродного следа. Компания Google решила не просто не оставлять углеродного следа. Но и компенсировать свой углеродный след, оставленный ею ранее. С самого первого дня ее основания.

В 2007 году Google объявила о том, что больше не выбрасывает углерод в атмосферу. Еще 13 лет понадобилось для того, чтобы компенсировать выброшенное раньше. И вот, наконец, случилось — генеральный директор компании объявил, что отныне Google ничего не должен нашей планете. Он с ней рассчитался.

Если кто не понимает важности заявленного, то я вам поясню. Представьте себе огромное помещение площадью в десять тысяч квадратных метров. Всё уставленное компьютерами. Которые греются. И потребляют чудовищное количестве электроэнергии. И таких вот дата-центров по всему миру десятки. Суммарной мощностью в сотни мегаватт. Google утверждает, что вся эта электроэнергия вырабатывается безуглеродным способом. То есть с помощью ветра, солнца, атомной или гидро-энергии. Но мы точно знаем, что у Google нет атомных электростанций. А там, где находятся их дата-центры, вовсе не обязательно есть ветряные, солнечные или гидроэлектростанции. Так как же у Google получилось запитать все свои дата-центры безуглеродной электроэнергией?

Очень просто — они купили эту электроэнергию. Ну, то есть просто заплатили за нее. За тысячу мегаватт. А сами продолжали работать на той, которая есть.

Надеюсь, вы уже начали понимать, как Google компенсировал углеродные выбросы, сделанные до того, как они купили много чистой электроэнергии. Цитирую прямо из поста гендиректора, внимание: «за счёт закупки высококачественных углеродных зачётов». Понимаете?

То возможное количество углеродных выбросов, которое было бы безопасно для экологии, однажды разделили на все страны мира. Но в каких-то странах больше промышленности, в каких-то меньше. И те, в которых меньше, продают свои квоты на выбросы тем, в которых промышленности больше. Это и называется «углеродный зачет». Ну то есть для того, чтобы быть самой экологической компанией на планете, тебе надо просто заплатить много денег.

А Грета Тунберг не знала.

Впрочем, может и знала. Ведь экипаж ее парусной яхты потом отправился назад в Европу на самолете. Оставляющем такой углеродный след, что мало не покажется.

А на замену ему из Европы в США вылетел другой экипаж.

Тоже на самолете.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Фактор

Человек разумный во многом уступает неразумным животным. Человек ленив, изнежен и не способен спать стоя. Не говоря уже о том, чтобы спать вниз головой или в воде.

Но зато человек отличается от животных своим оптимизмом. Любое животное всегда исходит из того, что всё будет плохо. И, исходя из этого, животное готово принять эти трудности.

Человек же наоборот: во всем склонен видеть хорошее. И это всегда придает ему сил. В результате чего, парадоксальным образом, человек без всякой подготовки способен преодолеть ситуацию, к которое животное постоянно готово и которой боится.

Да вот вам последний пример. Американское космическое агентство NASA сообщает, что его спутники зафиксировали поразительное по масштабам улучшение экологической обстановки. На довольно большой территории количество выбросов в атмосферу снизилось сразу на тридцать процентов.

«Мы впервые наблюдаем такое сильное снижение выбросов в атмосферу на столь большой территории из-за всего одного фактора», — говорят в NASA. И, я полагаю, вы уже догадались, что это за территория и что это за один фактор.
Разумеется, это центральные и восточные районы Китая. А фактор — это тот самый коронавирус, из-за которого были остановлены множество промышленных предприятий.

Ну что же. В романе американского писателя Дэна Брауна «Инферно» рассказывается о некоем безумном профессоре, который, будучи озабочен перенаселением нашей планеты, разрабатывает и выпускает в природу вирус. Который случайным образом лишает треть человечества способности размножаться.

Этот довольно расхожий в фантастической литературе сюжет, подкрепленный неиллюзорными данными NASA, теперь вполне может укорениться в каком-нибудь оптимистически настроенном сознании. Которое, будучи подготовленным мессиями вроде Греты Тунберг, вполне может пожертвовать собой для распространения заболевания, реальная опасность которого для жизни не больше, чем у сезонного гриппа. Но зато его медийная мощь и влияние на умы таковы, что вполне можно улучшить экологическую ситуацию на гораздо бОльших территориях, чем центральный и восточный Китай.

Только, пожалуйста, не говорите потом, что это я подсказал.

Это сама жизнь подсказывает.

А также природные отличия людей от животных.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Future For Future

До выхода в 1993 году кинокарины «День сурка», о существовании странного ритуала гадания на весну знали только те, кто его практиковал. Фильм же сделал знаменитым на весь мир не только самого сурка Фила, но и забытый богом городок Панксатони с населением меньше шести тысяч человек. В Панксатони устремились туристы и городские власти довольно скоро зарегистрировали все права на использование образа сурка Фила. С тех пор город, последнее промышленное предприятие в котором закрылось еще в середине прошлого века, живет за счет грызуна-предсказателя.

Подобным же путем решила пойти знаменитая экологическая активистка Грета Тунберг. Которая объявила в своем инстаграме, что собирается зарегистрировать свое имя в качестве товарного знака. «Мое имя и движение #FridaysForFuture постоянно используются в коммерческих целях без какого-либо согласия, — написала шведская девочка, — Это происходит, например, в маркетинге, продаже продуктов и сборе денег людьми от моего имени и от имени движения».

Ну что же, решение Греты разумно. Как говорится: сначала ты работаешь на имя, а потом имя работает на тебя. Проблема только в том, что в отличие от фильма «День сурка», время, в котором мы живем, не повторяется, а идет дальше. И если сейчас Грета Тунберг — это всем известная шведская девочка, то через десять лет она уже не будет никакой девочкой. И с образом возникнет проблема.

Впрочем, и эта проблема решаема. Причем даже не так, как с сурком Филом, который, по утверждению жителей Панксатони, за счет специального эликсира живет уже больше 130 лет. Мы подмигиваем, конечно, но всё понимаем. Но вот теперь международная Организация по борьбе за права животных PETA предлагает перестать мучать сурка, доставая его из норы каждое 2 февраля. А заодно и решить проблему с его возрастом. Причем решить очень просто: заменить животное роботом. Который бы предсказывал погоду с помощью искусственного интеллекта, пользуясь большим объемом метеоданных. Кстати, и внимание туристов к обновленному Дню сурка наверняка возрастет.

Не знаю, как вы, а я снимаю шляпу перед изяществом такого решения. Ведь представьте себе, как удобно заменить роботом Грету Тунберг! Робот не оставляет углеродного следа. Робот не взрослеет и всегда будет оставаться всё той же девочкой с косичками, к которой мы все так привыкли. Робот не устает и сможет посещать значительно больше экологических мероприятий. И внимания робот будет привлекать значительно больше.

А самое главное: его можно выключить.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Температура

Уж сколько раз я говорил вам об относительности всего сущего. Абсолютные цифры могут не производить на неподготовленного слушателя решительно никакого впечатления. Ну что такое, например, повышение средней температуры Земли на два градуса? Смешно говорить!

Но вот когда вырисовывается какой-нибудь относительный процесс, становится куда интереснее. Американские ученые опубликовали сенсационное исследование, из которого следует, что за последние 150 лет средняя температура человеческого тела снизилась почти на полградуса. Проанализировав почти семьсот тысяч документированных измерений температуры, ученые выяснили, что во времена Гражданской войны в США нормальная температура человеческого тела составляла, внимание, 37 градусов. А сейчас, как известно, 36 и 6 десятых. Больше того — температура продолжает снижаться со скоростью в 2 сотых градуса каждые 10 лет. Причем у мужчин быстрее, чем у женщин.

Понимаете? Важны не абсолютные цифры, важны тенденции. Планета нагревается, а человек холодеет. И если у нас с вами полно борцов с глобальным потеплением, то борцов с охлаждением человеческого организма пока совершенно не наблюдается. На первый взгляд. А на второй взгляд становится понятно, что они не только есть, но и вполне могут посоперничать с Гретой Тунберг и Альбертом Гором.

Дело в том, что температура человека снижается из-за того, что падает количество инфекционных заболеваний. И, как следствие — количество избыточных воспалений в результате действия патогенных микроорганизмов. Таков вывод ученых, а мы с вами сделаем другой вывод: всемирный крестовый поход против прививок, оказывается, не просто так! А имеет своей необъявленной целью повышение средней температуры человеческого организма до исторически обоснованных значений.

Но вот в чем проблема: если движение против глобального потепления уважаемо на государственных уровнях, то движение против прививок — наоборот. А это неизбежно порождает конфликт, по сравнению с которым борьба остроконечников и тупоконечников покажется детскими выдумками.

Главное, впрочем, чтобы до рукоприкладства не доходило.

Ну, как у веганов с французскими ресторанами.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Грета и Пустота

Природа не терпит пустоты, — говорил Аристотель. В природе обязательно всё уравновешивается. И все те процессы, которые мы в последние пару десятилетий наблюдаем вокруг озабоченности человечества экологическими проблемами, служат ярким подтверждением основополагающего тезиса древнегреческого философа.

О том, что для получения экологически чистой электроэнергии надо сжигать углеводородное топливо лишний раз повторять давно уже неприлично. То, что гидроэлектростанции приводят к нарушению гидрологического режима крупнейших рек тоже давно уже общее место. Вода не течет, рыба не мигрирует, реки мелеют. Про атомную энергетику не будем даже и говорить. Если бы даже не было Три-Майл-Айленда, Чернобыля и Фукусимы, сама по себе добыча урановой руды процесс весьма далекий от любых стандартов экологичности.

С солнечной энергией тоже всё не в порядке. Производство солнечных батарей чрезвычайно токсичный процесс, а ведь их потом еще надо будет утилизировать. Ветряные генераторы создают тень, шум и вибрацию, мешают птицам и портят прекрасные виды. А самое главное — и солнечные, и ветряные электростанции требуют аккумуляции электроэнергии, потому что их работа непостоянна. А хранение электроэнергии — процесс до сих пор крайне неэффективный и тоже токсичный.

И вот вам очередной прецедент: представляющие 14 семей из республики Конго адвокаты подали коллективный иск к компаниям Apple, Google, Tesla, Dell и Microsoft. Потому что их дети, добывавшие кобальт для производства литий-ионных аккумуляторов, пострадали. А транснациональные корпорации якобы знали, что на кобальтовых шахтах в Конго используется детский труд.

Конечно, подоплека любого подобного иска понятна — IT-гигантам проще заплатить жадным американским лойерам многомиллионные отступные, чем вступать в неприятный судебный процесс. Но интернет уже полнится мемами с одной шведской девочкий, требующей переходить на электроэнергию, и конголезским мальчиком, который отвечает: Грета, я добываю кобальт так быстро, как умею. Потому что природа не терпит пустоты. И на каждую шведскую девочку, которую катают на яхте, есть мальчик из Конго, который работает в шахте.

А в результате совместного действия всех этих сил получается что? Правильно — та самая пустота, которую не терпит природа. Согласно классическому произведению Ивана Крылова про лебедя, рака и щуку.

А раз природа пустоты не терпит — то, значит, она эту пустоту обязательно чем-то заполнит.

Правда мы с вами, то есть — человечество — об этом, вполне вероятно, уже не узнаем.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Пока горячо

Принято считать, что великие вопросы: «кто виноват?» и «что делать?» — это только наше национальное достояние. Увы, как и многое прочее в этом мире мы всего лишь часть его. Неотъемлемая, но не единственная. И подобные вопросы задают себе во всех странах мира. Впрочем, если ответ на вопрос «кто виноват?» в странах, скажем, Европы, в общем-то очевиден: то есть, виноваты мы, русские, то вот по вопросу «что делать?» ведутся дискуссии. Санкции против России не очень работают, поэтому в этот раз решили бороться с парниковыми газами. На грядущем саммите Евросоюза в Брюсселе лидеры свободного мира выступят с совместным заявлением о намерении сократить выбросы парниковых газов к 2050-му году, внимание, до нуля. И знаете как? Путем увеличения инвестиций в так называемую «зеленую экономику».

Зеленая экономика — это возобновляемые источники энергии, солнце, ветер, вот это всё. Германия уже инвестировала в эти технологии 300, внимание, миллиардов евро. И знаете, каков результат? Сейчас эта страна выделяет на треть больше углекислого газа на единицу потраченной энергии, чем Россия. И знаете, почему? Да потому что закон сохранения энергии неумолим. И если ты вырабатываешь электроэнергию для экологичного транспорта путем сжигания углеводородов, пусть даже и возобновляемых — то на конвертацию этой энергии из одного вида в другой тоже уходит энергия. А если сжигать бензин прямо в двигателе — то выбросов меньше. А атомные электростанции нельзя, потому что вдруг повторится Чернобыль. А гидроэлектростанции нельзя, потому что рекам от них становится плохо. И остается что? Сжигать русский газ. Ну то есть опять понятно, кто виноват.

В общем, понимания, что же делать, не прибавляется. В этих условиях, когда верхи не могут, низы сами решают, что делать. Вот, например, немецкая студентка Анна-Мария Мангай знает, что делать. Она взяла да и перестала ходить на занятия в университет. А вместо этого стала стоять в Берлине с пикетами в защиту климата. Ничего не напоминает? Правильно, Грету Тунберг. Которая на этом своем прогуливании школы с пикетами бесплатно прокатилась на яхте через Атлантику туда и обратно, да еще и познакомилась с голливудским суперзвездами, включая Леонардо Ди Каприо. И чем Анна-Мария Мангай хуже? Вот, про нее уже пишет немецкая пресса. А я рассказываю о ней на русской федеральной радиостанции.

Потому что глобальное потепление надо ковать, пока оно горячо.

А когда оно вдруг закончится, а ты не вписался — то будет, конечно, обидно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Слово Грета

Несмотря на полное отсутствие снега и плюсовые температуры, календарь неумолим. На дворе ноябрь, а это значит, что торговля предлагает готовиться к Новому году. А где Новый год — там и итоги. Разосланы налоговые декларации. Присуждена Гонкуровская премия. А составители толкового словаря английского языка Collins назвали очередное слово года. И в этом году таким словом стало словосочетание climate strike. Та самая климатическая забастовка, которую объявила шведская школьница Грета Тунберг, переставшая ходить в школу по пятницам из-за угрозы глобального потепления.

Слово года определяется чисто арифметически — по количеству его употребления в медиа. И, конечно, про климатическую забастовку в этом году писали в огромном количестве. Хотя и писали не собственно про забастовку, что а про саму Грету Тунберг, которая стала самой популярной в мире девочкой. Потому что миру всегда нужна одна самая популярная девочка.

Но в следующем году Грету Тунберг на этом пьедестале сменит какая-нибудь другая девочка, а про климатическую забастовку все позабудут. А вот попавшее в шортлист словаря Collins слово deepfake, хоть и уступило в этом году названию изобретения Греты, в следующем году обязательно напомнит о себе. Точно так же, как это было в победившим в 2017 году словосочетаанием fake news. И как не случилось с выигравшим в 2018 году термином singleuse, поскольку всплеск его популярности объяснялся исключительно обсуждением принятых в Евросоюзе ограничений на использование всего одноразового.

Deepfake — термин, обозначающий замену лиц в видеороликах. Технологию, именно в этом году достигшую опасного совершенства. И которая, разумеется, будет использоваться всё шире и шире и последствий распространения которой человечество себе пока еще даже не представляет. А вот продолжатся ли климатические забастовки Греты Тунберг и ее юных последователей, такие же прогульщиков, как и она — это еще бабушка надвое сказала.

Впрочем, обсуждать результаты любой премии — дело пустое, поскольку любая премия есть лотерея. Слово года от словаря Collins названо.

Подождем, чем ответят Оксфорд и Merriam-Webster.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Окно Овертона

Я специально назвал колонку именно так, чтобы, во-первых, предвосхитить возможные комментарии, а во-вторых, чтобы уже не возвращаться к вопросу. Окно Овертона, наряду с бритвой Оккама — это Рокфеллер и Ротшильд современного диванного дискурса. Понятия, захватанные, засаленные и замыленные до такой степени, что как только видишь их употребление — так хочется сразу же всякое обсуждение прекратить. Ибо не о чем.

Потому что в истории с шведским профессором, который предложил есть людей для того, чтобы прокормить человечество, самое интересное вовсе не в широте рамок дискуссии. Никаких рамок в научно-естественных дискуссиях быть не может. И если бы такие рамки существовали, то у человечества не было бы ядерного оружия. Правда, быть может, кому-то кажется, что это было бы хорошо. Ну ок.

Ладно, добавим контекста. Итак, профессор Стокгольмской высшей школы экономики Магнус Содерлунд, выступая на шведском телевидении в качестве приглашенного эксперта по вопросу о «еде будущего», заявил, что употребление человеческого мяса в пищу поможет бороться с последствиями глобальных изменений климата. Потому что коровы и свиньи производят слишком много метана, а на корм для них требуется слишком много земли и воды. Ну а дальше сами знаете. Нет, профессор вовсе не призывает есть живых людей, упаси боже! Но вот уже умерших — почему бы и нет? Тем более, что для их захоронения, опять же, требуется слишком много земли.

На вопрос: а вы сами, профессор, людей поедать будете? — Профессор ответил, что открыт к предложениям.

И пока по вопросу не высказалась соотечественница профессора Грета Тунберг (а ведь кто-нибудь из журналистов обязательно должен спросить ее, что она по этому поводу думает), давайте попробуем абстрагироваться от рамок дискуссий, от самих дискуссии, от шведской культурной модели как таковой и обратимся к нашим плебейским источникам. Например, к Википедии.

Итак, в Википедии сказано, что нашей с вами планете четыре с половиной миллиарда лет. Жизнь на этой планете существует чуть меньше, но тоже больше четырех миллиардов лет. По различным оценкам, условия для существования живых существ (не обязательно людей) будут сохраняться на Земле еще от полумиллиарда до двух с лишним миллиардов лет. Запомните этот порядок — мы говорим о временных интервалах с девятью нулями в конце.

Теперь человек. Homo sapiens как вид существует всего 200 тысяч лет. Современный человек — меньше 50 тысяч лет. Документированная история человечества (та, о которой мы можем судить по источникам) — это около 8 тысяч лет. Ну а собственно антропогенное влияние на природу оказывается лет этак двести. Из четырех с половиной миллиардов. Я бы, конечно, поделил число с девятью нулями на число с двумя нулями, да даже и на число с четырьмя нулями. Но вы же понимаете, что в результате нулей всё равно останется столько, что говорить о влиянии человечества на планету просто смешно. Эта планета существовала миллиарды лет до нас и будет существовать миллиарды лет после нас. А о нас даже не вспомнит буквально через сто лет после того, как мы исчезнем.

Теперь о глобальном потеплении. Вот фрагмент из предисловия к книге К.С.Бадигина «Три зимовки во льдах Арктики», изданной, внимание, в 1950 году:

«Начиная с 1920 года, в Арктике наблюдается интереснейшее явление — ее потепление. Это потепление не протекает постепенно. Годы более холодные сменяются более теплыми, более ледовитые навигации — менее ледовитыми. Но, в общем, Арктика становится все теплее и теплее.

Прежде всего, замечено уменьшение размеров ледников. Это уменьшение за последние годы в Арктике является повсеместным. На Земле Франца-Иосифа некоторые «острова» рас таяли, а другие как бы раскололись надвое между ними открылись новые проливы, тогда как раньше эти острова были соединены ледяными перешейками. В море Лаптевых некоторые острова, почти сплошь состоящие из ископаемого льда, сейчас резко уменьшаются в своих размерах.

Замечательно, что повышение температуры воздуха наблюдается за последние годы не только в Арктике, но и в районах, достаточно от нее отдаленных. Москвичи настолько привыкли к затяжной осени и теплым зимам, что уже считают это явление как бы нормальным. Сравнения показывают, что наши реки замерзают позже и вскрываются раньше.

Доказано согревающее влияние, оказываемое атлантическими водами на климат Арктики и Европы. Регулярные наблюдения показывают, что под каждым квадратным сантиметром поверхности атлантических вод, поступающих в Баренцево и Гренландское моря, сейчас как бы «спрятано» на 15 килограмм-калорий тепла больше, чем это было в начале текущего столетия. Это тепло и сейчас еще продолжает накапливаться, уменьшая ледовитость наших морей и смягчая зимние температуры воздуха».

Еще раз — это написано в 1950 году. А данные о потеплении начали накапливаться еще во время первых ледовых дрейфов, в 20-30 годы. Когда антропогенное влияние на природу было несравненно меньшим, нежели теперь.

То есть, всё идет как идет. Планета живет по своим законам и правилам, и человечество тут совершенно ни причем. Но человечество выдумало себе борьбу за планету (у которой всё хорощо) и готово ради этой борьбы буквально на всё. Нет, я-то современно не против, если шведы будут есть трупы собственных родственников. И совершенно не против того, чтобы американцы следовали призыву своей Церкви эвтаназии: «Save the Planet, Kill Yourself». Нам, как говорится, больше достанется.

Потому что мы-то, конечно, участвовать во всех этих дискуссиях не собираемся.

Потому что нам от глобального потепления только лучше.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Субтропическое господство

В 1993 году несколько политических романтиков создали партию «Субтропическая Россия», ставившую своей основной программной целью повышение температуры окружающей среды до 20 градусов. И установление субтропического климата на всей территории Российской Федерации. Многие наблюдатели смеялись над партией, считая ее не более чем политической шуткой. А вот и напрасно. Всё тайное однажды становится явным. И спустя 26 лет мы, наконец, начинаем догадываться, что именно создатели «Субтропической России» имели в виду.

В серьезном американском аналитическом журнале The National Interest опубликована статья под названием: «Изменение климата: ключ к мировому доминированию Кремля». Согласно статье, уже к 2050 году 150 миллионов человек в Европе, Северной Америке и Юго-Восточной Азии вынуждены будут покинуть места своего проживания. Потому что их просто затопит. В России же большинство городов находятся далеко от побережья. И поэтому Россия спасется.

Таяние же приполярных льдов приведет к тому, что России станет проще добывать природные ресурсы Арктики. А прохождение северного морской пути значительно ускорится, что даст нам неоспоримые экономические преимущества. Ну и в конце концов мы станем сельскохозяйственной сверхдержавой, поскольку ледяные тундры превратятся в плодородные земли.

Ну что же, теперь многое становится понятным. Все эти санкции. Все эти заявления американцев и англичан о том, что Россию надо остановить. Истерический выход Дональда Трампа из Парижского соглашения по климату. Какое там соглашение, если процесс глобального потепления и таяния льдов уже не остановить! Да вот только что опубликованы результаты статистики сразу трех американских организаций, согласно которым последние четыре года стали самыми жаркими за все 100 лет метеорологических наблюдений. И, наряду с Новой Зеландией, наиболее рекордные показатели потепления были зафиксированы именно в нашей стране.

Тем временем ученые Гарварда собираются уже в этом году провести, цитирую: «Стратосферный контролируемый эксперимент по пертурбации». То есть, распылить в стратосфере карбонат кальция и посмотреть, сможет ли это хоть как-то защитить поверхность планеты от солнечной энергии и, тем самым, охладить Землю.

Хлопоты, честно говоря, совершенно пустые. Мировое господство России уже неизбежно. Россия будет таки субтропической. И некоторые из нас знали об этом уже 26 лет назад.

А 150 миллионов человек пусть приезжают. Места в растаявшей тундре хватит на всех.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Heracléum sosnówskyi

В 1944 году советский ботаник Ида Манденова, систематизировавшая на Северном Кавказе неизвестные науке виды растений, выделила и описала новый вид из рода Heracléum, названного так еще Карлом Линнеем за свои гигантские размеры и скорость роста. Новое растение получило имя в честь ботаника Дмитрия Сосновского. Так его теперь весь мир и называет — Heracléum sosnówskyi. В России же оно известно под названием борщевик. И хотя борщевик Сосновского — всего лишь один из многих видов борщевика, всё самое плохое, что мы знаем о растениях, концентрируется для нас в одном этом виде. И поэтому никаких других борщевиков для нас нет.

Эти огромные зонтики, вырастающие до четырех метров за считанные недели, так и остались бы расти в предгорьях Кавказа, но после войны надо было восстанавливать народной хозяйство, и борщевик Сосновского было решено выращивать на корм скоту.

Уже очень скоро стало понятно, что корм из борщевика Сосновского очень плохой. Коровы его есть не хотят, молоко получается горькое, скотина болеет и не рожает, но самое главное — растение оказалось крайне опасным, вызывало у колхозников тяжелые ожоги и слепоту. Поэтому борщевик Сосновского перестали выращивать и забыли на него на несколько десятилетий.

Сейчас в это трудно поверить, но до конца 80-х никаких проблем с борщевиком Сосновского в центральной России не было. Он стал массово распространяться только когда стало сворачиваться сельское хозяйство. Сначала по брошенным полям, потом по обочинам дорог и берегам рек. Сейчас борщевик Сосновского встречается даже в городских парках Москвы, а уж за пределами кольцевой дороги нынешняя ситуация с ним близка к катастрофе. Просто потому, что люди боятся подойти к нему с косой.

И вот, наконец, депутаты Государственной Думы запросили Минсельхоз: что же делать? И не пора ли разработать федеральную программу по борьбе с опасным растением? В протокольном поручении прямо так и написано, цитирую: «Это уже вопрос национальной безопасности». И ведь не поспоришь.

Однако, успокоения все равно нет никакого. В кои-то веки депутаты задались вопросом не выдуманным, а настоящим. Но мы-то с вами все с детства знаем про мальчика, который кричал «Волки». Разве можно ожидать результата от парламента, который на протяжении лет пишет и принимает совершенно неисполнимое законодательство? Нет, нельзя от него ожидать результата.

Но все таки хочется ожидать. Потому что это действительно вопрос национальной безопасности.

И не хотелось бы, чтобы дошло до того, чтобы на борьбу с борщевиком Сосновского пришлось бросать танки и авиацию.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.