Category: экономика

Пока горячо

Принято считать, что великие вопросы: «кто виноват?» и «что делать?» — это только наше национальное достояние. Увы, как и многое прочее в этом мире мы всего лишь часть его. Неотъемлемая, но не единственная. И подобные вопросы задают себе во всех странах мира. Впрочем, если ответ на вопрос «кто виноват?» в странах, скажем, Европы, в общем-то очевиден: то есть, виноваты мы, русские, то вот по вопросу «что делать?» ведутся дискуссии. Санкции против России не очень работают, поэтому в этот раз решили бороться с парниковыми газами. На грядущем саммите Евросоюза в Брюсселе лидеры свободного мира выступят с совместным заявлением о намерении сократить выбросы парниковых газов к 2050-му году, внимание, до нуля. И знаете как? Путем увеличения инвестиций в так называемую «зеленую экономику».

Зеленая экономика — это возобновляемые источники энергии, солнце, ветер, вот это всё. Германия уже инвестировала в эти технологии 300, внимание, миллиардов евро. И знаете, каков результат? Сейчас эта страна выделяет на треть больше углекислого газа на единицу потраченной энергии, чем Россия. И знаете, почему? Да потому что закон сохранения энергии неумолим. И если ты вырабатываешь электроэнергию для экологичного транспорта путем сжигания углеводородов, пусть даже и возобновляемых — то на конвертацию этой энергии из одного вида в другой тоже уходит энергия. А если сжигать бензин прямо в двигателе — то выбросов меньше. А атомные электростанции нельзя, потому что вдруг повторится Чернобыль. А гидроэлектростанции нельзя, потому что рекам от них становится плохо. И остается что? Сжигать русский газ. Ну то есть опять понятно, кто виноват.

В общем, понимания, что же делать, не прибавляется. В этих условиях, когда верхи не могут, низы сами решают, что делать. Вот, например, немецкая студентка Анна-Мария Мангай знает, что делать. Она взяла да и перестала ходить на занятия в университет. А вместо этого стала стоять в Берлине с пикетами в защиту климата. Ничего не напоминает? Правильно, Грету Тунберг. Которая на этом своем прогуливании школы с пикетами бесплатно прокатилась на яхте через Атлантику туда и обратно, да еще и познакомилась с голливудским суперзвездами, включая Леонардо Ди Каприо. И чем Анна-Мария Мангай хуже? Вот, про нее уже пишет немецкая пресса. А я рассказываю о ней на русской федеральной радиостанции.

Потому что глобальное потепление надо ковать, пока оно горячо.

А когда оно вдруг закончится, а ты не вписался — то будет, конечно, обидно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Три счастливых дня

Удивительная все таки общность: наш с вами русский народ. Вот уже почти пятьдесят лет я имею счастливую возможность наблюдать за ним непосредственно изнутри. И не перестаю каждый год открывать для себя в нем что-нибудь новое. Ну кто, в какой реальности мог хотя бы представить себе, что в ответ на предложение поменьше работать мы с вами ответим: нет уж, позвольте. А ведь с недавним опросом Всероссийского центра изучения общественного мнения именно так и произошло.

Не далее как дней десять назад премьер-министр заметил, что в будущем возможен перевод мировой экономики на четырехдневную рабочую неделю. Ничего удивительного в этом заявлении не было: ведь перешла же мировая экономика однажды на шестидневную рабочую неделю, а потом и на пятидневную. Значит, с ростом производительности труда вполне возможно будет и дальнейшее движение в указанном направлении.

А русские люди в ответ на вопрос ВЦИОМ о таких радостных перспективах возьми и скажи: нам такого не надо. Большинство — нет, вы слышите? Большинство! — опрошенных сказала, что чем больше работы — тем лучше. Причем больше 80 процентов из них считают, что если меньше работать — то будет меньше зарплата.

Ну что же, вполне вероятно, что стоило бы провести повторный, уточняющий опрос. И спросить так: согласны ли вы работать четыре дня в неделю вместо пяти, если ваша зарплата останется той же? И если результаты этого опроса окажутся такими же, как и первого — то я вынужден буду признать, что мой жизненный опыт гроша ломаного не стоит.

И продолжу вместе с 29 процентами преимущественно жителей Москвы и Санкт-Петербурга, а также других городов-миллионников, пребывать в надеждах на то, что четырехдневная рабочая неделя однажды случится и в нашей стране. Вернее, лучше говорить даже не так. А вот так: когда у нас с вами будет подряд три выходных. А поскольку пятница у нас с вами и так наполовину выходная, то дополнительных выходным мы сделаем, разумеется, понедельник.

Потому что в понедельник нужно не работать, а терпеливо созерцать мироздание.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Конец глобализации

Либеральная экономическая теория исходит из принципа Laissez-faire. Что в переводе с французского означает «позвольте делать». То есть, не вмешивайтесь. Однако, даже в самых либеральных экономиках мира государство постоянно вмешивается в дела бизнеса. Причем даже не столько из экономических соображений, сколько из политических.

Вот, скажем, несколько дней назад Дональд Трамп подписал указ, который вводит режим чрезвычайного положения для защиты информационно-коммуникационных сетей США от иностранных угроз. И главной из таких угроз была объявлена китайская компания Huawei. Не прошло и недели, как о прекращении сотрудничества с Huawei объявила компания Google. Каковы будут последствия прекращения такого сотрудничества пока не очень понятно. Но очевидно, что Google обеспечивает практически всю программную инфраструктуру любого смартфона в мире, который не произведен компанией Apple.

Китайцы, конечно, сказали, что не очень-то и хотелось. И что у них уже готова собственная операционная система, отличная от Android. Но, во-первых, сама по себе операционная система без сопутствующих ей сервисов вроде магазина приложений или магазина музыки никакого особенного смысла не имеет. Кто из нас, выпускников факультетов кибернетики, не писал своих операционных систем в девяностые. И где они все.

А во-вторых, следом за Google о прекращении сотрудничества c Huawei объявили компании Intel, Qualcomm и Broadcom. А без их продукции китайцы не смогут собирать собственное оборудование.
Акции немедленно упали у всех. Huawei — второй в мире производитель смартфонов, больше него их продает только Samsung. Потеря заказчика такой мощности — серьезное испытание для любого поставщика. Одна только компания Broadcom получает от китайских заказчиков половину всей своей прибыли.

Кроме того, все эти Qualcomm-ы и Broadcom-ы являются только разработчиками дизайна своих коммуникационных чипов. А производятся они… правильно! В Китае и на Тайване. Который, по некоторым версиям, тоже Китай. И ответный ход китайцев запросто уничтожит не только американскую отрасль телекоммуникаций, но и вообще всю на планете.

Вот вам вся и глобализация. Вот вам всё и международное разделение труда. Вот вам и либеральные принципы невмешательства государства в экономику. Глобальная инфраструктура информационных технологий может быть в одну неделю уничтожена одним указом президента, который всю жизнь занимался строительством небоскребов.

Так что берегите свой смартфон, компьютер или планшет.

Не факт, что когда-то вы сможете купить ему на замену более современный. Тем более, что всё производство компании Apple тоже в Китае.

Кроме одной модели компьютера Mac Pro стоимостью примерно в пять тысяч долларов США. Который собирается в Техасе.

И да, тоже из китайских деталей.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

(no subject)

Во Франции продолжаются протесты «желтых жилетов». Десять недель подряд десятки тысяч людей выходят на улицы французских городов с постоянно меняющимися требованиями, а десятки тысяч полицейских противостоят им, хотя и сами, признаться, тоже наверняка согласны с требовниями протестующих.

Не согласны с этими требовниями только власти. Впрочем, попытки договориться предпринимаются. Неделю назад президент Франции предложил нации устроить дискуссию. В ходе которой, среди прочих, обсудить вопрос о том, как сделать систему налогообложения более справедливой.

Не знаю, каковы будут результаты этой дискуссии. Но уже сейчас у властей Франции есть свое, особенное понимание справедливости. Министр экономики и финансов этой страны заявил, что к концу февраля на рассмотрение правительства будет вынесен вопрос об особом налогообложении некоторых компаний. Французское правительство называет эти компании кодовым словом GAFA. Это, если кто еще не догадался. Первые буквы названий Google, Amazon, Facebook и Apple. Почему именно эти компании, объясняет сам министр экономики и финансов, цитирую: «налог затронет все компании, предлагающие цифровые услуги и имеющие оборот более €750 млн по всему миру и €25 млн во Франции». Ожидается, что бюджет Франции будет получать от этого налога дополнительные 500 миллионов евро в год.

И тут ведь что интересно. Если правительство Франции точно знает, каков оборот американских IT-гигантов в их стране, то, значит, эти компании и так уже платят во французский бюджет все полагающиеся налоги и пошлины. С каждого проданного в парижском Apple Store айфона, с каждой присланной из Amazon книги, с каждой оплаченной гражданином Франции своей банковской картой рекламной кампании в Google или Facebook. Но раз эти компании такие богатые и такие большие — то почему бы не взять с них еще, сверх того, что платят другие? Это, если кто не знает, называется «социал-демократия». То есть, такое мироустройство, в котором богатые оплачивают существоваание бедных. Такое мироустройство, в котором не работать выгоднее, чем работать. А если богатые еще и заморские, а не свои — то и вообще очень удобно.

Не знаю, умиротворит ли новый налог протестующих в желтых жилетах. И снизятся ли от его введения цены на бензин на французских заправках. Что-то подсказывает мне, что нет.

Но вот в том, что и другие страны Евросоюза, исповедующие социал-демократию, сейчас начнут одна за другой экспроприировать сверхприбыли транснациональных корпораций, лично у меня сомнений никких нет.
И не пройдет и нескольких лет, как у нас с вами не останется никаких транснациональных корпораций.

И глобализация на этом закончится.

Чего, собственно, условные «желтые жилеты» в Европе в последние лет двадцать и добивались.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

С таким счастьем и на свободе

Шуре Балаганову для полного счастья было достаточно шести тысяч четырехсот рублей. С этой суммой, считал Шура, ему будет на свете очень хорошо. Спустя почти девяносто лет наши запросы существенно изменились. Согласно результатам опроса Фонда общественного мнения, современному гражданину России для полного счастья нужно 50 тысяч рублей. То есть, ровно столько, сколько Остап Бендер выдал Шуре Балаганову. Только он ему выдал единоразово и навсегда, а мы с вами хотим получать 50 тысяч рублей каждый месяц. Эта сумма позволит нам с вами иметь всё, что мы хотим. А сумма в 100 тысяч рублей в месяц сделает нас с вами богатыми. Это не я выдумываю, это вы так отвечали во время опроса.

А вот как считает наш с вами избранник, депутат Государственной Думы Николай Арефьев, фракция КПРФ. На очередном бесплодном обсуждении введения прогрессивного подоходного налога в парламенте, Николай Васильевич предложил сохранить ставку в 13% для дохода до четырехсот тысяч рублей в месяц. И в качестве обоснования своего предложения произнес такие приятные слуху слова, цитирую: «Мы брали 400 тысяч как наиболее среднюю зарплату у среднего класса». Конец цитаты, приведенной в газете МК.

Это, заметьте, говорит коммунист из Астрахани, заместитель председателя комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству. То есть, человек, не понаслышке знакомый с депрессивными регионами и текущим положением дел в экономике. А какая там средняя зарплата у среднего класса живет в головах у представителей более ориентированных на рыночную экономику фракций, не связанных с экономическими комитетами и депрессивными регионами, мне даже страшно подумать.

Из этого восьмикратного расхождения в желаниях и ощущениях можно сделать один простой вывод, касающийся фундаментального вопроса, споры по существу которого ведутся вот уже двадцать пять лет. А именно: что такое средний класс, есть ли он, и от какого уровня дохода его можно отсчитывать.

Как внезапно выяснилось, среднего класса в нашей стране нет. А нет его потому, что он просто не нужен. Потому что мы и при доходе, который в 8 раз меньше, чем средний доход среднего класса — если по версии депутата — совершенно счастливы. А уровень в 4 раза ниже дохода среднего класса вообще делает нас богатыми.

На этом поиски среднего класса в России предлагаю считать завершенными.

И, согласитесь, что жить без этого поиска всем нам теперь будет значительно проще.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Вот два стула…

Устыдившись упреков в нерасторопности, ответственные службы стали рассылать предупреждения о природных катаклизмах с пугающей регулярностью. Практически каждый день мне приходит СМС-сообщение о том, что грядут ливень, град, гроза, а также ветер с порывами. И даже если сидеть дома и никуда не выходить, то тебя всё равно уведомят, что за окнами сейчас непогода. Чтобы не забывал о том, где живешь.

При этом метеорологи продолжают рассказывать нам, что человечество еще никогда не жило в таком теплом климате, как теперь. Причем в России теплеет быстрее, чем в других странах. Ученые подсчитали, что за последние сто лет в году дней с отрицательной температурой стало на 30 меньше, зато дней с положительной температурой — на 20 больше. И если так дальше пойдет, то еще через сто лет у нас будет климат как в центре Европы. Без снега.

Испытываемые при чтении этих прогнозов в конце июня под проливным холодным дождем чувства сродни тем, что испытываешь, когда читаешь, например, отчет финансовых властей о том, что инфляция у нас теперь самая низкая за всё постсоветское время. А потом смотришь счет за коммунальные услуги и видишь, что он с самой осени последовательно растет каждый месяц. Вот кому верить? Отчетности или собственному кошельку? Метеорологам или погоде? Эту дилемму периодически приходится решать каждому человеку.

Впрочем, на каждую отчетность всегда существует альтернативный экономист, который аргументированно расскажет вам, что грядет неизбежный коллапс, виноваты в котором будут Ротшильды и Рокфеллеры. Вот и среди метеорологов есть такие, которые считают, что к середине века Гольфстрим неизбежно развернется, после чего в центре Европы погода будет такая, какая в Сибири сейчас. А какая будет в Сибири, страшно даже представить. Лета не будет.

К какому из двух сценариев готовиться каждый пусть выбирает самостоятельно. Но когда я практически каждый день получаю предупреждающую СМС-ку о том, что погода будет плохая, а СМС-ок о том, что погода будет хорошая я не получаю, то мне, как человеку, привыкшему верить своим глазам, довольно трудно полагаться на глобальное потепление.

Хотя в сценарий с разворотом Гольфстрима верить и подавно не хочется.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Национальная криптовалюта

В конце лета 1999 года мне довелось побывать на первой встрече зарождающейся русской интернет-индустрии с правительством. На всю жизнь в памяти остались скучающие лица министров, искренне не понимавших, кто все эти люди и что им от правительства надо. Интернет существовал где-то в параллельной вселенной, чиновнику был совершенно не интересен, а вникать в новые сущности всего через год после национального дефолта решительно не хотелось.

Теперь всё иначе. Интернет — самая инновационная и успешная отрасль отечественной экономики. И правительственные чиновники следят за ним с неусыпным вниманием, жадно впитывая инновации и примеряя их к государственным институтам.

У нас уже есть национальная поисковая система, разрабатывается национальный мессенджер, ведутся разговоры о создании национального аналога Википедии.

И вот теперь финансовые власти страны начали консультации с банками на предмет введения в России национальной регулируемой криптовалюты.

Криптовалюта — это интернет-технология, позволяющая организовывать денежные взаимоотношения без участия национальных валют. То есть — без участия банков и регуляторов. Невидимо для финансовых властей. В этом и состоял основной смысл изобретения криптовалюты, и именно это свойство раздражает финансовые власти, главной целью которых является прозрачность хождения денежных средств.

И вот для того, чтобы обеспечить такую прозрачность, планируется сделать эмиссию криптовалют централизованной и лицензируемой, а для обменных операций ввести идентификацию личности. Хождение всех остальных криптовалют, кроме национальной, предполагается запретить.

Ну что же, когда принималось решение о создании национальной поисковой системы, многие специалисты тоже спрашивали у государства: зачем? Государство отвечало: для использования, например, в школах, чтобы дети не видели того, чего они не должны видеть. На вопрос о необходимости создания национального мессенджера ответить еще легче: чтобы чиновники перестали переписываться с помощью контролируемых Западом программ.

Но вот зачем может понадобиться регулируемая криптовалюта — на этот вопрос ответить гораздо сложнее. Ведь даже само словосочетание «регулируемая криптовалюта» — это оксюморон. Криптовалюта создавалась именно как то, что не требует регуляции. Вся суть этой технологии состоит в том, что вам не нужны банки и эмиссионные центры для того, чтобы быть уверенным в подлинности платежного средства.

Если же у вас есть банки, регуляторы и эмиссионные центры, то вам криптовалюта вообще не нужна. Потому что у вас уже есть обычная национальная валюта. Которой отлично можно расплачиваться и через интернет тоже. И все транзакции с ее участием записываются банком, а банки контролируются центробанком — в общем, весь механизм уже есть.

Более того, у нас есть федеральный закон «О Центральном банке», в котором есть 27 статья, а в ней сказано так, цитирую: «Официальной денежной единицей Российской Федерации является рубль. Введение на территории Российской Федерации других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещаются.»

То есть, если считать биткойн, например, денежной единицей, то его использование в России и сейчас незаконно. А если считать его денежным суррогатом, то, значит, запрещен и его майнинг — то есть, деятельность по созданию новых биткойнов. Но важно даже не это, а то, что финансовые власти ведут консультации по созданию того, что прямо запрещено существующим федеральным законодательством.

Зачем же тогда всё это нужно? — спросите вы. Ну, во-первых, введение любой новой лицензии создает вокруг этой лицензии новый рынок. Во-вторых, обеспечение работы национальной криптовалюты потребует создания соответствующей инфраструктуры, на которой тоже можно будет подняться. А в-третьих, создав государственную платежную интернет-систему, можно перевести на нее какие-нибудь коммунальные платежи, и с каждой транзакции брать малый процент.

В общем, с какой стороны на эту идею ни посмотри — везде профит.

Всё-таки, как ни крути, с 1999 года чиновники многому научились. И больше не смотрят на интернет со скукой в глазах.

А смотрят, наоборот, с интересом.
Россия 24

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Удвоение ВВП

Удивительную новость опубликовал литовский новостной портал DELFI. Зачитываю: “Департамент статистики Литвы пересмотрел и уточнил показатели внутреннего валового продукта и валового национального дохода за 2000-2010 г. По рекомендации Службы статистики Европейского Союза были оценены сделки контрабанды табака, наркотиков и алкоголя, а также проституции. После включения этих показателей, добавленная стоимость повысилась примерно на 0,3%.” Конец цитаты.

Понимаете? Евросоюз озабочен проблемами в экономике. Чтобы успокоить инвесторов и банковскую систему, надо показывать постоянный рост ВВП. ВВП растет слабо, и чтобы цифры были побольше, Литве рекомендовали включить в расчет ВВП нелегальную, преступную теневую экономику!

Существуют подобные намерения и в России. Еще год назад руководитель Росстата Александр Суринов предлагал включать теневую экономику в расчет ВВП.

“Все страны должны учитывать незаконное производство, но только некоторые страны это делают – учитывают наркобизнес, проституцию, контрафакт, продажу оружия. В США незаконные аборты считаются как скрытая экономика в здравоохранении” – говорил Александр Евгеньевич, по данным которого до 40 проценов российской экономики находятся в тени.

Но послушайте – что там наркобизнес и проституция! Сколько ее там, этой проституции? А вы представляете себе объемы российской коррупции! Помните, сколько в год воруется на одних госзакупках? Пять триллионов рублей! Президент говорил! А вся доходная часть российского бюджета – меньше семи триллионов рублей.

Вот что надо включать в расчет ВВП! Ведь если мы будем учитывать все взятки, откаты и распилы, то мы за полгода увеличим наш ВВП не то что в два раза – в несколько раз!

Рост нашей экономики станет двухзначным. По этому показателю мы обгоним даже Китай! Инвесторы всего мира кинутся вливать деньги в акции российских предприятий, в сами российские предприятия и, самое главное, в русских чиновников и коррупционеров!

И чем больше они будут вливать – тем больше мы будем пилить. И тем выше будет наш ВВП!

А особо отличившихся в деле повышения ВВП чиновников можно будет чем-нибудь награждать. Орденом “Почетный коррупционер Российской Федерации”, например.

Они же стараются.

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.