Category: it

Category was added automatically. Read all entries about "it".

Что такое хорошо

Традиционно считается, что люди быстро привыкают к хорошему. А вот что такое хорошее — это вопрос философский.

Вот, скажем, компания Apple провела очередную масштабную презентацию в рамках своей конференции для разработчиков. Вот уже второй раз эта конференция проходит в удаленном режиме. Как и любая другая презентация Apple во времена пандемии. Все уже привыкли к этим светлым виртуальным пространствам и отвыкли от темных интерьеров конференц-зала.

Как вдруг выясняется, что не все. Глава компании Apple Тим Кук разослал своим работающим удаленно сотрудникам письмо с предложением выйти на работу, внимание, в сентябре. Хотя бы, еще раз внимание, на три дня в неделю.

И знаете, что ответили своему боссу сотрудники компании, работа в которой считается одной из самых желанных в мире? Они ответили ему: «нет».

И не просто ответили нет, а написали коллективное письмо, где указали, что руководство компании заставляет их делать выбор между семьей и работой, добавляет в их жизнь разнообразные сложности, а также разрушает сложившиеся коммуникации с коллегами. И не стоило бы провести опрос относительно того, как возвращение сотрудников в офис повлияет на окружающую среду. А также пригрозили уволиться.

Ну что же, начальство компании Apple несложно понять. В отличие от Twitter и даже Facebook, которые отпустили своих сотрудников на удаленный режим навсегда, у Apple есть грандиозный, задуманный еще Стивом Джобсом, но достроенный уже после него кольцевидный кампус. Штаб-квартира, каких нет ни у кого в мире. И каких даже в кино не показывают.

И Стиву Джобсу было бы грустно, если бы этот офис оставался пустым. Тем более, что компания Apple исторически отличалась глубокой секретностью собственных разработок, а какая же может быть секретность, когда нельзя разделить семью и работу?

Вот и получается, что весь мир, пользующийся инновационной продукцией Apple теперь оказался на перепутье: или сотрудники компании вернутся на работу хотя бы на три дня в неделю, или руководство пойдет у них на поводу, что повлияет на качество.

Хотя лично мне что-то подсказывает, что такое место, как место сотрудника Apple пусто не бывает. И что любой новый сотрудник согласится не только работать в офисе три дня в неделю, а вообще никогда оттуда не выходить.

Только бы получить опцион и возможность прикоснуться к истории.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Ок, депутат

11 ноября 1947 года Уинстон Черчилль, выступая в Палате Общин, сказал знаменитую фразу, цитирую: «Демократия является наихудшей формой правления за исключением всех тех других форм, которые применялись время от времени».

Черчилль произнес эти слова в парламенте монархической империи, места в верхней палате которого передавались по наследству. Ну то есть, он действительно понимал, что значит наихудшая система правления. Теперь это понимают и в других странах Европы.

Согласно результатам исследования, проведенного университетом управления Мадрида в 11-ти европейских странах, больше половины европейцев хотели бы заменить законодателей на искусственный интеллект. В основном этого хотят, конечно, жители стран южной Европы — тех, где правительственный кризис является нормальной формой государственного управления, а работать не хочет никто. И хорошо бы заменить на искусственный интеллект не только депутатов, но и вообще всё. Какая разница, кто сварит туристу кофе или приготовит паэлью. Любой автомат сделает это не хуже самого искусного человека.

В странах с более суровым климатом проценты поменьше. Вполне вероятно, что привыкшие обеспечивать себя сами люди полагают, что парламентарии тоже решают важные общественные проблемы. А не свои собственные. Но это не точно. Потому что проценты хоть и поменьше, но все равно стремятся к большинству.

Особенно интересны результаты опроса в Китае. Там заменить парламентариев алгоритмами хотят 75 процентов опрошенных. В нашей стране исследование не проводилось, но о его потенциальных результатах вы можете рассказать себе сами. Исходя из собственных ощущений.

О чем всё это нам говорит? Всё это говорит нам о том, что декларируемая самыми суровыми адептами демократического управления модель процедурного абсолюта таки восторжествовала. Раз демократия — это власть процедуры, то тогда вообще непонятно, зачем нужны какие-то парламентарии. Ну, раз есть процедура. Которую можно алгоритмизировать и запрограммировать.

Бывают, правда, ретрограды от устаревшей политологии, которые считают, что демократия — это власть народа. Который делегирует избранникам полномочия по решению проблем.

Так и в этом нет никакого противоречия. Пусть граждане участвуют в обучении искусственного интеллекта, принимающего решения. Ну, как сейчас они пишут петиции и оставляют отзывы под законопроектами. Или даже стоят с пикетами и выходят на митинги.

Потому что искусственный интеллект не обманет.

Он ведь на то и искусственный.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

То не знамо что

В мире прогресса не может быть вечных профессий. Исчезли ямщики и фонарщики. Нет больше телефонисток и бурлаков. Но кто бы мог подумать, что под непосредственной угрозой окажется одна из самых востребованных и высокооплачиваемых в современном мире профессий. А именно — профессия программиста.

А между тем компания Microsoft только что представила проект, совмещающий распознавание человеческой речи с генерацией программного кода. То есть вы можете сказать искусственному интеллекту, что именно вы хотели бы получить — и этот самый искусственный интеллект создаст для вас программу, которая будет делать то, что вам надо.

Пока это всё, конечно, в стадии экспериментов — но само направление мысли, скажем прямо, производит глубокое впечатление. Ведь программирование — едва ли не единственная сфера человеческой деятельности, производящая материальный продукт из ничего. Не предмет искусства вроде музыки или литературы — а именно материальный продукт в виде программы, которая может работать и давать результат. И теперь для создания программы не нужен даже программист. А нужно просто попросить искусственный интеллект исполнить желаемое. В сказках народов мира это называлось по разному: где золотой рыбкой, где Емелиной щукой. Где какой-нибудь крестной. Но вот он — один из первых шагов на пути к исполнению желаний. Ведь таким образом впоследствии можно будет управлять роботом, который сделает что-то, что можно взять в руки. Или каким-нибудь биореактором, который создаст то, что можно съесть. Или даже превратить в самостоятельный организм. Например, в Буратино.

Правда, вскоре неизбежно встанут вопросы исполнения так называемых ЗАВЕТНЫХ желаний. То есть тех, что если и произносятся вслух — то только самому себе или в самом ближайшем кругу. А, насколько мы знаем по контекстной рекламе, окружающие устройства нас внимательно слушают. И кто запретит им исполнять наши высказанные в сердцах желания и ставить нас перед фактом? Тем более, что наши банковские счета давно уже привязаны к мобильным платежным системам и любое наше ЗАВЕТНОЕ желание может быть тут же оплачено.

И это я еще не начинаю тут размышлять об экспериментах по чтению мыслей. Которые теперь уже тоже перестали быть чистой фантастикой.

А представьте себе, если они научатся читать мысли наших домашних животных. И оплачивать их желания с наших счетов.

И если вы скажете мне, что всё это — безумные фантазии, то я вам напомню, что всего, перечисленного мной в этом посте, еще каких-то 10-15 лет назад попросту не было.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Скептики и энтузиасты

Все люди делятся на скептиков и энтузиастов. Энтузиасты двигают мир вперед. Скептики вроде бы ворчат. Но, тем самым, провоцируют энтузиастов на еще бОльшие достижения. Скептики будут посрамлены! — провозглашают энтузиасты. Хотя кто в конце концов оказывается посрамлен — вопрос далеко не всегда очевидный.

Вот, скажем, русские инженеры-энтузиасты разработали алгоритм для распознавания, внимание, борщевика Сосновского. Опаснейшего растения, заполонившего всю европейскую часть России. Дрон с камерой летит над лесами и полями и со скоростью в доли секунды и точностью почти в 97 процентов может определить каждый отдельный сорняк, отметив его на карте.

И тут выходит скептик в виде меня и спрашивает: и что? Каждый человек, который едет или идет по подмосковной дороге, без всякого дрона видит, где растет борщевик. Ибо растение это вызывающе во всем: и в своих размерах, и в своем цвете, и в своем сосредоточении. А дальше что делать? Подойти к нему страшно, потому что сок борщевика опасен для жизни. У ответственных за его уничтожение структур и организаций и без того других дел хватает. И летай над очевидными всеми трехметровыми зонтиками высокотехнологичный дрон с искусственным интеллектом, не летай он там — ничего не изменится.

Так говорит скептик, а энтузиаст должен ответить: позвольте! Вот наш дрон летает и отмечает на карте каждый отдельный сорняк. А дальше мы еще не придумали. Но непременно придумаем. Например, по той же карте потом будет летать другой дрон. Который будет посыпать сорняк ядами, бомбить его бомбами, жечь его напалмом каким-нибудь. Ну или даже просто давать целеуказание наземным роботам, которые будут ехать и косить его острыми косами. Или даже вообще — перепахивать.

Собственно для того, чтобы энтузиасты занялись и этими, более практическими и прозаическими вопросами, и существуют скептики вроде меня. Одно дело — взять дрон за полмиллиона рублей, приделать к нему компьютер за полсотни тысяч рублей, обучить нейронную сеть на нескольких сотнях фотографий и опубликовать результаты в научном журнале.

А совсем другое дело — сделать уже что-то реальное с борщевиком, который как рос по обочинам русских дорог, так и продолжает расти.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Из говна печеные

Новости про искусственный интеллект сыпятся, как из рога изобилия. Кажется, ученые только и думают, чему бы еще обучить на больших наборах данных свои нейронные сети. А обучить можно как хорошему, так и плохому. Причем плохому необязательно обучать специально. Все помнят знаменитый чат-бот от корпорации Microsoft, который обучался на сообщениях своих подписчиков. И в считанные дни воспринял от них идеи нацизма, человеконенавистничества и всего такого. Нет, подписчики вовсе не исповедовали все эти плохие идеи. Они просто ставили ответный эксперимент.

Теперь же ученые объявляют о том, что искусственный интеллект научился выдвигать, внимание, гипотезы. То есть, делать то, что всегда было непререкаемым достоянием разума. Пока только в узких областях математики — но, тем не менее, это гипотезы. Искусственный интеллект их формулирует и ищет им доказательства. То есть, делает то, что раньше делали ученые с университетским образованием, желающие получить ученую степень.

А вот вам еще новость: ученые заявили, что искусственный интеллект, ранее использовавшийся для написания статей в газету The Guardian, внезапно проявил способность писать студенческие курсовые работы. Не идеальные, на троечку — но все таки настоящие курсовые работы, за которые ставят зачет. Ну, как любая статья в газете The Guardian.

И вот вам еще вишенка на торт: в текстовом редакторе Word уже в этом месяце появится функция, внимание, предсказывающая текст, который вы хотели бы написать.

А теперь просто представьте себе, как радикально в ближайшие месяцы изменится рынок вот этого вот всего. Ведь раньше как было? Студент или школьник набирал в поисковой системе слова «курсовая на такую-то тему». После чего скачивал найденный текст и отдавал на проверку под собственным именем. А учитель, проверяя работу, набирал в поисковой системе те же самые слова и сравнивал.

И даже специальные эксперты в организациях по борьбе с плагиатом искали в диссертациях чиновников и депутатов совпадения с другими диссертациями.

Что теперь будут делать все эти мракоборцы, если даже общедоступный Word будет предсказывать тексты, которые вы хотели бы написать? Основываясь, разумеется, на том, что вы писали до этого. А уж искусственному интеллекту, который не только производит уникальные тексты, но еще и может, снова внимание, самостоятельно поставить научную задачу и решить ее — тут вообще нечего противопоставить.

Как и объяснить человечеству, зачем теперь нужны все эти британские ученые. И кому мы теперь будем вручать Шнобелевские премии.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

У природы нет плохой погоды

В третьему десятилетию третьего тысячелетия человечество достигло многого. Оно синтезирует противовирусные вакцины практически из пустоты. Выделяет ДНК мамонта, павшего более миллиона лет назад. Создает материалы, заряжающие смартфоны от тепла человеческого тела.

Искусственный интеллект научился записывать ноты, глядя на руки играющего музыканта, оповещать о цунами до его возникновения и даже манипулировать человеческим поведением.

Но вот чего искусственный интеллект вместе с лучшими умами человечества не смог — так это вспомнить, что погода весьма переменчива. И что если решаешь перевести всю свою энергетику на возонобновляемые источники, как то: солнечные батареи, ветряные генераторы и всё такое — то однажды непременно сложатся такие условия, когда всё это перестанет работать в силу природных причин. Ну, просто потому, что все эти источники возобновляемой энергии от природы зависят.

— А мужики-то не знали! — удивляются теперь политики самых прогрессивных стран мира, пошедших на поводу у обещаний зеленых партий.

Поверьте, мужики-то как раз всё это знали. Недаром в тех странах, где нет никаких зеленых партий, с электроэнергией и теплом сейчас всё в порядке. Может, с политическим и гендерным многообразием в них не очень — но зато тепло и светло. А тут уж пусть каждый сам выбирает, что ему важно.

Между тем на фоне мирового кризиса возобновляемой энергии цены на источники невозобновляемой энергии растут. Уголь дорожает, газ дорожает, нефть тоже. Европа с помощью России эту зиму переживет, а вот дальше ей придется подумать — стоит ли вся эта игра ее результатов. В Германии, например, где до того, как всё замерзло, половина энергии генерировалась с помощью возобновляемых источников, сейчас самое дорогое электричество в Европе. В переводе на наши деньги они платят за киловатт-час, внимание, 33 рубля.

Что касается США, то им помощи ждать неоткуда. Они только что выбрали себе президента, который пообещал вложить в замерзающие ветряки 2 триллиона долларов. С тем, чтобы к 2035 году страна полностью перешла на зеленую энергетику.

Ну что же, у природы нет плохой погоды.

Каждая погода — благодать.

Вопрос только в том — для кого.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Бесконечность прогресса

В полном соответствии с диалектическим законом о переходе количества в качество, собранные человечеством большие наборы данных начинают отдавать нам множество интереснейшей информации. Было бы о чем эти большие наборы данных спросить. А идей со временем возникает всё больше и больше.

Например, немецкие ученые создали нейросеть, способную определять пищевую ценность блюда по фотографии. Причем не только калорийность, но и содержание белков, жиров и углеводов. То есть теперь любой человек, озабоченный тем, что он потребляет, может проверить фотографию блюда, опубликованную на сайте ресторана — соответствует ли его калорийность тому, что указано в меню. Впрочем, подобная же технология позволит рестораторам занижать калорийность блюда путем замены одних продуктов на другие. На фотографии-то не отличить. Ну, то есть, человеку не отличить. А нейросеть различит что угодно.

А вот еще более интересная штука. Китайские ученые разработали искусственный интеллект, который может распознавать, внимание, сарказм. Один из главных героев сериала «Теория большого взрыва» не умел различать сарказм, будучи человеком. А теперь его может различать робот. Но самое интересное в сообщении об этом изобретении вот что, цитирую: «Умение распознавать сарказм позволит машине, например, делать глубокий анализ общественного мнения. Для этого будет достаточно послушать то, о чем говорят люди».

Вы представляете себе, насколько далеки могут быть последствия такого изобретения. Ну, то есть, искусственного интеллекта, который может делать глубокий анализ общественного мнения просто слушая, что говорят люди.

Во-первых, прощай социология. Во-вторых, прощай политологи и аналитики. А в-третьих, здравствуйте новые, невиданные ранее методики воздействия на принимающих решение начальников путем ведения обманывающих искусственный интеллект разговоров. Ну как в театре для того, чтобы создать шум толпы, актеры массовки все время повторяют фразу: «Что говорить, когда нечего говорить?» Так и тут можно придумать что-то вводящее в заблуждение, как фотография блюда на сайте ресторана. И все время ее бормотать.

И следующее, над чем должны работать ученые — это распознавание даже не сарказма, а таких вот поддельных разговоров с целью ввести искусственный интеллект в заблуждение.

А также, конечно, над распознаванием поддельных фотографий блюд на сайтах ресторанов.

Потому что прогресс бесконечен.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Инвестиции в будущее

Шведская экологическая активистка Грета Тунберг отправилась из Европы в Соединенные Штаты Америки на парусной яхте. Для того, чтобы не оставлять углеродного следа. Компания Google решила не просто не оставлять углеродного следа. Но и компенсировать свой углеродный след, оставленный ею ранее. С самого первого дня ее основания.

В 2007 году Google объявила о том, что больше не выбрасывает углерод в атмосферу. Еще 13 лет понадобилось для того, чтобы компенсировать выброшенное раньше. И вот, наконец, случилось — генеральный директор компании объявил, что отныне Google ничего не должен нашей планете. Он с ней рассчитался.

Если кто не понимает важности заявленного, то я вам поясню. Представьте себе огромное помещение площадью в десять тысяч квадратных метров. Всё уставленное компьютерами. Которые греются. И потребляют чудовищное количестве электроэнергии. И таких вот дата-центров по всему миру десятки. Суммарной мощностью в сотни мегаватт. Google утверждает, что вся эта электроэнергия вырабатывается безуглеродным способом. То есть с помощью ветра, солнца, атомной или гидро-энергии. Но мы точно знаем, что у Google нет атомных электростанций. А там, где находятся их дата-центры, вовсе не обязательно есть ветряные, солнечные или гидроэлектростанции. Так как же у Google получилось запитать все свои дата-центры безуглеродной электроэнергией?

Очень просто — они купили эту электроэнергию. Ну, то есть просто заплатили за нее. За тысячу мегаватт. А сами продолжали работать на той, которая есть.

Надеюсь, вы уже начали понимать, как Google компенсировал углеродные выбросы, сделанные до того, как они купили много чистой электроэнергии. Цитирую прямо из поста гендиректора, внимание: «за счёт закупки высококачественных углеродных зачётов». Понимаете?

То возможное количество углеродных выбросов, которое было бы безопасно для экологии, однажды разделили на все страны мира. Но в каких-то странах больше промышленности, в каких-то меньше. И те, в которых меньше, продают свои квоты на выбросы тем, в которых промышленности больше. Это и называется «углеродный зачет». Ну то есть для того, чтобы быть самой экологической компанией на планете, тебе надо просто заплатить много денег.

А Грета Тунберг не знала.

Впрочем, может и знала. Ведь экипаж ее парусной яхты потом отправился назад в Европу на самолете. Оставляющем такой углеродный след, что мало не покажется.

А на замену ему из Европы в США вылетел другой экипаж.

Тоже на самолете.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Декларативная борьба

Борьба за всеобщую социальную справедливость бывает активной и декларативной. Активные борцы выражают свой протест через погромы и драки. Тем самым подвергая себя неиллюзорной опасности. Борцы декларативные ничем не рискуют. Ну, разве что кроме попадания в курьезные новости. Зато меры предприняты и всегда можно отчитаться перед взыскательной общественностью: вот, мол, мы тоже в тренде.

И вот уже Microsoft и IBM вслед за энтузиастами поменьше объявляют об искоренении неполиткорректных терминов вроде слуги, хозяина, черных и белых списков. Принятых в программировании с самых истоков. Впрочем, и ладно — приходящая в IT юная поросль обычно не обременяет себя изучением истоков. А вот кинематограф — куда как более консервативная отрасль. И ладно бы только герои сложных ориентаций и расовое разнообразие даже там, где его исторически быть не могло. Но на Берлинском кинофестивале с этого года больше не будут вручаться призы за лучшую мужскую и лучшую женскую роль. Будет приз просто за главную роль. Ну просто потому, что теперь бывают и роли, и актеры, которых невозможно отнести ни к мужчине, ни к женщине. Ну и экономически тоже довольно удобно — не надо тратиться на два приза. Достаточно и одного.

Франция догоняет давно ушедших вперед, меняя название романа Агаты Кристи «Десять негритят». Теперь во Франции этот роман называется «Их было десять». «Когда книга писалась, язык был другим», — пояснил самоуправство родственник писательницы. С ним трудно не согласиться.

Но если Франция, Германия и транснациональные IT-корпорации догоняют — то всегда есть страны, энергия которых еще не угасла во тьме долгих веков. Страны молодые и гиперактивные. Например, Украина. Где экономическое министерство своим приказом разрешило использовать в классификаторе профессий так называемые «феминитивы» — то есть, нелепые словестные конструкции вроде «инженерка», «офицерка», «редакторка» и, извините, «социологиня». А предшествующим нововедением министерства образования предусматривается даже феминитив от слова, еще раз простите, «член». Слово «членкиня».

Причем, что особенно интересно — модификации эти предполагается применять в том числе к русскому языку. То есть, заграничные ведомства издают указания о том, как следует говорить на русском языке. Пока, слава богу, не нам.

Ну что же. Будем надеяться, что русский язык посмеется над теми, кто хочет его изменить директивно.

Ибо нельзя обуздать то, что стихийно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Борьба продолжается

Три года назад словарь английского языка Collins назвал словом года выражение fake news. И совершенно непонятно, почему всего три года назад. Ибо человечество борется с этими самыми фейковыми новостями на протяжении всей своей истории. Просто раньше это называлось слухами. И за распространение слухов в средние века довольно сурово наказывали. А во времена более отдаленные сурово наказывали даже за сообщение плохих новостей.

Тем не менее, в последние годы на борьбу с фейковыми новостями мобилизовали мощности крупнейших гигантов IT-индустрии. Facebook с помощью искусственного интеллекта обещал помечать сомнительные новости. Google обещал убирать их из поисковой выдачи. Microsoft совсем недавно встроил подобную технологию в свой мобильный браузер Edge.

И вот теперь мессенджер WhatsApp представил собственное решение. На массово распространяющихся сообщениях появится кнопочка, нажав на которую вы сможете узнать, подтверждается это сообщение официальными источниками и крупными СМИ или нет.

И, разумеется, всё это тоже не будет работать. И дело тут вовсе не в технологиях. А в том, что все, кто пытается бороться с распространением фейков исходят из презумпции адекватности пользователя. Но ведь люди на протяжении всей истории человечества распространяют слухи не потому, что не знают об их природе. А именно потому, что не верят всему, что официально. Официальные объяснения скучные. Конспирология — всегда интересна и веселА. И поэтому когда типичный пользователь WhatsApp, получив срочное и очень важное сообщение, нажмет на новую кнопочку и увидит там, что ничего такого в официальных новостях нет — это для него будет как раз доказательством того, что в сообщении правда. Потому что власти, как известно, скрывают. И тогда этот человек, удовлетворенный доказательством правоты сообщения, отправит его по всему своему контакт-листу.

Собственно, умные люди, сидящие в IT-корпорациях это, видимо, понимают. Иначе не саботировали бы так откровенно требования не столь умных сенаторов и конгрессменов усилить борьбу.

Но главное — не рассказывать об этом саботаже сенаторам и конгрессменам.

Будем делать вид, что борьба продолжается.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.