Category: it

Category was added automatically. Read all entries about "it".

Инвестиции в будущее

Шведская экологическая активистка Грета Тунберг отправилась из Европы в Соединенные Штаты Америки на парусной яхте. Для того, чтобы не оставлять углеродного следа. Компания Google решила не просто не оставлять углеродного следа. Но и компенсировать свой углеродный след, оставленный ею ранее. С самого первого дня ее основания.

В 2007 году Google объявила о том, что больше не выбрасывает углерод в атмосферу. Еще 13 лет понадобилось для того, чтобы компенсировать выброшенное раньше. И вот, наконец, случилось — генеральный директор компании объявил, что отныне Google ничего не должен нашей планете. Он с ней рассчитался.

Если кто не понимает важности заявленного, то я вам поясню. Представьте себе огромное помещение площадью в десять тысяч квадратных метров. Всё уставленное компьютерами. Которые греются. И потребляют чудовищное количестве электроэнергии. И таких вот дата-центров по всему миру десятки. Суммарной мощностью в сотни мегаватт. Google утверждает, что вся эта электроэнергия вырабатывается безуглеродным способом. То есть с помощью ветра, солнца, атомной или гидро-энергии. Но мы точно знаем, что у Google нет атомных электростанций. А там, где находятся их дата-центры, вовсе не обязательно есть ветряные, солнечные или гидроэлектростанции. Так как же у Google получилось запитать все свои дата-центры безуглеродной электроэнергией?

Очень просто — они купили эту электроэнергию. Ну, то есть просто заплатили за нее. За тысячу мегаватт. А сами продолжали работать на той, которая есть.

Надеюсь, вы уже начали понимать, как Google компенсировал углеродные выбросы, сделанные до того, как они купили много чистой электроэнергии. Цитирую прямо из поста гендиректора, внимание: «за счёт закупки высококачественных углеродных зачётов». Понимаете?

То возможное количество углеродных выбросов, которое было бы безопасно для экологии, однажды разделили на все страны мира. Но в каких-то странах больше промышленности, в каких-то меньше. И те, в которых меньше, продают свои квоты на выбросы тем, в которых промышленности больше. Это и называется «углеродный зачет». Ну то есть для того, чтобы быть самой экологической компанией на планете, тебе надо просто заплатить много денег.

А Грета Тунберг не знала.

Впрочем, может и знала. Ведь экипаж ее парусной яхты потом отправился назад в Европу на самолете. Оставляющем такой углеродный след, что мало не покажется.

А на замену ему из Европы в США вылетел другой экипаж.

Тоже на самолете.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Декларативная борьба

Борьба за всеобщую социальную справедливость бывает активной и декларативной. Активные борцы выражают свой протест через погромы и драки. Тем самым подвергая себя неиллюзорной опасности. Борцы декларативные ничем не рискуют. Ну, разве что кроме попадания в курьезные новости. Зато меры предприняты и всегда можно отчитаться перед взыскательной общественностью: вот, мол, мы тоже в тренде.

И вот уже Microsoft и IBM вслед за энтузиастами поменьше объявляют об искоренении неполиткорректных терминов вроде слуги, хозяина, черных и белых списков. Принятых в программировании с самых истоков. Впрочем, и ладно — приходящая в IT юная поросль обычно не обременяет себя изучением истоков. А вот кинематограф — куда как более консервативная отрасль. И ладно бы только герои сложных ориентаций и расовое разнообразие даже там, где его исторически быть не могло. Но на Берлинском кинофестивале с этого года больше не будут вручаться призы за лучшую мужскую и лучшую женскую роль. Будет приз просто за главную роль. Ну просто потому, что теперь бывают и роли, и актеры, которых невозможно отнести ни к мужчине, ни к женщине. Ну и экономически тоже довольно удобно — не надо тратиться на два приза. Достаточно и одного.

Франция догоняет давно ушедших вперед, меняя название романа Агаты Кристи «Десять негритят». Теперь во Франции этот роман называется «Их было десять». «Когда книга писалась, язык был другим», — пояснил самоуправство родственник писательницы. С ним трудно не согласиться.

Но если Франция, Германия и транснациональные IT-корпорации догоняют — то всегда есть страны, энергия которых еще не угасла во тьме долгих веков. Страны молодые и гиперактивные. Например, Украина. Где экономическое министерство своим приказом разрешило использовать в классификаторе профессий так называемые «феминитивы» — то есть, нелепые словестные конструкции вроде «инженерка», «офицерка», «редакторка» и, извините, «социологиня». А предшествующим нововедением министерства образования предусматривается даже феминитив от слова, еще раз простите, «член». Слово «членкиня».

Причем, что особенно интересно — модификации эти предполагается применять в том числе к русскому языку. То есть, заграничные ведомства издают указания о том, как следует говорить на русском языке. Пока, слава богу, не нам.

Ну что же. Будем надеяться, что русский язык посмеется над теми, кто хочет его изменить директивно.

Ибо нельзя обуздать то, что стихийно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Борьба продолжается

Три года назад словарь английского языка Collins назвал словом года выражение fake news. И совершенно непонятно, почему всего три года назад. Ибо человечество борется с этими самыми фейковыми новостями на протяжении всей своей истории. Просто раньше это называлось слухами. И за распространение слухов в средние века довольно сурово наказывали. А во времена более отдаленные сурово наказывали даже за сообщение плохих новостей.

Тем не менее, в последние годы на борьбу с фейковыми новостями мобилизовали мощности крупнейших гигантов IT-индустрии. Facebook с помощью искусственного интеллекта обещал помечать сомнительные новости. Google обещал убирать их из поисковой выдачи. Microsoft совсем недавно встроил подобную технологию в свой мобильный браузер Edge.

И вот теперь мессенджер WhatsApp представил собственное решение. На массово распространяющихся сообщениях появится кнопочка, нажав на которую вы сможете узнать, подтверждается это сообщение официальными источниками и крупными СМИ или нет.

И, разумеется, всё это тоже не будет работать. И дело тут вовсе не в технологиях. А в том, что все, кто пытается бороться с распространением фейков исходят из презумпции адекватности пользователя. Но ведь люди на протяжении всей истории человечества распространяют слухи не потому, что не знают об их природе. А именно потому, что не верят всему, что официально. Официальные объяснения скучные. Конспирология — всегда интересна и веселА. И поэтому когда типичный пользователь WhatsApp, получив срочное и очень важное сообщение, нажмет на новую кнопочку и увидит там, что ничего такого в официальных новостях нет — это для него будет как раз доказательством того, что в сообщении правда. Потому что власти, как известно, скрывают. И тогда этот человек, удовлетворенный доказательством правоты сообщения, отправит его по всему своему контакт-листу.

Собственно, умные люди, сидящие в IT-корпорациях это, видимо, понимают. Иначе не саботировали бы так откровенно требования не столь умных сенаторов и конгрессменов усилить борьбу.

Но главное — не рассказывать об этом саботаже сенаторам и конгрессменам.

Будем делать вид, что борьба продолжается.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Проблемы с решениями

Вот представьте себе, что воцарились мир и всеобщая любовь. Сейчас вообще хорошо бы всем представить такое себе. Из психотерапевтических соображений. И вот мир и любовь, никто ни за кем не следит и не шпионит, все пьют шампанское и водят хороводы. Что в этой ситуации делать условному майору спецслужб? Он, получается, никому больше не нужен. Но ведь кроме как ловить злоумышленника, этот майор больше ничего не умеет. Если вы полагаете, что это гипотетическая ситуация — то вовсе нет. В истории человечества она возникала не раз. Бывали моменты. И именно для таких случаев спецслужбы всего мира придумали главный, основополагающий метод своей работы: создать проблему, после чего эту проблему решить. О чем отчитаться перед теми, кто дает деньги.

Теперь так делают, кажется, все. Шведские военные перед каждым утверждением военного бюджета парламентом обнаруживают в прибрежных водах русскую подводную лодку. Вот уже много лет как. Да вот только что в новостях написали, что в Иркутской области поймали каких-то местных чиновников, которые гуляли в районе лесных пожаров с канистрами, наполненными бензином. Понимаете? Какая-то забытая богом дыра, 500 километров от регионального центра, 100 километров до ближайшего города. Как обратить на себя внимание, как привлечь в город хоть какие-то федеральные деньги? Да поджечь всё к чертовой матери. И написать об этом где-нибудь в Телеграме. И тогда министрам некуда будет деваться.
Точно так же устроено и предложение о регистрации уникальных идентификаторов мобильных телефонов (IMEI) в некоей одной большой базе данных. За сто рублей, разумеется.

Необходимость этой регистрации объясняется тем, что в случае кражи мобильного телефона оператор мобильной связи сможет отключить его и, следовательно, красть телефон станет бессмысленно. Я даже не буду вам тут сейчас объяснять, что ни один оператор мобильной связи никогда ничего не отключит, пока ему платят. Но давайте логически: как наличие IMEI украденного телефона в одной большой базе данных позволит оператору мобильной связи определить, что именно этот телефон был украден? Только в одном случае: если владелец украденного телефона сообщит мобильному оператору IMEI утраченного устройства. Но если он может его сообщить — то зачем тогда нужна база данных? Правильно — она не нужна вообще ни зачем. Только для того, чтобы собрать с каждого проданного в России телефона по сто рублей.

Второй довод, который приводится авторами инициативы: регистрация телефонов должна прекратить серый импорт. Да как же она сможет его прекратить, если каждый купивший серый телефон сможет его зарегистрировать за сто рублей? Никак не сможет. Он и зарегистрирует. А неведомые нам пока бенефициары получат те самые сто рублей с телефона.

Это далеко не первый случай такого вот удачного бизнеса. У нас, например, есть организация, которая собирает деньги с импортеров и продавцов любых устройств, способных записывать информацию. Просто потому, что эти устройства могут использоваться для нелегального тиражирования информации, защищенной авторским правом. Деньги невеликие, но ведь тут важно, что они выплачиваются просто так, ни за что. А курочка, как известно, по зернышку клюет.

Ну и надо ли говорить, что все эти «законы Яровой» и тому подобное имеют своей целью вовсе не защиту русского интернета от угроз, а всё то же самое: деньги. Для совершенно бессмысленного хранения никому не нужной информации нужно оборудование. Оборудование это, почему-то, должно быть сертифицировано. А кто его будет сертифицировать? Возвращаемся прямо к началу статьи. Создать проблему — решить проблему. Так, кстати, по слухам, работают чуть менее чем все антивирусные компании мира. Но это уже мое оценочное мнение, разумеется. Без утверждений.

Здесь должен возникнуть резонный вопрос: а мы-то что делать будем? Как говорят в известном анекдоте: завидовать будем. Цены на телефоны в рознице, разумеется, вырастут, причем не на сто рублей, а на тысячу (дураков нет). И мы эту разницу, конечно, заплатим. Но и только. А кто-то заработает реальные деньги. Нет, не те программисты, которые убьют часть своей активной жизни на создание никому не нужной базы данных. Вместо того, чтобы создать что-нибудь действительно красивое и нужное людям. Нет, эти деньги заработают те, о ком мы никогда не узнаем. И пусть у них всё будет хорошо. Потому что в мире, где царят всеобщая любовь и мир такие люди не будут нужны. А жить-то им как-то придется. И скажем спасибо, что они хотя бы не поджигают.

О том, что все попытки «регулирования интернета» бессмысленны, ибо противоречат самой природе интернета, я написал уже, наверное, тысячу статей. О регулировании устройств связи я писал меньше и там действительно больше простора для регулирования (чего стоит хотя бы упорное нежелание наших военных и спецслужб отдавать частоты для связи 5G). Но все же есть регулирование, а есть «регулирование». Если вы хотите сделать, чтобы стало надежнее и лучше — то для этого не нужны никаких законы. Поставьте в стране десять точек обмена трафиком и десять реплик корневых DNS-серверов, разработайте собственную систему имен и сертификатов. Сделано ли что-нибудь из этого? Нет.

Зато законов, предписывающих собирать деньги, издано не один. И не два. И не три.

Мне ведь и денег не жалко.

Но информационная безопасность страны от этого всего никак не увеличивается.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Эмуляция пустоты

Слово «виртуальность», еще тридцать лет назад известное лишь специалистам-компьютерщикам, сегодня плотно вошло в повседневный обиход всего человечества. А вот термин «эмуляция» так и остался внутри профессии. «Эмулировать» — это значит притворяться чем-то другим. Причем притворяться настолько хорошо, что использующий не должен ни о чем догадаться. Будь этот использующий хоть программой, а хоть человеком. Виртуальный диск, например, эмулирует настоящий. И для использующего такой диск никакой разницы нет.

Эмулировать можно всё, что угодно. Была бы фантазия. Вот, скажем, немецкий художник Зимон Векерт придумал, как эмулировать, внимание, автомобильную пробку. Причем способом невероятно изящным. Наш герой просто взял обычную садовую тачку и загрузил ее сотней смартфонов с запущенным навигатором. А что должен подумать искусственный интеллект навигационного сервиса, когда он видит множество запущенных приложений, которые находятся в одном месте и никуда не движутся? Совершенно верно — искусственный интеллект просто обязан решить, что в этом месте образовалась мертвая пробка. Да у него просто нет других вариантов. А следующее, что сделает такой искусственный интеллект — он начнет прокладывать маршруты в объезд этой самой виртуальной пробки. Которой на самом деле и нет.

Согласитесь, что идея мощнейшая. Фантазия сразу же разворачивается и рисует картины. Вроде той, что я на днях видел в YouTube. Человек подъезжает к парковке. Все места заняты. На одном из мест стоит машина такси. Человек достает из кармана смартфон, запускает приложение агрегатора и вызывает такси до аэропорта. А какой же таксист откажется ехать в аэропорт? Такси немедленно заводится и выезжает с парковки. Находчивый человек встает на его место и тут же отменяет вызов такси.

Конечно, тут возникают вопросы этического характера — но ведь и в случае с тачкой смартфонов тоже имеют место обман, фейк и манипуляция. Причем на нынешнем этапе исторического развития никак не урегулированные ни одним национальным законодательством.

Впрочем, стоимость сотни смартфонов сама по себе весомый ограничивающий фактор. До тех пор, пока не художник, а программист не придумает, как запустить сотню навигаторов на одном устройстве.

И вот тогда у нас с вами может начаться очень веселая жизнь.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Прилетит Терминатор

В последнем фильме про Терминатора, спродюсированном самим Джеймсом Кэмероном, использована очень простая и очень эффектная драматургическая идея: несмотря на то, что Сара Коннор предотвратила наступление того будущего, из которого к ней прилетел Терминатор, будущее всё равно наступило. Немного не такое в деталях, с другими героями сопротивления, но в общем и целом такое же — машины победили. И из этого будущего все равно прилетит Терминатор. Предопределенность — вот главная идея картины. И эта предопределенность зависит вовсе не от роботов. А зависит она от людей, которые создают этих роботов.

Вот, скажем, гарвардский профессор по имени Латания Суини искала о себе что-нибудь в Гугле. И в первых же строках поисковой выдачи Гугл предположил, что профессор была арестована. Изучив вопрос, профессор выяснила, что компьютерный разум предполагает возможный арест людей с именами, более распространенными среди афроамериканцев. К которым и относится имя Латания. А, скажем, по запросу «ученый» или «бабушка» искусственный интеллект Гугла выдает фотографии преимущественно белых людей.

«Значит», — делает вывод профессор Суини, — «Искусственный интеллект способен закреплять или даже усиливать некоторые из вредных предрассудков нашего общества.

И тут бы, конечно, согласиться с профессором — ну действительно, ведь это же безобразие: подозревать в человеке преступника только потому, что у него имя, распространенное среди темнокожих. Или полагать, что ученый всегда только белый.

Вот только причем здесь предрассудки? Искусственный разум не оперирует предрассудками. Он оперирует статистикой. И если преступников среди афроамериканцев действительно больше, а ученых, наоборот, больше среди белых — то это никакие не предрассудки. Это постылая реальность, из которой и исходят алгоритмы компьютера. И именно поэтому Терминатор все равно прилетит — потому что люди хотят, чтобы он прилетел.

Да вот только что журнал Popular Mechanics опубликовал статью об использовании искусственного интеллекта в случае, цитирую: «агрессии России против союзника по НАТО». Там рассказывается про то, как компьютер будет анализировать приготовления агрессора и на основе этого предсказывать его, то есть — наши, дальнейшие действия.

Даже не вдаваясь в рассуждения о том, что предсказать действия русских, тем более на поле боя — это утопия, замечу, что в данном конкретном случае авторы журнала свидетельствуют о том, что они и американские военные ХОТЯТ, чтобы подобная агрессия состоялась. И чтобы прилетел Терминатор.

И Терминатор к ним, разумеется, прилетит. Правда, не оттуда, откуда думает условная Сара Коннор. То есть — не от нас. А из совершенно другого будущего.

Но если они так хотят — то он обязательно прилетит.

И искусственный интеллект тут ни причем.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Летайте самолетами

Одна девочка не хочет летать на самолетах. Потому что самолеты оставляют углеродный след. А это ускоряет глобальное потепление.

А еще у этой девочки есть Инстаграм. А в нем — десять миллионов подписчиков. Каждый из которых, допустим, публикует одну фотографию в день. Пару мегабайт данных. Итого получается 20 терабайт в день. Которые надо где-то хранить, причем вместе с резервной копией — а то мало ли что. То есть, смело умножаем на два. Для хранения такого объема данных нужно четыре современных жестких диска, каждый из которых потребляет около 5 ватт энергии. За год подписчики нашей девочки наколотят данных, для хранения которых понадобится под 10 киловатт электроэнергии только для дисков. Это не считая собственно серверов, процессоры которых потребляют в десятки раз больше, чем диски. Это не считая колоссальных систем охлаждения всего этого в дата-центрах. И это только одна популярная девочка и только один ее аккаунт, а у нее еще как минимум в Твиттере четыре миллиона подписчиков.

Земляк популярной девочки Андерс Андре, работающий в шведском подразделении Huawei, подсчитал, что в начавшемся году одни только дата-центры будут потреблять, внимание, 650 тераватт-часов электроэнергии. Знаете, сколько это? Это примерно столько, сколько производит Канада. А в течение следующего десятилетия потребление электроэнергии дата-центрами удвоится и достигнет, еще раз внимание, 11 процентов от всего потребления электроэнергии в мире. Напомню, что тратиться эта электроэнергия будет на хранение по большей части цифрового хлама. Фоточек, которые никто никогда не увидит. А к 2040-му году возможностей нашей планеты по обеспечению хранения цифровой чепухи перестанет хватать.

Однако вместо того, чтобы призвать своих подписчиков перестать заниматься ерундой и стереть аккаунты в социальных сетях вместе со всеми хранящимися в них данными, девочка призывает к ответу генеральную ассамблею ООН, где Твиттер если у кого и есть, то разве что у Дональда Трампа. Который, впрочем, тоже мог бы призвать 70 миллионов своих подписчиков перестать заниматься засорением планеты цифровым мусором. Но не призывает.

А так-то, конечно, с углеродным следом надо бороться. И с одноразовой пластиковой посудой. И с атомными электростанциями.

И обязательно докладывать о достигнутых успехах в Инстаграме и Твиттере.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Мировая гармония

Венедикт Васильевич Ерофеев писал, что самое бессильное и позорное время в жизни нашего с вами народа – время от рассвета до открытия магазинов. Но есть время куда как более тягостных раздумий, чем даже это — это время выбора новогодних подарков. Отчаявшиеся в своей растерянности граждане мечутся по центрам городов в личных автомобилях, окрашивая дороги в цвета, близкие к черному. Общественный транспорт с трудом справляется с пассажиропотоком. Тоскуют продавцы повседневного и выбиваются из сил работники праздничной упаковки. Богатство выбора, в полном соответствии с диалектическими законами приводит к абсолютной невозможности выбора. Что подарить тем, у кого всё уже есть? Вот главный вопрос в мире тотального потребления.

И ответ на этот вопрос, как и на все остальные вопросы, на которые человеческий интеллект не способен ответить, дает искусственный интеллект. Популярная русская социальная сеть объявила о создании сервиса по автоматической генерации и рассылке новогодних открыток. Нейросеть анализирует ваших друзей, определяет самых близких из них и на основе ваших взаимодействий составляет именно такую открытку, какую вашему другу было бы наиболее приятно получить.

И вот когда мы с вами читаем подобную новости, нас осеняет: конечно! Пусть искусственный интеллект решает, что именно и кому мы должны подарить. Причем исходя из бюджета.

Минимальное изучение вопроса дает ответ, что решения уже существуют. Существует сервис, который способен по аккаунту в социальной сети определить, чего именно владелец аккаунта хотел бы получить в качестве подарка. При этом любезно предлагается каталог из более чем ста тысяч реальных товаров, среди которых отмечены те, которые бы подошли.

Другой сервис предлагает варианты подарков на основе простого анкетирования, но зато обобщает результаты всех отвечающих на вопросы и обучается. И каждое следующее его предложение более точное и интересное, чем предыдущее.

Хотя и этого, признаемся, мало. Ведь даже если человек будет знать, что именно ему подарить тому или иному родственнику или знакомому — он все равно поедет в центр города, чтобы это купить. Нет, идеальный сервис должен быть устроен не так. Идеальный сервис должен не только подбирать подарки, но и покупать их, а также доставлять по нужному адресу. А нам с вами останется только в определенный момент нажать на нужную кнопку. Ну и заплатить, конечно.

А еще лучше — привязать кнопку к счету в банке. Нажал один раз — и всё. А чтобы и нажимать не надо было, можно просто назначить дату: такого числа взять и подарить всем подарки. Впрочем, искусственный интеллект и без нас знает, когда именно нужно эти подарки дарить.

А потом он научится ставить елку и наряжать ее. Или просто создавать ее голограмму.

Ну а потом мы с вами станем вообще не нужны. А если мы с вами станем вообще не нужны — то и подарки никому не надо будет дарить.

И в мире наступит гармония.

И рассосутся, наконец, предновогодние пробки.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Переквалифицироваться в управдомы

Специалисты по рынку труда утверждают, что роботы и искусственный интеллект в первую очередь лишат работы представителей массовых и не очень сложных профессий. Кассиров, продавцов, водителей, страховых агентов, официантов. И предлагают представителям этих профессий уже сейчас задуматься о смене рода занятий на что-нибудь более востребованное и интеллектуальное.

Между тем, реальность, как это обычно бывает, расставляет совершенно другие акценты. Искусственный интеллект пишет новости, ставит диагнозы, принимает бизнес-решения. Да что там, вы пойдите поищите сейчас живого трейдера на любой бирже.

Искусственный интеллект рисует картины, пишет литературные произведения, сочиняет сценарии. Причем это не просто научные эксперименты, а постылая реальность, данная нам в ощущения. Картина, написанная искусственным интеллектом, была продана на аукционе Christie’s почти за полмиллиона долларов. А роман, написанный программой, попал в финал японского литературного конкурса.

Участвует ли искусственный интеллект в написании сценариев современных блокбастеров мы достоверно не знаем, но, судя по самим этим блокбастерам, конечно, участвует. А компания Facebook на днях объявила о создании алгоритма, создающего персонажей и миры для ролевых компьютерных игр.

Да что там все эти далекие от высоких искусств прикладные ремёсла. Один из лучших в мире игроков в ГО, кореец Ли Седоль только что объявил об уходе из профессионального спорта, потому что человек больше не может победить в игре искусственный интеллект.

ГО — одна их самых сложных игр в мире, гораздо сложнее шахмат. И если шахматы давно сдались компьютерным алгоритмам, о чем можно судить хотя бы по тому, что никто из нас с вами не знает имя текущего чемпиона мира, то ГО сопротивлялась еще 20 лет. И теперь человек с одной из самых уникальных и интеллектуальных в мире квалификаций тоже должен переквалифицироваться в управдомы. Потому что управдомы, продавцы и водители, не говоря уже об охранниках, до сих пор остаются при своих профессиях.

И только посмеиваются над всем этим искусственным интеллектом и роботами.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Отдельные виды технически сложных товаров

В необъявленном соревновании законодателей всего мира очередной многообещающий ход делает Госудаственная Дума. В первом чтении принят беспрецедентный законопроект, предусматривающий предварительную установку отечественного программного обеспечения на, цитирую: «отдельные виды технически сложных товаров». Список программ и отдельных видов технически сложных товаров будет устанавливать правительство, но в пояснительной записке к законопроекту говорится, что это смартфоны, компьютеры и телевизоры. Разумеется, закон имеет целью защитить права отечественного потребителя. Потому что он любит отечественные программы, а установить их самостоятельно из магазина приложений, видимо, слишком сложно.

И представьте теперь себя на месте производителя технически сложных товаров. Вы разработали устройство и отвечаете за его функционирование и надежность перед потребителем. Как вдруг правительство далекой страны говорит вам: а ну-ка установите-ка на свое устройство это и это. И вы устанавливаете. А оно, например, не работает. Кто в этом случае несет ответственность перед потребителем, который заплатил вам свои деньги? Ну разумеется вы.

Впрочем, не стоит расстраиваться — это ведь всего лишь программы. Их можно и не запускать. Но лиха беда начало. И вот уже в прессе публикуют отчет некоей компании, занимающейся информационной безопасностью. И в отчете говорится о том, что нет никакой уверенности в информационной безопасности микропроцессорного ядра ARM. Используемого чуть менее, чем во всех процессорах мобильных телефонов, планшетов и телевизоров. Вердикт исследователей краток и суров: обеспечение информационной безопасности без налаживания отечественного производства процессоров невозможно.

И ведь опять же: не могу ни слова сказать против. Да, собственные процессоры — это прекрасно. Но что-то подсказывает мне, что однажды мы увидим законопроект, предусматривающий использование в технически сложных товарах только этих самых отечественных процессоров. Которых пока еще, к слову, вовсе и нет. И, признаемся честно, никогда вообще не было. Потому что все микропроцессы, производившиеся в нашей стране, были копиями американских. Всегда. Так уж исторически получилось.

Впрочем, и тут не стоит расстраиваться. Жили же мы когда-то без всех этих технически сложных товаров и мобильных приложений. И ничего, в космос летали. С девушками знакомились на улице, а не в Тиндере.

И не тратили на социальные сети столько времени, сколько легко можно было бы сократить для введения четырехдневной рабочей недели.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.